slovolink@yandex.ru
  • Подписные индексы П4244, П4362
    (индексы каталога Почты России)
  • Карта сайта

И «Слово» наше отозвалось!

 Многие помнят: в советской печати, от глубинной «районки» до её флагмана «Правды», почти в каждом номере была рубрика «Газета выступила. Что сделано?». Её название варьировалось на разные лады, но суть была одна: под ней сообщалось, что конкретно сделано не только по критическим выступлениям газет, но и по статьям о поучительном опыте работы. Нынче эта рубрика исчезла с газетных полос, а значит, свелась к нулю действенность печатного слова.
  Стремясь возродить добрую традицию, авторы статьи разослали в администрации многих областей России материал «Жгучая боль русских Хатыней» (автор – А. Речмедин), которую напечатало «Слово» в последнем номере минувшего года — № 46–47 (666—667). В ней рассказывалось о презентации в Центральном Доме литераторов книги писателя Владимира Фомичёва «Поле заживо сожжённых», который с пронзительной болью пишет о чудовищных злодеяниях гитлеровцев в оккупированных ими центральных областях России – массовых сожжениях живьём ни в чём не повинных мирных людей. К газетной вырезке авторы этой статьи приложили сопроводительные письма с просьбой к администрациям областей включиться в работу по выявлению мест массового сожжения людей фашистскими душегубами, созданию указателя этих ужасных мест, установлению здесь памятных знаков.

  Через месяц с небольшим мы получили из ряда областей обстоятельные материалы о том, какие ужасающие масштабы приобрели неслыханные зверства гитлеровцев на оккупированных землях, о том, что делается потомками для увековечивания памяти заживо сожжённых. Следует особо подчеркнуть, что наше обращение было рассмотрено на высоком уровне: с ним ознакомились заместители губернаторов или руководители правительств областей, которые дали необходимые поручения вверенным им службам. Мы получили ответы с выражением искренней признательности за активную гражданскую позицию и деятельное участие в патриотическом воспитании россиян.
  Обобщая полученные материалы, в свою очередь сердечно благодарим организации и учреждения областей, представившие дополнительную информацию о потрясающих масштабах огненных трагедий, о том, что сделано, делается и будет сделано для увековечения памяти жертв гитлеровцев.
  Наиболее обстоятельный и впечатляющий рассказ пришёл из государственного архива Орловской области. Если полностью напечатать его, то он занял бы добрую половину номера газеты. Ограничимся лишь некоторыми выдержками о зверствах, которые чинили немецкие оккупанты на земле Тургенева и Бунина, Тютчева и Фета.
  Отступая после сокрушительного поражения в Орловско-Курской битве, вымещая свою злобу на мирных людях, фашисты обстреливали села и деревни из танков, орудий и ружей зажигательными снарядами и пулями. Одновременно солдаты пехотных частей поджигали дома крестьян, обливая их керосином и бензином. Так были дотла выжжены расположенные у шоссе Орел—Карачев—Брянск деревни Селихово, Городище, Квасово, Бунино, Мешково, Вербник и много других сел Урицкого и соседних с ним Шаблыкинского и Карачевского районов.
  Немецкий военнопленный, обер-фельдфебель Мато Отто на допросе признался, что он лично получил приказ командира роты капитана Люммера сжечь дома одного селения, расположенного левее шоссе на Брянск, примерно в 30—40 километрах восточнее Орла. «Я при помощи гранатометов, — свидетельствовал он, — поджег все дома, в которых погибло очень большое количество людей и весь скот. Так как стрельба из гранатометов велась внезапно, только несколько человек остались в живых».
  В начале августа 43-го фашисты подожгли факелами все дома в деревне Домнино Моховского района, не давая людям тушить пожары. Если кто пытался это сделать, то по ним открывали огонь. Этот случай — не единичный. В Новодеревеньковском районе немцы поджигали дома, закрыв предварительно все выходы из них, заведомо зная, что здесь находятся люди.
  Нельзя без содрогания читать о массовом аутодафе (аутодафе — в средневековой Испании публичное сожжение людей по приговору инквизиции. — Ред.), учиненном в канун нового, 42-го года в деревне Кривцово Болховского района. Здесь в здании начальной школы находились на лечении 800 тяжело раненных красноармейцев, чьи имена доселе остаются неизвестными. Группа пьяных немецких офицеров облила бензином наружные двери и коридор, где находились беспомощные советские бойцы, поставила возле школы охрану и подожгла здание. Тех, кто пытался выскочить через окна, расстреливали… И еще один потрясающий пример: лишь в Урицком районе на Орловщине фашисты сожгли за время оккупации 6 из 7 тысяч домов, во многих случаях вместе с людьми.
  В Брянской области полностью или частично было уничтожено 930 населенных пунктов, гитлеровцы убили более 80 тысяч мирных жителей. На Псковщине сожгли и разграбили 4397 деревень. Слишком длинна цепь преступлений фашистских брандмейстеров, охваченных злобой за поражения на фронтах. Мы привели лишь малую толику злодеяний, о которых рассказывается в полученных нами материалах из российских областей.
  В некоторых местах, тем, кто принял мученическую смерть в кострах фашистских наследников средневековой инквизиции, уже установлены памятники и обелиски. Конечно, хотелось бы, чтобы ими были отмечены все «поля заживо сожженных». Но хорошо, что все-таки есть кое-что. Как есть и надежда, что по выступлению газеты «Слово» о жгучей боли русских Хатыней будут создаваться новые мемориалы. Из администрации Брянской области, в частности, сообщают, что губернатор Н.В. Денин принял решение создать мемориально-музейный комплекс в деревне Хацунь Карачевского района на месте расстрела гитлеровцами 318 мирных жителей и 287 красноармейцев. И не только в память о них, но и обо всех 80 тысячах убиенных и заживо сожженных на Брянщине в годы войны. Этот памятник станет одним из значимых музейных комплексов России.
  А пока он проектируется, совершим паломничество в деревню Красуха на Псковщине, что в 10 километрах от города Порхов, поклониться воздвигнутому 42 года назад мемориалу «Скорбящая псковитянка» в память о сожженных 27 ноября 1943 года в сараях немецкими карателями 280 местных жителях и беженцах. Через год после сооружения памятника киногруппа сняла фильм «Была на земле деревня Красуха», рассказывающий о ее трагической судьбе. По известным причинам российское телевидение не любит повторять показы подобных кинолент. А надо бы это делать! На той же Псковщине в деревне Пепково, что в Островском районе, 2 года назад был открыт также мемориал крестьянам, превращенным фашистами в живые горящие факелы.
  Впечатляющий памятник этим великомученикам стоит и на Тверской земле. Он представляет собою остов обгоревшего дома, перед которым падает на колени женщина, держащая на руках младенца. Талантливое произведение работы скульптора И.Д. Бродского и архитектора И.А. Покровского, созданное к 40-летию Победы, напоминает о трагедии жителей деревни Ксты Пеновского района, сожженных заживо эсэсовцами 9 января 1942 года. Областная администрация не поскупилась, выделив из бюджета десять миллионов рублей на реконструкцию этого мемориала к 65-летию Победы.
  В Урицком районе на Орловщине в начале февраля 42-го оккупанты сожгли дотла деревню Колпачки Архангельского сельсовета, повторившую судьбу белорусской Хатыни. Ныне на ее месте стоит мемориал «Убитая деревня». К счастью, не перевелись еще у нас люди с крепкой исторической памятью, достойные глубочайшего уважения. Среди них — А.А. Кузьмин, автор ряда публикаций о зверствах фашистов на территории этого сельсовета, и Г.Г. Лазарев, редактор местной районной газеты «Новая жизнь». Именно во многом благодаря их инициативе и появился памятник убитой деревне. Верим, что на Руси немало людей, которых жжёт боль русских Хатыней.
  В сердцах людей старшего поколения, однако, живёт тревога: не притупится ли эта боль в душах потомков? Как ни прискорбно, но приходится признать: такая опасность есть. Ныне развелось немало фальсификаторов истории Отечества, делающих всё, чтобы её дегероизировать. О них метко сказал поэт-современник:
  Не знаю, как еще их называть:
  Какое-то чудовищное племя.
  Украли все, что можно своровать
  И даже героическое Время.
  Несмотря ни на что из памяти совестливой и мыслящей молодежи никогда не удастся вытравить это героическое время. Такую уверенность вселяет, в частности, ответ на наше обращение Комитета по делам молодежи Тверской области. Из него узнаем, что в области сохраняется добрая традиция шефства молодёжи над воинскими захоронениями. За братскими могилами любовно ухаживают в основном учащиеся образовательных учреждений, а также рабочие трудовых коллективов, костяк которых составляет молодые люди.
  Отрадно сознавать, что священную память о жертвах фашистского геноцида тверичи бережно хранят: работают поисковые отряды и различные патриотические организации, действует фонд «Жить и помнить». Их благородная деятельность отражается в местных СМИ, на официальном интернет-сайте исполнительных органов государственной власти Тверской области, в которой, страшно подумать, более 200 деревень пережили ужасы белорусской Хатыни: были дотла сожжены карателями вместе с жителями. Память о них увековечена тремя мемориалами. Помимо уже упомянутого памятника на месте сожженной деревни Ксты воздвигнуты мемориалы на пепелищах сел Афанасово в Ржевском и Свидово в Торопецком районе, которые постигла та же участь.
  После выступления «Слова» из областей пришла интересная информация и о других акциях, которые, надеемся, найдут своих последователей. Выяснилось, например, что историки Орловщины уже давно занимаются этой темой. А нынешней весной был издан сборник «Нацистский оккупационный режим и его последствия». В нём на основе документов облгосархива опубликована статья доктора исторических наук Е.Е.Щекотихина и соискателя кафедры отечественной истории Орловского госуниверстита О.А.Борзенковой «Нацистский оккупационный режим и его демографические последствия». В этом научном труде приводятся многочисленные факты массового сожжения сёл и деревень в семи районах области.
  В некоторых регионах не ограничиваются разовыми мероприятиями в честь очередных годовщин Победы. В работе по сохранению памяти о войне ориентируются на более отдаленную перспективу. Яркий пример тому — та же Тверская область. Здесь провели паспортизацию и мониторинг всех 668 воинских захоронений, приняли долгосрочную, с 2009 по 2015 год, программу их реконструкции. Обеспеченный финансами план последовательно воплощается в жизнь. Приступили к реконструкции крупных мемориальных комплексов: Смоленского воинского захоронения и обелиска Славы в городе Твери, мемориального комплекса в поселке Эммаус Калининского района.
  Нам сообщают об увековечении памяти о войне — о расстрелянных и заживо сожжённых — в печатных изданиях. На Рязанщине, например, выйдет в свет первый том книги «Солдаты Победы. 1941—1945». В ней будет специальная статья и списки мирных жителей Рязани и области, расстрелянных оккупантами и погибших при бомбежках.
  В заключение еще раз отдадим дань уважения орловцам. В 1995—2005 годах с использованием архивных документов они издали многотомную областную Книгу Памяти. В нее вошли сведения о сожженных немцами городах, сёлах и деревнях. Вот далеко не полный их перечень: в Ливенском районе фашисты предали огню 1184 крестьянских жилища, в Новодеревеньковском – 3880, в Орловском — сожгли дотла деревню Гать. В шестой том Книги Памяти включены воспоминания писателя Бориса Полевого, который побывал в Мценске вскоре после его освобождения и запечатлел жуткую картину: «Город мертв. Сохранились лишь контуры улиц. Вместо домов – обгоревшие коробки, глядящие на улицы глазницами пустых окон… На улицах города мы не встретили ни одного жителя. Город мертв. Его убили немцы».
  Из Комитета культуры, туризма и архивного дела Новгородской области пришла информация, которая кажется нам поучительной для других регионов России тем, что новгородцы ищут новые подходы в деле увековечения памяти безвинно погубленных мирных людей. Всего на многострадальной Новгородчине память о войне хранят 754 памятника, из них более 600 – захоронения воинов, около 20 – мирных жителей. Эстафета исторической памяти передается от поколения к поколению. И сегодня на этой земле появляются новые памятники и символы воинской доблести, возвращаются из забвения новые имена солдат, офицеров, отдавших свои жизни за Родину. Свято хранится память и о погубленных извергами детях, женщинах и стариках. Глубокую скорбь навевает памятник погибшим в войну детям работы волгоградского скульптора В.Г.Фетисова. Он был установлен в селе Лычково Демянского района к 65-летию Победы. Тогда же за счет пожертвований на местах гибели мирных жителей от рук немецких карателей, а также на местах бывших концлагерей были установлены памятные Поклонные кресты.
  Примечательно, что ответы из областей России на наши обращения после публикации газеты «Слово» вышли далеко за рамки узкой темы о заживо сожжённых, повернулись в более широкую общественную плоскость: об исторической памяти, о патриотизме, о сохранении могучего духа наших предков, что сделает нас сильными, мужественными и стойкими в нынешних и грядущих испытаниях.

Владимир ФОМИЧЁВ, Анатолий РЕЧМЕДИН

Комментарии:

Авторизуйтесь, чтобы оставить комментарий


Комментариев пока нет

Статьи по теме: