slovolink@yandex.ru
  • Подписные индексы П4244, П4362
    (индексы каталога Почты России)
  • Карта сайта

Градоразрушительство. Усекновение

Нынешняя панорама Стрелки Васильевского острова оформилась в первой трети XIX века, когда по проекту Тома де Томона здесь были возведены в стиле русского ампира здание Биржи и Ростральные колонны. Художественный эффект композиции создается контрастом мощной горизонтали гранитной набережной с доминирующим объёмом здания Биржи и монументальными вертикалями Ростральных колонн, на которых в дни народных торжеств вспыхивают праздничные факелы.

 

Это уникальное творение отечественного зодчества органично вписано в систему архитектурных ансамблей, обрамляющих своеобразную водную площадь в самом центре северной столицы. Неповторимый городской ландшафт давно уже стал так называемым открыточным видом Санкт-Петербурга, его архитектурной визитной карточкой, такой же, как Зимний дворец, Петропавловка, Адмиралтейство, Исаакиевский собор.

КЛЯКСА НАД СТРЕЛКОЙ
  В один прекрасный (а может, и не очень) день в середине мая горожане вдруг с немалым изумлением увидели, что над Ростральными колоннами нависает какая-то огромная чёрная клякса. Новая панорама Стрелки Васильевского острова была запечатлена на сайте питерского Агентства журналистских расследований, откуда фотографии перекочевали в другие СМИ и таким образом попали на глаза чиновников Смольного. Случился очередной градостроительный скандал. Выяснилось, что классический вид на Стрелку Васильевского острова испоганили небоскребы жилого комплекса «Финансист» и здания биржи «Санкт-Петербург», возведенные на пересечении Большого проспекта и 27-й линии.
  Поначалу, как обычно принято в бюрократических сферах, во всем кинулись обвинять журналистов: мол, такую мерзкую фотографию можно сделать, только если взгромоздиться на перила Троицкого моста, а с других точек ничего непристойного и не видно вовсе. Потом власти опомнились: оказывается, видно. Ничего другого не осталось, как признать очередную градостроительную ошибку и начать думать о том, как от неё избавиться. Остается риторическим вопрос о том, как оное безобразие сотворено в городе, руководство которого денно и нощно печется о неприкосновенности тех самых «небесных линий Санкт-Петербурга», введенных в научный обиход академиком Лихачевым.
  На заседании градостроительного совета в начале июня вице-губернатор Александр Вахмистров раскритиковал архитектурное решение жилого комплекса «Финансист» и биржи «Санкт-Петербург», очевидно, напрочь позабыв о том, что в 2004 году те же смольненские чиновники выдали разрешение на возведение шестидесятиметровой башни, которую теперь предложили укоротить до 48—50 метров, т.е. подвергнуть вивисекции три-четыре этажа. Ломать, знамо дело, не строить. Чиновники посчитали, что снести часть уже почти готового здания технически возможно, так как основная конструкция не пострадает.
  Первые вести из Смольного взбудоражили строительный бизнес: как же можно на ходу менять правила игры — сначала проект во всех инстанциях одобряется, а затем требуют чуточку уменьшить готовое на 95 процентов здание. К тому же в новом комплексе уже продано за очень приличные деньги большинство из 242 элитных квартир. Коммерсанты весьма обеспокоились тем, что прецедент может потянуть за собой целую цепочку аналогичных решений: не случайно ведь в послании губернатора Законодательному собранию ряд будоражащих общественность объектов был признан градостроительными ошибками, учиненными, правда, предшественниками В.И. Матвиенко.
  Тем временем архитектору Дмитрию Ловкачеву дали четыре недели на доработку проекта, чтобы уменьшить высоту башни и разобраться с её макушкой. Предлагалось, в частности, выполнить верхние этажи из прозрачных материалов, что хоть как-то сгладит эффект сегодняшней черной кляксы.
 
ТРЯПКИ ДЛЯ ЮНЕСКО
  Чтобы окончательно определиться с новоявленным архитектурным «шедевром»,чиновники решили посоветоваться с культурной общественностью. Если полностью привести стенограмму «круглого стола»,состоявшегося в конце июля, то она вполне могла стать достойной страницей в истории города Глупова,который описал наш незабвенный Михаил Евграфович Салтыков-Щедрин. Сначала вспомнили о том, что в ЮНЕСКО давно поговаривают о возможном исключении Питера из объектов всемирного культурного наследия из-за архитектурной вакханалии,творимой в исторической части продвинутыми зодчими XXI века.Чиновники попросили отсрочку на несколько лет,чтобы привести в порядок законодательную базу и принять в конце концов высотный регламент, о котором до сих пор до хрипоты спорят все заинтересованные лица. Но к тому времени в городе нечего будет охранять, как скептически заметил директор Института искусств СПбГУ Иван Уралов, надо в центре города наложить мораторий на высотное строительство хотя бы на три-четыре года.
  Более радикально высказался директор Регионального архитектурно-художественного фонда Виктор Сиваков,настаивая на том,чтобы снести верхние этажи всех новоявленных небоскрёбов и сделать обрезание за счёт разрешивших их строительство чиновников. Последним такая популистская, как её тут же обругали, идея пришлась явно не по сердцу. И тут депутат Законодательного собрания Михаил Толстой предложил обернуть верхние этажи новых питерских высоток серой тканью — под цвет нашего родного северного неба. Тогда, мол, и эмиссары ЮНЕСКО, если пожалуют в город, ничего неприличного не заметят. «Конструктивное предложение», — то ли в шутку, то ли всерьёз изрёк директор Эрмитажа Михаил Пиотровский. Не исключено, что господа депутат и академик просто,как теперь принято говорить, прикалываются, но чиновники очень оживились. Вспомнили о почетном гражданине Санкт-Петербурга Михаиле Боброве, который в годы блокады именно таким образом маскировал шпили питерских дворцов и соборов.Стали прикидывать, как осуществить замечательную инициативу на практике, поскольку есть одна загвоздка: как увлечь идеей обитателей дорогущих пентхаусов и офисов.
  Умерить чиновничий пыл попытался директор представительства Ассоциации строителей России на Северо-Западе Юрий Рафальский,процитировав Высоцкого: «Купола в России кроют чистым золотом,чтобы чаще Господь замечал». А в Питере, дескать, хотят завесить архитектурных уродцев тряпками, чтобы представители ЮНЕСКО ничего не углядели. Кстати, стало известно и мнение самого Михаила Михайловича Боброва: «Идея, по своему опыту знаю,технически исполнимая. Но она идиотская и очень затратная. К тому же состояние воздушной среды таково, что даже самые прочные материалы через пару месяцев превратятся в лохмотья и труху».
  Пока Смольный раздумывал, чехлить или не чехлить, обнаружилось, что компания-застройщик самовольно возвела пару-тройку лишних этажей. Тут уж, как говорится, крыть стало нечем: объект был приговорён к усекновению.Его высота должна понизиться с 63 до первоначальных 57  метров. Вместо маскировки двух верхних этажей прозрачным материалом их велено снести вовсе.Работа над ошибками, на которую власти отвели год, по некоторым сведениям обойдется в несколько миллионов евро из кармана инвестора.Усекновение уже началось: сняты первые конструкции, убирается козырёк и декоративные элементы крыши, демонтируется технический этаж, обеспечивающий жизнедеятельность здания.
  Жилой дом «Финансист» укорачивания избежал: миллионеры, прикупившие в нём апартаменты, пригрозили дружно влиться в митингующие ряды обманутых долыщиков, о чём незамедлительно уведомили президента страны.
 
МОНАХИНИ ПРОТИВ
  Многих архитекторов тревожит общая тенденция изменения исторического архитектурного ландшафта города. «Самое страшное, что происходит разрушение знаков и символов, семантики Санкт-Петербурга»,— считает директор Института проблем архитектуры Юрий Курбатов.
  Как быть дальше? Валентина Матвиенко не устает повторять, что противники высотной застройки — кучка крикунов, которых подстрекают её оппоненты, преследуя свои коварные политические цели. А посему власть решила узнать мнение широких слоев своих подданных. На всенародное обсуждение были вынесены Правила землепользования и застройки. Слушания по ним прошли во всех 18 районах, в большинстве из которых граждане или не одобрили высотностроительный бум, либо решительно выступили против него. На слушаниях, например, настоятельница Воскресенского монастыря, являющегося памятником федерального значения, рассказала, что впритык к православной обители вознеслись восемь 19-этажных башен помпезного жилого комплекса « Империал», возводимого строительной компанией ЛЭК. Новостройки, по мнению монахинь, разрушают исторически сложившуюся архитектурную панораму этой части города рядом с Mocковским проспектом. 73-метровые башни с хоромами только бизнес-класса «задавили» монастырские купола, высота которых 44 метра. А ещё застройщики намеревались снести часть Новодевичьего кладбища для прокладки дороги, чтобы нуворишам было культурно и удобно. Не успел утихнуть скандал с биржей на Васильевском острове, как разгорелся новый. На запрос депутатов Законодательного собрания Смольный ответил, что инвестору было выдано всего лишь разрешение на подготовку строительной площадки, проектная документация никакой экспертизы не проходила и никакого дозволения на строительство по адресу Киевская ул., д. 3, не было. Представьте себе, что стало бы с простым гражданином, посмевшим сколотить какой-нибудь гаражик в центре города! А тут без ведома властей, нахально нарушив высотный регламент, застройщик возвел целый жилой комплекс и уже активно торгует квартирами в нём.
  С властями, однако, шутки плохи. Инспектор, отвечавший за контроль над строительством, лишился должности. Суровая кара постигла и нарушителей — их оштрафовали аж на миллион рублей. Умопомрачительная сумма, если учесть, что квартирки в «Империале» предлагаются по средней цене в 16 миллионов рублей. А обиженные бизнесмены готовы подать в суд на двух депутатов, причастных к этому вопросу, за погубленную деловую репутацию. В Мариинском дворце говорят о преступном бездействии чиновников, и нужно иметь очень богатое воображение, чтобы не связатъ это бездействие с коррупцией.
  Комментируя эту скандальную ситуацию на пресс-конференции, посвящённой пятилетию пребывания на губернаторском посту, госпожа Матвиенко с неизменно обворожительной улыбкой поведала, что город не станет заниматься поисками «стрелочников», а будет извлекать уроки из всех допущенных ошибок. Уф, прямо от сердца отлегло, как все замечательно складывается: сперва чиновники допустят кое-какие ошибки, потом власти начнут извлекать уроки, а город пополнится новыми архитектурными уродцами.    
 
ЧАСОВНЯ НЕ ВПИСАЛАСЬ
  Вернемся к одной недавней истории. Напомню, что наша газета неоднократно писала о конфликте властей с блокадниками и жителями микрорайона площади Мужества, где на месте блокадного захоронения и снесенной православной часовни намеревались построить торгово-развлекательный комплекс. Простые граждане одержали верх: развлекухи на святом месте не будет. Окрыленные успехом защитники площади подготовили все документы на постройку новой часовни на народные пожертвования. Инициативу поддержал митрополит Санкт-Петербургский и Ладожский Владимир. Но точку в этой истории, оказывается, ставить рано. Конфликт принял новый и совершенно неожиданный оборот: Смольный запретил строительство часовни. Даже самый проницательный читатель вряд ли догадается, по какой причине. Деятели из Комитета по градостроительству городской администрации посчитали, видите ли, что часовня ну никак не вписывается в архитектурный ансамбль площади Мужества. Вот таким циничным образом чиновники отомстили гражданам, осмелившимся иметь собственное мнение и выступить против произвола власти.
  Вокруг площади Мужества раскручивается новый виток постыдного скандала. Местные жители говорят, что проведут новые акции протеста. Руководство Санкт-Петербургской епархии обвиняет чиновников в препятствии распространению православия. «Мы настаиваем не только на постройке часовни, но и будем добиваться придания всей площади Мужества статуса мемориальной», — решительно заявляет лидер инициативной группы Александр Алаханов.
  Противостояние продолжается.

Юрий КУКАНОВ
Санкт-Петербург.

 

Комментарии:

Авторизуйтесь, чтобы оставить комментарий


Комментариев пока нет

Статьи по теме: