[email protected]
  • Подписные индексы П4244, П4362
    (индексы каталога Почты России)
  • Карта сайта

Гостиная «Слова» Шаги истории самой...

Космонавт, дважды Герой Советского Союза Георгий Михайлович ГРЕЧКО, председатель Попечительского совета Благотворительного фонда святого князя Александра Невского, беседует с автором книги «Сказание о государстве Российском» Александром Михайловичем ВОЛОВИКОМ.
— Дорогой Александр Михайлович, знаю Вас не одно десятилетие, дружил с Вашим отцом, Михаилом Яковлевичем, прекрасным инженером, изобретателем и учёным, много сделавшим для развития авиации. Догадываюсь, что и любовь к русскому слову привил Вам он, член Союза писателей СССР, автор 42 книг сатирических стихов. Да что там... он продолжил до наших дней известную «Историю государства Российского от Гостомысла до Тимашева» Алексея Константиновича Толстого, того самого, что вкупе с братьями Жемчужниковыми «породил» Кузьму Пруткова! Так что интерес Ваш к истории, и особенно к Александру Невскому, тоже понятен. Но почему Вы свою историко-публицистическую книгу назвали «Сказание о государстве Российском»?
— Спасибо, Георгий Михайлович, за добрую память о моём отце. Конечно, от него моё увлечение и наукой, и историей. Интерес же к личности князя Александра Невского пробудился тоже от живого слова. Детская книга о нём, моя первая награда за «подвиги» в начальной школе, проросла в зрелые годы острым желанием узнать побольше о великом защитнике Руси, в честь которого имя дал мне отец. А может, в честь другого великого Александра — Пушкина?! «Сказание...» писалось более десяти лет, частично из публикаций, издаваемых мною в альманахе-ежегоднике «Россия. Москва Первопрестольная» и журнале «Честь Отечества», причём, эти издания освещали ещё и проведение конкурса на соискание высшей российской общественной награды — знака ордена Святого князя Александра Невского «За труды и Отечество». А сам этот конкурс родился для того, чтобы увековечить память истинных патриотов Отечества и тех, кто и ныне конкретными делами укрепляет мощь и славу государства, завещанного нам многими поколениями пращуров.
А почему «Сказание...»? Видите ли, сейчас модно в наших «продвинутых» СМИ провозглашать, что история — это мифы, создаваемые победителями в сражениях феодальных, классовых или даже битвах за независимость своей Родины. И поскольку ныне, в конце ХХ века и начале нынешнего тысячелетия, в мире правят бал люди, разрушившие чуть ли не до основания СССР и покушающиеся разрушить корневую Россию, угрожая её распадом, разделом на... хочется сказать — удельные земли новоявленных князей, то и мифы творятся на глазах — с противоположным знаком. И странная закономерность — в советское время тоже ведь творился миф о вековой отсталости России, с которой покончила революция. Удивляюсь таким «марксистам». По идее социалистическая революция вершится в стране, где созрели определённые предпосылки, а Россия к 1917 году занимала место в первой десятке развитых государств, значит, не такой уж и была отсталой. Ну ладно, внушили нам этот миф, хотя давно уже на свалку истории выброшены и М. Покровский с его «школой», и всякого рода писатели, повторяющие тот же миф в «художественном слове». Но... теперь творится миф другого рода. Теперь перечёркиваются семь с лишком десятков лет, как будто Россия при Советах была совсем уж исторической ямой. Будто и не было мощного рывка в образовании, науке и культуре. Будто и победил в Великой войне, Отечественной для нас по своему изначально защитному характеру, не наш народ, а западные союзники. Те самые, которые выжидали с открытием второго фронта почти до исхода войны, когда стало очевидно, что наша армия добьёт фашизм в его логове и освободит от него Европу.
Творятся антимифы — и вдалбливаются в головы нашим мальчишкам и девчонкам, которые, естественно, не испытали таких тягот и не помнят войну, а победивших в ней дедов и прадедов остаётся всё меньше — работает безжалостный Хронос. Почти три поколения выросли без войны. И на эту ниву сеют и сеют семена сорняков всякого рода «исследователи». И ладно бы зарубежные, недружество которых исторически доказано и в какой-то мере оправдано завистью. Не всем же дано построить великое государство на такой огромной территории, наладить мирную жизнь десятков народов и национальностей, сплачивать их на основе корневой культуры, впитывающей всё лучшее из любых других культур. Но куда злее кусает мошкара из «родных осин»...
И книга моя — это не учебник истории, подобный досоветским, советским или «соросовским». Это именно сказание, в которое вошли, если хотите, и жития святых, и легенды, но воплотившиеся в реальность в последующих поколениях, и действительные факты истории, а не стремление перечеркнуть в истории кого-либо из её героев или не устраивающие творцов антимифов страницы. Понятно, на любую историческую личность можно смотреть по-разному, выпячивая то, что ближе «исследовательской» душе. Нравится же кому-то изображать Александра Невского чуть ли не предателем своего народа, заключившим союз с Ордой якобы для того, чтобы угнетать соотечественников. С большим докладом, основанным на исторических фактах, выступил митрополит Ташкентский и Среднеазиатский Владимир в кузнице дипломатических кадров МГИМО (У). Он доказывает, что Александр Невский был не только доблестным и умелым воином, но мудрым правителем, тонким дипломатом. Александр во время долгих путешествий в Орду видел, какую неодолимую — до поры — силу представляет спаянная страхом и железной дисциплиной средневековая империя Востока из разноплемённых покорённых народов. Он давал себе отчёт в том, что лучше откупиться данью, чтобы сберечь народ, дать ему подняться после сокрушительного нашествия, соединиться, наконец, самим в не менее могущественную силу. Понимал он и то, что единство Орды не вечно, умело играл на противоречиях наследников Чингисхана. Думаю, что и яростные нападки на Александра Невского не реже чем раз в пять лет, к очередной годовщине Ледового побоища, не случайны. А ныне особенно, после признания всероссийским голосованием из 500 выдающихся исторических личностей на телеканале «Россия» благоверного князя «Именем Россия», эти нападки вызваны именно прозападным настроем его противников. В полном смысле слова наглецов, распоясавшихся настолько, что со строчных букв пишут великие и святые для нас имена Александра Невского, Суворова, Кутузова... Как же, Александр Невский воздвиг неодолимую до времён Петра I преграду для проникновения к нам иного, неправославного, христианства. Если для нас, православных, глава Церкви сам Иисус Христос, то для католиков — Папа Римский, а для протестантов — и Папа не указ. Они в гордыне своей ставку делают на возможности каждой отдельно взятой личности. Вот где идейная основа развития и традиционного капитализма, и ныне всё исчерпывающей ставки на «права личности», где уже и государство отходит на второй, третий план в условиях глобализации. А против православной религии, исповедуемой большинством русского народа, и вовсе ведётся в иных СМИ «крестовый поход»...
— Поэтому и о патриаршестве на Руси, и конкретно об Алексии II и Кирилле, Патриархах Московских и всея Руси, рассказано в Вашей книге?
— И поэтому. Церковь скрепляла государство изнутри. Причём ещё до того, как появилось современное государство. Об этом у историка Ключевского хорошо сказано. И в рассказе о Владимире Крестителе (он же Красно Солнышко) в моей книге подчёркивается, что не только и не столько воля Великого Киевского князя соединяла первоначально разрозненные русские удельные земли. Появился в Киеве митрополит, поставил епископов, а те, в свой черёд, настоятелей приходов — и вот вам иерархия начала единовластия в средневековой Руси. Александр Невский дал жёсткий отпор «крестовому походу» подстрекаемых папскими буллами шведов и тевтонцев, может, и потому, что хорошо знал историю. Православную Византию турки лишь добивали, ослабленную вторжением крестоносцев с Запада. Благоверный князь не хотел такого сценария для Руси, на которую тоже накинулись, пользуясь её разорением нашествием с Востока. С Московского князя Даниила, сына Александра Невского и его внука Ивана Калиты, началось возвышение Москвы и государства, выросшего в Российскую империю.
Мне видится очень важным проследить, как поэтапно, в борениях с множеством трудностей, в постоянной борьбе с агрессивными соседями, особенно на западе и юге страны, создавалось мощное государство, раскинувшееся еще недавно на 1/6 часть земной суши (сейчас, может, на 1/7, но всё равно одно из самых больших по площади). Напомнить, как с Запада, который нам ныне только и ставят в пример, постоянно накатывались волны нашествий, сравнимые с нашествием Батыя, а то и превосходящие его по разрушительной мощи. Почему? Только ли из ревнивого желания создать свою могучую империю, как мечталось, наверное, шведам, полякам, туркам? Или потому, что сильная Россия мешает претендентам на мировое господство? Не будь Россия могучим государственным организмом, кто остановил бы Наполеона Бонапарта или Гитлера? Марксистские прогнозы об отмирании государства далеки от осуществления даже в наше время глобализации всего и вся, всевластия в экономике транснациональных монополий.
Поэтому и пронизывает «Сказание...» идея развития и укрепления в России прочной государственности как верного залога нормальной мирной жизни миллионов людей многих национальностей, сплотившихся вокруг народа, который, если верить злопыхателям, и управлять-то собой не способен...
— Вопрос «на засыпочку» — не много ли в книге внимания царям-императорам?
— Я уже слышал и другие упрёки — как можно было забыть Елизавету Петровну и Екатерину II. Тоже ведь славные были времена. Но в книге они отражены, когда речь идёт об элите государства Российского, в частности, о Ломоносове, Суворове, Державине. А в рассказах о государях мне хотелось бы не просто развеять некие устойчивые антимифы, но опровергнуть сам подход к творению антимифов. Вспомните, как нам преподавали, к примеру, историю философии (непременный для всех предмет при сдаче кандидатского минимума). Так трудно было запомнить, кто из философов на чём споткнулся, какие совершал ошибки (с точки зрения диалектического материализма). Представьте себе, попался мне умный преподаватель с таким вот советом — попробуйте взглянуть по-другому: в чём философ хоть на шаг продвинул мысль человечества. И разве не так — с государями?! Если понять, что любой из них в той или иной мере не мог не чувствовать ответственность служения вверенному ему государству и народу. Тогда поймёшь, почему народ (а не «исследователи-западники») запомнил Ивана IV Грозным. Почему о нём с такой ненавистью вещают те, кто и опирается-то в основном на такие источники, как отзывы западных путешественников или письма предателя князя Курбского, водившего иноземные полки против своих соотечественников. Почему Петру I при всех его «чудачествах» и прямых издевательствах над отечественными обычаями воздвигнут — и не был разрушен — величественный памятник на брегах Невы. Поймёшь и трагедию Александра II, реформатора, который освободил крестьян от крепостного права, пусть и не полны его реформы, в том числе экономические, судебные, в сфере образования, самоуправления и т.п. Почему устроили на него охоту самозваные «друзья народа» и чем они отличаются от современных террористов. В нашу историю, в том числе и историю «проклятого царизма», ещё вглядываться и вглядываться. Лишь бы без злобы и пристрастия.
— Не упрекнут ли и в том, что элита государства Российского представлена в книге выборочно и неполно?
— В одной книге поневоле отбор субъективен. Понятно, что немыслимо представить российскую элиту без «учителей словенских» Кирилла и Мефодия, Сергия Радонежского и Андрея Рублёва, Ломоносова и Пушкина. А дальше... Ну, не так много людей понимают истинный масштаб, к примеру, княгини Дашковой, Екатерины малой, как называли наперсницу и подругу Екатерины Великой. А Гавриила Романовича Державина до сих пор многие «знают» всего лишь как «певца Фелицы», придворного льстеца (на это в школе обращали внимания больше, нежели на его оды героям). Только в зрелом возрасте сам я прочёл его классическую оду «Бог», переведённую, кстати, еще при его жизни на множество языков вплоть до японского. Вслушайтесь:
Частица целой я вселенной,
Поставлен, мнится мне,
в почтенной
Средине естества я той,
Где кончил тварей Ты телесных,
Где начал Ты духов небесных
И цель существ связал всех мной.
Я связь миров повсюду сущих,
Я крайняя степень вещества,
Я средоточие живущих,
Черта начальна божества...
Да это же и сейчас современнейшее представление о месте человека во Вселенной!
А с каким почтительным удивлением и любовью думается о Василии Андреевиче Жуковском – и не только как побеждённом учеником учителе Пушкина, но и наставнике государей. В самом деле, это сейчас губернатором и даже президентом может стать всякий: литератор Гавел или актёры Шварценеггер и Рейган... Государей же на Руси учили самым серьёзным образом. Как учили князя Александра Невского, Александра II и Александра III. Сына Николая I наставлял на путь государственный, требующий высочайшей нравственной ответственности и глубоких знаний души своего народа, именно Василий Жуковский. Лучшие экономисты и правоведы учили наследников российского престола...
Конечно, каждый читатель по-своему может дополнить «реестр» лучших представителей народа и государства. О лучших людях Отечества сейчас уже десятки и сотни книг появились. Так ведь и я не только «Сказанием...» свою лепту вношу, затеяв серию книг об Александрах, Владимирах, Петрах... Сейчас в работе книга о Михаилах — как память не только о первом из династии Романовых, 400-летие которой отмечается в этом году, но и о трёх полководцах Михаилах, героях Отечественной войны 1812 года — Кутузове, Барклае-де-Толли и Милорадовиче (подло убитом восставшими декабристами), и о Ломоносове, и о Глинке, и о Шолохове... Да разве всех перечислишь! А не терпится добраться и до книги о Сергеях, начиная от Преподобного Сергия Радонежского, о Рахманинове и Есенине, Дягилеве и Королёве. Хочу, чтобы тысячи, миллионы людей, носящих и будущих носить эти славные имена, знали о своих небесных покровителях и предшественниках, стремились быть достойными таких имён. Так что разговор об элите, создававшей (и создающей) силу и славу государства Российского, будет продолжен.
— Советский период у Вас не выделен в какой-либо особый раздел...
— Но он широко представлен в рассказах о городах страны — больших и малых! Мне уже говорили, что современность выглядит так, что хочется воскликнуть: жива Россия, несмотря на истерические вопли о её близкой кончине. Жива в достижениях страны, деяниях великих наших современников — Вернадского, маршалов Победы и других героев Великой Отечественной войны, в нынешней жизни наших регионов. Нет, не замыкается жизнь России границами её столиц, Москвы и Санкт-Петербурга, и даже «столиц» регионов. Наши малые города — жемчужины истории и культуры, такие как Старая Русса, Звенигород, Клин и другие, живут, сохраняя и развивая традиции.
И не порушить неким незадачливым современным «реформаторам» её великого народного достояния — Эрмитажа и Третьяковки, Большого театра и МГУ...
— Как восприняли весть, что эта книга, изданная, кстати, на выигранный по конкурсу грант Президента России, выдвигается на престижную литературную премию имени Александра Невского?
— Весьма признателен и почту за честь...

Комментарии:

Авторизуйтесь, чтобы оставить комментарий


Комментариев пока нет

Статьи по теме: