slovolink@yandex.ru
  • Подписные индексы П4244, П4362
    (индексы каталога Почты России)
  • Карта сайта

ГКЧП-2 Беловежье-2 и другие сценарии

(Начало в № 23—24)

(Кстати, если Россию готовят к полной распродаже, это не обязательно будет означать ее расчленение – постсоветская ликвидация может быть завершена незаметно, с оглушающей информационной анестезией, без нарушения границ 1991 года, без военной агрессии и даже без формальной смены власти).
Прототип Медведева М.С.Горбачев на пресс-конференции 21 февраля одобрил революции в арабских странах и увидел в них аналоги событий 1989—1991 гг. в Восточном блоке и СССР. «Это всех касается», – отметил Горби. Выступая перед американскими студентами, он говорит о необходимости перестройки в США, а в другом месте сравнил «петербургскую команду» с засидевшимися арабскими элитами, прямо повторяя мысли Маккейна и подтверждая намеки Байдена.

Однако надежды Медведева на благоприятный революционный сценарий, если они имеют место, довольно наивны. Ведь революции нового поколения более непредсказуемы, чем революции 90-х годов. По своей технологии они строятся не как приведение к власти заранее подготовленных кандидатов, лояльных американской «гиперимперии», а как расшатывание ситуации через одновременную активизацию правых и левых сил, в том числе с возможным приходом радикалов или реакционеров. Для нынешней «закулисы» важнее иная лояльность, чем та, которая вдохновляла Буша-страшего и «неоконов» с их навязыванием всем идеальных ценностей и образов «американской демократии». Секрет, по всей видимости, в том, что официальный субъект мировой власти для новых режимов предстанет уже не в образе США, а как та «сетевая империя» по Хардту и Негри, которая включает в себя не только «ускоренно демократизируемые», но и «варварские» общества и нисколько не гнушается этим фактом. Транснациональным олигархам не нужен мир демократически сознательных «средних классов», им нужен теневой контур своей сетевой империи, мир «серой экономики», мафиозно-клановых структур управления избыточными человеческими массами. Средний класс демонтируется даже в странах пресловутого «золотого миллиарда», тем более не нужен он в странах периферии.
Специалисты по новейшим информационно-политическим технологиям утверждают, что консерваторы, вступая в Facebook или Twitter, играют уже по правилам нового транснационального мира. Возьмем, к примеру, Брюса Этлинга, руководителя проекта «Интернет и демократия» Беркмановского центра Интернета и общества при Гарварде, который занимался как раз исследованиями сетевой среды Ближнего Востока. В своей презентации анализа персидской блогосферы, подготовленного, как можно легко догадаться, в ходе разработки сценариев «шафрановой революции» в Иране, Этлинг выразил уверенность в том, что даже без новой революции «режим может просто трансформироваться под влиянием обстоятельств, с которыми он не в силах справиться» (голубиный сценарий для твиттер-президентов). Яркий пример – молдавская Facebook-Twitter-революция 2009 года, в ходе которой компартия потеряла большинство в парламенте и было сформировано новое правительство. Однако Facebook-революции в арабских странах показывают, что полные смены режима все-таки весьма вероятны. Смысл новых технологий состоит не в установлении прямого контроля над конкретной страной (это слишком затратно), а в манипуляциях через хаос, в котором заказчик этого хаоса сравнительно легко решает ключевые вопросы (перевод из рук в руки тех или иных активов, смену конфигурации собственности и управления, смену ключевых политиков на более сговорчивых) – как точно говорится в пословице, ловит рыбку в мутной воде. Если новый режим станет менее демократичным, это неважно, – важно, чтобы в благодарность за власть и поддержку он сохранил бенефиции заказчика хаоса и негласную лояльность ему в приоритетных вопросах.
Сейчас для серьезных аналитиков уже представляется возможным реконструировать если не полную, то достаточно развернутую картину того, как осуществляются эти политтехнологии. Основные институты и рычаги мировой системы описаны в книгах Энтони Саттона, активно издающихся сейчас на русском языке. В применении к текущей ситуации один из вариантов этой развернутой схемы можно увидеть в статье уже упоминавшегося У.Эндгаля «Египетская революция: «творческое разрушение» для Большого Ближнего Востока?» В ней отмечается, что «Фридом Хаус» и Национальный фонд в поддержку демократии (НФД) стоят в самом в центре восстания, которое сейчас захлестывает исламский мир: «Деньги НФД направляются в целевые страны через четыре «основных фонда»: Национальный демократический институт международных дел, связанный с Демократической партией, Международный республиканский институт, связанный с Республиканской партией, Американский центр международной трудовой солидарности, связанный с Федерацией «Американская федерация труда – Конгресс промышленных профсоюзов» США и с Государственным департаментом США, а также Центр международного частного предпринимательства, связанный с рыночной Торговой палатой США». На сайте НФД, пишет Эндгаль, «в списке Тунис, Египет, Иордания, Кувейт, Ливия, Сирия, Йемен и Судан, а также, что интересно, и Израиль. По случайному совпадению почти во всех этих странах сегодня происходят «спонтанные» народные восстания за смену режима».
Если добавить сюда Рэнд-корпорэйшен и Беркмановский центр, получающие гранты и ассигнования Госдепа и разведслужб США, то картина становится еще более полной. Наконец, представляет несомненный интерес и возникший в 2008 году Alliance for Youth Movements (Союз молодежных движений), который обучает молодежь свергать коррумпированные режимы с помощью соцсетей. Из открытых источников можно узнать, что финансируется AYM официальными Вашингтоном, Лондоном и корпорацией Pepsi (sic!).
На данный момент зафиксировано массированное использование Facebook-революционных методик, DDoS-атак в январском восстании в Тунисе, февральском – в Бахрейне, в мартовских «революциях» в Йемене (роспуск правительства), Сирии (отставка правительства), Иордании, Марокко и секторе Газа. Обращает на себя внимание еще одна черта этих революций – использование в качестве знамени и брэнда даты успешного выступления: «Движение 25 января» в Египте, «Движением 24 марта» в Иордании, «Движение 20 февраля» в Марокко и т.д. В случае неудачи или незрелости революции число становится и сигнальной датой для следующих массовых акций (превращающихся в ежемесячные).

3. ЕЛЬЦИНЫ-2
И ЛЕБЕДИ-2

Пришествие в России нового поколения пепси + твиттер, на этот раз не по-пелевински расхристанного, а политически агрессивного, действующего, как рой озлобленных пчел – сценарий вполне возможный. Подробно он анализируется Денисом Тукмаковым, считающим наиболее вероятным воплощение такого сценария на Северном Кавказе.
Если Медведев самонадеянно рассчитывает на революционной волне не только удержаться, но и укрепиться, в этом он опять же поразительно похож на Горбачева. Наметившееся в самое последнее время противопоставление им себя Путину как средоточию «старой» практики застоя, авторитаризма и госкапитализма дается пока в чрезвычайно аккуратных выражениях. Но журналисты развертывают слабые намеки до степени законченных высказываний. Так, к примеру, Wall Street Journal отметил, что Медведев на китайском телевидении «посмел намекнуть, что его наставник застрял в прошлом и он сам сможет лучше управлять Россией в ближайшие шесть лет».
Внутри революционного сценария есть, разумеются, разнообразные подсценарии. Некоторые полагают, что на антикоррупционной и неодемократической волне будет выдвинут «новый Ельцин» из номенклатуры – к примеру, это может быть мэр Москвы Собянин. Другие полагают, что на эту роль могущественные силы за рубежом готовят Алексея Навального. О связи Навального с Рэнд-корпорэйшн и упоминавшимся выше Беркмановским центром в Гарварде уже появляются аргументированные материалы.
Гипотетические персоналии сегодня интересны не столько сами по себе, сколько как иллюстрации к тем или иным сценариям развития ситуации. Антикоррупционный шарм Собянина пока не подтвержден, но логика этой гипотезы понятна – «новая метла» в московской мэрии вполне способна устроить не просто вытеснение (как сейчас), но и демонстративную чистку и даже репрессии против чиновников, мафиози, криминалитета лужковской Москвы. Нельзя исключать, что ближе к выборам московский антикоррупционный проект будет поддержан сверху, примерно так же, как в конце 80-х годов для раскачивания ситуации было временно поддержано и раскручено в газетах расследование Гдляна и Иванова, сфокусированное также на региональных (узбекских) элитах. На сегодня первые признаки этого сценария уже хорошо видны по ситуации в Подмосковье, однако пока еще эта деятельность выглядит не как тотальная антикоррупционная борьба, а как устранение враждебного клана (сторонники сценария «тандемной войны» видят в ней также столкновение пропутинского руководства Следственного комитета и промедведевского генпрокурора Чайки).
Что касается Навального – его политическая будущность соблазняет многих, на Западе прокатываются волны публикаций о нем как о перспективном российском политике. Навальный профессионально создает имидж «цивилизованного», в западном понимании, борца с коррупцией – и это пользуется успехом у широкой аудитории. Для обывателя Навальный предстает чем-то вроде «инсайдера всея Руси», который то ли сам раскапывает информацию, то ли пользуется «сливами», которые ему предоставляют сильные мира сего. Важно отметить, что у Навального (бывшего активиста «Яблока», движений «Да!» и «Народ») в сущности нет позитивной программы. Он нашел тему для консолидации протеста и теперь эксплуатирует азарт разоблачения жуликов и «пильщиков» бюджета, но на поверку оказывается, что санитар системы выступает как ее сущностный апологет, желающий ей усовершенствования (переводя на бытовой язык: вместо тупого воровства – изощренное, когда воруют и мошенничают, по выражению О.Бендера, «чтя» уголовное и прочие законодательства). Чтобы убедиться в «системном» характере Навального, достаточно посмотреть видеоверсию его дружески милого общения в Высшей школе экономики с ее активом и в особенности с ее научным руководителем Евгением Ясиным, «крестным отцом» либерального экспертно-аналитического сообщества РФ. (Ясин в свою очередь говорит с Алексеем на этой встрече не просто вежливо, а почти подобострастно – как с восходящей звездой).
Либеральное прошлое Навального самоочевидно, его слезы по безвременно ушедшему Е.Гайдару зафиксированы, его одобрение докладам Немцова также налицо. При этом единственное, в чем Навальный аккуратно вываливается из образа «системного», благословленного самими демиургами борца со злоупотреблениями, – это высказывания по национальному вопросу, за что, как гласит его официальная биография, он был исключен из «Яблока». Такое нелогичное для бывшего либерала заигрывание с русским национализмом – очень символично для наступающей эпохи. На выборах 2011—2012 гг. может быть задействован непривычный компот из: борьбы с коррупцией, борьбы с авторитарностью, демонстративной умеренно националистической риторики и радикально либерального ядра мироощущения, которое при этом не будет слишком афишироваться. Едва ли не главным достоинством такого кандидата будет свежее, незатасканное лицо.
Помимо Ельцина-2 есть еще и вариант Лебедя-2, когда те же самые персонажи с теми же самыми преимуществами могут быть выдвинуты на роль конденсатора народных иллюзий с тем, чтобы передать собранные голоса претенденту власти. В частности, в этой связи говорят о возвращении в политику Д.Рогозина. Хотя комбинация с Рогозиным кажется мне маловероятной, тем не менее варианты с «Лебедями-2» вполне могут быть использованы. В этом подсценарии интересно то, что через таких кандидатов может осуществляться существенный дрейф партии власти вправо или влево (в нашем случае – в сторону карательных мер против коррупции, имитации русского национализма и социального государства). Лебедь-2 должен выдвинуться как альтернатива и Путину, и Медведеву. И лишь на последнем этапе выборов он может прийти к фиктивному «примирению» с главным кандидатом-заказчиком всей комбинации. Весь этот дрейф после выборов, скорее всего, будет мягко и плавно отыгран назад.
Так или иначе выдвижение в политическом сезоне 2011—2012 гг. «нового Ельцина» или «нового Лебедя» как наживки для протестного большинства – ход не просто вероятный, а почти неизбежный. К этим наживкам надо быть морально готовыми, и народ наш, как мне представляется, уже достаточно искушен, чтобы их не заглотнуть. Для этого недостает только одного, но предельно важного – контрэлиты, которая могла бы поддержать и укрепить народ в его стремлении огласить свою волю и не принять чужую.

4. БЫСТРЫЙ ДЕМОНТАЖ, ИЛИ НОВАЯ
ПУТИНСКАЯ ЛОВУШКА?

Однако помимо сценария «тандемной войны всерьез», в результате которой одна из противоборствующих сторон вынуждена будет уйти сразу либо проиграть на выборах, может быть рассмотрен и другой сценарий: Медведев как марионетка Путина («соперник-марионетка»), своего рода «Симеон Бекбулатович», потешный царь. В таком случае ляпы и абсурдизмы его правления представляют собой не слишком-то элегантную форму подготовки Путина к возвращению на трон. Действительно, Путину легче будет всенародно избраться в 2012 году на контрасте с забавным персонажем, возомнившим себя новым реформатором России. Любопытно, что нагнетание абсурда и истерии либерализма № 2 в таком сценарии облегчает Путину решение важной для него задачи – он сможет вернуться к президентству в своем собственном образе, без напряжения и принуждения, без усиленного изображения из себя русского консерватора и патриота, без театральной тоги спасителя отечества. «Путин как он есть» и как мы его знаем – в глазах народа всяко лучше «Горбачева-2» и шестерки глобальных элит. Не на этом ли строится расчет?
Игровое размежевание, если оно имеет место, несомненно, делает обоих дуумвиров менее симпатичными. Медведев оказывается фальш-кандидатом, верховным джокером. Но и Путин, расчетливо выбравший себе такого напарника, выглядит крайне неприглядно – он подчеркивает собственную значимость и мнимое «величие» через ничтожество того, кто находится рядом. (При этом сказал на публике, что его главным недостатком является «доверчивость»). Если этот сценарий окажется раньше времени разоблаченным в глазах народа – наш терпеливый и незлобивый электорат предпочтет вариант «Оба хуже». Недостойная игра делегитимизирует власть, превращает ее из маккиавелистов, как они, возможно, о себе думают, в самозванцев.
Как подсценарий в этом сценарии можно рассматривать публичную поддержку Путиным третьего кандидата (вариант экстравагантный, довольно рискованный, но вполне в путинском стиле). В таком случае Путин, остающийся «вечным премьером» и нацлидером, уподобляет себя Господу Богу, так что, используя евангельскую аллюзию, может из любого единороса воздвигнуть нам нового президента. Такая политтехнология напоминала бы «фабрику звезд» российской эстрады.
И в том, и в другом подсценарии, марионетка Медведев, отыграв свою роль, должен будет уйти на почетную пенсию. Казалось бы, против этого говорит начавшийся раскол в элитах, все больше разделяющихся на два стана – медведевцев и путинцев. Однако не стоит преувеличивать осведомленность нашей «элиты». Именно метания государевых холопов и представляют собой наиболее увлекательную интригу предвыборного спектакля!
Нет смысла преувеличивать посвященность в сценарий событий главы ИНСОРа Юргенса, наделавшего немало ошибок (к каким можно отнести его продавливание идеи совместной с НАТО «секторальной ПРО» или необходимость оправдания Ходорковского, о которой он, похоже, прожужжал Медведеву все уши). Сборы подписей за отставку Путина правозащитниками и радикальными либералами также представляют собой скорее всего организованный хэппининг общественного давления на Путина для отчетности перед атлантическим Фининтерном. Только в этом свете можно видеть высказывания типа: «Спешу поделиться приятной новостью: вчера... 89% проголосовавших радиослушателей поддержали мой тезис о том, что модернизация страны может осуществиться только в случае ухода из российской политики председателя правительства» (В. Иноземцев на Finam). К сбору антипутинских подписей присоединился и известный мусульманский «революционер» Гейдар Джемаль. Среди мусульман наблюдается явное размежевание: после «ливийского» конфликта Путина и Медведева председатель Совета муфтиев России Равиль Гайнутдин, всегда игравший на поле «либералы + мусульмане», заявил, что принятие резолюции ООН «отвечает интересам исламского мира». После такого заявления многие из приглашенных на организуемое им осенью Всероссийское мусульманское совещание отказались от участия в нем.
Присягать или выжидать – эта дилемма представляет собой поистине пытку для нынешней элиты, которая болезненно воспринимает любую нестабильность во власти. В отличие от «присягнувших» Медведеву и публично высказавшихся за его второй срок, функционеры, открыто поддержавшие Путина в «ливийском» конфликте (К. Затулин и А. Чадаев), поплатились своим статусом. Из заметных публичных фигур Путина как более предпочтительного и опытного кандидата поддержал Никита Михалков в своем эфире с НТВ-шниками.
Совсем уже радикальным антипутинским шагом, якобы доказательством реальности «войны», представилось многим решение Медведева об устранении крупных чиновников (вице-премьеров и министров) из советов директоров госкомпаний: на данный момент это касается таких ключевых фигур, как Сечин, Кудрин, Зубков, Сердюков, Шматко, Левитин, Скрынник, Щеголев, Шувалов и ряда других. Остается загадкой, до какой степени враждебными Путину и несогласованными с ним были эти решения. Возникают серьезные подозрения, что отрешение высших кадров от их корпоративных «кормлений» было заранее санкционировано премьером, так же как и отставка Лужкова была для него желательным шагом. О «пострадавшем» К. Затулине говорят, что повод для понижения его статуса в партии искали уже давно.
Как бы то ни было, сценарий «соперник-марионетка» несмотря ни на что сохраняет свою эвристическую силу. Фраза Путина «Мы сядем и договоримся», шокировавшая всех, у кого сохранились какие-то «демократические» иллюзии, если вдуматься, вполне вписывается именно в этот сценарий.
Теперь обратимся к возможным исходам из разных цепочек сценариев. Эти исходы можно условно обозначить как победу ГКЧП-2 или проигрыш ГКЧП-2, причем во втором случае за этим быстро следует Беловежье-2.В нашумевшем выступлении журналиста Кашина был ярко, хотя лишь в виде голой интуиции, представлен такой исход, как единственно реальный. Результатом этих событий должна стать распавшаяся Россия, причем ее «московская часть», по Кашину, займет территорию приблизительно от Смоленска до Владимира: «Формально причиной Беловежского соглашения был референдум 1 декабря на Украине: ключевой регион отделился от Советского Союза. Наверное, у нас тоже будет ключевой регион, может быть, Северный Кавказ. (…) Несколько лет назад, когда Никита Белых стал губернатором Кировской области, я в Вятке общался с одним его соратником и спросил его: «Как ты думаешь, чего вообще стоит ждать в политике, в нашей социальной жизни?» На что он сказал: «Ты знаешь, вся надежда на большую войну на Кавказе. Потому что страна очередной войны не выдержит и распадется, и в каких-то ее частях, отвалившихся, наверное, будет хорошая жизнь. Но здесь, в Вятке, всегда будет жопа, потому что, видимо, у Вятки такая судьба». Тогда я над его словами посмеялся, сейчас я думаю, что другого прогноза по поводу будущего нашей страны у меня нет».
Для таких как Кашин альтернативной – имперской – перспективы нет и не может быть. Поскольку он свято верит в либеральный догмат о распаде всех империй, и Россию-СССР считает на данный момент «недораспавшейся». Выдвижение альтернативного развалу проекта пугает Кашина: он называет его печальным сценарием «Родина-2», которым попытаются затормозить политический процесс в России. В моей трактовке то, что Кашин называет Родиной-2, вписывается в подсценарий Лебедь-2. С его помощью действительно можно будет приостановить развал РФ на какое-то время. А несостоявшиеся «русские Гонгадзе» очень спешат интегрировать Россию в Запад хотя бы небольшими частями.
Как может развиваться сценарий Беловежья-2, о чем Кашин не сказал ничего внятного? Можно назвать такие его признаки, как выход Медведева из-под контроля, снятие им с цепи серьезных антипутинских критиков (такими могут стать молодые антикоррупционеры как из власти, так и из оппозиции, освобожденный Ходорковский в мученическом ореоле, аналогичный возвращенному из Горького А.Д. Сахарову и даже возвращающиеся лондонские олигархи-диссиденты, вытаскивающие старые аргументы про «ФСБ взрывает Россию», удушение свободы слова, убийство журналистов, отравление обличителей и т.п.). Более мирный подсценарий – Путин как добровольно уходящий из власти (вариант предложенный ЦСР).
Так или иначе, главным в этой неолиберальной «весне» будет, скорее всего, борьба с коррупцией. Захватывающее антипутинское действо с показательными акциями против чиновников станет идеальным прикрытием для того, чтобы ускоренно сдавать отечественную экономику мировой олигархии, а политические средства контроля – мировому правительству. Полагаю, что Беловежье-2 представляет собой сценарий непосредственного введения в РФ управляющих этого правительства, первым из каких может стать Медведев второго срока. В таком случае Медведев будет воплощать собой продвинутый аналог не только второго Горбачева, и но и второго Ельцина в Беловежье. Вполне возможно и другое: Медведев буквально повторит участь Горбачева и, передав бразды нескольким региональным лидерам, распиливающим Россию, создаст свой «Медведев-фонд» и навсегда забудет про надоевшую ему псевдомодернизацию.
Второй исход – ГКЧП-2, одерживающий верх. События могут развиваться следующим образом: уход Медведева будет равносилен уходу Горбачева после победы ГКЧП, закручиванию гаек по отношению ко всем кандидатам в новые Ельцины, но скорее всего не слишком жесткое. Путин устранит агрессивно-либеральную клику, отсрочит беловежский сценарий. В конце концов, мировое правительство может подождать и еще несколько лет. Как я уже говорил, для распродажи РФ расчленение самого государства вовсе не обязательно, а глобальный коллективный субъект сегодня предпочитает теневые способы контроля прямой политической ответственности. На самом деле, корпорация-РФ уже в значительной своей части поглощена.
Отсрочка окончательной десуверенизации представляет собой не избавление, а ловушку, возможно, более глубокую, чем медведевский сценарий. При Путине третьего срока (или его новом ставленнике), скорее всего, продолжится формирование глобалистских кластеров внутри России. Страна постепенно превратится в два принципиально чуждых мира: полностью освоенных «колоний» глобальной элиты и мира «серой россиянии», спивающейся, уходящей в дешевые наркотики и самоотстреливающейся. Режим апартеида на территории всей огромной страны вряд ли возможен – поэтому Беловежье ждет нас и при таком исходе, только несколько позже (очевидно, что наиболее лакомые куски страны находятся за Уралом, и бесхозными они не останутся).
Столь мрачный сценарий наиболее вероятен. До сих пор путинский курс был направлен на то же, на что и «медведевский». Однако он предполагает продление процесса недружественного поглощения. И вряд ли подразумевает поворачивание этого процесса вспять. Может ли Путин пойти на подобную радикальную смену курса? Такое было бы возможно только при действительном обострении отношений между мировым правительством и Путиным. Оснований для такого предположения у нас немного.

5. НЕОБХОДИМОСТЬ ОПТИМИСТИЧЕСКОГО СЦЕНАРИЯ

Как видим, большую траекторию развития событий можно сложить, как паззл, из малых сценариев: война в тандеме, соперник-марионетка, Ельцин-2, Лебедь-2, ГКЧП-2 и затем Беловежье-2. Беловежье является исходом или итогом большого сценария.
Несмотря на кажущуюся множественность подсценариев и таящиеся в них шансы – реальных вариантов исхода совсем не много. По выражению известного философа-синергетика В.Г. Буданова, в точке бифуркации иногда бывает только одна альтернатива. Это так потому, что вторая альтернатива может сводиться к небытию системы.
Чтобы выжить, нам необходимо пройти между Сциллой ГКЧП-2 (удачной или неудачной имитации Путиным национальной реакции) и Харибдой Беловежья-2 (как ускоренного финала исторической России под руководством нового Ельцина – неважно какого конкретно: Медведева, Собянина, Навального или какого-то еще).
Единственный позитивный для русского народа и России в целом исход: контр-Ельцин или нео-Сталин, смещающий центр тяжести в госполитике с дезинтеграции «недораспавшейся империи» на противоположный: собирание страны, народная империя.
Оба описанных мной главных сценария событий – вытеснение одного из двух первых лиц из предвыборного процесса либо спектакль «раскола в тандеме» для облегчения победы одного из них – ставят русские патриотические силы перед неизбежностью важного решения: выдвижения на президентских выборах своего кандидата. Если провести такого кандидата в президенты не удастся, сам процесс формирования коалиции закалит нас в борьбе и наконец-то сделает несбыточную мечту реальностью. А именно: в России появится Русская коалиция, не заточенная под прохождение в депутаты этой Госдумы или просачивание в это правительство. С такой оппозицией нельзя будет не считаться.
Более подробная разработка и план альтернативного курса России будущего сейчас жизненно необходимы. С этой целью наш Институт динамического консерватизма провёл 28 апреля «круглый стол» на тему «Пути и сценарии самоорганизации русских патриотических сил в 2011–2012 гг.» Приглашаем к сотрудничеству всех, у кого есть значимые и неочевидные идеи о том, как создать действительно мощную Русскую коалицию, привести ее к успеху и начать духовное, геополитическое и социальное восстановление исторической России.

Виталий АВЕРЬЯНОВ

Комментарии:

Авторизуйтесь, чтобы оставить комментарий


Комментариев пока нет

Статьи по теме: