slovolink@yandex.ru
  • Подписные индексы П4244, П4362
    (индексы каталога Почты России)
  • Карта сайта

Финансовый кризис в России

Случилось невероятное: сразу же после банкротства американского «Леман бразерс» и поглощения другого уолл-стритовского гиганта «Мерил Линч» в далёком Нью-Йорке резко обрушились в Москве акции двух крупнейших российских банков «Сбербанка» и «ВТБ», а вслед за ними других отечественных корпораций — цвета нашего олигархического бизнеса. А затем на время были закрыты обе московские фондовые биржи.

Это кажется невероятным по нескольким причинам. Названные американские компании — это инвестиционные банки, чья специализация — торговля ценными бумагами, их первичное размещение и, разумеется, биржевая спекуляция. В условиях финансового кризиса, продолжающегося в США уже больше года, эти компании запутались в долгах по спекулятивным махинациям, и их формальное или фактическое банкротства вполне закономерны. 

В отличие от этого «Сбербанк» и «ВТБ» — это коммерческие банки, которые по определению не занимаются биржевыми операциями, тем более спекуляциями сомнительного характера. В их балансах практически нет неоплаченных долгов. Это высоко прибыльные учреждения, в отношении которых сама мысль о возможности банкротства в голову прийти не может.

Итак, два американских и два российских банка — это совершенно разные «звери», и между их судьбами, казалось бы, нет никакой причинно-следственной связи. Но это только на первый взгляд. В действительности наши банки, корпорации и биржи, где представлены их акции, с некоторых пор тесно вплетены в торгово-финансовую сеть мировой капиталистической экономики, и потому лишь в прекрасных грёзах наших либеральных министров Россия чудится эдаким «островом стабильности».

И потому закономерно, что финансовый кризис в США и других регионах должен был коснуться и нашего бизнеса.

 

Истоки нашего кризиса

 

В самом деле, присмотримся к тому, как распределено владение акциями на наших фондовых биржах. Как известно, там торгуется только часть акций, а именно та, что остаётся за вычетом контрольных пакетов, находящихся в собственности государства, олигархов и других крупных акционеров. Это около половины всех выпущенных акций. По официальным данным, около 50 процентов этой свободно обращающейся на бирже части в начале текущего года принадлежало иностранным юридическим или физическим лицам. Такая доля в мировой практике считается очень высокой. Обычно в развитых индустриальных странах основная часть приходится на массу мелких акционеров. Но в России средний класс крайне узок и соответственно невелика доля мелких отечественных акционеров. Зато доля иностранных акционеров до последнего времени была непомерно раздута.

Этому способствовал спекулятивный бум на российской бирже, царивший последние два года. Наша биржа считалась одной из самых привлекательных в мире. Иностранные инвесторы и спекулянты находили здесь быструю прибыль. И в свою очередь подогревали бум своими капиталами. Это был очередной пузырь, который со временем должен был лопнуть.

Отток иностранного капитала начался с января 2008 года, но до весны биржа ещё держалась. Решительный поворот произошёл в мае. С того времени и до начала сентября индекс курсов акций РТС (Российской торговой системы) упал на 47 процентов. Поскольку одновременно акции падали на всех биржах мира, хотя и в меньшей степени, это не вызывало у государства и публики особого беспокойства. Биржевой кризис разворачивался полным ходом, а в головах российской элиты по-прежнему царствовал мифический остров стабильности.

Но были и объективные основания для такого спокойствия. Отток капитала шёл не только из России, но также из всех развивающихся фондовых рынков: Китая, Индии, Юго-Восточной Азии. Это было естественным результатом развития финансового кризиса в центрах мирового капитализма – ведущие банки, инвестиционные фонды, хедж-фонды и другие спекулятивные фирмы спешно выводили свои капиталы из регионов, где финансовые риски считались наибольшими. Россия, но не только она, относилась к этой категории. Наши власти, по-видимому, решили, что с большими финансовыми резервами на руках они могут спокойно пересидеть мировой кризис.

 

Нефтяной пузырь

 

Тем более что мировой кризис в каком-то смысле даже благоприятствовал России. Дело в том, что поначалу финансовый кризис в мире сопровождался сильной стагфляцией, в ходе которой бешено росла цена нефти. В начале 2008 года она достигала 100 долларов за баррель, а к началу июля 147 долларов – невиданного рекорда. Некоторые эксперты прогнозировали дальнейший рост к концу года до 200 долларов.

В то время многие верили в такие прогнозы, полагая, что бум на рынке нефти базируется на росте реального спроса в Китае и Индии. Трудно сказать, поддавались ли наши власти этим настроениям. Скорее всего осторожничали. Во всяком случае, Министерство финансов, составляя федеральный бюджет на следующие три года, закладывало цену на нефть в 70 долларов. Но то была явная перестраховка. Вряд ли там предполагали, что нефть в ближайшем будущем может вновь скатиться ниже ста долларов. И потому твёрдо рассчитывали на сохранение нефтяного рая.

Применительно к финансовому положению страны это означало не только поддержание бюджетного профицита, но и активного платежного баланса, т.е. постоянное наращивание валютных резервов. И это даже при продолжающемся оттоке капитала.

Но мировой кризис неожиданно ударил другим боком. Прежде всего лопнул нефтяной пузырь. Большая часть бешеного спроса пришлась не на реальное топливо, а на нефть как на предмет биржевой спекуляции. Такой фиктивный спрос не мог быть вечным и со временем стал исчезать. А с ним покатились под гору и цены со 147 долларов в начале июля до 110 в конце августа. Одно время казалось, что они остановятся на психологическом барьере 100 долларов. Но, когда они промахнули мимо и в сентябре приблизились к 90 долларам, нефтяной рай оказался перед смертельной угрозой.

Капитал ускоряет бег

 

Как часто бывает, беда не приходит одна. Стал усиливаться отток капитала. Он вырос настолько, что впервые за долгое время превысил чистые доходы от нафтедолларов. Золотовалютные резервы достигли пика в начале августа – 597 миллиардов долларов и за последующий месяц упали почти на 40 миллиардов – до 560 миллиардов. Сумма внушительная, но остановится ли на этом их падение?

Это зависит от нескольких факторов: объёмов бегства капитала, цены нефти и курса доллара.

Отток капитала – дело по преимуществу стихийное, им руководит финансовый кризис на Западе, главным образом в США. Чем глубже кризис и острее его конкретные проявления, например, крупные банкротства, тем больше и быстрее спекулянты бегут в свои гнездилища. Но свою роль играют и политические мотивы. Например, вряд ли случайно, что резкое возрастание оттока капитала из России совпадает по времени с грузино-осетинским конфликтом и последующей волной злобной антироссийской пропаганды на Западе. Спекулянты трусливы и бегут подальше от мест, где идёт война и угрожающе демонстрируют свою мощь военные корабли. Пугает их и перспектива возврата к холодной войне.

 

Инвестиции бывают разные

 

Могут возразить: только что в Сочи на деловой форум с участием Владимира Путина съехались представители крупнейших компаний зарубежного бизнеса. Разве это не показатель неизменного интереса зарубежного капитала к инвестициям в нашей стране? Верно. Но капитал капиталу рознь. Крупные корпорации, как правило, не занимаются спекуляциями на фондовой бирже, поскольку их интересуют долговременные прямые инвестиции в высоко прибыльные отрасли, а не краткосрочная биржевая игра ценными бумагами. Впрочем, конкретные результаты сочинского форума и заключённые там инвестиционные контракты оказались скромнее прошлогодних. Если это считать сигналом для краткосрочного биржевого капитала, то он скорее негативный, чем позитивный. Учитывая продолжающуюся тряску на зарубежных биржах, вряд ли можно рассчитывать на скорое возобновление его притока на российские биржи.

Этим и объясняется, что, принимая экстренные антикризисные меры, правительство, в частности, выделило крупную сумму на прямую покупку акций на российских биржах. До сих пор неолибералы во власти категорически отказывались инвестировать средства Стабфонда в российские компании. Нынешний крутой поворот диктуется не столько внезапно нахлынувшим на них патриотизмом, сколько стремлением срочно прийти на помощь нашим олигархам, чьи бумажные миллиарды обесцениваются под напором рыночных сил. В других случаях, когда экономика бьёт по карману простых людей, правительство такой ретивости не проявляет.

 

Изъяны российской банковской системы

 

Ещё больше средств (свыше триллиона рублей) правительство и центральный банк выделили группе подконтрольных государству коммерческих банков («Сбербанк», «ВТБ», «Газпромбанк») на кредитование биржевых операций. Дело в том, что в разгар резкого падения акций в середине сентября биржа столкнулась с острой неликвидностью банков, которые не могли своевременно оплачивать покупки акций. Неожиданно возникла дополнительная трудность, считавшаяся до того чисто технической, но в этот момент сыгравшая решающую роль. По правилам биржи при покупке акций через брокера в обязательном порядке вносится авансовый залог наличными. Обычно это относительно небольшие величины, к тому же подлежащие возврату после завершения сделки. Но при резком падении акций стоимость аванса сильно возрастает, что затрудняет его своевременную оплату. Не получив её вовремя, брокер сбрасывает акции по любой цене, чтобы получить залог, что и произошло на московской бирже, ускорив падение и придав ему лавинообразный характер. К такому повороту власти оказались совершенно не готовы.

Но главное – неподготовленность российской банковской системы к кризисам такого рода. Дело тут не столько в самих банках, хотя и они по своим размерам и опыту работы значительно уступают западным. Больше всего они страдают от проводимой монетаристской политики, которая, делая акцент на борьбе с инфляцией, главным оружием считает жёсткое сдерживание роста денежного обращения. Практически это означает ограничение способности банков выдавать кредиты, потребности в которых превышают ресурсы кредитования. Считается, что такая политика противодействует инфляции, но это не так. В условиях монополизированной экономики цены растут вопреки монетарным сдержкам, а денежное обращение пассивно растёт вслед за ценами. Сдержки проявляются лишь в том, что банки, как правило, вынуждены балансировать на грани неликвидности.

Если для текущего регулирования нехватки денег достаточны периодические корректировки, то при острых биржевых кризисах неликвидность может стать причиной катастрофы. Что и произошло у нас в середине сентября.

 

Что день грядущий нам готовит?

 

На данном этапе правительству удалось справиться с ситуацией благодаря огромным денежным вливаниям. Но надолго ли? Мы уже отмечали, что помощь с Запада в виде нового капитала скоро не придёт. Хватит ли внутренних резервов?

Это зависит, в частности, от мировых цен нефти. Напомним, что наша экспортная цена ниже мировой, она упала со 139 долларов в начале июля до 88 долларов в середине сентября. Отсюда уже не так далеко от 70 долларов, зафиксированных в проекте федерального бюджета, ниже которой исчезнет его профицит. Вероятно, при этом продолжится сокращение валютных резервов. Ситуация не из приятных , но это ещё не конец света. Думаю, однако, что многое зависит от того, как разовьётся мировой финансовый кризис, что при некоторых вариантах неприятной ситуации удастся избежать. И вот почему.

По-прежнему действует спекулятивный механизм, по которому цена нефти и курс доллара меняются в противофазе: чем выше доллар, тем ниже цена нефти, и наоборот. Сейчас рост доллара приостановился, а нефть на мировых биржах вернулась к ста долларам. Такой уровень, если он закрепится, будет нам выгоден и позволит, продолжая вливания в банковский сектор, поддерживать фондовый рынок.

Конечно, расчёты на то, что внешние спекуляции будут складываться благоприятно для России, являются шаткой основой для её финансовой политики. Разумнее было бы договориться о координации действий России с США и другими финансовыми центрами по борьбе с мировым кризисом. Президент Медведев высказался в пользу такого сотрудничества ещё в июне на совещании «большой восьмёрки» в Японии. Эту идею поддержали и видные американские деятели, в частности Линдон Ларуш. Но в Вашингтоне царят сейчас иные настроения, и потому нам скорее всего придётся рассчитывать только на собственные силы. И речь должна идти в первую очередь не столько о том, чтобы поддерживать во что бы то ни стало саму биржу, сколько о том, чтобы предотвратить распространение кризиса на всю экономику. Эту тему мы обсудим в отдельной статье.

Станислав МЕНЬШИКОВ

Амстердам.

когда верстался номер

Темпы падения российских акций резко ускорились

По оценке аналитиков, снижение может составить до 3—5% и более, если только на рынок не выйдет сколько-нибудь крупный покупатель.

Темпы падения российских акций резко ускорились во вторник днем. Индекс РТС к 13.12 по московскому времени упал на 2,88% до 1271,84 пункта. Индекс ММВБ теряет уже 4,75%, составив к этому времени1053,26 пункта.

На ФБ ММВБ в отрицательной зоне оказались все «голубые фишки»: «Сбербанк» (-4,6%), «ВТБ» (-3%), «Газпром» (-3%), «Роснефть» (-5,3%), «ЛУКойл» (-4,45%).

Накануне фондовый рынок США по итогам торгов в понедельник показал существенное падение на фоне взлета стоимости нефти на 16%, а также опасений, что план Министерства финансов по изъятию «плохих долгов» не сможет предотвратить рецессию.

Аналитик «Альфа-банка» Ангелика Генкель отмечает, что сегодня частных игроков, впервые вышедших на рынок вчера, может постигнуть разочарование: на рынке назрела коррекция, и для нее сложились благоприятные условия. Она благоприятна для тех, кто только готовится вложиться в акции.

«После вчерашних пассивных торгов сегодня активизируется фиксация прибыли, накопленной в минувшую пятницу. Тогда прирост цен отдельных акций достигал 65%, а индексы выросли на 23—29%. Сегодня же поводом для коррекции стало падение фондовых индексов по всему миру из-за отсутствия полной информации о плане властей США, направленном на поддержку финансовой системы страны, стремительного падения курса американской валюты, нестабильности в финансовом секторе США и резкого роста мировых цен на нефть», — считает она.

По оценке аналитика, снижение может составить до 3—5% и более, если только на рынок не выйдет сколько-нибудь крупный покупатель. «Вероятность появления крупного капитала пока маловероятна: мировые рынки лихорадит, а российские по-прежнему испытывают проблемы с ликвидностью. В ближайшие дни ситуация ухудшится в связи с необходимостью осуществления налоговых платежей и рефинансирования долга», — полагает Генкель.

Аналитик ITinvest Алексей Маликов отмечает, что негативное закрытие американских индексов вкупе с локальной перекупленностью отечественного рынка оказывают давление на котировки ликвидных акций.

«Рекордный рост накануне нефтяных цен, похоже, сейчас просто удерживает рынок от полноценной коррекции к предыдущему росту. Да и желающих продавать особо не наблюдается, впрочем, как и покупать. Сложно оценивать поведение рынка, когда есть ограничения в торговле. Это, безусловно, накладывает свой отпечаток на характер торгов. Внутри дня продолжаем ожидать высокой волатильности, и не исключено, что мы можем увидеть цены еще немного ниже текущих уровней», — полагает он.

 

Комментарии:

Авторизуйтесь, чтобы оставить комментарий


Комментариев пока нет

Статьи по теме: