slovolink@yandex.ru
  • Подписные индексы П4244, П4362
    (индексы каталога Почты России)
  • Карта сайта

Ещё раз про любовь. В юбилей Татьяны Дорониной

Если вдуматься – некого поставить рядом с ней. Она – единственная и неповторимая в истории российской Мельпомены. Национальное достояние страны.

Великая актриса, сказал о ней в одной радиопередаче режиссёр Роман Виктюк. «Величайшая», — поправил его Александр Калягин, сам руководитель театра и председатель СТД. 

Двадцать лет Татьяна Васильевна возглавляет Московский художественный театр имени Горького на Тверском бульваре, который ставит Максима Горького и Антона Чехова, Фёдора Достоевского, Валентина Распутина и Юрия Полякова, Виктора Розова и Михаила Булгакова. Ставит так, что каждая постановка — событие для подлинных ценителей искусства, для придирчивых театралов и вдумчивой критики. Ибо рядом с Татьяной Дорониной единомышленники, истинные патриоты русского театра. Наперекор хуле, наперекор умолчанию она в последние два десятилетия, когда идёт тотальное наступление на русскую культуру, отстаивает высокие традиции русского искусства — человечность, уважение к нетленным образцам русской классики, гуманизм. Желание сделать человека лучше, поднять его к Богу, а не оскотинивать его, чем занимается сегодня большинство промышляющих в бизнесе от искусства, — вот девиз доронинского Служения театру. И – русской культуре.

Кого ещё из женщин можно вспомнить в театральной истории России? Комиссаржевскую? Но биография её театра была куда короче.

«Обыкновенная богиня» – назвал её кто-то из неистовых поклонников, позаимствовав известную фразу Алексея Толстого о Галине Улановой. «Нет, не могу назвать Татьяну Васильевну Доронину обыкновенной, даже богиней, — спорила с ним другая поклонница. — Она – необыкновенная».

Жизненный путь великой русской актрисы сказочен, как и путь её страны. Дочь простых крестьян, подавшихся из деревни в Ленинград в 20-е гг., выросшая в коммунальной квартире на семь семей, Доронина с детства грезила сценой и в 14 лет поступила в школу-студию МХАТ. Когда экзаменаторы выяснили, что у девочки ещё нет аттестата зрелости, огорчились и отправили домой доучиваться. В 1956 году она заканчивает студию и отправляется с молодым мужем Олегом Басилашвили в Сталинградский театр. Оттуда её пригласили сначала в ленинградский театр Ленинского комсомола, а затем Георгий Товстоногов в свой знаменитый БДТ. Это была кузница звёздных кадров: Лавров, Борисов, Копелян, Стржельчик… Бриллиантом называл её сам Товстоногов, который был от неё в восторге.

«Товстоногов сделал её великой актрисой, — вспоминает народный артист России Игорь Кашинцев, учившийся в студии курсом старше Дорониной. — Это был фантастический театр, лучший в стране. Доронина в этом театре создала новый тип женщины – лирически-интимный, сексуальный, сильный. До неё не было таких русских женщин на сцене. Доронина – актриса нового поколения, новой формации».

Что отличает Доронину-худрука в сегодняшнем театральном мире? Абсолютный пиетет перед классикой, что сохраняется, пожалуй, только в Малом и её МХАТе им. Горького. Уважение к автору на фоне бытующего ныне амикошонского панибратства, когда классика можно корёжить, как заблагорассудится, менять сцены, выбрасывать или дописывать текст, пороть отсебятину в угоду потребителю...

— Я беру за основу точный текст и точные ситуации, которые написаны гениальным и единственным по пронзительности пока драматургом Антоном Павловичем Чеховым, — говорила она в одном из своих интервью, определяя принципы своего творческого подхода. — В чём состоит мой вклад? С чем я выхожу? Этот текст можно сказать по-разному и сыграть по-разному. «Можно» вульгарно кричать, «можно» быть пьяной. Я говорю: можно в кавычках, это всё бытует, но этого не должно быть, потому что Чеховым написана женщина, способная любить, отдавать, которая страшно переживает потерю сына как потерю родины, для которой продажа вишневого сада является трагедией… А что она может сделать, если идёт наступление на вишневые сады России? …Она может любить, страдать… Я-то играю её отъезд в Париж как прощание с жизнью, не только с родиной. Потому что для неё жизнь кончилась вместе с тем благоухающим прекрасным детством, с любовью, с сыном – всё кончилось. Если этого нет, значит, ничего и не надо.

Эти слова — истинное свидетельство того, почему Татьяну Васильевну по праву можно назвать жрицей-хранительницей русской театральной школы и русской театральной классики.

Доронина — редкий гость в новомодных тусовках, в кино она не снимается уже давно – для неё нет материала в бесконечных сериалах со стрельбой и убийствами, инцестом и однополой «любовью». Всё в экранной жизни стало обыденным, говорит она: убийство, преступление, подлость, предательство. Зрители теряют порог чувствительности к ненормальному. Культом сделали деньги: у кого они есть, тот и преуспел, тот и диктует всё и везде.

А театр, по убеждению Дорониной, должен сохранять человеческое в человеке.

— Откуда вы берёте силы, чтобы выдерживать все трудности? – спросили её однажды. — Из убеждённости в том, что всё, что ты делаешь, — это нужное и божеское, — отчеканила в ответ Татьяна Васильевна давно продуманные слова.

Виктор Линник.

 

Редакция «Слова» сердечно поздравляет Татьяну Васильевну Доронину с юбилеем, желает ей здоровья, творческого долголетия, новых свершений!

 

Комментарии:

Авторизуйтесь, чтобы оставить комментарий


Комментариев пока нет

Статьи по теме: