slovolink@yandex.ru
  • Подписные индексы П4244, П4362
    (индексы каталога Почты России)
  • Карта сайта

Цунами с Уолл-стрита и «Остров стабильности»

«Россия остается островом стабильности на фоне мирового финансового кризиса»
  из выступления  вице-премьера, главы Минфина РФ Алексея  Кудрина  в ходе Всемирного экономического форума  в Давосе в январе 2008 г.
  «Мы находимся посреди кредитного цунами, которое  случается раз в столетие»
  высказывание  экс-главы ФРС Алана Гринспена на слушаниях в конгрессе США в октябре 2008 г.

Вплоть до весны многие надея-лись, что разбушевавшаяся за океаном экономическая стихия обойдёт Россию стороной. Позже иллюзии улетучились. Первыми беду почувствовали крупные бизнесмены – олигархи, банкиры, финансисты, а также все те, кто владеет ценными бумагами — акциями и облигациями.

 

Фондовый рынок за истекшие полгода просел в четыре раза. А в середине сентября котировки отечественных «голубых фишек» на биржах столь стремительно падали, что РТС и ММВБ пришлось не раз закрывать, а правительству принимать срочные меры по предотвращению финансового краха. Стало очевидным, что американский недуг не только резко усилился, но обрёл планетарный характер и охватил нашу страну.
  Тема кризиса стала центральной не только в СМИ, но и в головах миллионов граждан. Не грядёт ли опять дефолт? Не загалопирует ли вновь и без того усилившаяся в последнее время инфляция? Не обесценятся ли имеющиеся сбережения? Не следует ли опасаться потери работы? Все эти вопросы беспокоят людей. Конечно, не стоит впадать в панику, как, впрочем, и отрицать свалившиеся на нас напасти и надвигающиеся угрозы. Ведь мало что изменится от того, что называть их «временными трудностями», а не кризисом. Как говорила шекспировская Джульетта: «Что значит имя? Роза пахнет розой, хоть назови её, хоть нет».
  Чем же в самом деле чреваты развёртывающиеся события? В чём их коренная причина? Что делать для смягчения ударов кризиса в настоящем и предотвращения его повтора в будущем?
  В условиях глобализации нельзя было оказаться в стороне от финансового взрыва такой мощи. Тем более что Россия — часть мировой капиталистической системы, хотя и занимает в ней далеко не лидирующее, а периферийное место. Метафора «Остров стабильности» звучала бы куда правдоподобнее о Кубе в устах братьев Кастро, о Северной Корее, произнесённая Ким Чен Иром, или о Советском Союзе, будь она высказана Сталиным во времена Великой депрессии.
  От притока или оттока западных капиталов, уровня мировых цен на энергоносители, курса иностранных валют сегодня зависит многое и в нашем обществе. Когда по мере усугубления финансовых проблем международные корпорации стали продавать бумаги российских предприятий, позиции последних зашатались. Испытав нехватку наличности, иностранные банки перестали выдавать кредиты российским контрагентам, что также нанесло весьма ощутимый урон их состоянию и перспективам развития.
  Некоторые чины и бизнесмены в Америке и России призывают стоически перетерпеть кризис. Как в природе за летом и осенью неизбежно наступает зима, так и рыночная экономика подвержена циклам, и никуда от них не деться, заверяют они. Словом, как пелось раньше: «Не надо печалиться, вся жизнь впереди, надейся и жди».
  В истории постсоветской России кризисы – не диковинка. Поскольку первое испытание случилось 10 лет назад, может показаться, что наше экономическое развитие на манер Запада стало циклическим. Не исключено, что в отдаленной перспективе так и будет. Но пока для этого нет веских причин: отсутствует необходимый фактор периодических спадов производства — обновление основного капитала, о чём ниже.
  Сегодняшний кризис в России заметно разнится с былым дефолтом. Тогда наши власти собственноручно выстроили порочную пирамиду ГКО, за что поплатилась вся страна. Теперь кризис импортирован — ящик Пандоры находится за океаном. Так не западной ли цикличностью вызваны нынешние беды — мы ведь крепко связаны с мировой рыночной экономикой? Нет. Сам западный мир столкнулся с кризисом принципиально нового типа. И он не циклический. Что же таится в кратере разрушительного вулкана? Прежде чем ответить на этот вопрос, нелишне вкратце напомнить череду событий.
 

ХРОНИКА ПИКИРУЮЩЕГО КАПИТАЛИЗМА

  Всё началось с недвижимости. Мина замедленного действия оказалась заложенной в ипотеке. Чтобы взбодрить вялую экономику США во время первого президентского срока Буша, решили удешевить кредиты на жилищное строительство. Туда хлынули миллионы клиентов, в том числе и неблагонадёжных. Засучив рукава за дело взялся и спекулятивный капитал. Несколько лет он усиленно раздувал ажиотаж, в результате чего образовался фиктивный финансовый пузырь, в десятки раз превышавший его реальную величину. Затем увеличились процентные ставки. И без того имевшие место неплатежи приняли лавинообразный характер. Банки обратились к страховщикам. Те и другие терпели убытки. Множились неплатежи строительным фирмам и банкротства, распространившиеся на инвестиционные банкирские дома Уолл-стрита, владеющие ценными бумагами всех этих учреждений А это уже – центральный нервный узел всей американской экономики.
  Кредитная система страны затрещала, и настал день, когда грандиозная авантюра стала рушиться, как карточный домик. Один за другим посыпались игроки и участники этого фронта, вовлекая в образовавшуюся воронку и учреждения других государств.
  Кризис обрёл мировые масштабы летом 2007 года, когда на международных рынках возник кризис ликвидности и Центробанки многих стран принялись вливать в свои финансовые системы сотни миллиардов долларов. На фондовых рынках нарастала неуверенность инвесторов, послужившая одной из причин осеннего падения индексов.
  В начале 2008 года американские власти развернули показную кампанию по отлову злоумышленников в ипотечном кризисе. ФБР и Комиссия по ценным бумагам и биржам стали проверять хэджевые фонды и крупные банки.
  Минувшим летом высветились проблемы страховых агентств Freddie Mac («Фрэдди мэк») и Fannie Mae («Фэнни мэй»), совместно контролирующих чуть ли не половину всего американского рынка ипотечных займов и являющихся гарантами по кредитам на сумму в 5,2 триллиона долларов. Их неурядицы породили новую волну паники на фондовых рынках. Финансовые убытки банков приняли небывалые масштабы. Но это были ещё цветочки.
  С середины сентября кризис резко обострился. Рухнул один из столпов Уолл-стрита — просуществовавший 168 лет «Леман бразерс» (Lehman Brothers). Его долги перевалили за 610 млрд. долл. Чтобы избежать экономического коллапса, американское правительство вынуждено было тогда взять под государственное крыло Freddie и Fannie. 150 млрд. долл. казённых средств пожертвовали и дышащему на ладан страховому колоссу «Америкэн интернешнл групп» (American International Group (AIG). А всего на спасение финансового сектора ФРС добилась от конгресса выделения 700 млрд. долл.
  Шедшая в такой обстановке президентская избирательная борьба в США была предрешена: шансов на победу республиканцев, допустивших столь масштабный финансовый провал, не оставалось. Выборы с солидным перевесом выиграл кандидат демократов Барак Обама, причём несмотря на весьма необычный для обитателей Белого дома цвет кожи. Заметим в скобках, что перевес Обамы был огромным в голосах выборщиков, но не в голосах избирателей – видимо, сказались сомнения американцев по поводу как ничтожного политического опыта Обамы, так и цвета его кожи.
  В середине ноября под прожекторами кризисных софитов оказался банковский лидер Уолл-стрита – Citigroup с его 12 тысячами отделений по всему земному шару. В течение несколько дней его акции обесценились на 60%, несмотря на 25 млрд. долл. помощи, выделенной правительством в октябре. В ипотеке у него «завязло» 600 млрд. долл. Судьба финансового левиафана до сих пор находится в подвешенном состоянии. Примерно тогда же за помощью к правительству обратились испытывающие серьёзные трудности три кита автомобильной промышленности США – «Дженерал моторс», «Форд» и «Крайслер». Им как нефинансовым организациям отказали. Но стало очевидно, что метастазы денежно-кредитного недуга охватили и индустриальную сердцевину страны. Главы этих фирм пошли с протянутой рукой в конгресс. Но законодатели задали им немало вопросов, в том числе: «Если всё так плохо и ваши компании бедствуют, то почему каждый из вас прилетел в Вашингтон на частном самолёте»?
  Между тем, сделав фантастический гешефт на злосчастной ипотеке, спекулятивный капитал переключился на раздувание нефтяного пузыря.
  К июлю ему удалось взвинтить цену барреля нефти почти до 150 долл. В качестве обоснования раскрутки биржевых фьючерсов фигурировали растущие потребности Китая и Индии. Но, когда стало ясно, что и эти страны погружаются в кризисную трясину, «быки» стремительно ретировались, уступив место «медвежьей» стае. Трёхкратное с тех пор падение мировых цен на нефть в наибольшей степени ударило по российской экономике с её сырьевой ориентацией и зависимостью.
 

ЗРИ В КОРЕНЬ: РОДОСЛОВНАЯ КРИЗИСА

  С 1825 года экономические кризисы сделались неизбежными спутниками капитализма, а спустя три десятилетия обрели и мировой характер. Установив неразрывную связь хронического недуга с внутренними противоречиями буржуазной формации, Маркс обосновал протяжённость примерно десятилетнего цикла периодом обновления основного капитала. После глубочайшего кризиса 1929–1930 гг. произошла кейнсианская революция: государство начало активно вмешиваться в экономическую жизнь и добилось немалого в сглаживании кризисов. Что же вновь так раскачало лодку?
  В начале ХХ века, исследуя предпринимательские способности, немецкий учёный Макс Вебер вскрыл различия между спекулятивным (авантюрным) и созидательным бизнесом. Успехи и будущее западного капитализма Вебер связывал с преобладанием в нём творческих функций. В своей книге «Протестантская этика и дух капитализма» он особо выделил немалую роль правильного воспитания и христианской религии, содействующей утверждению буржуазного рационализма. По мысли автора, именно поэтому такой строй ориентирован на постоянное развитие производительных сил. Причём для «созидательных» представителей капиталистического класса важно не столько банальное «делание денег», сколько сам процесс созидания, зачастую даже при ограничении собственного потребления.
  Однако в последние десятилетия в США (и не только) стали побеждать сугубо спекулятивные группы финансовой олигархии. Информационная революция создала неограниченные возможности для разбухания фиктивного капитала. Увеличилось число фирм и лиц, полностью оторванных от целей и нужд реальной экономики. В финансово-кредитной сфере народилось множество «экзотических» организаций, операций и профессий, специализирующихся на рискованных авантюрах.
  Это у нас утвердилось мнение, что в США главенствуют бизнесмены типа Гейтса и Форда. Таковые есть, но куда большую силу сегодня обрели гении всевозможных финансовых проделок наподобие Сороса. В целях наживы они переводят капиталы из страны в страну, обваливают или, наоборот, взвинчивают те или иные валюты. Не менее масштабно в этом же духе орудуют инвестиционные банковские монстры Уолл-стрита. Инициируя слухи о невиданных перспективах обогащения в тех или иных сферах, они привлекают на свои счета огромные денежные ресурсы финансовых институтов и населения не только США, но и всей планеты. Так создаются всемирные финансовые пирамиды. Во всей этой вакханалии не последнюю роль играют и дающие «нужные» оценки благонадежности тем или иным компаниям или учреждениям рейтинговые агентства.
  Резкому усилению спекулятивного «духа капитализма» в последние десятилетия способствовало и то, что отцы-основатели могущественных банков вымерли, а заправляют ими теперь, как правило, наёмные менеджеры, отныне пекущиеся не столько о стабильности функционирования институтов, сколько о собственной краткосрочной выгоде. Хорошие результаты, показанные за год, подчас скрывают накопление проблем в будущем. Бонусы менеджеров по итогам года достигают десятки миллионов долларов, а что в результате их деятельности произойдёт с фирмой в дальнейшем, их не так волнует. Окружив себя своими людьми, топ-менеджеры до поры до времени застрахованы от критики принимаемых решений.
  Этой усилившейся спекулятивной когорте сродни авантюристические политики, одержимые планами мирового господства и захватившие в последние годы бразды правления в Вашингтоне. Гитлер в своё время пытался добиться этого преимущественно военным путем. Широко использующий и милитаристские методы, Белый дом на первый план в ядерную эпоху выставляет всё же финансовый инструментарий. Отменив Бреттон-Вудские договорённости и привязав всех к своей «резервной» и «плавающей» валюте, США вознамерились ускоренными темпами завоевать гегемонию на земном шаре. Особенно после крушения СССР.
  Эти процессы проходили под барабанный бой либерализма и монетаризма. Взгляды М.Фридмана и его единомышленников канонизировались, рыночный фундаментализм обретал воинствующий характер. Со спекулятивного финансово-олигархического стола немало доставалось и довольно широкому пласту американской нации, пристрастившейся к беспечной жизни в кредит. Поддерживаемая мощной пропагандой, такая политика долгие годы не встречала сколь-либо серьёзного сопротивления. При этом забывалось, что так не может продолжаться всё время, что, как пел Высоцкий, «в конце пути придётся рассчитаться».
  Неужто в Америке не было тех, кто видел надвигающиеся угрозы и предупреждал о грозящей стране и всему миру экономической катастрофе? Конечно, были. Оригинальный американский мыслитель, экономист и общественный деятель Линдон Ларуш — один из них. Он не раз заявлял об опасных тенденциях и неминуемом финансовом крахе. Но его выступления оставались гласом вопиющего в пустыне. За «диссидентство» ему даже пришлось провести какое-то время в тюрьме. А ведь случилось именно то, что он предрекал. Теперь об этом открыто заговорили лидеры победившей на выборах демократической партии США, руководители других западных государств (Подробнее взгляды Л.Ларуша изложены в статье профессора Станислава Меньшикова в № 38 «Слова» за этот год.)
 

БОГАТЫЕ ТОЖЕ ПЛАЧУТ

  Темпы роста капиталов российских миллиардеров до недавних пор были столь ошеломляющими, что некоторые из них уже примеривались к мировым вершинам. Но в следующем ежегодном рейтинге богатства журнала «Форбс» читателю предстанет иная картина. Вложенный в контрольные пакеты акций крупнейших в стране корпораций и банков олигархический капитал съёживается подобно шагреневой коже. С мая «золотая сотня» России «обеднела» на четверть трлн. долл.!
   Падение стоимости ценных бумаг чревато и потерей активов. Олигархи обычно использовали приобретённые ими пакеты акций фирм в качестве залога и на полученные под них, как правило, от зарубежных банков займы совершали дальнейшую экспансию. Когда котировки пошли вниз, банки стали требовать увеличения залогов. Но в кризисные времена получить кредиты становится сложнее и обходятся они намного дороже. В ряде случаев приходится расставаться с капиталами.
  Так, Олег Дерипаска осенью был вынужден продать доли в канадской автомобильной компании «Магна» (Magna) и немецком строительном концерне «Хотшиф»(Hotchif). Нависла угроза и над его 25-процентным пакетом акций в «Норильском никеле», заложенным у западных банков. Деньги брались весной, и обеспечение казалось надёжным: в марте оно стоило 14,3 млрд. долл. Но к началу октября цена упала до 3,3 млрд. Теперь западные банки под угрозой невозврата пакета акций требуют его увеличения.
  На помощь Дерипаске пришёл государственный «Внешэкономбанк» (ВЭБ), получивший недавно в свое распоряжение от казны «антикризисные» 50 млрд. долл. Он предоставит заём на 4,5 млрд. долл. до конца 2009 года. 2 млрд. долл. на рефинансирование кредитов получит от ВЭБ «Альфа-групп» Михаила Фридмана. Решения по спасению крупного отечественного бизнеса от перехода под контроль зарубежного капитала приняты также по «Роснефти», группе строительных компаний «ПИК», ОАО «РЖД». Заявки подали и металлургические корпорации — «Евраз групп» Романа Абрамовича и Александра Абрамова, «Северсталь» Алексея Мордашева, «Мечел» Владимира Зюзина. При непогашении кредитов активы перейдут к государству, роль которого в таком случае в экономике возрастёт.
  В лучшей ситуации оказались магнаты, продавшие свои акции накануне фондового обвала. Так, Михаил Прохоров по условиям развода с Владимиром Потаниным получил многомиллиардный «кэш», и это спасло его капитал от неминуемого падения в три или четыре раза. Депутат Государственной думы РФ Владимир Груздев тоже вовремя успел продать своему партнёру Александру Занадворову 50-процентную долю в розничной сети «Седьмой континент» за 1 млрд. долл.
 

ЧТО БУДЕТ С РЕАЛЬНЫМ СЕКТОРОМ?

  Помимо предоставления средств на рефинансирование внешнего долга крупных компаний правительство выдало кредит в 950 млрд. руб. ещё трём государственным банкам: Внешторгбанку, Сбербанку и Газпромбанку, который, по замыслу, должен был вскоре дойти до обычных предприятий. Но этого не случилось.
  Получив от государства льготные кредиты, банки пустили их на приобретение долларов, способствуя тем самым уменьшению валютных резервов страны и падению курса рубля к доллару. Это лишь осложнило ситуацию. Вскоре президент резко высказался о «финансовых тромбах», а правительство вроде бы ужесточило контроль за использованием средств. Деньги стали продвигаться к тем, кому они с самого начала предназначались.
  Но и этот путь оказался тернист. Кредиты, как правило, выдаются под залог недвижимости, которой обладают, увы, далеко не все. Но главное – минимум под 20 процентов! Между тем сами банки получили их от казны меньше, чем за 10 процентов. Иначе, как спекуляцией государственной помощью, это не назовёшь. Кредитование малого и среднего бизнеса у нас всегда было проблемным. Он работает на арендованных площадях. Всё, чем он располагает, – это товар на складе и в обороте, а также дебиторская задолженность. Банки не любят такое обеспечение. Приходится договариваться о закладе заемщиком товара в двойном размере по отношению к сумме кредита. В условиях кризиса и растущего дефицита доверия теперь свёртывается и эта возможность. Да и брать займы под высокий процент может оказаться убыточным.
  Между тем реальная экономика сталкивается и со многими дополнительными трудностями. Растёт число обанкротившихся банков. Другие, испытывая трудности, задерживают платежи, предприятия оттягивают оплаты друг другу. Начинает срабатывать «эффект домино». В итоге задерживаются поставки, останавливается производство.
  Фирмы урезают планы развития на следующий год. Руководство большинства компаний задумывается о серьёзном сокращении персонала. Число безработных с неизбежностью будет возрастать. Зарплаты уже заморожены, но, вероятнее всего, и они в скором времени пойдут на убыль. Чтобы предотвратить резкое снижение уровня жизни населения, премьер В.Путин на съезде «Единой России» объявил о решении увеличить пособия по безработице и размер пенсий, поддержать реальный сектор экономики налоговыми льготами.
  Замораживаются ранее запланированные проекты. Да и банки теперь не ссужают средства под эти цели. Аргумент один и тот же – кто знает, что будет с вашим бизнесом в будущем. Кризис смешал все карты.
  Олигархи выстроились в очередь перед уполномоченными государственными банками, но кто поможет сотням тысяч представителей обычного бизнеса? А ведь их положение особо неустойчиво. Акций, правда, у них нет, и здесь терять нечего. Но кредиты им так же необходимы, как воздух. И остаться в трудные кризисные времена на плаву – большая проблема. Словом, в рядах неолигархического бизнеса пока царит знакомый девиз: спасение утопающих – дело рук самих утопающих.
  Наши золотовалютные резервы тают на глазах. В начале августе они достигали почти 600 млрд. долл., а к концу ноября уменьшились на четверть. А ведь на нефтяную манну теперь уже рассчитывать не приходится. «Чёрный день» наступил, и продолжительность его неизвестна. Но и при дефицитном бюджете надо будет платить жалованье госслужащим и военным, выдавать пенсии. К тому же из-за денежных вливаний инфляция не прекратится.
  Здесь, правда, не всё так однозначно. Монополистическая структура нашей экономики, удорожание кредитов, а стало быть, и издержек производства, рублёвые инъекции, несомненно, усиливают дороговизну. Но имеются и противодействующие силы. Среди них урезание зарплат, сжатие покупательного спроса и сокращение потребления, дефляция на Западе и отсюда удешевление импорта.
  Снижения цен на продукты питания пока не наблюдается. Но в металлургии и строительстве картина изменилась. Изрядно подешевели уголь и цемент, а также квартиры в новостройках. Думается, что общий ценовой фон будет весьма разнолик. И хотя инфляция не исчезнет, но всё же уменьшится с 14 процентов в этом году до 7 – 8 процентов в следующем.
 

УПУЩЕННЫЕ ВОЗМОЖНОСТИ

  Связав себя с капитализмом, Россия вынуждена жить по его законам, нормам и правилам. Но нельзя ли было обойтись меньшими потерями, оказаться более защищёнными от ударов цунами с Уолл-стрита? Конечно, можно. Ведь мы многого не сделали. От продолжения бездумной экономической политики 90-х мы, конечно, отказались. Обеспечили известную стабилизацию общества в течение восьмилетнего периода. Но одновременно с этим были упущены многие возможности ускоренного поступательного развития общества, вследствие чего не были искоренены коренные слабости и пороки нашей экономики.
  Мы, пусть и с опозданием, создали Стабфонд. Но куда шли его ресурсы? Не на развитие собственного хозяйства, его инфраструктуры, кредитование и поддержку среднего и малого бизнеса. Долгие годы мы направляли их на Запад под низкие проценты, а тот же Запад затем ссужал нам их втридорога. Если Россия — «Остров стабильности», а США — ненадёжное государство, утратившее веру в себя как финансовую сверхдержаву, то зачем именно туда отправлять наши сбережения? Почему сейчас мы решились на то, чтобы помочь реальной экономике, а раньше не делали этого? «Может быть, и хорошо, что денег перестало хватать на всё? Бедность может стать уроком и помочь властям – да и тем, кто их выбирает, — осознать стратегическую ошибку последнего десятилетия: непонимание разницы между стабильностью и развитием», — не без горькой иронии замечает деловой еженедельник «Smart Money».
  Упущенное не вернёшь, но оно — урок для настоящих и будущих действий. Да, мы часть мирового капитализма, но, чтобы не занимать в нём столь уязвимые позиции, следует покончить с экономической отсталостью страны. Накопления от газа и нефти следует разумно вкладывать в собственную экономику не только в ненастные, но и благополучные дни. Укрепление и модернизация хозяйства, конечно, не гарантируют от повторения разного рода экономических кризисов и катаклизмов. Они в природе капитализма. Но гармонично развитая страна в состоянии преодолеть их менее болезненно.
 
И МАРКСА ВСПОМНИЛИ
  В одном из последних номеров делового журнала РБК за текущий год красочный портрет Маркса на обложке. «Маркс возвращается», — гласит заголовок ключевой статьи номера. «Мировой кризис может поколебать принципы рыночной экономики. Цивилизация стоит перед выбором: корректировка капитализма или смена экономической модели. Возможно, следует искать альтернативу системе, которая периодически дает сбой?» — вопрошают авторы материала. Интерес к марксизму резко усиливается в Германии и других западных странах. «Капитал» переиздают массовыми тиражами, не успевая удовлетворить растущий спрос. Такой поворот свидетельствует о понимании важности поиска глубинных причин экономических явлений, затрагивающих коренные интересы мирового сообщества. Кризис стал катализатором подобных устремлений, хотя это не значит, что в классических трудах прошлого можно найти ответы на все сегодняшние вопросы.
  Развертывающийся уже на протяжении полутора лет финансово-экономический кризис по своей природе, как уже отмечалось, не является циклическим, и Марксу он был неведом. Акции и биржи, правда, уже появились в то время, и фиктивный капитал находился в поле его зрения. Но эти атрибуты тогда не обрели самодовлеющего характера и сами по себе не могли приводить к катаклизмам мирового порядка. Наблюдавшиеся в те времена кризисы перепроизводства продолжаются и до сих пор. Позже великий русский экономист Н.Кондратьев обратил внимание и на существование более длинных, измеряющихся несколькими десятилетиями циклов (длинные волны конъюнктуры). Но и к ним нынешний кризис не относится.
  Ну а кризис 1929 – 30-х гг.? Начался он тоже с паники и лихорадки на бирже. Но тогда роль всего этого была принципиально другая. Тот был лишь стартом к началу глубочайшего кризиса перепроизводства классического типа. Сегодня масштабы и роль фиктивного капитала в рассматриваемом круге явлений принципиально изменились. Это уже и сама основа, и сам мотор. Правда, финансово-кредитный кризис на наших глазах опускает мировую экономику в рецессию. Похоже, что прежний хвост теперь уже завертел всей собакой. Парадоксально, но с дефолтом 1998 г. нынешний кризис схож по своему происхождению. В обоих случаях строились финансовые пирамиды. Но одна потрясла лишь Россию. Вторая – весь мир.
  Получается, что не прав и А.Гринспен, которого мы цитировали в начале статьи. Во-первых, такого кризиса в истории человечества вообще не было. Во-вторых, в будущем он может повторяться значительно чаще, чем «раз в столетие».
  Ключ к пониманию причин ныне развёртывающегося ненастья и предотвращению его в будущем лежит прежде всего в констатации одного факта: нельзя допускать раскачивание лодки опасными спекулятивными финансово-олигархическими группировками.
  Спекулятивность – неизбежный компонент всякого успешно действующего капиталистического предприятия. И от неё никуда не деться, по крайней мере в условиях капиталистической организации общества. Но ограничение её крайних форм, приводящих к разрастанию и последующему лопанью всевозможных финансовых пузырей, вызывающих «кредитные цунами», не просто возможно — оно становится жгучей потребностью нашего времени. Глобальный капитализм нуждается в глобальном регулировании.
  Комментируя позицию Евросоюза, парижский аналитик Ксавье Рише замечает: «Никто не собирается устраивать в Европе филиал Северной Кореи с её идеями чучхе. Речь скорее идёт о борьбе за независимость от либеральных фундаменталистов с Уолл-стрита и из Белого дома, готовых угробить и свою экономику, и экономику всего мира».
  Не циклическая природа нынешнего кризиса вызывает необходимость существенной корректировки в виде противодействующих мер. Наднациональная, или международная, антикризисная организация нового типа должна заработать против опасной спекулятивной олигархии, её производных финансовых атрибутов и схем – главных возбудителей разрушительных цунами. Начало этому положено в планах строительства новой финансовой архитектуры, выработанных в ходе саммитов G-20 в Вашингтоне и стран АТЭС в Лиме.

Профессор Георгий ЦАГОЛОВ

Комментарии:

Авторизуйтесь, чтобы оставить комментарий


Комментариев пока нет

Статьи по теме: