slovolink@yandex.ru
  • Подписные индексы П4244, П4362
    (индексы каталога Почты России)
  • Карта сайта

Чтоб звезда упала на ладошку

Лещенко Елена Ивановна родилась 11 октября 1963 года. По образованию – инженер-экономист.
Работает руководителем салона красоты. Окончила ВЗПИ (Всесоюзный заочный политехнический институт, инженерно-экономический факультет).
Лауреат и дипломант различных конкурсов и фестивалей авторской песни. Автор двух поэтических сборников: «Стихи, как летопись души», «Смешенье ощущений и времён». В 2011 году выпустила песенный диск «Откровение».
Воскресение
1. Наваждение
(Понедельник. Крещение)
Затрещал мороз трещётками,
С неба высыпал алмаз.
Ночь. Куранты, дрогнув щётками,
Бьют в баклуши десять раз.
Месяц над Кремлём повесился,
Рядом с месяцем звезда,
На сугробе след отметился
От церковного креста.
Спит на кладбище в Крещение
Гробовая Тишина.

А за Храмом омовение:
Сгинь, нечистый Сатана!
Чтобы Ложь грехи очистила,
Стынет в проруби вода,
У пруда нагая Истина
Правду рубит изо льда.
Мне бы тоже очищения!
Но не прыгну без кнута.
Я у проруби в смятении —
Без молитвы, без креста.
В темноте вдруг кто-то
(чур меня!),
Больно дёрнул за язык.
Промелькнула то ли тень коня,
То ль с копытами мужик.
Запущу, боясь до одури,
Слов ненужных фейерверк
Обещаю выгнать лодыря
После дождичка в четверг.
2. Баня
(Четверг)
В эту дверь по узким тропочкам
Полуночною порою.
Разберу себя по косточкам,
в таз сложу и перемою.
На морозе выбью веником
кутерьмой мозги забитые,
В клетке сердце
вечным пленником
Бьётся с давними обидами,
Всё стучится в заточении,
Раскую его, открою,
Кошки выскребут смятение
Под кудыкиной горою.
3. Воскресенье
Загремит гром погремушкой
над испуганной избой,
Капли разом, друг за дружкой,
побегут с небес гурьбой!
Будет-будет дождь весенний!
Будит землю и зверьё!
Будет-будет Воскресенье
трав, деревьев и моё!
Был мне сон с четверга…
Был мне сон с четверга:
Я летала во сне этом странном.
Где-то пел тихо хор,
И струился таинственный свет.
У небесных ворот,
Где раскинулось небо экраном,
Я купила в кино
На просмотр своей жизни
билет…
Там на жёлтом песке
Пролегла средь пустыни дорога,
А на ней никого,
Только две вереницы следов.
Это след моих ног
И след рядом идущего Бога.
Я слыхала порой
Близко звук его тихих шагов.
То был лёгок наш путь,
То тяжёл и на радости скуден.
То был чёток и прям,
То с дороги в пески уходил.
Но в местах, где он был
Для идущих особенно труден,
Почему-то всегда
На земле след терялся один.
«Боже мой, почему
Ты меня средь дороги оставил?!
Где ты был в горький миг,
Когда жить уже не было сил?!!..»
И ответил мне Бог,
На дорогу присевший устало:
«Я тебя в этот час
На руках из беды выносил»…
Вариации на тему: «Исполнение желания»
Тридцать лет и три года —
семейный стаж.
Отлетели осени стаями...
А ведь я хотела с тобой в шалаш,
На остров необитаемый.
Что нам дачи-квартиры?!
Сойдёт и так:
Ты да я, да утехи плотские...
Да, мечты сбываются —
это факт,
Даже самые идиотские.
*   *   *
У задуманного когда-то
Существует свойство —сбываться,
И полученные результаты
Часто могут не оправдаться.
Плачет баба под баобабом,
Как хотелось ей замуж за принца!
Вот и ходит теперь под никабом —
Двадцать третьей женой
аравийца.
*   *   *
Осторожнее, люди, мечтайте!
Ведь когда-нибудь
всё может сбыться,
И мечта «поваляться
в кровати» —
Может вас довести до больницы.
А «в цветах утопать» желание,
И чтоб «все без конца хвалили» —
Может вас, вопреки ожиданию,
Вообще довести до могилы.
*   *   *
Дольский Саша загадал когда-то,
Чтоб звезда упала на ладошку.
Представляете,
шарахнет в адресата?
Это же цивилизация в лепёшку!
*   *   *
Доигрались, по всем приметам,
Вот теперь для рубля ищем
донора,
Видно, кто-то подумал
об этом —
«Чтоб бензин стоил меньше
полдоллара!»
Зацвёл мой старый декабрист
Не в декабре, не в январе,
почти что летом
Расцвёл мой старый декабрист,
к чему бы это?
Подарен мне когда-то был
как нецветущий,
Сказали: «Видно мужичок.
Просто растущий».
Стоял на кухонном окне
сухою палкой.
Его бы выбросить давно,
да вроде жалко.
И вот стоит, проснувшись вдруг,
 так, между делом,
Среди сородичей своих
вороной белой.
Пять лет забот. С надеждой
 «Вдруг?! Живой ведь всё-же...»
И вот цветёт!
И этот цвет мне всех дороже.
Кто такая Ай-я-яй?
Я мужик, зовут Серёжкой,
Мне два годика с немножком!
Я совсем уже большой,
Сам ем ложкой суп с лапшой!
Я умею носом шмыгать,
С табуретки на пол прыгать,
Ложкой по столу стучать,
Телевизор выключать.
Я стишок про зайку знаю,
Сам умею петь «Бай-бай»!
Только я не понимаю,
Кто такая «Ай-я-яй!»?
На кого она похожа?
Чем питается в обед?
Почему её до дрожи
Все боятся? Даже дед!
Ай-я-яй – она повсюду!
Если я залез в посуду
Или в дырку под забором,
«Ай-я-яй!» — кричат все хором.
Высыпаю в тазик чай,
Снова слышу: «Ай-я-яй!»
Ай-я-яй живёт в конфетках,
Под кроватью и в таблетках,
В унитазе и в духовке,
И на даче в мышеловке,
В печке, в луже во дворе,
Даже в мусорном ведре!
Я боюсь уже играть.
Как же мне её прогнать?
Я тихонько сел в прихожей,
Ай-я-яй притихла тоже.
Не дают покоя мне
Эти дырочки в стене.
Заглянул туда, вот чудо —
Ай-я-яй глядит оттуда!
Я возьму у папы гвоздик,
Вытащу её за хвостик.
Папа уронил газетку:
«Ай-я-яй! Не лезь в розетку!»
И за эту Ай-я-яй
Получаю нагоняй!
«Ай-я-яй!» — и снова взбучка,
Что насыпал соль в кефир.
До чего же эта злючка
Изучать мешает мир!
Развод
Трещинка к трещинке, капля
за каплей —
Вот и разрушен семейный храм.
Это последняя сцена в спектакле —
Делят-поделят житейский хлам.
Без сожаленья, без ссор,
с прибаутками:
Лыжи —ему, ей —сервиз
с незабудками,
Он забирает ручку с Гагариным,
Она —чемодан, тётей Люсей
подаренный,
Ей —холодильник, шуба
и тряпочки,
Лыжи ему, телевизор и тапочки...
Всё разделили до самой безделицы,
Вот только постель между ними
не делится.
Что же осталось? Дочери —
отчество,
Ей —слёзы в подушку,
Ему —одиночество.
Не читайте девочкам сказок
Сказки слушала о героях.
Носом хлюпая в дни ненастья,
Рисовала на старых обоях
Перекинутый мостик
к счастью.
 
Затуманили детский разум
Обещанья на книжной полке.
Не читайте девочкам сказок!
Принцев нет. Только серые волки.
Не посыплешь голову пеплом —
Не сожжён мост,
а к чёрту, взорван!
И в отчаянье беспросветном
Образок твой с души моей сорван.
Понимаю с горькой усмешкой:
Сказка свадьбой не завершилась.
И у Золушки с Белоснежкой
Тоже всё не сладко сложилось.
Меня взял Ангел
на поруки
В тот час, когда Господь
оставил,
Меня взял Ангел на поруки,
Как исключение из правил,
Вразрез своей святой науке.
Но я, не ведая унынья,
В который раз грешу и каюсь.
А Он не опускает крылья,
И свято верит, что исправлюсь.
 
Когда моя душа кипеньем
Любви разбрызгивает капли,
Мой Ангел
с ангельским терпеньем
Соломку стелет, прячет грабли.
Всё ждёт, когда урок усвою,
Всё борется, не отступает.
А может, мыкаясь со мною,
Свой грех какой-то искупает.
Сочтя ошибки и потери,
Мы выйдем за порочность круга,
Поскольку мы друг в друга верим
И даже веруем друг в друга.
Паломничество
Мы переступники,
мы в этот выходной
Порог забот легко переступили,
Для нас к свободе брешь
часы пробили,
Мы мчимся к югу в камере одной.
Апрель вздохнул по-мятному свежо,
Скворцы запели исступлённо
гимны,
Вдоль трассы тополя
по стойке «Смирно!»
Приветствуют
наш маленький «Пежо».
Навстречу вышла туча,
брызнул дождь,
Сквозь решето просеивая воду,
И ты ворчишь-ворчишь
на непогоду,
Из термоса душистый кофе пьёшь.
В начало света унесёт ковчег
Беспутные, но спасшиеся души,
У моря, наконец, достигнем суши,
Устроимся в палатке на ночлег.
Здесь время настоящее в чести,
«Что было» и «что будет» —
безразлично,
Костёр, по-первобытному
привычно,
Ты разведёшь, я буду жар пасти.
Обнимет робко вечности покой.
Здесь шёпот волн и воздух
пахнет йодом,
Мы в колыбели, мы отсюда родом,
Родства не помнящие
в суете мирской.
Мир из ума сошёл в тепло души,
Ритм сумасшедший
принял валерьянку...
Мы покидаем времени стоянку,
По циферблату стрелка заспешит.
Нас к соплеменникам долги вернут,
Вольёмся капелькой
в поток неспешно,
Ты будешь снова кофе пить,
конечно,
Я — поэтически описывать
маршрут.
Ведёт прямая на круги своя,
Блуждает по губам твоим улыбка,
Возможно, возвращение — ошибка,
Куда нас выведет земная колея?
За тучей дождик преданно бежит,
Как глупый пудель за моим
соседом,
И мокрое шоссе за нами следом
По-стариковски шинами шуршит.
Бьёт в лобовое ветер —
Вечный Жид,
Устав от долгих странствий,
 вероятно,
Ему в Иерусалим, а нам обратно,
Где ждут квартиры, дачи,
гаражи.
 
Кирпичных клеток плен
для нас открыт.
Просмотрим наш побег
на мониторе,
А кожа ещё пахнет, пахнет морем,
Но дух свободы будет
хлоркой смыт.
 
Елена ЛЕЩЕНКО

Комментарии:

Авторизуйтесь, чтобы оставить комментарий


Комментариев пока нет

Статьи по теме: