slovolink@yandex.ru
  • Подписные индексы П4244, П4362
    (индексы каталога Почты России)
  • Карта сайта

Что плохого в патриотизме?!

70 лет назад в февральской Ялте Сталин, Рузвельт и Черчилль кроили карту послевоенного мира. Рузвельт практически во всем соглашался со Сталиным: «Да, это ваше, ваше, ваше!»
На Черчилля эти двое почти не обращали внимания.
Никого тогда не возмутило, что скроивший Литву из лохмотьев, отрезанных от Германии и Польши, передвинувший Польшу далеко на Запад, Отец Родной, пребывая в хорошем настроении, вдруг подарил Польше ещё и Щтеттин, о котором в Ялтинском соглашении не было и речи.

И должен ли он был с кем-нибудь церемониться, скроив Украину из частей Польши и Австро-Венгрии, объединив их с Донбассом, заложив мины замедленного действия под псевдогосударственные образования, гордо именуемые «национальными республиками»?!
Сегодня по разные стороны фронта, расколовшего Европу, каждый трактует Ялтинские соглашения по-своему.
Натовцы упрекают Москву в дестабилизации послеялтинского мироустройства. А мы более всего грустим, что если б, «распиливая» СССР в компании собутыльников, Ельцин внёс в Беловежское соглашение хоть слово о том, что Россия ИМЕЕТ ПРАВО вмешаться в случае возникновения опасности для соплеменников, — насколько проще было бы сегодня Кремлю действовать на Украине!
Когда остров Кипр в 1960 году получил независимость, Турция оговорила себе право (зафиксированное в документах!) на вмешательство и защиту соплеменников. И стоило лишь «чёрным полковникам», захватившим власть в Афинах, устроить на острове гонения на турок — Турция высадила десант и возникла республика Северного Кипра, которой отошли лучшие бухты и пляжи.
Это случилось задолго до того, как на «постсоветском пространстве» появились «самопровозглашенные республики».
Во времена Брежнева мы очень любили слово «паритет». Пусть не в экономике, так хотя бы в военной сфере. А сейчас, когда наша страна создаёт не более одного процента мирового ВВП, — о чём с нами можно договариваться?!
Американцы очень внимательно изучают книгу Лао Цзы «Как победить, не воюя».
Прочитав её, понимаешь, почему Мао Цзедун не хотел воевать за Тайвань. «Он и так будет наш!»
Вроде бы все понимают: без российских «гувернёров» Иран не научить хорошим манерам. И без них не предотвратить очередную поножовщину в Афганистане, неминуемую после ухода американских военных.
Но одного лишь ядерного оружия, порядком устаревшего, уже мало, чтобы с нами считались.
А цены на газ мы уже не диктуем. Их всё чаще диктуют нам! После того как нынешний вождь Туркмении сбил цены на газ до смешного уровня, китайцы не понимают, почему русским они должны платить больше, чем туркменам.
Сколько митингов дружбы ни проводи — тут ничего не изменишь.
Громадные бюджетные деньги, не один год тратившиеся на создание позитивного имиджа страны, пошли прахом.
А китайцы, вроде бы проявлявшие солидарность и призывавшие «не поддаваться давлению!», теперь ждут, что их позовут в «Восьмёрку» на место России.
Был момент, когда мы с Америкой перекраивали карту мира как хотели. По праву сильного! А сегодня былой силы нет.
Европейцы не признают права на самостоятельность в экономике и политике государства, не способного себя прокормить, но многие годы грозящего «завалить Европу экологически чистой едой!» Не прибавляет уважения к нам и то, что колоссальные деньги, прежде уходившие на поддержку «национально-освободительных движений», сегодня чаще всего просто разворовываются.
Когда в 1991-м развалился не просто Советский Союз, а Русский Мир от Центральной Европы до Северной Кореи, в США возникла дискуссия: кто станет приглядывать за обломками страны и во что это обойдётся?! Раздавались реплики: «А может быть, добить, чтоб не мучить себя и других?! Как бы самим не покалечиться в ходе продолжающегося распада?!»
Путин в начале своего президентства пообещал: «Приму меры! Распад остановлю!»
Успокоение Кавказа, пусть, может быть, и кажущееся, произвело хорошее впечатление…
Для нас 90-е годы были «лихими», но на Западе никогда их такими не считали!
По их мнению, как раз в 90-е у нас всё двигалось в правильном направлении. Развивались демократия и бизнес. Мы учились жить, «как все».
И если бы всё вернулось в 90-е — им было бы много проще иметь дело с нашей страной. И они верят, что подобный возврат возможен.
Ведь пело же поколение дедушки Гайдара — «Никто пути пройдённого у нас не отберёт!» Но пришло поколение Гайдара-внука и, всё благополучно отобрав, стало повторять как молитву — «Ход реформ необратим!».
Хотя он, конечно же, обратим!
Была бы на то политическая воля…и подходящее настроение у народа! День ото дня всё больше тех, кто недоумевает по поводу забытых и заброшенных идей Великой истории страны. И за миллионы русских могил никто, в сущности, не ответил.
А французы не простили немцам Орадур, чехи — Лидице.
И жители Львова вряд ли забыли, кто и при каких обстоятельствах уничтожил хозяев тех домов, где они теперь живут.
И то, что сегодня Германия вытаскивает Европу из экономической задницы, — не делает меньше боль, причинённую войной, и не стирает память.
Японцы не простили американцам бомбардировок Хиросимы и Нагасаки. Они ведут списки всех погибших и всех участников бомбардировок. И когда обстановка позволит не вспоминать, что Япония — союзник США, они устроят такое, что отстрел «Моссадом» палестинцев, убивших в Мюнхене израильских спортсменов, покажется детским садом.
Поляк пока ещё способен дать в морду немцу, после совместной выпивки сказавшему гостеприимным хозяевам: «А всё же при нас на этой земле было больше порядка!»
А мы, поедая израильскую картошку, никак не используем то, что пол-Израиля говорит по-русски. И что ветераны израильского спецназа рвутся помочь Донбассу отбиться от «зондеркоманд» киевской хунты. Стесняемся призвать к порядку власти Калининграда, позволяющие «энтузиастам» превращать его в жуткую пародию на то, чем был в рейхе Кенигсберг. И дело не в одних лишь названиях улиц и питейных заведений, а в готовности предать собственный народ.
Национализм вовсе не обязательно оборачивается нацизмом. Русские всегда славились способность находить общий язык с теми, кто их уважает. Конструктивный национализм это уважение соседа, какую бы этническую группу или конфессию он ни представлял.
Тут наши телепроповедники, мягко говоря, заврались.
Что плохого в патриотизме?!
Ничего… До тех пор, пока люди не начинают под предлогом «высших соображений» «зачищать друг друга». Выкашивая пулемётами деревни, не щадя ни стариков, ни младенцев, и заравнивать рвы бульдозерами.

Виктор Кременюк, член-корреспондент РАН, заместитель директора Института США и Канады.

Комментарии:

Авторизуйтесь, чтобы оставить комментарий


Комментариев пока нет

Статьи по теме: