slovolink@yandex.ru
  • Подписные индексы П4244, П4362
    (индексы каталога Почты России)
  • Карта сайта

ЧП в шолоховской энциклопедии

Взыскательно ли общество в оценках научно-справочных изданий?

Десоветизация в энциклопедии

Стоит ли бить тревогу, коли давно уже нет советской власти? Некие подробности в цитате из письма: «Мною и руководителем раздела «Биография Шолохова» доктором наук С. Васильевым была разработана формула для статей о современниках Шолохова. Для тех, кто не выходил из Союза писателей СССР, писать «рус. сов. писатель», к примеру,
А. Серафимович, Ал. Толстой, А. Твардовский, Мих. Алексеев, Ан. Калинин. «Рус. писатель» — для тех, кто был изгнан из СП СССР, например,
А. Солженицын».
Письмо предупреждало о недопустимости отмены этой формулы. На это, однако, пошёл г-н Дворяшин. Надо же, приказал не просто запретить былое гражданство жителей энциклопедии, но и откачать из их биографий воздух времени. Отвергнуты аргументы, что если Шолохов станет просто «рус. писателем», то уравняется «в гражданских правах» со своим идейным врагом-эмигрантом Солженицыным. И как иначе, если не «сов. писателями» именовать чтивших Шолохова киргиза
Ч. Айтматова и аварца Р. Гамзатова?

Отважен этот цензор истории. Пренебрёг мнением академика — секретаря Отделения историко-филологических наук РАН А. Деревянко и членкора, недавнего директора ИМЛИ им. Горького Ф. Кузнецова, председателя СП России, доктора исторических наук В. Ганичева, директора издательства «Политическая энциклопедия» и немало других.
Итак, велено не знать, что русский гений входил в сообщество советских писателей. Такова эскалация: от социал-нигилистической в 20-е годы школы историка Покровского через презрительный в 90-е для граждан былого СССР термин «совок» к десоветизации.
Выделю: эта прокрустова машина уже лет 20 крошит устои знаний. Вспоминайте, каковы в нынешнем агитпропе, к примеру, Блок и Маяковский? Только дореволюционные лирики! Каков Твардовский — великий поэт? Лишь главный редактор журнала «Новый мир». Что Колчак? Выдающийся географ и заботливый любовник! И ни-ни о зверствах в Сибири — ведь не просто так вспыхивает восстание.

Редколлегия без признаков коллегиальности
Я согласился с предложением провести редколлегию, чтобы, как это нынче часто декларируется, по законам-канонам научной этики сообща обсудить целесообразность десоветизации. Но провели заседание вызывающе нелигитимно. Без участия членов редколлегии из числа видных деятелей науки и культуры. Не пригласили меня, её члена с самого начала и к тому же единственного биографа Шолохова; потом мне растолковали причину дискриминации: «чтобы не мешал», а ещё скрыли мое письмо. Даже повестка дня не обозначала тему — её спрятали в «разном», это чтобы заранее не готовились.
Кстати замечу, что сам г-н Дворяшин стал главой редколлегии без согласования с редколлегией. Иначе явно бы вспомнилось кое-что не в его пользу. И письмо ему от руководителя проекта с острейше масштабной критикой попыток ухудшать издание и мешать его подготовке. И несогласие многих деятелей Шолоховского центра Шолоховского университета с его назначением.

Словник задним числом
Второе своё письмо я назвал «Об отлучении внештатных членов редколлегии от утверждения Словника». Новое ЧП! Поясню: словник – это тематический план энциклопедии, фундамент и одновременно её несущая конструкция и крыша. И, ясное дело, он обязан утверждаться редколлегией. Не счесть моих требований этого. Она, наконец, проводится. Когда? За месяц до указания закончить в конце 2011 года составление книги. Как? Изложено выше.
Могу добавить, как готовился проект... с подлогами! Я это зафиксировал в своей служебной записке. Сообщил, что на предварительном обсуждении мои замечания-поправки хотя и не нравились г-ну Дворяшину, но по силе аргументов были приняты. Что дальше? Исчезли! От заседания это скрыли.

Есть ли гарантия качества?
Третье моё письмо: «Об отказе наладить систему контроля за качеством статей». Это я тщетно призывал г-на Дворяшина выбрать программные статьи и читать их неким коллегиумом с участием внештатных членов редколлегии. Это же предложил для статей раздела «Поднятая целина». Разве не может главный редактор г-н Дворяшин одобрить то, что утвердил руководитель раздела г-н Дворяшин? С тем же я и по его статьям для других разделов. Не зря. Пример — статья «С. Залыгин». В своём отзыве я посоветовал: «Упомянув про то, что Залыгин был редактором «Нового мира», логично-неминуемо дать: какое место находил тогда Шолохов на страницах журнала». Но втуне остался совет. Стало быть, статья скроет, что Залыгин прописал здесь антишолоховщину в особом бесфактно-предвзятом обличье. (Тема Залыгин — Шолохов в подробности раскрыта в моей книге «Свидетельства очевидца» — глава «Новый мир» — за что же мстит?»).

Един во многих лицах
Неминуем вопрос: а сможет ли г-н Дворяшин наладить контроль за качеством издания, если он и автор, и руководитель раздела, и научный руководитель издания, и председатель редколлегии с правами главного редактора, а ещё работник ИМЛИ? Монополист на указания и решения!
Ещё вопрос: хватит ли при таких амбициях знаний? Два примера (из многих). Более полугода нет его отклика на мои неоднократные увещевания отозвать две рецензии. Причина? Некомпетентность, преумноженная несамокритичностью. Вот кое-что как пример о его вердикте на одну из них («Лошади в жизни и творчестве Шолохова»): нет-де в «Судьбе человека» лошадей. Ему в ответную: есть они – уже на 1-й странице! Что в ответ? Нет ответа! В ходу и сугубо стилевые пристрастия. В этом же отзыве он предложил автору взамен «выразительный факт» написать «выразительная составляющая». Но чем же лучше, если не сказать, что хуже?
Или он одобрил статью о плагиате. И в самом деле, многим хороша. Но я пишу «одобрителю»: надо бы посоветовать автору довключить сюжет о том, как Шолохов относился к клевете, иначе складывается впечатление, что творец признал её. Что же в ответ? Пренебрёг моим советом.

Итак, множественные ЧП
Надо менять стиль руководства редпроцессом! Но мои многомесячные переговоры-уговоры ничего не изменили. Недавно выслушал слова в поддержку г-ну Дворяшину от исполнительного директора: «Нельзя равняться на «Российскую энциклопедию» и твой «ИХЛ», где ты был директором. У нас не те возможности». Дожили: появилась индульгенция на снижение требований!
Остаётся одно: затребовать легитимную редколлегию с обсуждением, сочетаются ли малый уровень качества с великим творцом. Но совет отвергнут. Надежда на поддержку газеты «Слово».
Обязан отметить: в коллектив сподвижников издания вошли многие замечательные учёные. С гордостью называю докторов наук
Н. Корниенко, С. Семенову, Н. Котовчихину, Н. Ковалеву, Г. Ермолаева (США), Н. Стопченко, да и сам Ю. Дворяшин весьма уважаем как специалист по «Поднятой целине». Уже выросло несколько молодых энтузиастов. А как ещё значимы в обществе многие члены редколлегии, в том числе дети классика. Но боюсь, что их имена попользуют для маскировки того, о чём я рассказал выше, замечу: вкратце.

Прецеденты с негативом

 

Как хочется, чтобы Шолоховская энциклопедия стала бы камертоном на сверку знаний о Шолохове. Это я к тому, что не мал список изданий, которые взяли на себя заботу заблуждать читателей. Я заканчиваю с именем Шолохова «Белую книгу», один из её стержней — хроника изничтожения классика при пособничестве издателей. С извращёнными сведениями о Шолохове вышел словарь-справочник «Кто есть кто в России и бывшем СССР» (изд. «Терра»). Пришлось отповедывать своей статьей «Бульдозером по биографии» в газете «Культура». Подоспели и закордонцы-данайцы. «Лексикон русской литературы XX века» Вольфганга Казака из ФРГ. Здесь статья «Шолохов» с агитацией за «плагиат», замалчивая мнение инакомыслящих. Кое-кто вообще приступил к «соскабливанию» имени гения со скрижалей истории. Вот «Детская иллюстрированная энциклопедия» (первоиздатель «Дорлинг киндерсли»: Лондон и Нью-Йорк). Раздел на «ш»: Шекспир есть, а Шолохова нет. «Карманная энциклопедия» (пер. с англ.): «ш»: Шагал, Шеварднадзе, Шостакович, Шушкевич... Шолохова нет! Вот «Хроника человечества» (пер. с нем.): 1200 страниц, более 6000 имен, около 30 000 событий, не минуя истории России. Нет, однако, в указателе лауреата Нобелевской премии Михаила Шолохова.
Свои тоже горазды на цензуру. Десятки отрывков (во многострочии) из сочинений творцов напечатал Д. Розенталь в пособии для 10—11 классов «Русский язык». Это, по его замыслу, лучшие стилевые образцы. Представлены, к примеру, П. Боборыкин, В. Набоков, А. Серафимович, В. Катаев, есть и нобелевцы — И. Бунин и Б. Пастернак. Нет Шолохова!

 

Редколлегия без признаков коллегиальности
Я согласился с предложением провести редколлегию, чтобы, как это нынче часто декларируется, по законам-канонам научной этики сообща обсудить целесообразность десоветизации. Но провели заседание вызывающе нелигитимно. Без участия членов редколлегии из числа видных деятелей науки и культуры. Не пригласили меня, её члена с самого начала и к тому же единственного биографа Шолохова; потом мне растолковали причину дискриминации: «чтобы не мешал», а ещё скрыли мое письмо. Даже повестка дня не обозначала тему — её спрятали в «разном», это чтобы заранее не готовились.
Кстати замечу, что сам г-н Дворяшин стал главой редколлегии без согласования с редколлегией. Иначе явно бы вспомнилось кое-что не в его пользу. И письмо ему от руководителя проекта с острейше масштабной критикой попыток ухудшать издание и мешать его подготовке. И несогласие многих деятелей Шолоховского центра Шолоховского университета с его назначением.

Словник задним числом
Второе своё письмо я назвал «Об отлучении внештатных членов редколлегии от утверждения Словника». Новое ЧП! Поясню: словник – это тематический план энциклопедии, фундамент и одновременно её несущая конструкция и крыша. И, ясное дело, он обязан утверждаться редколлегией. Не счесть моих требований этого. Она, наконец, проводится. Когда? За месяц до указания закончить в конце 2011 года составление книги. Как? Изложено выше.
Могу добавить, как готовился проект... с подлогами! Я это зафиксировал в своей служебной записке. Сообщил, что на предварительном обсуждении мои замечания-поправки хотя и не нравились г-ну Дворяшину, но по силе аргументов были приняты. Что дальше? Исчезли! От заседания это скрыли.

Есть ли гарантия качества?
Третье моё письмо: «Об отказе наладить систему контроля за качеством статей». Это я тщетно призывал г-на Дворяшина выбрать программные статьи и читать их неким коллегиумом с участием внештатных членов редколлегии. Это же предложил для статей раздела «Поднятая целина». Разве не может главный редактор г-н Дворяшин одобрить то, что утвердил руководитель раздела г-н Дворяшин? С тем же я и по его статьям для других разделов. Не зря. Пример — статья «С. Залыгин». В своём отзыве я посоветовал: «Упомянув про то, что Залыгин был редактором «Нового мира», логично-неминуемо дать: какое место находил тогда Шолохов на страницах журнала». Но втуне остался совет. Стало быть, статья скроет, что Залыгин прописал здесь антишолоховщину в особом бесфактно-предвзятом обличье. (Тема Залыгин — Шолохов в подробности раскрыта в моей книге «Свидетельства очевидца» — глава «Новый мир» — за что же мстит?»).

Един во многих лицах
Неминуем вопрос: а сможет ли г-н Дворяшин наладить контроль за качеством издания, если он и автор, и руководитель раздела, и научный руководитель издания, и председатель редколлегии с правами главного редактора, а ещё работник ИМЛИ? Монополист на указания и решения!
Ещё вопрос: хватит ли при таких амбициях знаний? Два примера (из многих). Более полугода нет его отклика на мои неоднократные увещевания отозвать две рецензии. Причина? Некомпетентность, преумноженная несамокритичностью. Вот кое-что как пример о его вердикте на одну из них («Лошади в жизни и творчестве Шолохова»): нет-де в «Судьбе человека» лошадей. Ему в ответную: есть они – уже на 1-й странице! Что в ответ? Нет ответа! В ходу и сугубо стилевые пристрастия. В этом же отзыве он предложил автору взамен «выразительный факт» написать «выразительная составляющая». Но чем же лучше, если не сказать, что хуже?
Или он одобрил статью о плагиате. И в самом деле, многим хороша. Но я пишу «одобрителю»: надо бы посоветовать автору довключить сюжет о том, как Шолохов относился к клевете, иначе складывается впечатление, что творец признал её. Что же в ответ? Пренебрёг моим советом.

Итак, множественные ЧП
Надо менять стиль руководства редпроцессом! Но мои многомесячные переговоры-уговоры ничего не изменили. Недавно выслушал слова в поддержку г-ну Дворяшину от исполнительного директора: «Нельзя равняться на «Российскую энциклопедию» и твой «ИХЛ», где ты был директором. У нас не те возможности». Дожили: появилась индульгенция на снижение требований!
Остаётся одно: затребовать легитимную редколлегию с обсуждением, сочетаются ли малый уровень качества с великим творцом. Но совет отвергнут. Надежда на поддержку газеты «Слово».
Обязан отметить: в коллектив сподвижников издания вошли многие замечательные учёные. С гордостью называю докторов наук
Н. Корниенко, С. Семенову, Н. Котовчихину, Н. Ковалеву, Г. Ермолаева (США), Н. Стопченко, да и сам Ю. Дворяшин весьма уважаем как специалист по «Поднятой целине». Уже выросло несколько молодых энтузиастов. А как ещё значимы в обществе многие члены редколлегии, в том числе дети классика. Но боюсь, что их имена попользуют для маскировки того, о чём я рассказал выше, замечу: вкратце.

Прецеденты с негативом
Как хочется, чтобы Шолоховская энциклопедия стала бы камертоном на сверку знаний о Шолохове. Это я к тому, что не мал список изданий, которые взяли на себя заботу заблуждать читателей. Я заканчиваю с именем Шолохова «Белую книгу», один из её стержней — хроника изничтожения классика при пособничестве издателей. С извращёнными сведениями о Шолохове вышел словарь-справочник «Кто есть кто в России и бывшем СССР» (изд. «Терра»). Пришлось отповедывать своей статьей «Бульдозером по биографии» в газете «Культура». Подоспели и закордонцы-данайцы. «Лексикон русской литературы XX века» Вольфганга Казака из ФРГ. Здесь статья «Шолохов» с агитацией за «плагиат», замалчивая мнение инакомыслящих. Кое-кто вообще приступил к «соскабливанию» имени гения со скрижалей истории. Вот «Детская иллюстрированная энциклопедия» (первоиздатель «Дорлинг киндерсли»: Лондон и Нью-Йорк). Раздел на «ш»: Шекспир есть, а Шолохова нет. «Карманная энциклопедия» (пер. с англ.): «ш»: Шагал, Шеварднадзе, Шостакович, Шушкевич... Шолохова нет! Вот «Хроника человечества» (пер. с нем.): 1200 страниц, более 6000 имен, около 30 000 событий, не минуя истории России. Нет, однако, в указателе лауреата Нобелевской премии Михаила Шолохова.
Свои тоже горазды на цензуру. Десятки отрывков (во многострочии) из сочинений творцов напечатал Д. Розенталь в пособии для 10—11 классов «Русский язык». Это, по его замыслу, лучшие стилевые образцы. Представлены, к примеру, П. Боборыкин, В. Набоков, А. Серафимович, В. Катаев, есть и нобелевцы — И. Бунин и Б. Пастернак. Нет Шолохова!

Свобода печати или свобода брака?
Рынок приказал дать издателям полную свободу на выпуск энциклопедий. Конец «партгосмонополии»: вместо считаных раньше изданий – нынче не счесть! Отмена «политцензуры». Однако же распрощались под шумок с контролем АН СССР! Хорошо, что устояло перед антинаучными — и базарными! — соблазнами государственное издательство «Российская энциклопедия».
Уверен, что РАН, Министерство образования и науки, Агентство по печати и творческие союзы просто обязаны создать консультативный совет для энциклопедической отрасли книгоиздания. Он поможет энциклопедистам сделать наиответственнейший выбор между свободой напечатанного слова и свободой тиражируемых измышлений.
Валентин ОСИПОВ, член Высшего творческого совета СП России,
лауреат Всероссийской Шолоховской премии
 

Комментарии:

Авторизуйтесь, чтобы оставить комментарий


Комментариев пока нет

Статьи по теме: