slovolink@yandex.ru
  • Подписные индексы П4244, П4362
    (индексы каталога Почты России)
  • Карта сайта

Будет ли правительство выполнять указы президента?

Под лозунгами «Уничтожение науки — измена Родине!», «Хватит кошмарить учёных!», «Уничтожение науки и образования — заслуга МВФ и Правительства Российской Федерации!», «От развала науки до развала страны — один шаг!» свыше 800 человек собрались на митинг, который провёл 28 июня 2017 года в Москве, в сквере Суворовской площади, профсоюз работников РАН в рамках профсоюзной акции «Не душите науку!». В принятой участниками митинга резолюции, направленной президенту и правительству страны, содержатся требования об увеличении госрасходов на науку. В случае отказа властей прекратить финансовое удушение науки участники митинга пообещали устроить осенью всероссийскую акцию. С трибуны митинга прозвучали выступления представителей научного сообщества из разных регионов России.
Евгений Онищенко, член Центрального совета профсоюза работников РАН, научный сотрудник ФИАНа:
— Принятые в 2012 году майские указы предусматривали комплексный подход к проблеме науки. Первое: должны были резко увеличить финансирования науки, за счёт этого повысить зарплаты научных сотрудников и, наконец, ожидалось, что за счёт финансирования возрастёт результативность научных исследований.

Что получилось? Начнём с последнего: то, за что ответственны учёные. Показателем результативности был установлен показатель доли публикаций российских учёных в ведущих российских и международных научных журналах, индексируемых в базе научных данных Web of Science. Этот показатель к 2015 году должен был достичь 2,44 процента. По самым свежим данным Министерства образования и науки, в прошлом году доля публикаций российских учёных выросла практически до 2,5 процента. Таким образом, учёные свой долг выполнили.
А что сделало правительство, которое ответственно за финансирование науки? К 2015 году указ предписывал увеличить внутренние затраты на исследования и разработки с 1,05% до 1,77% ВВП. К 2015 году затраты выросли до 1,13%. То есть полный провал. Рост оказался в десять раз меньше, чем надо! Такая же ситуация сложилась с выполнением майских указов касательно фундаментальных научных исследований. Учёные выполнили свою задачу, правительство — провалило.
Григорий Бубнов, младший научный сотрудник Института прикладной физики РАН, Нижний Новгород:
— У нижегородской делегации есть ряд тезисов, в том числе о повышении финансирования. Но можно, в общем и целом, сосредоточиться на одном простом тезисе: дайте денег. Мы знаем, как с ними работать. Мы умеем их распределять. Мы умеем и хотим работать. Хотим получать за это достойную заработную плату.
Ивлев Георгий Алексеевич, председатель территориальной профсоюзной организации Томского научного центра Сибирского отделения РАН:
— Сибирь полностью солидарна с требованиями, выдвигаемыми профсоюзом работников Российской академии наук…Общая наша беда — это проблема не только заработной платы, а проблема отсутствия финансирования на новую приборную базу и на поддержание в нормальном состоянии тех зданий, в которых мы работаем.
Филиппов Александр Павлович, заведующий лабораторией «Молекулярных физики полимеров», Санкт-Петербург:
— К сожалению, наши чиновники живут позавчерашним днём. Они не знают, что на развитом Западе и научно развитом Востоке системы оценки типа импакт-факторов (импакт-фактор: численный показатель важности научного журнала. — Ред.), индексов Хирша (индекс Хирша — наукометрический показатель, предложенный в 2005 году аргентино-американским физиком Хорхе Хиршем из Калифорнийского университета в Сан-Диего первоначально для оценки научной продуктивности. — Ред.) критикуют очень серьёзно и предлагают очень серьёзно переработать.
Но наши чиновники ничего не понимают. Они смотрят на самом деле назад. И вот там, 20—30 лет назад, это всё было актуально, и поэтому мы будем оценивать по тому, сколько статей на душу населения. Сколько патентов на душу населения. То есть не значимость достижений, а чистая арифметика. Это очень удобно. Два плюс два — четыре, здесь трудно спорить. А вот хорошая работа, которая приносит что-то в мировую науку и помогает развиваться России, здесь оценить трудно. Здесь нужно мозги иметь или, по крайней мере, хороших советчиков. Зачем всё это вводится? Об этом прямо говорят: выберем слабые институты по этим непонятным критериям и закроем, закроем целые направления, закроем целые институты. На улице окажутся на самом деле тысячи сотрудников Академии наук. Главная беда — что это тысячи молодых, перспективных сотрудников.
Захарченко Юрий Александрович, исполняющий обязанности руководителя объединения «РКК Наука» (Профсоюзная организация ФГБУ «НИЦ Институт им. Н.Е. Жуковского». — Ред.):
— В моей организации, я работаю в ЦАГИ (Центральный аэрогидродинамический институт имени профессора Н. Е. Жуковского. — Ред.), почти на 30 процентов сокращается финансирование, идёт вторая волна сокращения учёных. Сокращение финансирования российской науки приводит в первую очередь к сокращению семидесятилетних. Это — впрямую убийство российских научных школ вольно или невольно. Люди, которые в таком возрасте уходят на пенсию, уходят и из жизни. Мы не должны это допускать.
Ворона Назар Александрович, председатель профсоюзной организации Объединённого института высоких температур РАН:
— Пока главным критерием так называемой эффективности будет игра в статистику, то есть уменьшение, перекраивание ставок, а не финансирование науки, реально работающих учёных — ничего не измениться. Поэтому считаю, что основное, что мы должны сделать — максимально предавать огласке то, что сейчас происходит, собираться на митинги, на собрания, публиковаться по максимуму, привлекать СМИ. И говорить о том, что у нас финансирование недостаточное, что майские указы можно выполнить только при реальном финансировании. А не так, как делается сейчас, — на бумаге.
Тульчак Игорь Васильевич, председатель исполнительного комитета Конфедерации труда России:
— Дорогие друзья, наша конфедерация поддерживает и разделяет ваше беспокойство и ту боль, которая уже звучала сегодня в выступлениях. Эти все проблемы — отсутствие финансирования, снижение уровня научных исследований, выдавливание молодых и талантливых учёных за рубеж – они вынуждены уезжать, чтобы полноценно работать! — всё это началось с того, что академия была лишена своих классических академических прав. Это всё началось с финансов. Но сегодня речь уже идёт о внутренних демократических процедурах. Мы уже не можем избрать президента без воли правительства. Поэтому наша конфедерация поддерживает вас в этой борьбе. Закончу призывом: свободу творчества российской науке!
Гармашова Ольга Сергеевна, председатель Приморской организации профсоюза Дальневосточного центра — Тихоокеанский океанологический институт имени Ильичёва:
— Я работаю в институте океанологии. Организация полевых работ, прибрежных экспедиций тоже сталкивается с огромными сложностями. Хочу отметить, что «полевые», которые получают участники экспедиций, — это сто рублей, стоимость буханки хлеба в отдалённых территориях Дальнего Востока. Наметилась ещё крайне неприятная тенденция: наши соседи — Япония, Южная Корея, Китай — всё чаще и чаще начинают приглашать к себе на льготных условиях на работу наших талантливых молодых и не очень молодых учёных. И не всякий человек остаётся твёрд в своих намерениях служить на благо российской науке. А всё это противоречит президентской программе по развитию Дальнего Востока.
Вдовин Вячеслав Фёдорович, председатель профсоюза из Института прикладной физики РАН, Нижний Новгород. Вице-президент Международной федерации научных работников:
— От имени Всемирной федерации научных работников я приветствую участников митинга, они на нашей стороне, выражают солидарность и выражают полное недоумение: что же происходит?! Вот говорят: денег нет, а вы держитесь. Так вот — это глубокое заблуждение. Цифры, которые нам сегодня приводил Евгений Онищенко в начале митинга, это десятые и сотые доли процента от нашего бюджета. А если говорить, что наш бюджет — это производная от цены барреля нефти, то очевидно, что эта случайная ошибка бюджета, связанная с тем, что баррель флуктуирует (от лат. Fluctuatio — колебание). Так вот, все наши запросы укладываются в пределы этой ошибки! Значит, не денег нет — нет политической воли эти деньги найти…

Фото В. Линника.

Комментарии:

Авторизуйтесь, чтобы оставить комментарий


Комментариев пока нет

Статьи по теме: