slovolink@yandex.ru
  • Подписные индексы П4244, П4362
    (индексы каталога Почты России)
  • Карта сайта

Борис Клюев — лауреат премии «Слова»

Ветреным апрельским вечером 18-го числа в филиале Малого театра, что на Большой Ордынке, давали «Пиковую даму» в постановке Андрея Житинкина. До сих пор Пушкина осмеливался дописывать лишь Пётр Ильич Чайковский, сочинивший, как известно, собственное либретто к одноименной опере. Андрей Альбертович Житинкин рискнул вклиниться в эту компанию небожителей и представил на суд зрителей собственную сценическую версию пушкинского произведения. Надобно признать, что режиссёр, дописывая сцены, которых не было у автора, вводя новые персонажи, едва намеченные в оригинале, не разбавил мощный и выразительный пушкинский слог. В спектакле появляется Дворецкий, которого нет в повести и за сына которого, как сообщал нам Пушкин в «Заключении», выходит замуж приёмная дочь старой графини Лизавета Ивановна.
Роль Чекалинского, «игрока в летах», как указывалось в программке, исполнял народный артист России Борис Владимирович Клюев, один из ведущих актёров Малого театра. Реплики для него Житинкин соткал из нескольких беглых замечаний Пушкина об этом персонаже, впрочем, как всегда, исчерпывающих и точных.
На премьеру, состоявшуюся в октябре прошлого года, «Слово» откликнулось похвальной рецензией Натальи Лагиной. Как, впрочем, делает всегда, когда речь заходит о работах Малого театра и его художественного руководителя Ю.М. Соломина.
Пиковая дама, сообщает нам Пушкин в эпиграфе сведения из «новейшей гадательной книги», означает тайную недоброжелательность. В роли престарелой капризной дамы, блиставшей ещё в елизаветинские времена, за которой, по свидетельству внука князя Томского, в Париже волочился сам Ришелье, — несравненная Вера Кузьминична Васильева, приглашённая на эту постановку из Театра Сатиры.
Народная артистка СССР, лауреат Государственных премий виртуозно лепит пушкинский образ. Сколько самодурства, взбалмошности, женского коварства и желчи при виде неизбежного собственного увядания видим мы в этой владелице карточного секрета графа Сен-Жермена! Язык никак не поворачивается назвать Васильеву в спектакле «старухой», как у Пушкина, она слишком хороша и молода, но суть характера передаёт с ослепительной ясностью. Удивительное создание на театральных подмостках сегодняшней России!
Пушкин, сказывают нам, писал эту даму с графини Закревской, приходившейся ему троюродной тёткой, персоне в высшей степени занимательной, к биографии которой наш гений всё более имел вкуса в зрелые свои годы. Если бы судьбе было угодно дать ему ещё два-три десятка лет, то мы бы имели из-под его пера удивительные истории, истинные жемчужины нашей словесности.
Великолепен и народный артист России Борис Клюев в роли Чекалинского, «игрока в летах», как гласит программка, в доме которого и происходит роковая игра. Автор представляет его следующим образом: «Он был человек лет шестидесяти, самой почтенной наружности; голова покрыта была серебряной сединою; полное и свежее лицо изображало добродушие; глаза блистали, оживлённые всегдашнею улыбкою».
Чекалинский, появляясь в спектакле в последнем и самом коротком действии, ставит точку в мистической интриге под названием «Пиковая дама». В развязке он выступает, как рука судьбы, как демиург, сокрушающий маниакальные замыслы захваченного жаждой обогащения Германна. «Дама ваша убита, — сказал ласково Чекалинский».
Страсть к деньгам, поклонение Мамоне – извечная людская пагуба, толкает обрусевшего немца, лютеранина Германна к обману юной Лизаветы Ивановны, вокруг которой он выстраивает пошлую интрижку с тайной перепиской, лживыми объяснениями в любовной страсти, домогательствами свидания.
Персонажу Бориса Клюева отводится в известном смысле ключевая роль. Выбирая актёра на эту роль, Житинкин должен был быть весьма точным. В лице Клюева он сделал в высшей степени удачный выбор. Борис Владимирович проникает в саму суть образа Чекалинского, человека знакомого с зигзагами и виражами карточной жизни, всеми закоулками «игрецких домов Парижа».
В финале спектакля Клюев-Чекалинский неспешно и со значением проходит вдоль сцены с сундуком отыгранных у Германна денег со словами «И этот сгорел. Слаб всё-таки человек!».
«Пиковая дама» в режиссуре Житинкина достигает абсолютно современного звучания, пьеса становится полностью созвучной нашему времени. Времени, провозгласившему жажду обогащения доблестью и геройством, а богатство высшей добродетелью.
После окончания спектакля на сцену, где актёры отвечали поклонами на восторженные приветствия зала, поднялись Виктор Линник и Ольга Хайлова, представлявшие здесь вместе с коллегами Аллой Мальциной и Кристиной Терзи редакцию газеты «Слово».
Только что на сцене шла крупная игра, Чекалинский трясущимися руками метал банк и останавливался после каждой прокидки, игроки писали мелом на углу стола свои ставки и загибали карты, чтобы понтировать дальше. Напряжение на третий день великой игры росло поминутно, и вот оно только что взорвалось фатальным проигрышем Германна, который, обдёрнувшись, вытащил карту с пиковой дамой вместо туза. Исчезнуть это карточное наваждение сразу не могло, зал всё ещё оставался во власти сценических чар... «А нам говорят, что казино из Москвы убрали...», — начал своё выступление главный редактор «Слова». Слова эти были встречены громким смехом присутствующих.
«Мы стали счастливыми свидетелями прекрасного спектакля по пушкинской «Пиковой даме», — продолжал он. — В главной роли мы ещё раз восхитились мастерством удивительной Веры Кузьминичны Васильевой». Окончание фразы потонуло в оглушительных аплодисментах зрителей. Линник с поклоном вручил букет прекрасных роз великой актрисе. — Нам только остаётся поблагодарить прекрасный коллектив исполнителей Малого театра. Этот спектакль ещё раз подтверждает творческий потенциал и неистощимую выдумку режиссёра-постановщика Андрея Житинкина, который стал соавтором нашего великого гения.
Но наше появление на этих подмостках продиктовано ещё одним: желанием вручить премию «Золотое слово», учреждённую нашей газетой, Борису Владимировичу Клюеву, народному артисту России, ветерану Малого театра, артисту театра и кино, мастеру художественного слова. В дипломе, который я имел честь подписать великому артисту, написано: «За выдающийся вклад в дело сохранения и приумножения русского художественного слова».
Сегодня мы с вами смогли ещё раз убедиться в справедливости старой банальной истины — «нет маленьких ролей, есть маленькие актёры». В Борисе Владимировиче — в большой он появляется роли или совсем в малой — тотчас ощущается добротная школа Малого театра, весомость русской театральной традиции. Движения, дикция, мимика – всё экономно, расчётливо, всё без наигрыша, выверено и точно. И всё работает на полновесный рисунок образа.
Актёр, как мы хорошо знаем, много работает в жанре художественного слова, с неизменным успехом читает на своих встречах со зрителем русскую классику — Лермонтова, Блока, Есенина, Брюсова, Солоухина. Из прозы — Аркадия Аверченко, а также свои собственные зарисовки, в частности, об истории съёмок «ТАСС уполномочен заявить».
Борис Владимирович неоднократно бывал гостем редакции «Слова», долгие годы является подписчиком нашей газеты. В его мастерстве чтеца убедились зрители на разных сценических площадках нашей страны, в том числе и наши гости, присутствовавшие в своё время на празднике 10-летия газеты «Слово».
Артиста тепло поздравили Вера Кузьминична Васильева, Андрей Альбертович Житинкин, партнёры по спектаклю. В своём ответном слове Борис Владимирович поблагодарил редакцию за оказанную честь, отметив высокий авторитет газеты «Слово» в профессиональных и читательских кругах.
Остаётся добавить, что премия «Золотое слово» стала возможна благодаря спонсорской помощи Фонда «Дорога жизни», который возглавляет прекрасный поэт Дмитрий Мизгулин, знающий цену словам и «Слову».
 
Соб. инф.
Фото Аллы Мальциной.

Комментарии:

Авторизуйтесь, чтобы оставить комментарий


Комментариев пока нет

Статьи по теме: