slovolink@yandex.ru
  • Подписные индексы П4244, П4362
    (индексы каталога Почты России)
  • Карта сайта

БАРОМЕТР ЖИЗНИ

Биография БудённогоВладимир Крупин выступает в последнее время «редко, но метко». Но всякий раз выход его новой книги становится литературным событием.

«По работам Владимира Крупина когда-нибудь будут судить о температуре жизни в окаянную эпоху конца столетия. Творческий опыт В. Крупина в этом смысле уникален: он был решительнее большинства из нас, нет, даже самым решительным», — говорил Валентин Распутин.

. Таким же решительным остается Крупин в своей новой книге прозы «От застолья до похмелья. Русский взгляд на глобализм». В этот сборник, выпущенный издательством «Алгоритм», вошли повести и рассказы последних лет, а также знаменитые «крупинки», пронизанные искромётным писательским юмором.

О русской деревне сегодня пишут до обидного мало. Как будто и не было её. Тем отраднее встречен читателями выход новой книги Вячеслава Пьецуха «Деревенские дневники» («Глобулус», 2007 г.).

Автор – коренной москвич, но с крестьянскими корнями.

«Уже зрелому человеку, ему выпало такое счастье: примерно полгода, с апреля по октябрь, жить в тверской деревне на берегу Волги, ковыряться в земле, орудовать косой-литовкой в своё удовольствие, навоз возить, выпивать на общих основаниях с соседями-хлебопашцами и коротать возле камина ветреные осенние вечера. Словом, никак не могло такого случиться, чтобы не появились на свет божий «Деревенские дневники», — пишет Вячеслав Пьецух во вступительном слове к своей замечательной «Энциклопедии» деревенской жизни.

В новейшем московском издательстве «Анаграмма» в серии «Роман без вранья» вышли две отличные книги, построенные на личном опыте их авторов. «Папенькин сынок» Александра Михайлова — дневник молодого человека, отец которого был «литературным генералом». Герой начинает писать дневник после смерти отца, чтобы совладать с отчаянием. Постепенно дневник становится его собеседником, которому герой поверяет свои интимные тайны. Книга, потрясающая своей откровенностью, искренностью и нежностью. Автор книги «Литературная рабыня» Наталья Сорбатская повествует о судьбе талантливой женщины, которую жизнь заставила стать «писателем-призраком», как называют политкорректные американцы людей, творчество которых скрыто гранитными глыбами-брэндами «звёздных сочинителей». Имена этих обитателей светской тусовки красуются на обложках многочисленных книг «из жизни бомонда». А «литрабы» продолжают ворочать вёслами галер отечественной книжной индустрии, существуя по принципу: «Молчи, скрывайся и таи».

Издательство «Европа» начало выпуск книг, отмеченных на международном литературном конкурсе «Русская премия». В новой серии представлены авторы, живущие в ближнем зарубежье и пишущие на русском языке.

Роман «Книга для…» двадцатипятилетнего писателя из Украины Марата Немешева – автобиографичен подобно двум вышеназванным книгам. Здесь и дневник героя, и его сны, и его сочинительство. Фантазии, переходящие в реальность, и реальная жизнь, полная причудливых мечтаний автора.

И совсем по-другому воспринимается проза киргизского драматурга Талипа Ибрагимова. В его философских повестях-притчах можно найти отголоски другого знаменитого киргиза  — Чингиза Айтматова. Сборник повестей «Старик и Ангел» написан очень по-киношному. И это не случайно Талип Ибрагимов – сценарист и режиссёр, поэтому его истории очень зримы. Но главное в них — неожиданные метаморфозы героев, которых воспринимаешь шиворот-навыворот. И тогда кажущаяся обыденность повествования оборачивается фантасмагорией восточного магического реализма.

Новая книга Андрея Волоса «Алфавита», вышедшая в издательстве «Эксмо», — отнюдь не «лексикон прописных истин». Автор называет её «Книгой соответствий». Это удивительная проза, в которой слова обретают не столько семантический смысл, сколько различные ассоциации у сочинителя, становятся стержнем, на который он нанизывает свои замечательные истории.

Три романа Петра Гладилина (просьба не путать этого автора с Гладилиным Анатолием), собранные в книге под названием «Платоническое сотрясение мозга», — совершенно новая проза начала нового века. Притом, что автор придерживается литературных традиций века позапрошлого. В романах «Афродизиак», «Охота в зоопарке», «Мотылёк» можно найти как мотивы магического реализма Гоголя и Достоевского, так и рафинированную интеллектуальную прозу нового времени. Но всегда чтение прозы Петра Гладилина оборачивается путешествием в непредсказуемый литературный лабиринт, блуждать в котором хочется бесконечно. Пётр Гладилин — новое замечательное открытие не менее замечательного издательства «Вагриус». 

Я уже отмечал недавно, что московское издательство «Время», выпускающее главным образом современную отечественную прозу, остаётся лидером в поисках литераторов самых ярких форм. Роман Марины Палей «Klemens» захватывает предельной напряженностью любви и ненависти, мастерским языком, щедрой палитрой стиля. Разные уровни повествования обеспечивают мощное эмоциональное потрясение даже несхожим читателям, отмечает критика. Книга эта во многом необычна как своей сюжетной линией, так и  драматизмом отношений героев, глубиной показа их внутреннего мира. Марина Палей временами достигает набоковских высот.

Марк Харитонов в сборнике рассказов «Ловец облаков» вновь демонстрирует тончайшие психологические нюансы душевного состояния своих героев. «Все на мгновение соединилось: щемящая, как счастье, боль, тепло, нежность, беспамятство и память, мысли, страхи и стоны, перемешанный мусор невозвратимой жизни, исписанные листы, сложенные для полета, брошенные из окна, покрытые неразличимыми отсюда знаками, слова, родившиеся когда-то, и те, что рождаются вновь сейчас». Точнее, чем сам автор, о рассказах Марка Харитонова и не скажешь.

Новая книга Анатолия Курчаткина «Цунами» — роман-аллегория, роман-предупреждение. Курчаткин продолжает исследовать крушение судеб современников в «окаянные девяностые», когда талантливые люди оказались выброшенными на обочину жизни, в которой стал править бал чистоган. Автор романа «Цунами» рассказывает не столько о потрясшем весь мир природном катаклизме в Юго-Восточной Азии, хотя гигантская волна, захлестнувшая курорты Таиланда, имеет к герою книги непосредственное отношение. В большей степени это роман о катастрофе личности, о человеке, по судьбе которого покатился вал эпохи перемен.

биография человечества

Торжество духа и разума

 

В серии «Жизнь замечательных людей», которая за последние годы пополнилась новыми персонами, считавшимися в советское время «нон грата», всё же не сбрасывают «за борт истории» имена людей, которые творили советскую эпоху.

Так, среди новинок серии – жизнеописания маршала Семёна Будённого, министра автомобильной промышленности СССР Виктора Полякова, одного из создателей советской «нефтянки» Виктора Муравленко.

Если о Семёне Михайловиче Будённом, легендарном командире Первой конной, написано немало книг, то Виктор Поляков и Виктор Муравленко были известны лишь в своих отраслях. А между тем авторам книг «Виктор Муравленко» и «Поляков» Александру Трапезникову и Владимиру Березину есть, что сказать о своих героях. Трудно переоценить тот вклад, который Виктор Муравленко внёс в освоение природных богатств Западной Сибири. Один из пионеров разведки и освоения нефтяных и газовых месторождений сурового тюменского края, Муравленко стал ещё при жизни легендой этих мест. Не случайно его именем названы город и месторождение в Ямало-Ненецком автономном округе, а также улицы во многих городах Тюменской области и в самом областном центре.

Что же касается Виктора Полякова, то именно ему миллионы автомобилистов страны обязаны своей первой «копейкой», с которой для многих из нас связана практика вождения автомобиля, превратившегося из роскоши в средство передвижения.

Историк Борис Соколов свой рассказ о «красном Мюрате» сопровождает новыми неизвестными ранее подробностями из жизни одного из выдающихся героев Гражданской войны, сумевшего уцелеть в горниле «маршальских заговоров» против Сталина, но низведенного Хрущёвым до бутафорской должности члена президиума ДОСААФ. Последние годы опального конника были подслащены присвоением ему трижды звания Героя Советского Союза, но слава его осталась далеко позади «на той единственной Гражданской»!

В книге Азы Тахо-Гади «Лосев» — герой жизнеописания предстаёт не только как ученый, но и как православный человек, разделивший с Родиной её судьбу. Он не изменял себе никогда. За что поплатился тюрьмой, лагерями, слепотой, вынужденным двадцатилетним молчанием. Его первая жена Валентина Михайловна Лосева помогала ему пережить самые трудные годы. Его вторая жена стала его верной подругой и соавтором во многих научных начинаниях. Она же написала биографию выдающегося русского мыслителя, философа с мировым именем Алексея Федоровича Лосева, которая вышла в серии «ЖЗЛ» вторым, исправленным и дополненным изданием.

И ещё одна трагическая фигура в серии «ЖЗЛ» — Дмитрий Иванович Шаховской. В своей книге «Князь Шаховской: Путь русского либерала» Ирина Кузьмина и Алексей Лубков прослеживают судьбу одного из видных общественных деятелей России рубежа XIX—XX веков. Дмитрий Шаховской пытался соединить свободу с патриотизмом, творчество личности — с всемерным развитием самодеятельности и самоуправления. Но в его судьбе как в капле воды отражается вся трагедия русского либерализма, которая привела страну к той роковой черте, за которой началось царствие антихриста.

Из книг зарубежных авторов среди новинок серии «ЖЗЛ» хотел бы отметить биографию «Пикассо» Анри Жиделя, в которой автор рассматривает знаменитого художника с чисто человеческих позиций. Для Жиделя Пикассо — прежде всего личность со всеми присущими ей достоинствами и недостатками, сильными и слабыми сторонами, которые раскрываются не столько в его искусстве, сколько в жизни. Думается, что биограф имеет право на свой подход к жизнеописанию художника, тем более что попыток последовательно рассмотреть творчество Пикассо неизмеримо больше, чем попыток описать его жизнь.

Жизнь Антонио Вивальди изобилует легендами. За ним закрепилась слава знаменитого композитора, способного за пять дней создать трёхактную оперу и сочинить множество вариаций на одну тему. Но после 1741 года, когда, всеми забытый, он умер в нищете в Вене, его произведения почти не исполнялись и вскоре ушли в небытие, а партитуры разбрелись по частным коллекциям. Земляк великого музыканта венецианец Вирджидио Боккарди сумел создать первую развёрнутую биографию своего героя на историческом, культурном и бытовом фоне Венеции, в которой тогда царствовали музыка и любовь.

Новая книга, посвящённая Льву Николаевичу Толстому, вышла в другой «молодогвардейской» серии — «Живая история». Так же, как и Анри Жидель, Нина Никитина в «Повседневной жизни Льва Толстого в Ясной Поляне» предлагает читателям портрет великого писателя в контексте его обыденной жизни. И ей удалось создать объемное изображение Толстого: писателя, семьянина, учителя, хозяина Ясной Поляны, охотника, гурмана и при этом великого человека, уставшего от бремени славы, обуреваемого сомнениями, искушениями, страстями, болезнями и страхом смерти. 

 

Виктор ПРИТУЛА.

Комментарии:

Авторизуйтесь, чтобы оставить комментарий


Комментариев пока нет

Статьи по теме: