slovolink@yandex.ru
  • Подписные индексы П4244, П4362
    (индексы каталога Почты России)
  • Карта сайта

Америка без пузырей

На статью «Капитализм: хорошо это или плохо. Необходимы поиски среднего пути», опубликованную 23 марта 1973 года в газете «Нью-Йорк таймс», я обратил внимание сразу. Привлекло, конечно, имя автора — Дэвид Рокфеллер, председатель правления «Чейз Манхэттен бэнк». «Величайшей силой капитализма, вероятно, является его приспособляемость, — писал банкир. — Обладая относительно большей свободой, он способен реагировать на меняющиеся обстоятельства с большей готовностью, чем жёстко контролируемые системы». Конечно, я никак тогда не мог предположить, что в первом десятилетии ХХI века развитому капитализму придётся приспосабливаться к критическим обстоятельствам так же, как это пришлось делать в 30-е годы ХХ века…

 

История повторяется. Начавшийся с биржевого обвала на Уолл-стрит в октябре 1929 года экономический кризис и последовавшая за ним Великая депрессия могут служить, говоря по-современному, дорожной картой нынешнего глобального обвала. Однако при всех сходствах в развёртывании кризиса и перерастания в длительный застой в экономике нынешний обвал отличают от Великой депрессии 30-х годов три черты. Первая: экономический спад приобрел глобальный характер и сочетается с глубоким финансовым кризисом. Вторая: действенность принимаемых правительствами антикризисных мер зависит от остроты не только внутренних, но и внешних экономических проблем, что побуждает их искать общие решения на региональном и глобальном уровне. Третье отличие состоит в том, что корпоративная и финансовая элита Запада пытается использовать глобальный обвал для конструирования нового мирового порядка, сохраняющего его господство в мировой экономике.  
Страны развитого капитализма в прошлом веке создали и проверили на прочность свои политические надстройки для «реагирования на меняющиеся обстоятельства» на национальном и региональном уровнях. Ныне их правящие элиты используют для приспособления к теперь уже глобальным обстоятельствам неформальные наднациональные институты. Создание нового мирового экономического порядка уже началось с попыток США выработать глобально ориентированную экономическую политику в целях сохранения валютно-финансовой гегемонии, расшатанной мировым экономическим кризисом.

Неохотный акционер

Это событие не отметили ни плачем похоронного марша, ни торжествующим кликом фанфар. Хотя оно было достойно и того и другого. Историки Америки наверняка вспомнят 1 июня 2009 как день официальной кончины 100-летней американской корпорации «Дженерал моторс». В этот день эта частная фирма приказала долго жить своей одноименной преемнице под опекой нового хозяина — правительства США. Объявляя о банкротстве, президент США Барак Обама сказал: «Мы действуем как неохотный акционер, поскольку для «Дженерал моторс» эта помощь — единственный путь к успеху. Наша задача в том, чтобы поставить её на ноги, а потом не вмешиваться в её дела и быстро отойти».
Многим юным американцам крах «Дженерал моторс» представляется лишь эпизодом в череде участившихся корпоративных банкротств. Но для людей старшего поколения он стал прощанием с индустриальной Америкой.

Когда главу «Дженерал моторс» Чарльза Уилсона в 1953 году утверждали на посту министра обороны, сенаторы его спросили, не станет ли он принимать решения в интересах корпорации, противоречащие интересам страны. Ответ был таков: «Я не могу об этом даже подумать, ибо считаю: то, что хорошо для нашей страны – хорошо для «Дженерал моторс», и наоборот».
Полвека назад так оно и было. Крупнейшее в мире машиностроительное предприятие производило 3% валового внутреннего продукта США, его рабочие получали зарплату большую, чем банковские служащие. Эти «синие воротнички», организованные в профсоюз «Объединённые рабочие автозаводов», были рабочей аристократией Америки, с которой не могли не считаться и в Вашингтоне. Вынужден блюсти интерес поддержавших его на выборах профсоюзных боссов и Барак Обама. Профсоюзному фонду досталось 17,5% акций новой корпорации, больше чем правительству Канады (12%) и частным инвесторам (10%). Вложив в новую «Дженерал моторс» 50 миллиардов долларов, Вашингтон стал её мажоритарным акционером, контролирующим 60% акций.
Упокой многонационального конгломерата, в прошлом году выпустившего в 34 странах более 9 миллионов машин на сумму в 182 миллиарда долларов, превышающую ВВП Египта, — яркая веха на пути к промышленной глобализации. «Дженерал моторс» намерена распродать 20 убыточных подразделений и уволить 21 тысячу рабочих только в США. Произведённые на американской территории машины в ближайшие пару лет сократятся в общем производстве корпорации с 67% до 61%. Зато в Мексике, Южной Корее и Китае их выпуск удвоится. Главный резон переноса производства — повышение конкурентоспособности путём сокращения издержек на рабочую силу.
Включая разного рода надбавки, на автозаводах в Детройте рабочий зарабатывает 54 доллара в час, в Южной Корее – 22 , в Мексике – менее 10, в Китае – около 3 долларов. Ещё с младенческих лет капитализма известно: чем меньше часть заработной платы рабочего в созданной им новой стоимости, тем выше прибыль промышленника, а значит, и его возможность обойти конкурента более низкой ценой продукции. Иначе говоря, реструктуризация «Дженерал моторс» во имя повышения её конкурентоспособности — лишь свежий пример того, как за счёт налогоплательщика и сокращения рабочих мест Вашингтон печётся о глобальной конкурентоспособности корпораций – главной ударной силе Америки.
Американские многонациональные корпораций (МНК) с начала века стали получать за границей более трети всех прибылей. Значение их зарубежных операций ещё более возросло в связи с нынешним сокращением потребительского спроса в США. Расширение глобального бизнеса для многих МНК стало сегодня проблемой выживания и из-за огромных потерь, вызванных глобальным обвалом.  По оценкам лондонской газеты «Файнэншл таймс», общая рыночная капитализация 500 глобальных компаний упала на 42%, сократившись с 26,8 триллиона долларов в начале 2008 года до 15,6 триллиона в 2009 году. Более всего потеряли в результате спровоцированного ими мирового финансового кризиса банки Уолл-стрит. Спасение оставшихся на плаву глобальных финансовых МНК стало главной экономической задачей Белого дома. И это было ею выполнено.
После паники осенью 2008 года, серии банкротств, поглощений и финансовых скандалов Уолл-стрит не только оправился от шока, но благодаря щедрой государственной поддержке нарастил финансовые мускулы. Однако несмотря на заверения президента, оправдывавшего эту поддержку тем, что «если банки не заработают, мы не сможем восстановить экономику», банкиры не спешат кредитовать американские предприятия в ожидании улучшения деловой конъюнктуры. Не удивительно, что налогоплательщики задаются вопросом: почему при растущей безработице Вашингтон за их счёт создаёт рабочие места за границей и спасает от кризиса не средний и малый бизнес, а банкиров Уолл-стрит. Ведь большинство спасаемых — крупнейшие финансовые МНК, операции которых охватывают весь мир. Именно они и раздули финансовый «пузырь», схлопывание которого в 2007 году вызвало глобальный обвал. Поражает и цена спасения: министерство финансов и Федеральная резервная система США выделили на эти цели около 12 триллионов, из которых 2,5 триллиона уже потратили.
Барак Обама привлёк избирателей лозунгом «Нам нужны перемены». Одной из таких перемен в экономической политике стала «неохотная» помощь «Дженерал моторс» и весьма охотное спасение банкиров Уолл-стрит. Что говорит о перемене приоритетов правящей элиты. Нынешняя установка её глобальной стратегии: «То, что хорошо для Уолл-стрит – хорошо для страны».

Втихую и в открытую

Для встречи Бильдербергской группы 14—17 мая 2009 года были приняты чрезвычайные меры безопасности. Греческие военные корабли отгоняли катера и лодки от побережья афинского пригорода Вулиагмени, где в отеле Нафсика Астир Палас собралась атлантическая элита. С воздуха её охраняли вертолёты и истребители F-16. Полицейские кордоны не подпускали журналистов к отелю ближе, чем на километр, а самых настырных задерживали. Судя по просочившейся информации о повестке дня и содержанию дискуссий, такие меры обеспечения секретности были оправданы.
Представленные «бильдербергцам» оценки экономической ситуации оказались мрачными. Мировая экономика втянулась в затяжную депрессию, что сводит выбор стратегии к двум вариантам: допустить многолетний застой или форсировать глубокий, но краткий спад, который подготовит условия для создания нового мирового экономического порядка. Участники дискуссии выбрали второй вариант. Следуя логике выбора, они высказались за преобразование Международного валютного фонда в некое глобальное казначейство, а также за целесообразность создания всемирного министерства труда. Ссылаясь на эпидемию «свиного гриппа», говорили «бильдербергцы» и о необходимости учреждения глобального министерства здравоохранения.
Особое внимание участников встречи привлекли, конечно, перспективы американской экономики. Прогноз выглядел неутешительно: продолжение спада к концу нынешнего года может довести безработицу до 14% рабочей силы и к дальнейшему сокращению потребительского спроса. Однако это не помешает оживлению конъюнктуры на финансовом рынке, ибо инвесторов привлечет прибыльность вложений в новые активы. Именно на это и нацелены наши усилия по стабилизации банковской системы, сообщили «бильдербергцы» из Белого дома.
Понятно, что обмен мнениями в Бильдербергской группе, которую уже более полувека считают главным западным «закулисьем», пресса, как всегда, не освещала. Но помимо выше приведённых утечек информации о стратегии западной элиты пред лицом глобального обвала говорят и открытые материалы её американского мозгового центра. За два дня до бильдербергских посиделок базирующийся в Нью-Йорке Совет по международным отношениям заслушал доклад главы Совета экономических советников президента США Кристины Ромер под названием «Рост без пузырей».
  С 1992 по 2000 и с 2002 по 2007 годы экономику США отличали устойчивый рост и увеличение занятости при умеренной инфляции. Однако оба периода роста привели к вздутиям цен на акции, на жильё и энергоносители, называемым «пузырями». Лопаясь, «пузыри» ввергали экономику в рецессию. Задача состоит в том, сказала г-жа Ромер, чтобы «добиться хорошего без плохого». А это возможно, если поощрять конкуренцию, пресекать биржевые махинации, обеспечивать открытость операций на финансовых рынках.
Другой путь обеспечения «роста без пузырей» — изменение макроэкономической политики. Надо сократить долю жилищного строительства и потребления в ВВП, зато увеличить в нём долю сбережений населения, говорилось в докладе. Снижение спроса населения будет компенсировано наращиванием государственных инвестиций в образование, здравоохранение и чистые энергоносители. Предусмотренные на это программой стимулирования экономики 787 миллиардов долларов должны оживить её в ближайшие два года. А за ними придёт очередь двух других факторов роста — увеличения экспорта и частных инвестиций. Когда уровень сбережений населения возрастёт, у бизнеса появятся новые финансовые ресурсы для капиталовложений. Кристина Ромер полагает, что они станут более надёжным, чем потребительский спрос, двигателем роста, поскольку он будет происходить за счёт внутренних накоплений, а не прилива иностранного капитала.
Доклад ведущего экономиста Белого дома в нью-йоркском «закулисье» по сути подтвердил установки Бильдербергской группы. Америка втягивается в депрессию, а её правительство делает ставку на «затягивания поясов», ориентируя население на ограничение потребления ради увеличения внутренних накоплений. В докладе К. Ромер, однако, даже не упоминались движущие силы предыдущего «роста на пузырях». Ведь они были раздуты не на пустом месте и не нечистой силой.
Проводившаяся в 2002—2006 годы министерством финансов и Федеральной резервной системой США макроэкономическая политика поощряла рост задолженности населения низкими ставками банковских ссуд на покупку жилья и акций на фондовом рынке. Лукавый призыв «покупай сейчас, плати потом» обеспечивал около трети роста потребления на внутреннем рынке США. Эта политика и привела к спекулятивному росту цен на жильё и биржевых котировок, т.е. к «пузырям», на которых грели руки промышленники и финансисты. Иными словами, в 2002—2006 годах корпоративная и финансовая элита Америки делала большие деньги на увеличении спроса за счёт роста задолженности населения. А теперь она рассчитывает на «рост без пузырей» путём ограничения потребления, дабы ростом сбережений населения подкрепить ослабленную финансовыми махинациями банковскую систему.
Бизнес на долгах увеличил прибыли финансового сектора США до 41% всех корпоративных прибылей. В погоне за ними финансисты создали денежные суррогаты – фиктивный капитал, многократно превышающий финансовые потребности реальной экономики. В 50—70-е годы все финансовые активы США (акции, облигации и иные ценные бумаги) оценивались в 440% ВВП, в 1990 году – в 600%, в 2007 они достигли 1000% ВВП. Эта долговая пирамида, не обеспеченная реальными ценностями, нависла сегодня над финансовыми системами не только США, но и Европы и Японии.

Глобальный прицел

Несмотря на огромную государственную и частную задолженность, финансовый рынок США не испытывает нехватки в свободных капиталах, обеспеченных реальными ресурсами. Благодаря особому положению доллара в мировой валютной системе финансовый кризис вызвал бегство капиталов в США: в 2008 году его прилив превысил 800 миллиардов долларов. Но только часть этого капитала направляется на погашение дефицита платежного баланса США. Большую же часть этих денег, писал лондонский еженедельник «Экономист», американские корпорации и банки используют на приобретение иностранных активов. Иными словами, совсем не очевидно, что при нынешней установке правящей элиты на расширение глобальной экспансии накопление сбережений населения приведёт к увеличению инвестиций в экономику США.
Перенос производства за границу, ярким примером которого стало банкротство «Дженерал моторс», плохо вяжется и с обещаниями Вашингтона сделать экспорт одним из главных двигателей экономики. Уже сегодня на продукцию обрабатывающей промышленности приходится 85% процентов импорта и 70% экспорта; этот разрыв обходится торговому балансу США в сумму более 500 миллиардов долларов. И он ближайшие годы будет только увеличиваться. Инновации и высокая производительность труда — главные конкурентные козыри Америки, сказал председатель американской секции Трехсторонней комиссии Джозеф Най на недавней дискуссии в Совете по международным отношениям на тему «Финансовая смута и сила США». Тем не менее Совет ратовал не столько за увеличение экспорта, сколько за дальнейшее включение американской экономики в глобальное разделение труда. После спасения банков правительством, говорили участники дискуссии, американским МНК надо форсировать создание глобальных цепочек производственной кооперации, которые укрепят реальную экономику. Именно на её спасительную поддержку разболтанным Уолл-стрит мировым финансам и рассчитывает западная элита.
По оценкам Международного валютного фонда (МВФ), мировой финансовой системе сегодня надо списать в убытки 4,4 триллиона долларов. Но чтобы банки смогли нормально работать, зарезервированных правительствами США, ЕС и Японии на их спасение 9 триллионов долларов недостаточно, ибо задолженность постоянно растёт. С 20,7 триллиона в 2007 она вырастет к 2011 году до 25,6 триллиона долларов. Для погашения долгов только США должны потратить сумму, равную 13% их ВВП. И им придётся это сделать, считает Мартин Вулф, известный обозреватель газеты «Файнэншл таймс» и нередкий гость в Бильдербергской группе и в американском Совете по международным отношениям. Ведь издержки на спасение банковской системы намного меньше потерь от глубокого спада в экономике. Но начатые правительствами спасательные операции лишь необходимое, но недостаточное условие экономического оздоровления. «Иллюзорно надеяться на то, что его можно добиться в ближайшие годы», — полагает М. Вулф.

Тихий переворот

«Обвал обнажил много неприятных истин о Соединённых Штатах. Одна из самых пугающих заключается в том, что финансисты прибрали к рукам наше правительство, создав ситуацию более характерную для стран с формирующимися рынками, где она является причиной системных экономических кризисов». Такое вступление предпослала в майском номере редакция журнала «Атлантик» статье «Тихий переворот». Её автор Саймон Джонсон несколько лет работал ведущим экономистом МВФ и не понаслышке знаком с экономической политикой и практикой таких стран с формирующимися рынками, как Индонезия, Таиланд, Россия, Украина и многих других. Сравнение их кризисов с тем, что происходит в США, поражает сходствами.
Самым удручающим сходством является то, что деловые интересы корпоративных элит, а в США — финансовых олигархов, сыграли центральную роль в создании нынешнего кризиса, пишет С. Джонсон. При молчаливом одобрении правительства элиты повышали ставки в азартной финансовой игре до тех пор, пока не произошёл неизбежный обвал. Но ещё более пугает то, что теперь элита использует своё влияние для того, чтобы препятствовать проведению разного рода реформ, срочно необходимых для спасения экономики. Американское правительство не может или не хочет действовать против её интересов. А эти интересы продиктованы алчностью.  Американцев возмутило, что спасенная от банкротства правительством за 165 миллиардов долларов страховая компания «Америкэн Иншуренс Груп» выплатила 165 миллионов долларов в виде бонусов высокопоставленным сотрудникам. Чтобы без шума выплатить щедрые бонусы своим руководителям, получившие подобные кредиты крупнейшие банки Уолл-стрит ныне спешно возвращают их правительству. К 2008 году уровень доходов финансистов вдвое превысил заработки в других секторах экономики.
Сходство между США и юными капитализмами прослеживает и известный американский публицист Уильям Грейдер. Он полагает, что американская финансовая элита намерена узаконить существование корпоративного государства. Эта формация будет не социализмом и не капитализмом, а их гротескным гибридом, в котором воплотятся не самые лучшие качества обеих систем. Правительства будут благосклонны к финансовым магнатам, но станут сговариваться и со средними и мелкими предпринимателями, назначая среди них победителей и побеждённых в зависимости от лояльности к режиму, а не от успехов в бизнесе. Ну, чем не нынешнее «слияние в экстазе» российской политической элиты с олигархами?

Ускользающая ось мирового порядка

Интрига упомянутого публицистом гибрида социализма и капитализма состоит в том, что на этой идее за океаном собрались строить новый мировой порядок ещё в начале 70-х годов. Именно тогда Дэвид Рокфеллер, один из учредителей Бильдергбергской группы, многолетний председатель американского Совета по международным отношениям, а потом и создатель Трёхсторонней комиссии, начал поиск «среднего пути» для двух соревновавшихся мировых систем. Этот поиск клан Рокфеллеров и его единомышленники в правящих элитах продолжают по сей день. Он стал ещё более актуален с появлением новой мировой силы – социалистической рыночной экономики Китая. И не случайно, что не кто иной, как первый сподвижник Д. Рокфеллера по Трёхсторонней комиссии Збигнев Бжезинский и идеолог конвергенции социализма и капитализма, ещё до вступления Б. Обамы на пост президента США, отправился на переговоры в Пекин. Там он выдвинул идею создания «Группы двух» из США и Китая, которая дополнит союзнические отношения Америки с Японией и Европейским союзом.
  Новая ось для планируемого глобалистами мирового порядка позарез нужна американской финансовой олигархии уже сегодня. Китай и соседние с ним развивающиеся страны располагают валютными резервами и ценными бумагами казначейства США на сумму порядка 2,5 триллиона долларов. Пущенные в оборот, они могут обрушить доллар и возведённую Вашингтоном на его валютном первенстве гигантскую долговую пирамиду. Вышедший на третье место в мире по размерам ВВП Китай ныне доминирует в азиатском регионе, который скорее других регионов выйдет из депрессии и станет самым динамичным сектором глобальной экономики.
Залог экономического будущего Азии – её способность защититься от финансовых обвалов американского происхождения. Страны АСЕАН, Китай, Япония и Южная Корея недавно договорились о создании «Азиатского фонда» в сумме 120 миллиардов долларов, которая при нужде может быть увеличена. Располагая такими ресурсами, регион может обойтись без советов и помощи контролируемого Вашингтоном МВФ. В последние годы торговля и производственная кооперация между Китаем, Бразилией и Индией растут быстрее, чем с развитыми странами, что «размыкает» зависимость их экономик от экспорта в США и ЕС.
И, наконец, о новом мировом порядке заговорили не только на посиделках властвующих элит стран Запада. О нём завели речь и хозяева международного экономического форума Боао, китайского варианта ежегодного форума в Давосе. Пекину пока недосуг заниматься мировым строительством из-за обилия внутренних проблем, но он вряд ли соблазнится предложениями подставить свою и региональную экономику в качестве реальной экономической опоры глобального финансового «пузыря», созданного олигархами Уолл-стрит. Состоявшаяся в июне в Екатеринбурге первая встреча в верхах стран БРИК единодушно выступила за радикальные перемены в послевоенном валютном порядке, прежде всего за повышения веса и роли развивающихся государств в МВФ.
Перерастающий в депрессию экономический спад на ближайшие несколько лет избавит Америку не только от «пузырей», но и от роли главного двигателя мировой экономики. Однако способные стать такими двигателями Китай, Индия, Бразилия и ряд других развивающихся стран ещё не располагают внутренними рынками, которые бы поглотили ставшие избыточными финансовые, промышленные и трудовые ресурсы планеты.
Для приспособления мировой экономики и действующих международных институтов к новой расстановке сил потребуется не один год. Это будут годы вялого экономического роста и попыток корпоративных и финансовых элит Запада укрепить их пока ещё господствующее положение в мировой экономике с позиции валютной силы. Но эта позиция вряд ли может служить гарантией того, что управляемый из-за кулис развитый капитализм удержит в узде джинна наживы, способного надуть новый, на сей раз глобальный, «пузырь».

Три мозговых центра глобализма

Бильдербергская группа

Ежегодные совещания высшей элиты Европы и Америки начались с встречи влиятельных политиков и промышленников в 1954 году в голландском отеле «Бильдерберг» по приглашению голландского принца-консорта Бернарда (отца нынешней королевы Беатрикс). Другими основателями Бильдербергской группы (БГ) были: президент американского «Чейз Манхэттен бэнк» Дэвид Рокфеллер, влиятельный лейбористский политик Денис Хили, известный «европеист» Джозеф Ретингер и видный немецкий промышленник Отто Волфф фон Амеронген. Единственной целью создания этой организации, до сих пор уверяет Денис Хили, было продвижение дела демократии. На деле БГ стала главным мозговым центром атлантической элиты.
Организационный комитет БГ действует через её офис в голландском городе Лейдене. Он ежегодно составляет список из около 150 приглашаемых на очередное собрание самых влиятельных американских и европейских государственных деятелей, политиков, бизнесменов, военных, учёных и журналистов. Одно из главных условий участия — неразглашение повестки дня и содержания дискуссий. Поэтому западные СМИ не публикуют сведения даже о месте и времени ежегодных встреч. Тем не менее утечки информации позволяют судить о том, что за закрытыми дверями бильдербергских посиделок обсуждаются, а порой и решаются по известному принципу «есть мнение», важнейшие мировые политические и экономические вопросы.
Нынешний председатель БГ бельгийский виконт Этьен Давиньон как-то признался, что создание единой европейской валюты было запланировано ею в начале 90-х годов, а Европейского союза — ещё в 50-е годы. Когда весною 2002 года ястребы в администрации президента Буша планировали уже летом вторгнуться в Ирак, «бильдербергцы» посоветовали повременить до будущего года. На встрече 2006 года предсказывалось, что жилищный бум в США скоро завершится схлопыванием «пузыря» дешёвых ипотечных займов, что и случилось летом 2007 года. На встрече в Мюнхене в 2005 году Генри Киссинджер рекомендовал «бильдербергцам» поспособствовать повышению цен на нефть, что и произошло в последующие годы. Таким же образом обвалу нефтяных цен в августе 2008 года предшествовал вывод БГ о том, что нефть стала слишком дорогой.
Примечательно, что прежде чем быть избранными на высокие посты, перспективные западные политики втайне представляются атлантической элите. В начале июня 2008 года кандидат в президенты США Барак Обама сообщил журналистам, что берет их с собой на самолет в Чикаго, а сам после его взлёта поехал в гостиницу «Мариотт» в пригороде Вашингтона, где проходила очередная встреча Бильдербергской группы. Её постоянными американскими участниками являются директор Национального экономического совета Лоуренс Саммерс, министр финансов Тимоти Гейтнер, министр здравоохранения Кэтлин Себелиус и председатель президентского консультативного Совета по экономическому возрождению Пол Волкер.

Совет по международным отношениям

 Созданный в 1921 году Совет по международным отношениям (СМО) поначалу был американским филиалом Королевского института международных отношений в Лондоне. Учредителями СМО стали промышленные магнаты Пол Варбург, Нельсон Олдридж и банкир Джон Перпонт Морган (создатель Федеральной резервной системы). К ним вскоре присоединились другие тузы американского бизнеса, а также представители политической и научной элиты, поскольку СМО стал влиятельным посредником между бизнесом и правительством.
Независимо от того, какая из двух партий формирует администрацию, высшие посты в ней занимают члены СМО, и поэтому его часто называют невидимым правительством США. На пленарных заседаниях Совета выступают члены правительства, влиятельные бизнесмены, политические и общественные деятели, а также видные иностранные гости. С 1995 года в СМО действуют «независимые целевые группы» для обсуждения самых актуальных вопросов внутренней и внешней политики США. Важной задачей СМО также является «поиск и воспитание следующего поколения внешнеполитических лидеров».
Изначально задачи СМО состояли в том, чтобы способствовать пониманию внешней политики США и «формированию» общественного мнения. Став в 70-е годы более открытым, СМО изменил последнюю задачу на его «информирование общественности». Этим стал активно заниматься Дэвид Рокфеллер: с 1949 года он был директором, а в с 1970 по 1985 год — председателем правления Совета. Наряду с учреждённым им мозговым центром — Программой научных работ Дэвида Рокфеллера, СМО финансирует отраслевые и региональные научные разработки и программы.
Главным печатным органом Совета является ежемесячный журнал «Форин аффэрс», открытые доклады и научные изыскания членов СМО публикуются на его официальном веб-сайте. В настоящее время Совет насчитывает около 4 300 членов.

Трёхсторонняя комиссия

 Усиление в начале 70-х годов третьего капиталистического центра силы в лице Японии показало, что Вашингтон не может ограничиваться трансатлантическим партнерством. Однако европейская элита Бильдербергской группы не пожелала пригласить в свои ряды японцев. Это побудило Дэвида Рокфеллера провести в Токио в октябре 1973 года первую сессию Трехсторонней комиссии (ТК), в которую вошли представители атлантической и азиатской элит. Первым исполнительным директором ТК стал профессор Колумбийского университета Збигнев Бжезинский, не в последнюю очередь благодаря очень понравившейся Рокфеллеру книге «Между двух веков: роль Америки в технотронную эру», в которой он предсказывал конвергенцию капитализма и социализма и возникновение нового мирового порядка.
Насчитывающая около 350 членов Трехсторонняя комиссия (ТК) ставит целью создание такого порядка через «более тесное взаимодействие демократических промышленных районов мира при совместном ответственном лидерстве в широкой международной системе». Для такого взаимодействия комиссия обладает солидным административным ресурсом. Она включает большое число крупнейших бизнесменов и высших чиновников ЕС и Японии, причём количество американских «трёхсторонников» на высших постах особенно впечатляет. Со времен президента Картера ими были семь из двенадцати государственных секретарей, девять министров обороны, пять министров финансов и шесть из восьми президентов Мирового банка.
Высокие посты в администрации президента Картера занимали 27 членов ТК, в администрации Клинтона – 12. В администрации Б. Обамы пока насчитывается 11 «трёхсторонников», но по весу в американских коридорах власти к ним стоит прибавить ещё несколько человек, постоянно участвующих в деятельности ТК. Самыми влиятельными среди формальных «аутсайдеров» являются главный внешнеполитический консультант Обамы Збигнев Бжезинский и крупный бизнесмен и влиятельный функционер Демократической партии Джеймс А. Джонсон. Помимо того что последний является постоянным членом БГ, СМО и ТК, Барак Обама лично ему многим обязан. Именно Джонсон подобрал для Обамы кандидата в вице-президенты Джозефа Байдена и стал для их предвыборного дуэта главным «бандлером», как в США называют сборщиков взносов от бизнесменов на проведение избирательной кампании.

Феликс ГОРЮНОВ 

Комментарии:

Авторизуйтесь, чтобы оставить комментарий


Комментариев пока нет

Статьи по теме: