slovolink@yandex.ru
  • Подписные индексы П4244, П4362
    (индексы каталога Почты России)
  • Карта сайта

Альянсы и пасьянсы газовой дипломатии

(Окончание. Начало в № 42—43)

  Не выказывает рвения в отношении «Набукко» и Туркмения, отдающая предпочтение сотрудничеству с Россией. В последнее время контакты между двумя странами в сфере энергетики приняли устойчивый характер, хотя ещё летом этого года туркменский президент Гурбангулы Бердымухаммедов говорил о том, что Туркмения может дать газ для «Набукко»: «Мировое сообщество знает, что независимый аудит доказал наши гигантские запасы газа. Мы готовы продавать его по всем направлениям, в том числе по варианту «Набукко».

  «Газпром» и российский МИД потратили немалые усилия на согласование объёмов продаваемого в Россию туркменского газа и цен на него. Теперь это уже позади. В сентябре 2009 года в ходе визита Дмитрия Медведева в Туркмению и его переговоров с Г.Бердымухаммедовым спорные моменты по газовому сотрудничеству двух стран были сняты. Подписано долгосрочное соглашение о поставках туркменского газа в Россию. Ведётся подготовка к строительству вдоль восточного берега Каспия нового газопровода, который соединит трубопроводные системы Туркмении и России. Успешно работает Межправительственная туркмено-российская экономическая комиссия под руководством первого зама главы кабинета министров РФ Виктора Зубкова и заместителя председателя туркменского правительства, министра иностранных дел Рашида Мередова. По словам посла Туркменистана в России Халназара Агаханова, Ашхабад выделяет Россию как ведущего стратегического партнёра.
  Недавно туркменский президент находился с визитом в США, и госсекретарь Хилари Клинтон говорила с ним о возможной американской помощи в развитии газовой инфраструктуры Туркмении, подбивая согласиться на участие в «Набукко». Бердымухаммедов предложение о помощи от янки не принял, тем самым практически отвергнув идею «Набукко». Как объясняют в туркменском МИДе, «продвижение этой идеи сдерживается рядом объективных и субъективных факторов. Один из них – противоречие между Туркменией и Азербайджаном о разграничении зон юрисдикции в акватории Каспийского моря. Основные разногласия возникли вокруг претензий сторон на спорные нефтяные месторождения центральной части морского шельфа, где Азербайджан уже ведёт активную добычу углеводородного сырья».
  Увязывая присоединение к «Набукко» с проблемой каспийского шельфа, Ашхабад в споре с Баку намерен использовать международный арбитраж и потребовать от европейцев оказать давление на Азербайджан. Но дело в том, что проблема шельфа впрямую касается вопроса о статусе Каспийского моря, а этот вопрос не решить без России и Ирана. К тому же за время, потраченное европейскими «арбитрами» на выяснение, кто имеет больше прав на каспийское дно, много прикаспийского газа утечёт в российские, иранские, пакистанские и китайские трубы, которые уже вовсю строятся.
  Может быть, что-нибудь достанется и «Набукко». А может быть, и не достанется — ведь запасы газа не безразмерны. Об этом напомнил недавний скандал, случившийся в Туркмении. 12 октября президент Бердымухаммедов уволил всех руководителей нефтегазовой отрасли. Причины его гнева не шуточны. Оказалось, что ложившиеся на столы официальных переговоров данные о запасах туркменского газа многократно несусветно завышались. Месторождение Южный Иолотань – Осман было объявлено «сверхгигантским», вдвое превосходящим знаменитое Штокмановское месторождение на севере России. «Независимый аудит», о котором летом толковал туркменский президент, проводила малоизвестная британская фирма, которая, судя по всему, оказалась «зависимой» от пожеланий местного чиновничества. Мотивы фальсификаций незатейливы: кто-то из сановников хотел звонкими реляциями отметиться перед начальством и добиться благорасположения к себе.
  Когда прогнозные цифры были озвучены, они породили во властных верхах эйфорию и ощущение головокружительных перспектив, заставили заговорить об «эпохе нового возрождения Туркмении». Энергетический комплекс этой страны определяет её внешнюю стратегию – заключение международных договоров, подписание деловых и технических документов, раздачу обещаний и авансов. Крайне чувствительный конфуз, вызванный фальсификацией данных о газовых запасах, вынудил Бердымухаммедова сильно урезать программу проведённого в Ашхабаде вскоре после сей драмы международного инвестиционного форума и даже отменить собственное выступление на нём.
  Едва ли этот скандал никак не скажется на планах проводников «Набукко». Без уценки этих планов не обойтись. Стало ещё более очевидным, что главной проблемой консорциума является не прокладка трубы, а количество газа для её заполнения. Перспективы проекта остаются призрачными.
 
БОЛГАРСКИЙ КУЛЬБИТ
  На встрече в Анкаре в июле нынешнего года участники проекта «Набукко» излучали недюжинный оптимизм. Он объяснялся результатами парламентских выборов в Болгарии. Какое отношение эти выборы имели к газовым проектам? Самое прямое. Дело в том, что в январе 2008 года, во время визита Владимира Путина в Софию, болгарское правительство во главе с социалистом Сергеем Станишевым подписало соглашение о прокладке через территорию Болгарии «Южного потока». В июле социалисты потерпели поражение, уступив на выборах партии ГЕРБ. Отставка социалистического правительства поставила реализацию энергетических договоров Болгарии с Россией под большой вопрос.
  Едва узнав о своей победе на выборах, лидер ГЕРБа Бойко Борисов сразу же заявил о намерении приостановить участие Болгарии в строительстве «Южного потока» и в других инвестиционных проектах с участием России. При этом против «Набукко» он не сказал ни слова. Такой настрой отразил позицию специалистов из Брюсселя и Вашингтона, помогавших ГЕРБу прийти к власти. В том, что они рассматривали болгарские выборы через призму газовых проблем, сомневаться не приходится.
  Самый удобный путь для поставок газа на Балканы проходит именно через Болгарию. Это было понятно и в начале 1970-х годов, когда в СЭВ было решено, что Болгария станет главным транзитным звеном передачи советского газа на Балканы. За два десятилетия специалисты из СССР протянули через Болгарию 2500 километров газопроводов, построили 9 мощных компрессорных станций, более 50 газораспределительных узлов, подземное газохранилище в городе Чирене. Размашистые внешнеполитические жесты Ельцина, раздававшего советское достояние налево и направо, привели к потере «Газпромом» доступа к объектам, построенным в Болгарии российскими инженерами и рабочими.
  Согласие Болгарии на прокладку по её территории «Южного потока» стало прорывным достижением российской дипломатии. Путин оценил результаты визита в Софию как «очень важный шаг в истории российско-болгарских отношений, прервавший длительный десятилетний период отсутствия связей на высоком уровне». В «Газпроме» испытывали удовлетворение: сделка открывала ему возможность вернуться на Балканы и превратить их в узловой пункт российского газового транзита в Европу. Газпромовский штаб рассчитывал, что «Южный поток» ослабит заинтересованность Европы в газопроводе «Набукко».
  Пикантность ситуации заключалась в том, что Болгария ещё до подписания соглашения по «Южному потоку» вошла в консорциум «Набукко», нацелившись на ключевое место в нём (как, впрочем, и в «Южном потоке»). Болгарские СМИ заговорили про то, что энергетические проблемы, с коими столкнулась Европа, превратили Болгарию в контрагента, у которого оказался ключ к их решению. Газета социалистов «Дума» писала: «Болгария превратится в энергетический центр Балкан, полностью реализует своё геостратегическое положение. Наша страна получит рычаги влияния, о которых даже не мечтала».
  Президент-социалист Георгий Пырванов заявил, что если раньше болгары страдали из-за географического положения своей страны, то теперь для них настала пора извлекать выгоды из географии: впервые за свою историю Болгария получила возможность продиктовать условия другим странам. Он объяснял, что Болгария должна стать «крупным игроком энергетического рынка», и ей нужно «играть» со всеми заинтересованными сторонами. Болгарский президент доказывал порочность подхода, при котором Болгария может дружить либо только с Россией, либо только с Европой: «И «Набукко», и «Южный поток» необходимы для обеспечения энергетической безопасности ЕС. Болгария вносит вклад и работает над реализацией обоих проектов. «Набукко» для ЕС является особым приоритетом, но и «Южный поток» также должен занять подобающее место в повестке дня ЕС. Мы не можем строить серьёзные планы обеспечения энергетической безопасности без Российской Федерации. Вариант обхода или изоляции России, являющейся основным поставщиком энергоресурсов в ЕС, ограничил бы и подорвал процессы диверсификации энергопоставок, усложнил бы отношения ЕС и России по другим важным направлениям».
  С точки зрения интересов Болгарии подход Пырванова, ориентированный на получение максимальных финансово-экономических выгод, выглядит верным. Но он никак не устраивает вашингтонских геополитиков. Американская дипломатия подвергла болгар сильному прессингу и до, и после подписания ими соглашения о «Южном потоке». В дни подготовки визита Владимира Путина в Софию госдепартамент США внушал, что «Болгарии лучше вкладывать инвестиции в газопровод «Набукко», проходящий в обход России».
  Американцы стремятся поставить под свой монопольный контроль газовый транзит из Азии в Европу и не скрывают этого. Здесь удивляться нечему. Удивительнее, что в Болгарии находится немало тех, кто в ущерб своей стране рвётся отстаивать американские интересы. Накануне приезда Путина болгарский министр иностранных дел Ивайло Калфин без всякой дипломатичности заявил, что ход переговоров с Россией болгарский МИД будет обсуждать с Вашингтоном, «прислушиваясь к его советам». Болгарские политологи и журналисты, «подсевшие» на заокеанские гранты, принялись транслировать настрой своих опекунов, отрицая целесообразность участия Болгарии в прокладке трубы из России. Неолиберальная софийская газета «Трибуна» призвала: «Не стоит нам заигрывать с Москвой и злить Америку, надо жёстко вести переговоры, понимая, что без нас все планы Путина рухнут».
  Бывший президент страны, лидер либералов-западников Иван Костов, навязавший Болгарии западные экономические рецепты и доведший страну до нищеты, назвал подписание Сергеем Станишевым газового соглашения с Россией «стратегическим предательством», утверждая, что «Южный поток» нельзя допускать в Болгарию хотя бы потому, что он обессмысливает саму идею строительства «Набукко». Радикально-либеральный «Вестник» опубликовал статью «Антиевропейское мошенничество века», в которой энергетические договоры с Россией обозвал «пирровой победой Болгарии над собственным международным авторитетом», уверяя, что их подписание привело к «утрате доверия Европы к Болгарии как к союзнику».
  Политологи-либертарии расценили болгаро-российские газовые соглашения как «проникновение на мягкую периферию Европы возродившегося русского великодержавия». Праволиберальное издание «Капитал» напечатало памфлет американца Януша Бугайского «Пешка России. София – экспериментальная лаборатория Кремля по ослаблению ЕС». Бугайский на полную катушку использовал риторику «холодной войны», утверждая, что теперь Болгарии суждено быть «вплетённой в чекистский капитализм и преступные сети России, превратиться в её придаток и потерять суверенитет европейской державы, уважающей единство в НАТО». Намёки на «теневой и коррупционный» характер подписанных в Софии соглашений подхватили другие неолиберальные издания.
   Неолибералы обвинили Станишева и в том, что он пошёл на подрыв позиций украинской оранжевой власти в противостоянии «газовой экспансии Москвы», а также в том, что он дал Сербии надежду на выход из международной изоляции. Все эти выпады не оставляли сомнений в том, что борьба против энергетического сотрудничества Болгарии с Россией не только будет продолжена, но и наберёт новые обороты. Так что прозвучавшее после июльских выборов в Болгарии заявление Бойко Борисова о сворачивании газово-энергетического сотрудничества с Россией было вполне предсказуемым.
  В странах Южной Европы планы «гербовцев» по пересмотру совместных с Россией энергопроектов вызвали заметную обеспокоенность. В Греции, Сербии, Италии прозвучали голоса о том, что никто не выиграет, если результаты многолетних дипломатических усилий на Балканах пойдут прахом. Министр развития Греции Костас Хадзидакис призвал болгар соблюдать взятые ими на себя обязательства. В Италии болгарские «инициативы» по сворачиванию газовых соглашений с Москвой натолкнулись на открытое раздражение — ведь итальянская «Eni» уже подсчитывала будущие дивиденды от «Южного потока».
 
ТУРЕЦКИЙ ГАМБИТ
  Моральная поддержка со стороны южно-европейских партнёров помогла «Газпрому» относительно легко пережить дипломатический кульбит болгар. Концерн сделал быстрый ответный ход, оказавшийся весьма неожиданным для Софии. Об отказе Болгарии участвовать в «Южном потоке» было объявлено 13 июля, а уже 6 августа правительства России и Турции подписали договор о протяжке газопровода через турецкую территорию.
  Подписание турками этого договора не означает, что они отказалось от участия в «Набукко». В то же время их согласие присоединиться к «Южному потоку» содержит в себе элемент вызова в адрес еврочиновников. Обсуждение темы «Набукко» Турция сопровождает весьма жёсткими условиями, требуя продавать ей газ из будущей трубы по льготным ценам и претендуя на 15 % всех закачиваемых в неё объёмов. Чиновники ЕС эти условия не принимают, видя в Турции рядового транзитёра и говоря, что, стремясь ослабить газовую зависимость Европы от России, они совсем не жаждут заменить её зависимостью от Турции. Председатель Еврокомиссии Жозе Мануэль Баррозу дал понять, что он не считает существенным мнение турок о европейской энергобезопасности и не горит желанием рассматривать предъявленные ими условия вступления в ЕС.
  Турки такое отношение к себе воспринимают болезненно. Анкара не раз выражала недовольство саботированием её требований со стороны Евросоюза. Дело дошло до того, что, приехав в Брюссель, турецкий премьер Реджеп Эрдоган пригрозил бойкотировать «Набукко», две трети которого должно пройти по территории Турции. Без неё протянуть этот газопровод практически невозможно. После визита Эрдогана в штабах ЕС смягчили тон в диалоге с Анкарой, но конкретными обязательствами перед ней связывать себя не стали. Энтузиазму турок относительно «Набукко» вредит и то, что Еврокомиссия избегает чётких решений по финансированию его строительства.
  Иное дело – «Южный поток». Россия пообещала Турции льготную продажу части газа из этой трубы. Важным стимулом участия в «ЮП» для турок стало согласие России влиться в весьма значимый для них проект, связанный со строительством нефтепровода Самсун – Джейхан, который пройдёт через турецкую территорию от Чёрного моря до Средиземного. 19 октября премьеры Италии, России и Турции подписали межправительственное соглашение о реализации этого замысла. Нефть для трубопровода дадут Россия и Казахстан.
  Сотрудничество «Газпрома» с Турцией длится уже не один год. Во второй половине 1990-х годов из России в Турцию был проведён газопровод «Голубой поток», который газпромовцы строили опять же вместе с итальянской «Eni». Турки получают российский газ по этой трубе, идущей по черноморскому дну и воплощающей наличие совместной российско-турецкой морской инфраструктуры и конкретный опыт её создания. Вероятность выхода трубы из Турции оговаривалась ещё в момент закладки, а отказ болгар от участия в «ЮП» стал поводом для возврата к этой теме.
  Достаточно взглянуть на географическую карту, чтобы убедиться: турецкий маршрут «Южного потока» удобен почти в той же степени, что и болгарский. Турция имеет общую сухопутную и морскую границу с Грецией, а вопрос о маршруте «Южного потока» из Греции может решаться в различных вариантах. Ещё летом нынешнего года желание включиться в проект выразила Румыния. В сентябре к Владимиру Путину обратилась премьер-министр Хорватии Ядранка Косор с предложением провести «Южный поток» через хорватскую территорию.
  Особые надежды с «Южным потоком» связывает Сербия, ибо «Набукко» спроектирован в обход её: американские авторы проекта хотели бы навесить на сербов ярлык вечных изгоев. На этом фоне стремление Сербии к сотрудничеству с Россией в газовой сфере является естественным. Сербское правительство очень рассчитывает на помощь русских в развитии топливной инфраструктуры страны.
  Всего через день после подписания российско-турецкого соглашения по «ЮП» в Белград прибыл Дмитрий Медведев вместе с командой специалистов из «Газпрома». Были достигнуты договорённости о создании российско-сербских газотранспортных предприятий и крупного газохранилища «Банатский двор». Сербы без проблем отдали «Газпрому» контрольный пакет акций в совместных предприятиях. После переговоров Дмитрий Медведев так обратился к сербским партнёрам: «Мы находимся на верной дороге, и те крупные проекты, по которым мы работаем, отражают нашу историческую взаимосвязь. От успеха этих проектов будет во многом зависеть экономическое развитие наших государств».
  Южная Европа проявляет явную заинтересованность в «Южном потоке». На этом фоне негативная позиция нового болгарского правительства выглядит откровенно проигрышной. Оно рискует повторить ошибку властей Эстонии, отказавшихся пропустить российский газ через свою экономическую зону. Может быть, «гербовцы» хотят принудить Москву как следует раскошелиться за свою заинтересованность в сближении с Болгарией. Но если они будут упорствовать, то окажутся у разбитого корыта, оставив Болгарию без транзитных доходов, без АЭС, которая ей необходима, без крупного кредита со стороны России, без новых рабочих мест.
  Об этом Владимир Путин говорил Бойко Борисову на встрече, состоявшейся в начале сентября в польском Гданьске. Переговоры с Борисовым российский премьер провёл в живой, энергичной манере. Напомнив, что «Южный поток» даёт Болгарии «возможность дополнительно заработать на транзите», он призвал болгар быстрее определить отношение к энергетическим проектам, предупредив, что Россия и без Болгарии найдёт, с кем договориться: «Россия решит эти проблемы, но другими способами. …Скажите нам просто «нет», и всё – закроем тему». Борисов в ответ стал невнятно пояснять, что не питает негативных чувств к «Южному потоку», но ничего более конкретного и вразумительного не добавил.
  Оставив болгар и дальше лелеять грёзы о «Набукко», российская дипломатия продолжила динамичный диалог с Турцией. 19 октября турецкое правительство дало разрешение на проведение в Чёрном море геолого-разведочных работ в экономической зоне Турции, что явилось началом практической реализации проекта «Южный поток».
 
АМЕРИКА И ЕВРОПА: РАЗНОВЕКТОРНОСТЬ ИНТЕРЕСОВ
  Успешное продвижение российских газовых проектов заметно раздражает американских стратегов. О том, что же их беспокоит в первую очередь, поведал журнал «Бизнес уик». Пуще всего в Вашингтоне опасаются интеграции постсоветского пространства. Со страниц «Бизнес уик» раздаются сетования о том, что новые российские газопроводы заметно понизят роль Украины как транзитёра, и тогда у Киева почти не останется козырей для политического давления на Москву. Кроме того, журнал переживает: если «Южный поток» будет построен раньше «Набукко», то Азербайджан продолжит продавать свой газ русским, что нанесёт ущерб «свободолюбивой» Грузии. Газовую проблематику американцы воспринимают не как экономическую, а как геополитическую. Так «заточено» их зрение: всё, что способно принести России пользу, – это плохо; всё, что подрывает её позиции, – это хорошо.
  Мотивация американцев понятна: любая нестабильность в мире порождает экономические и финансовые риски, которые укрепляют позиции доллара в качестве глобальной валюты. Штаты базируют своё благополучие на долларовой эмиссии, позволяющей им кредитовать себя за счёт всего остального мира. Экономический рост какой-либо державы или группы стран означает появление потенциальной угрозы позициям доллара.
  Газовые конфликты в Европе и на постсоветском пространстве американцам крайне выгодны. Пока поставщики и потребители спорят между собой, им не приходит в голову договариваться об отказе от доллара как средства расчётов, и наоборот – если в их отношениях всё нормально, они того и гляди перейдут к расчётам в евро или рублях.
  США стремятся не допустить экономического альянса России с Германией, Италией и другими ведущими европейскими странами, заинтересованными в российском топливе. Вашингтон поучает Европу, что она должна опасаться российского «газового кольца», создаваемого как хитрая ловушка для «простодушных» европейцев. «Новая Европа» в лице поляков, чехов, прибалтов, болгар старательно прислушивается к этим поучениям.
  А вот на «старую Европу» штатовские «страшилки» о «русской ловушке» большого впечатления не производят. Многие политики и эксперты в Италии, Германии, Голландии, Швейцарии, Австрии понимают, что Европе стать полностью независимой от «Газпрома» не удастся, ибо в будущем потребление газа будет только расти. Суть европейской газовой стратегии они видят не в том, чтобы саботировать услуги «Газпрома», а в том, чтобы диверсифицировать поставки газа в европейские страны, привлекая для решения этой задачи и североафриканский, и ближневосточный, и среднеазиатский газ. Раз так, говорят они, то Европе нужны и «Северный», и «Южный поток», и «Набукко».
  Такое видение отчётливо просматривается в политической практике Германии, где бывшие высокопоставленные политики подключились к газовым проектам в качестве ведущих экспертов и менеджеров: экс-канцлер Германии Герхард Шрёдер возглавил наблюдательный совет «Северного потока», а бывший министр иностранных дел Йошка Фишер пробует себя в роли главного советника в консорциуме «Набукко». Едва ли бывшие политические партнёры действуют без взаимных согласований и общей платформы. Суть её ясна: германский истеблишмент рассматривает российские газопроводы и «Набукко» не как конкурирующие, а как взаимодополняющие проекты. В Германии рассчитывают, что в соответствии с рыночной логикой конкуренция между поставщиками приведёт к снижению цен на получаемый европейцами газ. Будет ли так на самом деле – покажет будущее.
  Если бы не было американского прессинга, паритетное отношение к конкурирующим газовым проектам было бы объявлено официальной позицией Евросоюза. Представитель Еврокомиссии и куратор энергетической политики ЕС Андрис Пибалгс уже заявил, что «Южный поток» вовсе «не представляет опасности» для перспектив «Набукко». Российские энергетики понимают такую логику и относятся к ней спокойно. По словам министра Сергея Шматко, «Европа заинтересована в максимально большем количестве транзитных маршрутов для того, чтобы обезопасить свой рынок».
  России выгодно сотрудничество с той частью Европы, где собственные экономические интересы ставят выше предрассудков и рецидивов «холодной войны». Немаловажно и то, что, направив газ по новым трубам, Москва получит возможность сбить спесь с соседей-транзитёров, уменьшить их тягу к шантажу.
  Пока наступление России на экспортном фронте проходит довольно-таки успешно. «Газпром» не боится конкуренции на внешних рынках, выходя на них с веером разнообразных приёмов и методов. Остаётся только надеяться, что деньги, вкладываемые в экспортные трубы, вернутся в Россию с прибылью, которую пустят на благо страны, на развитие её экономики и процветание её народа. Если же подобного не случится, тогда газово-экспортные операции и комбинации, пасьянсы и ребусы, на которые тратится столь много усилий, послужат лишь тому, чтобы окончательно превратить нашу страну в сырьевой придаток других народов. При таком варианте развития событий вся эта остросюжетная газовая эпопея превратится в бессмыслицу, в очередной – то ли хитроумный, то ли скудоумный – блеф либеральных «менеджеров».

Сергей РЫБАКОВ

Комментарии:

Авторизуйтесь, чтобы оставить комментарий


Комментариев пока нет

Статьи по теме: