последние комментарии

trustlink1

ШАПКА ПО КРУГУ:

Владимир ЛичутинСбор средств на издание «Собрание сочинений в 12 томах» В. Личутина

Все поклонники творчества Владимира Личутина, меценаты и благотворители могут включиться в русский проект.

Реквизиты счёта

Получатель ЛИЧУТИН ВЛАДИМИР ВЛАДИМИРОВИЧ

Cчёт получателя 40817810038186218447, Московский банк Сбербанка Росии г. Москва, ИНН 7707083893, БИК 044525225,

Кс 30101810400000000225, КПБ 38903801645. Адрес подразделения Банка г. Москва, ул. Лукинская, 1. Дополнительный офис 9038/01645.

 

 

Валерий Ганичев —подвижник, державник, патриот

 продолжение, начало см. в предыдущих номерах

Главный редактор «Слова» беседует с председателем правления Союза писателей РФ

Литература
в обществе потребления

— Основной поток сегодняшней литературы, на мой взгляд, идёт мимо этих заветов классики. В культуре в целом – и это видно невооружённым глазом – осуществляется политика оглупления. В этом году большая дата — юбилейная — 50 лет Союзу писателей России. Как Вам видится в связи с этим ситуация в литературе?

— Вы правы. Положение всей культуры, духовной составляющей нашей жизни и, естественно, литературы — то, что можно называть литературой, а не неким потребительским товаром, – тяжёлое. На одном из съездов Совета издателей приводилась такая цифра: 37 процентов опрошенных сказали, что они ничего не читают, не читали и читать не будут! Здесь три ужасные составляющие. Во-первых, не читали. Были такие люди во все времена, это верно, но мало кто признавался…

— Это было стыдно…

— Это было стыдно и не престижно, вроде ты существо низшего порядка. Сейчас, оказывается, можно. За этим скрывается и социальная составляющая. В советское время книги стоили очень дёшево, тогда полнокровной жизнью жили наши библиотеки, причём на всех уровнях – городские, сельские, колхозные, профсоюзные, школьные. И никто не считал, что это какая-то блажь, нет... «Любите книгу – источник знания». Но сейчас, я думаю: слава богу, что иногда некоторые книги не читают. Это никакой не источник знаний. Это, может быть, источник пошлости, эротики, цинизма…

— Глупости…

— Глупости, маразма, невежества. И в этом смысле настоящая литература оттеснена. Хотя разве так не бывало и раньше? Можно подумать, что прежде не появлялась чушь. И в советское время была так называемая секретарская литература, самая разношёрстная. И во время великого XIX — золотого — века нашей литературы Некрасов мечтал о времени — «Приди, желанное, когда мужик не Блюхера, и не милорда глупого – Белинского и Гоголя с базара понесёт». А народ-то читал тогда меньше …

— И Бову-королевича...

— Да, это, может, и не самая плохая книга. Сейчас-то Гарри Поттера читают, что, по-моему, значительно хуже.

Великой была наша культурная революция. Мы иногда смеёмся над китайской культурной революцией – но это был один тип, разрушительный. А наша культурная революция была такой, что в ходе её наш народ выучился читать. Что, как теперь оказывается, не обязательно.

Так что это одна часть. А вторая часть связана непосредственно с мастером, художником, ответственной творческой личностью. И здесь много составляющих. Во-первых, смысл социальный – почему вы пишете? Во-вторых, мастерство, в третьих, язык, которому стали уделять всё меньше внимания.

Сколько же у нас на семинарах для молодых писателей было разговоров о языке! Такие великолепные словотворцы, как Югов, автор «Ратоборцев» и «Даниила Галицкого», несли слово как величайшую ценность. Леонид Максимович Леонов 40 лет писал свою «Пирамиду»! Его однажды спросили, чем отличается американская литература от русской? Он в ответ спросил: «Скажите, а сколько лет американский писатель пишет роман?» – «Ну, максимум, год-два, — ответили ему. – «А я 40 лет пишу. Вот вам и разница!».

Это свидетельство таланта, работоспособности…

— И колоссальной ответственности перед читателем и перед литературой…

— Именно так. Эта книга ещё не прочитана нашим обществом по-настоящему, её предстоит прочитать.

 

Россия не оскудела словотворцами

 

Конечно, у нас есть такой высший слой нашего Союза, которым мы все гордимся: Валентин Григорьевич Распутин, Василий Иванович Белов, Владимир Васильевич Карпов, Семён Иванович Шуртаков. Владимир Личутин помоложе, но тоже словотворец большой…

— Вот Виктор Лихоносов с нами ездил в Липецк…

— О, нежный голос России! У них миллионы почитателей, мы ими гордимся.

И есть, есть те, кто идёт на смену. Меня особенно восхищает наш поэтический ряд. Конечно, у нас есть Костров, есть Горбовский – это высокий уровень. Но есть помоложе. Например, Евгений Семичев из Новокуйбышевска, замечательный самарский поэт. Его всегда прекрасно встречают, потому что стих его наполнен высоким звучанием и смыслом. Или драматический, может, даже трагический поэт Николай Зиновьев. Мы его открыли, когда ехали по Транссибу, и сейчас он зашагал…

— Мы уже дважды печатали его в «Слове»…

— У него нелёгкая поэзия…

 — Да, очень требовательная...

— Очень. И есть у нас чудесная Светлана Сырнева из Вятки. Она легче, красивее, но тоже задевает нерв нашей боли. В Кемерове есть прекрасная Любовь Никонова, я бы назвал её духовной поэтессой. Или громоподобный Виктор Смирнов из Смоленска, в каком-то смысле продолжатель традиций Твардовского, Исаковского и Рыленкова. Виктор Дронников из Орла. Уже в каком-то смысле мэтр, но живой, молодой. Рядом с ним Ирина Семёнова, тонкая замечательная поэтесса…

— Какие областные отделения Вам ближе всего, Валерий Николаевич?

— Люблю и стараюсь как можно чаще бывать в Орле, в Орловской писательской организации. Недаром мы проводили там свой съезд, когда создавали свой Союз писателей фактически на новой основе. Очень нам помог Егор Иванович Строев. Тогда, в 1994 году мы назвали Орёл третьей литературной столицей России. Так это и осталось. Так оно и есть, если вспомнить такие имена, как Толстой, Тургенев, Фет, Пришвин, Леонид Андреев.

— Бунин...

— И Бунин, и вся сегодняшняя литература.

Я восхищаюсь Белгородской писательской организацией. Один из главных писателей, который, правда, не выдаёт свой художественный талант, – губернатор области Евгений Степанович Савченко. Он весь наполнен пониманием того, чему служит литература. У него в областной организации проходят литературные конкурсы, писательские встречи, знаменитые Прохоровские патриотические чтения, ежегодный конкурс школьных сочинений, конференции с обсуждением книг. В обсуждении моей книги «Фёдор Ушаков» участвовали 500 ребят! Сто лучших собрались в Белгороде. Комок стоял в горле, когда один из выступавших сказал, что эта книга определила выбор его жизненного пути: он станет продолжать дело Ушакова, служить на море.

— Ну и, наверное, иркутская организация…

— Конечно. Знаете, в советское время говорили, что есть у нас три роты: донская, где был Шолохов, иркутская, где Распутин, и вологодская, где Василий Белов. И до сих пор это так. Где, как говорится, есть праведник…

— Там и село стоит…

— И земля стоит. Иркутская – это прекрасная организация. У них Распутин…

— Председателем там Василий Козлов…

— Замечательный поэт. Есть там и Байбородин, истинный поисковик слова. Читать его – наслаждение. Или Ким Балков, в нём тунгусско-бурятско-русская смесь, как у самого Валентина Григорьевича. Так что эта организация у нас замечательная. Куда ни повернёшься – плохих организаций у нас нет…

— Кемеровская...

— Да, и кемеровская. К сожалению, среди писателей иногда происходят и споры, и ссоры, что хуже, и раздоры, что уж совсем плохо. Но тем не менее все эти годы нам удаётся удержать наш союз, всё семь с половиной тысяч писателей. Ведь когда в 1958 году образовался Союз писателей РСФСР, хотелось из всего литературного фронта выделить тех писателей, которые живут в России. Это делалось не ради противостояния, а для усиления тех писателей, которые живут на периферии.

 

Воздать должное талантам

 

Сейчас мы поставили перед властями вопрос: хорошо, что есть звание «народный поэт или писатель» в наших бывших автономных республиках — Расул Гамзатов, Кайсын Кулиев и т.д. Но почему нет русского народного поэта и писателя? Я сказал об этом на вечере Василия Белова, и это было встречено аплодисментами. Мы направили письмо Президенту и в Государственную думу. Пусть хотя бы люди такого масштаба, как Белов, Распутин, Михалков, будут народными, ибо они такие и есть, мы ничем не погрешим против истины.

— Абсолютно так…

— Но начинаются разговоры: дескать, зачем нам, ведь сразу полезут разные, кто захочет…

— Ну, Млечин захочет…

— (Валерий Николаевич смеётся). Мы сейчас рассматриваем книги на премию Александра Невского. Это премия дарована нам петербургским предпринимателем, реставратором и историком Александром Ебралидзе. Три года премия работает на наше общее дело. Вначале было 50 работ, во второй год — 100, в этом году — уже 150. Такие книги, как «Карамзин» Смирнова, «Иван Грозный» Перевезенцева, «Дмитрий Донской» Лощица, «Генералиссимус» Владимира Карпова, – всё это необычные, выдающиеся книги. В нынешнем году мы рассматриваем «Чаадаева» и «Паскаля» в серии ЖЗЛ Бориса Тарасова, ректора Литературного института. Третья его книга «Рыцарь самодержавия» — о Николае I. В представлении многих он был Николай Палкин. А автор показывает высокое служение державе. Да, оно было драматическое, может быть, даже трагическое, но это было именно служение…

— Недавно я сказал Василию Ливанову, нашему знаменитому Шерлоку Холмсу, насколько блестяще он сыграл Николая в фильме Мотыля «Звезда пленительного счастья». Вроде небольшая роль, но как ярко сделана…

— Это так и есть. Ему удалось показать реальную личность, а не штамп.

Рассматриваем также книги Феликса Кузнецова, петербургского писателя и историка Казина, Александра Звягинцева с его блестящими книгами о русских юристах.

Недавно я прочёл пришедшую ко мне самотёком из Украины книжку почти детского направления – «Илья Муромец». Там дети начинают играть, и потом сюжет выходит на самого Илью Муромца, его историю, и так это замечательно, выпукло, интересно, с таким количеством подробиц, с таким занимательным драматургическим развитием сюжета! Вот Бог послал! А у нас Гарри Поттер запрудил всё. И самое интересное, что «Илья Муромец» пронизывает историю Украины и России единством. Недаром ему по Интернету пришли благодарности: «Спасибо, всем классом читали», «Я сыну читала на ночь и сама читала до утра» и т.д. Но и такой отзыв был: «Шо ж ты написав москальску книгу? Ганьба тоби!» — потому что автор показал единство наших народов. И я этого парня, фамилия его Лигун, нахожу, звоню ему, прошу прислать биографию. Он пишет: я родился в городе Нежине, дышал одним воздухом с Гоголем.


 

окончание следует

Please publish modules in offcanvas position.

Free Joomla! templates by AgeThemes