последние комментарии

trustlink1

ШАПКА ПО КРУГУ:

Владимир ЛичутинСбор средств на издание «Собрание сочинений в 12 томах» В. Личутина

Все поклонники творчества Владимира Личутина, меценаты и благотворители могут включиться в русский проект.

Реквизиты счёта

Получатель ЛИЧУТИН ВЛАДИМИР ВЛАДИМИРОВИЧ

Cчёт получателя 40817810038186218447, Московский банк Сбербанка Росии г. Москва, ИНН 7707083893, БИК 044525225,

Кс 30101810400000000225, КПБ 38903801645. Адрес подразделения Банка г. Москва, ул. Лукинская, 1. Дополнительный офис 9038/01645.

 

 

Русский барон

За окном иллюминатора аэропорт Цюриха. Час езды на комфортабельном двухэтажном электропоезде, и швейцарская граница пересечена. Перед нами экзотическая страна мира – княжество Лихтенштейн.
Здесь живёт один из последних аристократов России барон Эдуард фон Фальц-Фейн, недавно отметивший своё 100-летие.
Трудно представить, кто из наших эмигрантов сделал для своей исконной Родины больше, чем он. Лишь беглое перечисление содеянного этим замечательным человеком заняло бы площадь всего публикуемого материала.
Им найдены и переданы России более 200(!) произведений искусства и культуры, выкупленых на аукционах «Сотбис». Это редчайшие книги из библиотеки Дягилева, полотна и рисунки Айвазовского, Репина, Бенуа, Коровина, Левицкого. Он поставил памятник Суворову в Швейцарских Альпах и выпустил почтовую марку (на зависть филателистам мира!) с изображением генералиссимуса.

Барон приобрёл «Архивы Соколова» — бесценный следственный документ о расстреле царской семьи, помог перевезти прах Шаляпина на Новодевичье кладбище, основал музей Екатерины II в Цербсте (Германия). В Ливадийский дворец вернул ковер «Портрет царской семьи» — подарок персидского шаха Николаю II к 300-летию Дома Романовых. В Алупкинском дворце восстановил портреты Екатерины II и князя Потёмкина. Вместе с Джеймсом Олриджем, Жоржем Сименоном, Грэмом Грином, Георгом Штайном, Юлианом Семеновым, сотрудниками немецкой и английской разведок организовал и финансировал поиск бесследно исчезнувшей в годы Второй мировой войны Янтарной комнаты, субсидировав восстановление шедевра, хотя действия этого международного комитета не увенчались успехом. Перечислил значительные средства на реставрацию Мальтийской капеллы и храма Воронцовского дворца, а также усадьбы-заповедника «Аскания-Нова». Он инициатор восстановления корпусной церкви в санкт-петербургском Суворовском военном училище – самой лучшей в военно-учебных заведениях России.
Да и проведение Олимпийских игр в Москве в 1980 году тоже состоялось благодаря усилиям барона!
В организации встречи с ним – меценатом, журналистом, спортивным и общественным деятелем — помогла Мария Кришат,  одна из ведущих русскоязычных гидесс, автор популярных путеводителей по Швейцарии и Лихтенштейну, продающихся в центральных книжных магазинах  Москвы.
Встретил он меня с супругой Ольгой дружелюбно в своей роскошной гостиной. Завязалась непринужденная беседа с одновременным рисованием, что продолжалось более двух часов.
– Дорогой Эдуард Александрович, Вы обстреляны вопросами журналистов всего мира, и трудно поверить, что хоть один плацдарм памяти Вашей ими не освоен.
– За Эдуарда Александровича спасибо! Не люблю западную манеру обращения без отчества. «Господин Эдуард!» — звучит фамильярно и обезличенно.
Но полностью меня следует произносить так: Эдуард-Олег Александрович.
– Необычно!
– В необычности этой своя логика. Папа мой, обрусевший немец. Мама русская, православная. Ходила в церковь. Мы же с сестрой Таисией были протестантами и в праздничные дни посещали с няней угрюмый чопорный костёл. Мне было одиннадцать, когда мама нам предложила принять православие. Только за одно хоровое пение, возносившееся до купола русской церкви, уже можно было согласиться! Нас с сестрой крестили. Меня нарекли Олегом – ведь православного имени Эдуард нет.
– Хотелось бы читателю дать информативную справку о Ваших родословных корнях.
– Не запутаетесь в веках?
– Постараемся.
У Вас мощнейшее родовое древо. Немецкие колонисты, ставшие со времён Екатерины II осваивать южнорусские степи, — это Фальц-Фейны, линия отца Александра Эдуардовича. Мамина линия берёт истоки от русского дворянства Епанчиных, род которых идёт от боярина Фёдора Кошки –  общего предка Епанчиных и царской династии Романовых. Династии, в будущем году отмечающей своё 400-летие.
Эти ветви – немецкая и русская – через маму и папу соединились чудесным образом в Вас.
– «Рекламная пауза» завершена? Продолжим.
– Ой, Вам знакома терминология нашего телевидения?
– Я единственный в княжестве, кто смотрит российский канал.
– Ваша семья и Вы оказались за границей в связи с Октябрьской революцией 1917 года, перелопатившей несметное количество человеческих судеб.
— Папа агроном, мама из семьи генералов и трёх адмиралов русского флота. Мне было 5 лет, когда вспышка Октября застала нас в Северной столице. Мы вынуждены были покинуть Херсонщину и переехать к петербургскому дяде, генералу от инфантерии Николаю Епанчину.
– Он автор известной книги «На службе трёх императоров».
– Я счастлив, что выполнил волю дяди, последнего участника Русско-турецкой и I Мировой войн и смог опубликовать эту книгу.
Он снял нам номер в отеле «Медведь». Неожиданно ночью к нам нагрянул матросский патруль. Если бы не смекалка мамы, лежать бы нам тогда в земле сырой!
Нам удаётся переехать в Финляндию. Здесь с большим трудом получаем немецкую визу и с треволнениями, приключениями добираемся до Берлина.
Голодаем. В Германии вспыхнула революция. Всюду беспорядки, забастовки, саботаж. Ко всем испытаниям добавляется страшная весть из России, что расстреляна из пулемёта моя бабушка Софья Богдановна.
Отец не выдержал гибели матери и вскоре скончался. От сердечного приступа ушёл из жизни дядя Федя, успев до этого «познакомиться» с Бутыркой.
– Испытания на Ваши головы сыпались одно за другим.
– В 1905 году, в год первой русской революции, мой папа, словно предвидя нестабильность положения в стране, приобрёл большую виллу в Ницце. Но не предвидел свою кончину и оставил нас без завещания на её владение, что по французским законам не считалось собственностью наследников и было довольно скромно продано с торгов.
На эти деньги мама купила домик с садовым участком, где с Таисией и мной выращивала картошку, капусту, ухаживали за садом. А любовь к цветам с той поры я сохраняю по сей день.
Но простое слово «велосипед» тогда не давало мне возможности глаз ночью спокойно сомкнуть.
Я бредил им. Против же была мама, считая, что все машины на улице будут нацелены только на меня и я обязательно погибну.
Тем более и денег на велосипед у нас не было.
Где достать?
– Победила русская поговорка: «Голь на выдумки хитра»?
– Рядом со школой в кондитерском магазине стали продавать шоколад с картинками-вкладышами. Соберёшь их в единую коллекцию, вклеишь в общую тетрадь, отошлёшь свой коллаж на фирму, затеявшую столь изобретательную форму потрошения родительских кошельков, — и можешь принять участие в лотерее.
Финалист получает велосипед!
– Сколько же надо было приобрести плиток шоколада?
– Не все покупали шоколад ради картинки-вкладыша. Многие выбрасывали этикетку на помойку, а то и просто на мостовую. Я собирал их. И чем ближе подбирался к мусорницам богатых кварталов города, тем «урожайней» были мои походы. Мама удивлялась, почему я «после вечерних прогулок» возвращался домой  с таким отталкивающим запахом своей одежды.
– Интересно, как иначе можно пахнуть после рытья в отбросах мусорных мешков и баков!
– Но всё равно наклеек катастрофически не хватало. Тут в голову приходит светлая мысль: общегородская свалка! Не представляю, что было бы с мамой, узнай она, как успешно сын провёл свой «археологический» день.
– В конце концов тетрадь Вы заполнили и …
– …велосипед я получил! «Если бесплатно, — воскликнула мама, — то так и быть, можешь ездить!»
– И Вы берёте новый жизненный старт.
– После окончания школы в Ницце поступил в парижский сельскохозяйственный институт, где принял участие в соревнованиях. В 1932 году я выиграл чемпионат Парижа по велогонкам среди студентов. Получил кубок. Денег тогда за победу не давали, не то что сейчас! Французская пресса долго не могла «проглотить» сей факт.
– Вы были аккредитованы собкором газеты «L`Equipe» на Олимпийские игры 1936 года в Берлине…
– принесших одно из самых незабываемых впечатлений в моей до краёв событийно переполненной жизни – встречу с глазами Гитлера.
– Такое не забывается!
– Наши трибуны, правительственная и журналистская, оказались рядом. Я хорошо видел фюрера. Признаться, на него глядел больше, чем на сами соревнования. Он обладал настолько выразительной мимикой лица, что сразу можно было понять о происходящем на поле стадиона.
Если бы вы видели предел его негодования, когда в забеге победил американский легкоатлет! И не потому, что на бедре трусов бегуна красовался в миниатюре звёздно-полосатый флажок и Соединенные Штаты победили Германию, хотя это уже обидно. Но то, что Америке выигрыш принёс чернокожий, утерев нос немецкому блондину – истинному арийцу, непобедимому на все времена, пережить подобное Адольфу оказалось выше своих возможностей.
– А ведь Гитлер в молодые годы был даровитым художником. Он увлекался рисованием Венских памятников архитектуры эпохи Ренессанса, церквями, мотивами пейзажей. Но Австрийская академия искусств юношу по достоинству не оценила, чем обрекла всех нас на совсем иной виток истории. Фактически приёмная комиссия худсовета решила вопрос о II мировой войне.
– Я тогда сделал для себя и моих многомиллиардных соседей по коммунальной квартире «Земля» простой вывод. Всем, кто берёт пример с гитлеровско-гебельсовской агитпропаганды, доказывавшей право превосходства одной нации над другими, всегда помнить, что развязка будет одна и та же – 9 Мая 1945 года! На все времена!
– Как музыкальное украшение к награждению медалью Пушкина Академией российской словесности дарим Вам книгу о Рахманинове, которого — знаем — Вы так любите.
– Спасибо, но подарком своим делаете мне больно. Напомнив о том, что в детстве я не всегда себя хорошо вёл.
К нам часто заглядывал Сергей Васильевич. Играл на фортепиано, да как! И всегда без нот! Пел у нас дома и Шаляпин. Мама умоляла меня «воздержаться от прогулок и принять участие в общении с хорошими людьми». Делать вид внимательного слушателя хватало на мгновение. При первой же возможности я вылетал из-за стола и бросался к своему любимому велосипеду.
– Новая власть не могла простить вашему дяде заинтересованность Николая II выдающимся заповедником.
— Вопреки всем законам царь провёл однажды ночь у Фридриха Фальц-Фейна — частного лица, которому пожаловал дворянское звание.
– Вы видели последнего императора России?
– Он посетил дендрологический парк в мае 1914 года. Настроение ему не испортил даже напавший на него агрессивно настроенный петух. Красного цвета! Словно Нострадамус предупреждавший: «Готовься, царь всея Руси, не за горами свержение твоё!»
Мы с сестрой Таисией были одинаково одеты в платьица с кружевами. Белокурые волосы спадали с наших ангельских головок. Красивые дети – одно заглядение! Царь взял меня на руки и спросил: «Как зовут этого ангела?» И я пробурчал : «Эдуард». Николай II опешил: « Ах ты, оказывается, мальчик, а я подумал девочка!»
– Психологи утверждают, что память у человека включается в трёхлетнем возрасте. Толстой же уточнил: у гениев и людей незаурядных память «работает» с полутора лет. Так что Лев Николаевич имел в виду Вас?
– Я был включён в комиссию по определению достоверности царских останков и членов его семьи после екатеринбургской бойни. С ужасом держал в руках простреленный череп последнего русского императора. Из памяти вязким пасторальным сном всплывала картинка, как я, малютка, покоюсь в объятиях всевышнего, а теперь он в моих руках.
Всё рассказанное слышите первыми.
– Не так давно крымский астроном обнаружил между Марсом и гигантским Юпитером орбиту малой планеты, присвоив ей имя барона Эдуарда-Олега Александровича фон Фальц-Фейна.
Виват, повзрослевший Маленький принц! Среди звёзд первой величины Вы приобрели свою индивидуальную планетную площадь, где — уж точно! — обязательно будет порядок.
– На ближайшие годы место посадки на своей планете не намечаю. Меня заждалась Вера Николаевна. С 1977 года она, успокоившись от земных невзгод, лежит на русском кладбище «Кокад» в Ницце, в семейном склепе «Фальц-Фейнов-Епанчиных». С открытой датой моего финала там дожидается «гостя» ещё одна плита. Сделал я это, чтобы никого не беспокоить и не вызывать лишних хлопот близких.
– Настоящая мама умеет ждать. Не торопитесь, Эдуард Александрович!
– Что морщитесь? Чувствую, вам не хватает философичности в понимании смысла бытия. На стеле я прикрепил свою фотографию в расцвете молодости. В возрасте, когда аксиомно верится в бессмертие.
Уверен, тайно восхищаетесь моим почтенным возрастом. Поэтому за вас задам себе вопрос: «Как можно было добраться до круглости такой даты? Не человек ли Вы, Эдуард Александрович, будущего? Не инопланетянин ли Вы, прилетевший со своей «приватизированной» планеты Фальцфейновка?» Отвечу.
Живите, как я, – и вас всех впереди ждёт целый век!
Как живу? По сей день по советам мамы: никогда не переедал, не употреблял ни капли алкоголя и не выкурил ни единой сигареты! Плюс 20 километров велопрогулки на лоне природы, которой невозможно не восхищаться. Правда, в последнее время с велодругом немножко «завязал».
– И ещё один немаловажный плюс к сказанному: окна Вашего высокогорного апартамента вовсю глядят на перспективы прекрасного княжества Лихтенштейн!
– Под гордым стягом России, добавьте, развивающемся над моим домом.
Но при этом всё обязательно должно быть приукрашено красотой и доброжелательностью человеческих отношений.

 

Леонид КОЗЛОВ

Добавить комментарий


Защитный код
Обновить

Please publish modules in offcanvas position.

Free Joomla! templates by AgeThemes