Войти на сайт

Авторизуйтесь через любой из сервисов, чтобы оставить комментарий

     

ads

Поиск по публикациям

последние комментарии

Почему молчит церковный колокол?

Много народных бед пережила в своей истории Россия. Здесь и глад, и мор, и потопы, и пожары, и нашествия полчищ врагов, напитавших русскую землю реками крови. И всегда в годину народных бед и испытаний Русская православная церковь была рядом с народом, разделяла с ним его горе и была для него великой утешительницей. Церковный набат первым оповещал народ о грозящей опасности, сзывал его на церковные площади и сплачивал разрозненные толпы людей в боевые полки, народные дружины и рабочие артели. А они дружно выступали на борьбу с очередной бедой и, как правило, побеждали.
Сегодня кажется, что все беды, которые только существуют на Земле, обрушились на Россию и российский народ. Разумеется, и у других народов есть свои напасти. Но так, чтобы они все разом обрушились на одну страну и на один народ, — такого нигде в мире не наблюдается. Возьмём недоедание. Разве не этим словом следует назвать ситуацию в стране, в которой, по признанию Татьяны Голиковой, более половины семей с детьми находятся «за чертой бедности». Моровые поветрия? На фоне растущей экологической катастрофы страну сотрясают такие массовые народные недуги, как аллергия, онкология, сахарный диабет, сердечная недостаточность, суставные болезни, СПИД, наркомания и многие другие. Потопы и пожары? Ежегодно они топят и выжигают в России сотни и даже тысячи гектаров.
О нашествии врагов – особый разговор. Мало того, что Россия обложена ныне врагами со всех сторон, как спящий медведь в берлоге. В самой этой берлоге под самым носом у медведя, по общему признанию, безнаказанно действует вражья «пятая колонна», которая стремится выгнать медведя из берлоги и бросить его на вражьи рогатины. Но и это ещё не всё. Чуждая народу либерально-торгашеская идеология всё больше превращается в духовную заразу, которая растлевает души молодёжи, охватывая всё образовательное и культурное пространство страны. Связанное с этим общее падение нравов уже не поддаётся измерению.
Судя по недавней «прямой линии» президента и заданным на ней вопросам, народ всё больше сознаёт своё бедственное положение и стремится хоть как-то, вместе и поодиночке, достучаться до властей. Президент признал наличие проблем, но заверил, что власти делают всё возможное для их решения. По отдельным вопросам забили тревогу даже члены либерального правительства на ПМЭФ-2019. Либерально-буржуазная общественность, спекулируя на народных бедах, грозит властям «майданом». Налицо все признаки реальной тревоги и опасности в стране.
И только одна общественно-политическая структура, структура в России могущественная и весьма авторитетная, хранит в эту годину общих тревог и народных испытаний глубокое молчание. Структура эта – Русская православная церковь. Правда, в многочисленных храмах проходят все положенные службы. Слышится ритуальный перезвон колоколов. Ради прикосновения к святым мощам выстраиваются километровые очереди верующих. Монастыри принимают всё большее количество паломников, послушников и насельников. Проводятся ежегодные церковные соборы. Время от времени слышен проникновенный голос святейшего.
Но всё это происходит по строгому канону и почти исключительно внутри Православной церкви. Большинство духовных пастырей, по сути, не переступают порог церкви, а если и делают это, то сугубо по ритуально-церковным надобностям и в соответствии с церковным прейскурантом. Беседы пастырей по радио и телевидению, своей интонацией выгодно отличающиеся от кликушествующих шоуменов, в то же время не содержат и тени тревоги. В целом эти беседы предназначены больше для сглаживания острых углов, чем для обнажения реальных проблем и соборного поиска путей их решения.
В конечном счёте следует признать, что в России во всё более нарастающей кризисной ситуации церковный колокол упорно молчит. Это прискорбный факт, замалчивать который уже не представляется возможным. Может статься, что по какой-то тайной причине набатный колокол в России останется глухим к большой народной беде, даже если она с минуты на минуту грянет. Это не может не настораживать. Возникает масса вопросов. Случайно это или не случайно? Реально это или только кажется? Если не случайно и вполне реально, то каковы причины церковной отрешённости от народных бед? Не таится ли в этом скрытом афронте своего рода анафемы народу со стороны Русской православной церкви?!
В наши кризисные дни от наших церковников можно услышать фразу: каково общество, такова и Церковь. То есть Церковь – лишь часть российского общества, потому и подвержена его нравам. Эта фраза по звучанию вполне согласуется с марксистским кредо – «нельзя жить в обществе и быть свободным от общества». Тем не менее звучание почти одинаковое, а смысл разный. Марксистская формулировка настаивает на приоритете общества в человеческих отношениях. Церковный аспект скорее уклончив, чем определителен. В нём слишком заметна уступчивость торгашескому времени и царящей в российском обществе либерально-буржуазной безнравственности.
Но, думается, ссылка на нынешнее либерально-буржуазное общество отдельных церковников не может быть убеждением всей Русской православной церкви. Это было бы слишком простым объяснением нынешней «смычки» церковных иерархов с либерально-буржуазной, торгашеской в своей сути, элитой. Хочется надеяться, что Церковь молчит сама по себе, параллельно с либерально-буржуазным обществом, сущностно не сливаясь с ним. Причину диссонанса с народом в этом случае следует искать глубже – в самой Церкви, самом русском народе и их весьма непростых отношениях на протяжении российской истории.
Здесь следует обратить самое серьёзное внимание на недавно сказанные слова митрополита Белгородского и Старооскольского Иоанна. Выступая 22 июня 2019 года на вечере памяти в связи с годовщиной начала Великой Отечественной войны, он заявил, что войну выиграли крещёные люди, а погибшие некрещёные бойцы Красной армии представляли собой «жертву», принесённую Россией за «безбожие». В этих словах много спорного и нелепого. Самое нелепое в них то, что Гитлер и фашисты в такой трактовке выглядят не порождением дьявола, а божьими мстителями. А как быть тогда с Чингисханом, Карлом Великим, Наполеоном и прочими завоевателями, «каравшими» наших предков именно за веру православную!
Не будем придираться ко всем словам владыки Иоанна. Сосредоточим внимание на двух его главных определениях — «жертва» и «безбожие». Великая русская революция 1917 года действительно свершилась в России под знамёнами не только социализма, но и атеизма. Социализмом Владимир Ленин и большевики ударили по «эксплуататорам» (помещикам и капиталистам), а атеизмом – по «допущенной» Богом крайней несправедливости земного бытия и по служителям церкви, оправдывающим, с их точки зрения, это божественное «попустительство».
В свою очередь, по факту сами большевики пришли к власти не без Божьего попустительства. Ибо, согласно апостолу Павлу, «нет власти не от Бога». Причём большевики взяли власть насильственно, навязав народу и обществу своё атеистическое кредо и диктатуру пролетариата. Судя по обвинению владыки Иоанна, Церковь не может сегодня простить не только жестоких репрессий большевикам, но и впадение в безбожие русского народа. Однако не следует забывать, что народ и Церковь по отношению к революционным властям оказались в равном положении. Не только Церковь, но и народ поначалу оказали посильное сопротивление «безбожной» власти и вместе подверглись жестокой каре. В конечном же счёте не только народ смирился перед «безбожниками», но и Церковь пошла на сотрудничество с «безбожной» властью.
Сегодня как-то подзабылись перипетии взаимоотношений иерархов Русской православной церкви с революционными властями. Упор делается, подобно либералам, в основном на репрессиях и церковных новомучениках. А ситуация в реальной жизни была весьма непростой и явила со стороны Церкви не только твёрдость и непреклонность веры в Бога, но и поиски политического компромисса и даже откровенный конформизм с властями. К конформистам следует отнести, прежде всего «обновленцев», которые, заняв 20 тысяч из 30 тысяч действующих в России храмов (подавляющее большинство!), в апреле 1923 года на Всероссийском соборе выразили поддержку советской власти, упразднили патриаршество, ввели григорианский календарь и приняли решение о закрытии монастырей.
Влияние «обновленцев» в церковных делах стало ослабевать только после легализации властями в 1927 году Патриаршей церкви. В 1935 году скомпрометировавшая себя в глазах верующих людей «обновленческая» Российская православная церковь вынуждена была заявить о самороспуске. В ходе Великой Отечественной войны, в 1943 году, поддержанная властями Патриаршая церковь заняла господствующие позиции в православном мире. В 1946 году завершился процесс консолидации Русской православной церкви. Обновленческие приходы и духовенство официально вошли в Московскую патриархию, лояльную по отношению к советской власти.
Всё это время за духовно-религиозной ситуацией в СССР внимательно наблюдали иерархи Русской православной церкви за границей (РПЦЗ). Наблюдали с внутренним неодобрением. Они не могли простить Московской патриархии «предательства» памяти жертв церковных репрессий и сотрудничества с «безбожными» властями. Но в конечном счёте они были вынуждены признать, что РПЦ пошла на компромисс с властями во имя сохранения христианской веры в русском народе. А признав этот факт, РПЦЗ воссоединилась с РПЦ МП. 17 мая 2007 года в Москве в храме Христа Спасителя был подписан Акт о каноническом общении РПЦ и РПЦЗ. Акт подписали патриарх Алексий II и первоиерарх РПЦЗ митрополит Лавр.
Что касается взаимоотношений с властями русского народа, то здесь тоже не всё было просто и однозначно. Уйдя в традиционалистское подполье, законопослушная крестьянская масса шла на сближение с советскими властями неохотно и недоверчиво. Перелом наступил только к началу Великой Отечественной войны, когда стали всё более очевидными масштабы перемен в стране и реальная забота советских властей о народных нуждах и интересах. Владыка Иоанн прав в том, что к этому времени большинство народа стало советским. Но он не прав в оценке существа и качественности этой советскости.
Говорить о «жертве» советского народа, подразумевая под ней только кару небесную, неверно и несправедливо. Разумеется, «кара» была, но кара земная, со стороны бесчинствующих фашистов, которые сочли себя вершителями воли мрачного и неумолимого германского Рока. Со стороны советского народа преобладала не тупая мясницкая жертва, а вполне осознанное самопожертвование. Не беру хрестоматийные случаи героического самопожертвования, добровольцев, рвущихся на фронт, или роты и полки, принимавшие огонь на себя ради прорывов на других участках фронта. Весь советский народ, за редкими исключениями, воспринял войну жертвенно. Причём не только на фронте, но и в тылу.
В этом самопожертвовании много чего было намешано. Но сам факт его могут отрицать только слепые или непорядочные люди. Многие советские люди, как и их предки, шли на войну просто из чувства долга. Кто-то покорялся призыву из страха перед наказанием. Были члены партии, готовые ценой собственной жизни отстаивать коммунистические убеждения. Но вся масса народа встала на защиту Отечества, превратив войну против фашистов во вторую Отечественную. Разумеется, свою роль сыграл и культ Сталина, но не в трактовке Никиты Хрущёва, а как личность, облечённая народным доверием. Клич «За Родину, за Сталина!» не был пустым звуком, а имел глубинный смысл.
Иосиф Сталин, при всей своей жёсткости и непреклонности, вовсе не был лишён ни ума, ни мудрости. Чеканный девиз «Наше дело правое – победа будет за нами», брошенный в народ Сталиным в самом начале войны, явно отсылал советских людей к временам Александра Невского и к его кредо – «не в силе Бог, а в правде». Пусть это был только намёк, но смышлёному русскому народу и этого было достаточно, чтобы осознать тот факт, что он отстаивает в смертельной войне не только правое, но и Божье дело. Фактом остаётся и то, что Бог вполне оценил самопожертвование и подвиг советского народа, даровав именно ему великую Победу.
Владыка Иоанн формально поделил советский народ на «крещёных» и «некрещёных». Тем самым он оставил вне рамок великого исторического события народы других исповеданий, внесших свою лепту в общенародное самопожертвование. Но конфуз даже не в этом. Сам подход к вере в Бога со стороны церковного иерарха в свете современных событий представляется ошибочным. Вспышки кровавого изуверства заставляют нас посмотреть не столько на сам акт принятия человеком того или иного вероисповедания, а на корень и качественность его веры в Бога. Даже в христианстве мы нередко скатываемся в культе Иисуса Христа больше к аспектам его человеческого бытия, забывая о явлении в нём Бога и его Божественных заповедях.
Сегодня мы должны признать, что между государствообразующим русским народом и Русской православной церковью как социально-политическим институтом образуется всё более заметная трещина. Более того, внутри самой Церкви наблюдается негласный раскол между её верхами и низами. Может быть, сами того не замечая, церковные верхи идеологически всё более сливаются с либеральной элитой. Низы (монастырское братство и служивое священноначалие) образуют с народом единое целое. Именно на них и на искренне верующих мирянах держится сейчас Русское Православие.
Огульное отвержение официальной Церковью советского строя и советских ценностей, одобряемых большинством народа. Нежелание трезво взглянуть на причины Русской революции и на роль Церкви в революционных процессах. Сомнительные подходы к оценке сути Великой Отечественной войны и роли советского народа в победе над мировым фашизмом. Одиозное восприятие личностей, с одной стороны, Ленина и Сталина, а с другой — Власова и Солженицына. Продолжающаяся анафема великого нравственника Льва Толстого. Вот наиболее очевидные точки смыкания официальной Церкви с буржуазно-олигархической либеральной элитой, всё более отдаляющие Церковь от народа.
Но и это ещё не всё. Когда-то Церковь ратовала за народное просвещение и расширение ареала нравственности в светском обществе и в народной среде. Сейчас происходит, по сути, обратный процесс. Нравственное поле полностью уступлено официальной Церковью либеральным «просветителям», которые занимаются его прополкой от «нравственных перегибов», в том числе от церковного влияния и христианских ценностей. Под девизом толерантности либералы, по сути, при попустительстве Церкви ведут целенаправленный посев в обществе и народе идей скептицизма, безнравственности и откровенной дьявольщины.
В 1940 году вышел знаменитый роман Эрнеста Хемингуэя «По ком звонит колокол». Событийно он посвящён гражданской войне в Испании, но главная его идея заключается в личной ответственности каждого в борьбе с мировым Злом. Эпиграфом к роману Хемингуэй взял проповедь английского поэта и священника XVII века Джона Донна, завершающуюся словами: «…Не спрашивай, по ком звонит колокол: он звонит по Тебе». Сейчас в душе каждого честного россиянина звонит колокол нарастающей тревоги. Но мы ещё не осознаём, что этот колокол звонит по каждому из нас. Причём не только личностно, но и институционально — по зоне нашей ответственности.
В этом плане Русская православная церковь сегодня уже не может не задать себе вопрос: не по ней ли тоже звонит колокол народной тревоги за будущее России и не пора ли ей самой ударить в церковный набат?!
 
Александр АФАНАСЬЕВ
 

Только зарегистрированные пользователи могут оставлять комментарии. Войдите на сайт через форму слева вверху.

Free Joomla! templates by AgeThemes