Войти на сайт

Авторизуйтесь через любой из сервисов, чтобы оставить комментарий

     

ads

Поиск по публикациям

последние комментарии

Далёкие меридианы

По волнам памяти

  Пятьдесят лет назад я окончил Восточный факультет МГИМО МИД СССР и был назначен на должность референта миссии СССР в далеком Йеменском Мутаваккилийском королевстве. За полвека в этой стране на юго-западе Аравийского полуострова  многое изменилось: в сентябре 1962 года Северный Йемен стал республикой, в ноябре 1969 года получила независимость южная часть страны, бывшая английской колонией. В мае 1990 года две части Йемена объединились, и на карте мира появилась Йеменская Республика.

Путь к йеменскому един-ству был тернист и сло-жен. Северная часть Йемена развивалась по пути капитализма, преодолевая племенные и феодальные пережитки. Пришедшие к власти в южной части молодые марксисты пытались — разумеется, с помощью КПСС и Советского Союза — построить социалистическое общество на обломках колониального режима, опиравшегося на местных князьков, эмиров и шейхов племен. Принципиальное различие в политических системах двух йеменских государствах и их внешнеполитической ориентации нередко выливались в вооружённые столкновения на границах, которые советские товарищи активно пытались погасить: ведь СССР имел Договор о дружбе и торговле с Северным Йеменом с 1928 г. и Договор о дружбе и сотрудничестве с 1979 г. с Южным Йеменом, причём в обоих государствах армии были вооружены советским оружием, осваивать которое помогали советские военные специалисты. Поэтому объединение двух йеменских государств в мае 1990 года было не только реализацией вековой мечты йеменского народа, но с явным облегчением было воспринято в Москве да и в соседних арабских странах.
  Йеменская Республика сегодня – региональная супердержава с населением более 20 млн человек. За двадцать лет своего существования единый Йемен добился значительных успехов в строительстве гражданского общества, экономике, создании национальных вооруженные сил, в социальной сфере, в области образования и культуры.
  Столица Йемена город Сана, основанная по преданию Симом, сыном библейского Ноя, сегодня насчитывает полтора миллиона жителей. Старый квартал со зданиями традиционной йеменской архитектуры охраняется ЮНЕСКО и активно оберегается местной археологической службой. С древних времен Сана, лежащая на высоте 2200 метров над уровнем моря, считалась центром богатого сельскохозяйственного района. Регулярно выпадающие дожди и терассное земледелие в горах делали Йемен житницей Аравийского полуострова. Сегодня как неудачная шутка воспринимается информация о том, что Йемен кормил население Саудовской Аравии в донефтяной период, когда в аравийских оазисах случался неурожай фиников и зерновых культур.
  Рост населения столицы привёл к увеличению расхода чистой питьевой воды из подземного озера, сформировавшегося много миллионов лет под городом. Поэтому проблема экономии чистой питьевой воды сегодня стоит очень остро. С финансовой помощью покойного президента Объединенных Арабских Эмиратов шейха Зейда бен Нахаяна (кстати, родом из племени, переселившемся в XVIII в. из Йемена на берега Персидского залива) восстановлена знаменитая Маребская плотина. Она была разрушена в VI в., и эта катастрофа стала причиной массовой эмиграции йеменских племен, некоторые из которых создали даже свои государства, как, например, эмират Гассанидов в Сирии и эмират Лахмидов в Южном Ираке. Йеменские племена прошли Северную Африку и осели в Испании и нынешней Мавритании. Часть йеменских племен осела в аравийском городе Мекке и стала верным сторонником — «ансарами» — основателя ислама пророка Мухаммеда. Видимо, не случайно йеменцы приняли ислам в 628 г., то есть ещё при жизни пророка Мухаммеда, и сегодня считаются очень религиозной нацией. В пять часов утра в Сана вас непременно разбудит звонкий голос муэдзина, призывающий правоверных на утреннюю молитву. В стране запрещены спиртные напитки, в семейном праве соблюдаются нормы шариата, а в Сане нет христианского кладбища, и усопших христиан из числа иностранцев хоронят на кладбище в Адене, кстати, содержащемся в почти идеальном порядке. В Сане при моральной и материальной поддержке президента Али Абдаллы Салеха построена роскошная мечеть, названная его именем, на что ушло 62 млн долларов.
  Мне довелось побывать и в бывшей столице Южного Йемена, Адене, который сегодня считается экономической столицей Йемена. Я был здесь в мае 1990 года, когда прозошло объединение двух частей Йемена. В то время Аден производил удручающее впечатление: дома на главной улице Маалла давно не ремонтировались, лавки в Кратере и Тавахи были закрыты металлическими ставнями, редкие разбитые автомобили курсировали по улицам города, во всём признаки запустения и застоя. Сегодня всё по-иному. Дома на главной улице выкрашены в яркие цвета, построены гостиницы «Гольд мор», «Гольден тюлип», новые дороги и жилые дома. Хотя хватает и старых полуразрушенных домов, оставшихся от англичан на скалистых холмах, окружающих порт. Созданы и обживаются новые районы Шейх Осман и Мансурия с высотными домами и магазинами. Свободная зона в порту Адена привлекает иностранных инвесторов: японские фирмы планируют организовать сборку дешёвых автомобилей, а французы – построить гигантскую электростанцию солнечных батарей. Какова мощность электростанции, йеменцы не знают, но стоимость проекта зашкаливает за 300 млн евро. Правда, мировой финансовый кризис притормозил реализацию этого амбициозного проекта. Однако в обмен на вынужденный простой французы строят комплекс по сжижению природного газа в порту Бальхаф, куда он будет поступать из провинции Шабва. Кстати, открыли месторождение углеводородов в этом районе советские специалисты в конце 80-х годов прошлого века, но не смогли этим воспользоваться: Советский Союз разваливался, и Москве было не до сотрудничества с далёким Йеменом.
  В Адене во времена строительства социализма активно работал Советский культурный центр. Это было арендованное здание, оно разрушилось, и восстанавливать его никто не собирался. Сегодня нет нашего культурного центра в Йемене, в стране, где работают более 50 тысяч выпускников советских и российских вузов, где только в Аденском университете трудятся 400 преподавателей, получивших образование в СССР и России, где наши выпускники занимают посты министров, губернаторов и крупных военачальников. В столице Непала г. Катманду работает наш культурный центр, а в Йемене, вторая столица которого Аден принимает российские военные корабли, несущие охранную службу в Аденском заливе от сомалийских пиратов, такого центра нет. К этому можно добавить, что культурные центры Франции, Италии, Германии, США и Англии в Сане действуют.
  Отсутствие определённой гибкости ощущается даже у нашего частного сектора, пытающегося работать в Йемене. В соответствии с мировой практикой на реализацию каждого большого проекта объявляются международные торги, которые имеют свою сложившуюся в каждой стране специфику. Но если российская фирма предоставит на реализацию проекта кредит, покрывающий хотя бы часть расходов, она гарантированно получает этот заказ и начинает работать. Сегодня Йемен – нефте- и газодобывающая страна, к тому же получающая солидную помощь от богатых нефтедобывающий стран Персидского залива. Имеются и другие внутренние и внешние источники финансовых поступлений. Но наши бизнесмены продолжают упорно отказываться от разговоров о кредитах и надеяться на успех в международных торгах, хотя, по опыту нашей страны, мы знаем, как обставляются такие торги, какие связи и какую поддержку нужно иметь, чтобы их выиграть. А здесь идёт речь о международных торгах, в которых участвуют китайцы, американцы, французы, итальянцы и другие.
  В последний день перед отъездом в местной печати мелькнуло сообщение, что в городе Джаар провинции Абъян на юге страны произошли беспорядки, за которыми стояли исламские фундаменталисты и сепаратистские элементы. Йеменские сепаратисты, осевшие в Лондоне, обвиняют политическое руководство Йемена в непропорциональном делении доходов от нефти, добываемой в Шабве и Хадрамауте, то есть районах бывшего Южного Йемена, и в ущемлении южан при назначениях на высшие государственные посты. Все подобные обвинения голословны, и мне не хотелось бы даже приводить статистику: распределение нефтяных доходов и кадровых назначений неуместно в газетной статье. Хочу лишь подчеркнуть, что нефть фактически стали добывать в объединённом Йемене, поскольку Южный Йемен, поддерживавший левацкие элементы в Палестинском движении сопротивления и в соседних арабских странах, считался государством с нестабильным внутренним положением и с непригодным для иностранных инвестиций законодательством. Так что добыча нефти и газа в Йемене стала реальностью только после единства, об этом бы следовало помнить сепаратистам и их вдохновителям. А единый Йемен, известный всем как страна библейской царицы Савской, руководимый Али Абдаллой Салехом и его командой, идёт вперёд по пути демократии и укрепления единства, выстраданного в тяжёлой борьбе.
 

Сана — Аден — Москва.
Профессор Олег ПЕРЕСЫПКИН

 

Только зарегистрированные пользователи могут оставлять комментарии. Войдите на сайт через форму слева вверху.

Free Joomla! templates by AgeThemes