Войти на сайт

Авторизуйтесь через любой из сервисов, чтобы оставить комментарий

     

ads

Поиск по публикациям

последние комментарии

Почему мы победили

22 июня навсегда остаётся датой, которую мы и, надеюсь, наши потомки    будут вспоминать вечно. Не  везде в бывших республиках великой страны, а ныне независимых государствах, помнят этот день. А ведь страдали и победили мы все вместе. Но и у нас нынешние идеологи очень тонко обошли понятие «советский народ». Лет через 20—30 трудно будет определить, как всё началось и кто же кого победил?

Неужели один только маршал Жуков совершил Великую Победу? Я ничего не имею против его заслуг. Но народ уже низвели до немыслимого существования. Под звон «фронтовой чарки» и каши из походной кухни, за единовременные подачки лишают достойной старости оставшихся вершителей этой Победы. Президент Дмитрий Медведев сообщил нам недавно, что у нас остаётся 94 000 ветеранов войны, которые не имеют достойного жилья, ютятся в коммуналках и бараках. К 2009 году обещают ликвидировать этот «перекос». Между тем на недавнее празднество по случаю 15-летия «Газпрома» было затрачено несколько миллионов долларов, чтобы руководство этой госкомпании смогло насладиться видом перестарков из западных рок-групп, которые смолоду полюбились новому президенту!  Не благороднее было бы отказаться от пошло-пышных торжеств и хоть что-нибудь сделать для тех, кто заслужил крышу над головой своей кровью и кровью погибших товарищей?

И нет уже маршала Жукова, способного их защитить от 40—50-летних мальчиков из правительственной элиты, которым от собственной влюблённости невдомёк, что этим они уничтожают будущее страны. Неужели они не видят того, что те ветераны, которые стоят на Красной площади в день парада и сидят на концерте в Кремлёвском дворце, — не все победители, а только небольшая их часть. Большинство  ветеранов, кто ещё жив, стоят с протянутой рукой в переходах метро и живут в разваливающихся бараках и в хибарах деревень и малых городов. Но их по ТВ не показывают…

Всего полтора месяца разделяют две даты: одну радостную – День Победы, другую печальную – 22 июня, День памяти и скорби. Но тогда их разделяли не виртуальные 1,5 месяца, а долгие и страшные четыре года Великой Отечественной войны. Когда пишут о войне, почему-то всегда вскользь касаются даты начала. Говоря о внезапном нападении гитлеровской Германии на Союз, обычно вспоминают наши просчёты, забывая о противной стороне. А ведь Гитлер тоже планировал, разрабатывал – и расчёты его провалились! Но об этом молчат. Почему? Ведь начало и конец войны неразрывны в своём единстве.

Считаю, что правдивая история создаётся по горячим следам, когда есть живые свидетели, хотя документы ещё не раскрываются. Если бы это происходило в унисон, тогда бы история действительно была объективной. Но её объективность не всегда в интересах правящей верхушки, а народ всегда был и будет в истории простым статистом, хотя исход любой войны зависит от его усилий. Именно при оценке народа той страны, на которую собираются напасть, и случаются роковые просчёты. Последний пример, когда не учитываются уроки прошлого и настрой народа, – нападение США на Ирак. 

Гитлер тоже планировал блицкриг! К слову, сам термин «блицкриг» был изобретён не немцами, а журналистами, сообщавшими о вторжении в Польшу в 1939 году.                                                          

Вспоминаю свои подростковые годы (1949–1950 гг.). Тогда я работал в лесу с моим отцом по заготовке дров для предприятия (собирали сушняк, одновременно очищая лес. – В.К.). Моего отца уже давно нет в живых, а тогда ему было всего 37 лет. Он ушёл на войну из города Острогожска Воронежской области в первые дни войны добровольцем и был определён политбойцом в стрелковый полк Северо-Западного фронта. Получил ранение в голову на вылет (пуля прошла через всю голову, но он остался жив) под Ленинградом в первые месяцы обороны. Эвакуирован в госпиталь города Вологда, откуда его мама привезла в Острогожск. Это был август 1942 года, а тут оккупация. Мы не сумели эвакуироваться, хотя нашей семье была выделена подвода – отец был членом бюро райкома партии. Его сразу же загребли по доносу (предателей всегда хватало, особенно у нас. – В.К.) и посадили в местный лагерь, откуда он чудом сбежал, отлично зная местность. Его переправили в деревню, где он скрывался до начала  освобождения Острогожска в январе 1943 года. Не выдержал, ещё велись бои, вернулся домой, а его у самого дома перехватили мадьяры (венгры), выходящие из окружения, и заставили быть проводником. Спасли его наши «кукурузники» («ПО-2» — ночные лёгкие бомбардировщики. – В.К.), которых захватчики панически боялись. Пока венгры, задрав головы, следили за нашими самолётами, отец дал дёру. Одним словом, у него кроме везения, был и опыт военного выживания. С нами работали его друг, тёзка и одногодок Тимофей, который трижды бежал из фашистских концлагерей, и всё неудачно.

В вечерние часы у костра они вспоминали своё военное прошлое, а я с мальчишеским любопытством всё впитывал. Возможно, их рассуждения впоследствии помогли мне понять многое… Теперь, с высоты своего жизненного опыта, я понимаю кое-что и в вопросах войны.

— Тебе, Тимка, ещё повезло, что ты не видел ужасов плена, которые пришлось пережить мне, — говорит Тимофей моему отцу. – Почему я бегал? Да пусть лучше смерть, чем те издевательства…

И оба они сходились в одном: «Если бы Гитлер не уничтожал народ, не издевался, а отнёсся к нему по-человечески, то ещё не известно, как оно было бы дальше…» Народ не мог принять ту жестокость, которую несли оккупанты, и восстал против них. Восстал именно против оккупантов, а не Сталина – Ленина. Конечно, власть – одно, а Родина – другое. Родина – это трава, деревья и листья, вкус молока и запах хлеба, семья и дети. И всё же Родина и власть гипнотически сравнялись тогда, поскольку всякая власть всё делает от имени Родины.

Этим порывом неприятия оккупантов воспользовались И. Сталин и маршал Г. Жуков и повели народ к Победе. В этом их заслуга. Ведь ещё Лев Толстой говорил, что на войне умирают не за царей и вождей, а за ту жизнь, которой мы живём на своей земле: «Когда с простреленной грудью офицер упал под Бородино и понял, что умирает, не думайте, что он радовался спасению Отечества, и славе русского оружия, и уничтожению Наполеона. Нет, он думал о своей матери, о женщине, которую любил, о всех радостях и ничтожестве жизни, он поверял свои верования и убеждения: он думал о том, что будет там и что было здесь…» Наверное, такие же думы одолевали солдат и офицеров, погибающих на полях сражений Великой Отечественной войны. Но, живые, они были в едином порыве – изгнать и уничтожить ненавистного врага с земли своей Родины. Конечно, мечтали они и о будущем своей Родины, которое при всех раскладах светлым не получилось.

Чтобы написать правдивую историю той страшной войны от начала до Великой Победы, надо методично, скрупулёзно, шаг за шагом воссоздавать все события минувшей трагедии в их предельной подлинности, без идеологических приукрашиваний. И в то же время не верю в то, что когда-нибудь будет восстановлена истина о великой трагедии ХХ века – войне 1939–1945 годов. Появятся новые Волкогоновы, и история Великой Отечественной войны советского народа 1941–1945 годов будет пересмотрена и в третий, и в четвёртый раз… Участников уже не будет, да их и сейчас мало кто слушает и спрашивает, а документы можно трактовать по-разному…

Вадим   Кулинченко.

Только зарегистрированные пользователи могут оставлять комментарии. Войдите на сайт через форму слева вверху.

Free Joomla! templates by AgeThemes