Войти на сайт

Авторизуйтесь через любой из сервисов, чтобы оставить комментарий

     

ads

Поиск по публикациям

последние комментарии

Достоевский как выдающийся государственный деятель России

Василий Перов. Портрет писателя Фёдора Михайловича Достоевского, 1872 год.Приближается 200-летний юбилей (2021 год) со дня рождения Фёдора Михайловича Достоевского. 24.08.2016 года Президент России подписал Указ о праздновании 200-летия Ф.М. Достоевского. Правительство образовало специальный оргкомитет по этому поводу. Безусловно, этот юбилей будет отмечать всё культурное человечество. Переводы произведений Ф.М. Достоевского осуществлены на языки всех цивилизованных народов мира.
Тонкий психолог, которому доступны самые потаённые глубины человеческой природы, мудрец и мыслитель, видевший насквозь всю ложь самых модных «измов» его времени, выдающийся мастер художественного слова – вот далеко не полный перечень качеств, которые служат предметом анализа и восхищения практически всех пишущих и писавших об этом великом человеке.
Однако, к сожалению, на мой взгляд, упускается то обстоятельство, что Ф.М. Достоевский был выдающимся государственным деятелем России, создателем современной философии русского государства и права, развитой потом в работах И.А. Ильина, П.И. Новгородцева, И.Р. Шафаревича и др. В своих сочинениях Ф.М. Достоевский сформулировал следующие принципы русской философии государства и права.
1. Высший идеал общественных отношений — внутреннее свободное единство людей, достигаемое не принуждением и внешним авторитетом, а Законом Христовым, когда он станет внутренней природой человека.
2. Единственный подлинный и совершенный путь и идеал – свободное внутреннее обновление людей и внутреннее осознание их общей друг за друга ответственности и их всепроникающей солидарности. Поскольку это обновление может быть достигнуто лишь милостью Божией, то обустройство общественной жизни (государства) без Бога, без Христа — это попытка, обречённая на провал. Именно солидарность, а не конкуренция являются осуществлением дела Божия, что на первом этапе возможно, естественно, только в национальном государстве, на базе общей истории, происхождения и культуры народа.
3. В процессе общественного строительства право и государство представляют собой лишь определённые вспомогательные ступени, которые сами по себе слишком слабы для преображения жизни. Их задача – возможно ближе подняться к идеалу общественной жизни, воплощённой в Церкви как месте свободного рядом жительства людей, освящённом Божественной благодатью.
4. Поскольку Закон Божий есть высшая норма для всех общественных отношений, право и государство должны черпать дух из этой высшей заповеди.
5. На земле никогда не настанет такая гармония, когда будут преодолены все жизненные противоречия в общественной форме. Для человеческих сил эти противоречия непримиримы и непреодолимы. Поэтому государство и право в своих практических действиях должны ориентироваться на возможное их сглаживание, и в первую очередь в естественной общественной среде.
6. Если противоречащие по существу своему элементы социальной жизни непримиримы, то это значит, что никакими усилиями человеческой воли невозможно достичь полной рационализации социальных отношений. Применительно к сегодняшнему дню, заметим: огромные траты, которые несёт государство на так называемую толерантность (например, в Санкт-Петербурге на программу «толерантность» за последние годы потрачены десятки миллионов рублей!) будут иметь такой же успех, как если бы их потратили на программу создания «вечного двигателя» или ещё чего-нибудь в этом роде.
«Ещё ни один народ в устроении своей жизни не опирался на ум и науку, — говорит Достоевский, — ещё не было ни единого такого примера, может быть, по глупости только и лишь на мгновение могло бы это случиться. Ум и наука всегда, от начала и до сегодня, играли в жизни народов лишь вторичную, служебную роль и не будут никогда играть первой роли».
7. Точка зрения, с которой рассматривается общественный прогресс, характеризуется не желанием достичь беззаботной, спокойной жизни и не верой в бесконечный прогресс человечества, а руководствуется сознанием неизбежного конца света и в бесполезности всех дел человеческих, опирающихся на желание добиться «земного рая» и обустроиться без Бога, только силой человеческого ума.
8. Таковы основополагающие идеи, образующие (по Достоевскому!) суть русского духа в его понимании жизни и истории, права и государства.
Именно они послужили основанием для И.А. Ильина сказать, что исторической задачей русского народа является построение государства христианской культуры, и единственным реальным механизмом такого государственного строительства является благородный русский национализм. Именно Достоевский заложил основы русского национализма, развитые потом Ильиным, поскольку никто лучше Достоевского не понимал особенность русской души, её непредсказуемость в переходах от высот к безднам, потребность «отрицания» в человеке, который может быть, но природе, совершенно для отрицания и не создан.
Кстати, Густав Лебон, в своей «Психологии народов и масс» касается этих вопросов, но ответа на них не находит.
Достоевский приходит к мысли, что жизнь таких народов, как русский, тяжела и загадочна, она не влечёт к подражанию, а скорее — отталкивает другие народы своими социальными судорогами.
Но именно в таких народах живёт непосредственное чувство тайны и величия Божия и от них получают другие народы свои ценнейшие дары, от которых обретает смысл и цветёт человеческая жизнь.
Достоевский был исключительно глубоким мыслителем, определившим в своё время и главные потери в государственном управлении, и пути принятия мудрых государственных решений как в современной ему России, так и в России будущего. Так, например, только у Достоевского я встретил глубокое сожаление по поводу политики Александра I в отношении Наполеона после поражения последнего и изгнания из пределов России. По убеждению Достоевского, на этом следовало и «остановиться», предложив Наполеону в качестве «сферы влияния» всю Западную Европу, а за собой оставить решение «восточного вопроса», т.е. «проливы», территории, контролируемые Турцией (Грецию и восточных славян) и азиатские анклавы, контролируемые Англией, поделив, таким образом, практически весь цивилизованный мир между двумя крупнейшими великими нациями. Здесь же «вскользь» заметим, что приблизительно такой же проект был уже в наше время «почти реализован» в плане «Молотова-Риббентропа». Однако, как и в начале XIX века, так и в середине XX возможный вариант избавиться от «интернационалки» и предложить человечеству «национальный» путь развития был по разным причинам (хотя близким!) утрачен.
Решение Александра II вступить в войну с Турцией в 1877-м, принятое в значительной мере под влиянием публицистики Достоевского, хотя и не закончилось решением «восточного вопроса» для России, но в результате имело освобождение практически всех славян, находившихся под властью Турции, а главное – создание Сербии как самостоятельного государства и «вечного» союзника России (вплоть до наших дней) на востоке Европы.
Твёрдые решения как Александра II, так и особенно Александра III (оба имели постоянный личный контакт с Достоевским) вести национальную политику имели для обоих печальные последствия — убийства от рук «интернационалки», а нерешённость поставленных в своё время перед русским народом Достоевским государственных проблем привела и к революции 1917 года, и к революции 1991—1993 годов, и к неопределённости нынешнего положения России.
Трагедия 1917 года произошла точно по схеме, которую нарисовал Достоевский в романе «Бесы». Образовался союз политических бандитов, которых в романе символизировал Верховенский, и уголовных преступников, садистов и убийц, олицетворённых в образе Федьки Каторжного. Как это ни печально признать, но и схема развертывания событий 1991—1993 годов тоже очень похожа на ту, что описана в этом его романе. Недаром Чубайс в одном из своих высказываний сказал, что, прочитав «всего Достоевского», он от всей души, искренне возненавидел его.
Именно у Достоевского буквально во всех его произведениях рефреном проходит мысль о главном вопросе в жизни любого государства и формировании его права — вопросе национальном.
Очень трудно писать о Достоевском, не обращаясь к словам самого Достоевского. Например, к таким: «Одно только поражает меня: как до сих пор у нас не видят, что весь Запад и вся их цивилизация единственно оттого развились и произошли, что все там первым делом на твёрдой национальной почве стоят. Каждый народ верит в себя до того, что чуть ли не полагает, что ему назначено весь мир своей национальности подчинить».
Такая оценка особенно просматривается в его так называемой Пушкинской речи, где он говорит об исключительной способности русской культуры и русского человека не только впитывать всё лучшее из мировой культуры, но и вносить свой выдающийся вклад в её развитие.
Националистические взгляды Достоевского оказали большое влияние на государственную политику Александра III, с которым Достоевский был в дружеской переписке в бытность того наследником. Вот отрывок из письма Достоевского наследнику: «Закон исторический состоит в том, что без высокомерия о собственном мировом величии, как нации, никогда мы не сможем быть великою нацией и оставить по себе что-нибудь самобытное на пользу всего человечества».
Огромное значение придавал Достоевский и национальному началу в формировании семьи как ячейки государства. Вот что он писал по этому поводу: «Существует естественный закон в народах, по которому каждый мужчина должен по преимуществу ценить и любить женщин в своём народе. Если же мужчина начинает ставить женщин других наций выше своих и прельщается ими по преимуществу, то тогда наступает пора разложения этого народа». Вскользь заметим, что именно это обстоятельство было и остаётся одной из главных причин политической неустроённости русского народа вплоть до настоящего времени.
В подтверждение этих слов хочу привести цитату из дневников Достоевского, которая определяет его взгляд на конкретный политический характер национального устройства России и, по-моему, имеет исключительное значение и как пример для национальной политики нашей нынешней власти. Речь идёт об оценке им возникших в связи с войной России против Турции движений в мусульманских окраинах России.
«Вы тревожитесь, чтобы «старший брат семьи» (великорус) не оскорбил бы как-нибудь сердце «младшего брата» (татарина или кавказца). Какая, в самом деле, гуманная и полная просвещённого взгляда тревога! Вы напираете на то, что православный великорус не «единственный, хотя и старший сын России». Позвольте, что же это такое? Русская земля принадлежит русским, одним только русским, и есть земля русская, и не клочка в ней нет татарской земли. Татары, бывшие мучители земли русской, на этой земле пришельцы. Но усмирив их, отвоевав у них назад свою русскую землю и покорив их самих, русские не отомстили татарину за двухвековое мучительство, а напротив – дали ему полное гражданское равноправие. Тем не менее хозяин земли русской — есть один лишь русский (великорус, малорус, белорус – это всё одно!) – и так будет всегда.
Во-первых, объяснение тесной связи и взаимообусловленности двух, казалось бы, прямо противоположных политических течений Европы – революционного движения рабочих и банковского капитала. Твёрдая уверенность, что управление банковским капиталом, находящееся в руках крупной еврейской национальной буржуазии, любым путём будет стремиться к мировому господству, используя для этой цели (в разных исторических моментах) оба этих рычага, находящиеся под их контролем!
То, что Ильин потом назвал «мировой закулисой», а Достоевский называет «интернационалкой», стремится, по мнению и того и другого, к установлению через «мировое правительство» власти Антихриста, т.е. к концу мировой истории!
Во-вторых, роль России как «удерживающего», противостоящего этим силам и гибельность противостояния России и Германии, только единство которых может стать «непреступным бастионом» для «интернационалки».
В-третьих, государственное строительство России будет успешно только в случае создания «духовного каркаса нации» или, как говорит Достоевский, «неуспех финансов должен обратить внимание народа не на финансы, а на освежения корней, традиций. Тогда и финансы восстановятся сами собой».
Особенно важно это усвоить нынешней власти, которая бросается от одной экономической модели к другой без твёрдого понимания истинной причины неуспеха. Следующее высказывание Достоевского особенно полезно для наших дней.
«Надо сознать законы русской мысли и русского развития и их особенности, индивидуальности в отличие от всё поглотившей римско-германской мысли. Эта же русская мысль и её законы почти и не подозреваются русскими даже в том, что она должна быть на свете, есть действительно и что с условиями её развития слита вся русская будущность».
К сожалению, государственная мудрость Достоевского оказалась не востребована историей, и случилось то, что случилось. Остаётся надеяться на то, что приближающееся 200-летие со дня рождения Достоевского будет должным образом использовано и Россией и всей Европой для понимания того, что все болевые точки России и Европы, на которые указывал Достоевский, хотя и сменили внешнюю форму, но продолжают существовать в той же исторической неизбежности.
 
Олег КАРАТАЕВ, д.т.н., д.ю.н., профессор
 

Только зарегистрированные пользователи могут оставлять комментарии. Войдите на сайт через форму слева вверху.

Free Joomla! templates by AgeThemes