последние комментарии

trustlink1

ШАПКА ПО КРУГУ:

Владимир ЛичутинСбор средств на издание «Собрание сочинений в 12 томах» В. Личутина

Все поклонники творчества Владимира Личутина, меценаты и благотворители могут включиться в русский проект.

Реквизиты счёта

Получатель ЛИЧУТИН ВЛАДИМИР ВЛАДИМИРОВИЧ

Cчёт получателя 40817810038186218447, Московский банк Сбербанка Росии г. Москва, ИНН 7707083893, БИК 044525225,

Кс 30101810400000000225, КПБ 38903801645. Адрес подразделения Банка г. Москва, ул. Лукинская, 1. Дополнительный офис 9038/01645.

 

 

Ярцево – первая линия обороны Москвы

В истории Великой Отечественной войны 1941—1945 годов до сих пор остаются «белые пятна». Их изучение не только помогает восстановить историческую справедливость, но и даёт нам возможность ещё раз испытать чувство гордости за своё Отечество и наш народ. Эта книга названа «К рейхстагу путь был начат от Вопи». Её автор Владимир Лисовский. На пожертвования его друзей, людей с очень скромным достатком, издан сигнальный тираж и будет издан первый из основных тиражей.

Владимир Анатольевич Лисовский – публицист, прозаик, поэт, историк. Созданный им научно-публицистический очерк «К рейхстагу путь был начат от Вопи» отличает прежде всего свежий, нешаблонный взгляд на события лета и начала осени 1941 года на направлении главного удара гитлеровцев – под городом Ярцево Смоленской области… На то чтобы преодолеть две трети «дороги на Москву» (от западной границы СССР до района Ярцева), фашистским захватчикам потребовалось всего 26 дней. А оставшейся трети (от Ярцева до советской столицы) они тогда так и не прошли, намертво остановленные на 81 сутки на ярцевском рубеже обороны…
В.А. Лисовский убедительно доказывает, что именно бои под Ярцево обусловили крах операции «Барбаросса», явились решающим фактором в создании антигитлеровской коалиции государств и, напротив, заставили японских, турецких, иранских, шведских милитаристов отказаться от открытия против Советского Союза второго, третьего и т.д. фронтов, обеспечили беспрецедентно-удачное проведение эвакуации на восток нашей страны людей и материальных ценностей из районов, над которыми нависла угроза оккупации.
Я внимательно прочитал книгу, которая, вне всякого сомнения, закроет «белое пятно» в ратной истории нашей Родины, в её русском сердце, на Смоленщине. Как принято у настоящих исследователей, Владимир Анатольевич направил свой труд тем, кто досконально разбирается в данной проблематике. И получил их высокую оценку, что закономерно. Специалисты сразу увидели в нём своего коллегу. Книга В.А. Лисовского – «результат добротно проделанной исследовательской работы. Это плод труда опытного и знающего специалиста, перу которого принадлежит ряд других книг исторического и военно-исторического характера», отмечает в своей рецензии доктор исторических наук профессор Н. Азясский (Институт военной истории Академии Генерального штаба Вооружённых сил РФ). «Книга сработана очень высокопрофессионально», — заключает В.Н. Руденко, выпускник Академии бронетанковых войск имени Маршала Советского Союза Р.Я. Малиновского, полковник запаса. Это книга, по его мнению, «сплав эрудиции и правды».
Автор подробно излагает хронику боёв под Ярцевом в июле – октябре 1941 года. На ярцевском рубеже наступали отборные, суперэлитные части вермахта, уверенные в том, что через несколько недель они будут маршировать по брусчатке Красной площади Москвы…
И в этот сложнейший период войны под Ярцево был направлен генерал К.К. Рокоссовский. Замечательный военачальник Иван Христофорович Баграмян в своём «Слове о Маршале Рокоссовском» вспоминает: по приезде в Москву Рокоссовский узнал, что Ставка на рубеже Днепра создаёт ряд оперативных групп... Важнейшей из них предстояло действовать в районе Ярцево. Её-то и должен был возглавить К.К. Рокоссовский. Приказ, полученный Рокоссовским в Генштабе, был весьма лаконичным: ехать к месту назначения и подчинять себе всё, что найдётся по дороге от Москвы до Ярцева.» (К сведению: И.Х. Баграмян после битвы под Москвой вступил в командование детищем К.К. Рокоссовского – прославленной 16-й армией).
Мне вспомнился разговор с личным водителем Константина Константиновича Рокоссовского в Великих Луках, родном городе маршала. Погода была пасмурной и дождливой. Мы уединились в одной из комнат гостиницы, я включил свой магнитофон, и Сергей Иванович Мозжухин заговорил о первых днях войны.
«После 22 июня 1941 года в Генштабе на улице Фрунзе мне дали записку, чтобы 14 июля я подъехал к гостинице «Москва» и доложил генерал-майору Рокоссовскому, что «машина подана».
Сделал, как приказали. Из гостиницы вышел высокий, стройный и подтянутый генерал. Швейцар вынес за ним небольшой чемоданчик. Генерал остановился, достал кошелёк с кнопочками и дал ему на чай. Тогда это было редкостью. К машине подошла моя мама, которая работала в Кремле, принесла кулек ванильных сухарей. Рокоссовский спросил, кто она. «Моя мать», — ответил я. Генерал подошёл к ней и поцеловал руку (даже умирая, а мама прожила девяносто лет, она всё ещё помнила галантного генерала).
Под Смоленском мы пытались разыскать штаб Западного фронта, но до города так и не доехали. Толком никто ничего не знал. После двух дней езды заночевали в стоге сена, питались мамиными сухарями. Наконец выяснили, что штаб где-то под Вязьмой. Из-под Вязьмы снова прибыли в Москву. Машина имела потрёпанный вид. Сдал автомобиль в ремонт.
Именно под Ярцевом сформировался штаб группы, в который вошли полковник М.С. Малинин (начальник штаба), генерал-майор B.И. Казаков (артиллерия), Г.Н. Орел (танковые части) и другие. Эти люди потом прошли с Рокоссовским почти всю войну. Он сумел сплотить их, разглядел их незаурядные способности».
Книга раскрывает феномен Рокоссовского как исключительно одарённого военного профессионала, верного присяге, истинного патриота своей родины. Очень точно определено и оценено то, что этот полководец сделал в начальный период войны, сделал через «лабораторию Победы» под Ярцево.
Вначале командарм без армии, затем командир небольшого воинского формирования, быстро, в условиях бомбёжек и артобстрелов превращённое из разрозненных группок в боеспособный коллектив. И бил врага «не числом, а умением». В этом поединке с превосходящими силами захватчиков он грамотно проверил на практике некоторые положения действовавших уставов Красной армии (когда они утверждались, Рокоссовского держали в ленинградской тюрьме «Кресты». Естественно, за почти три года его отсутствия в армии многое изменилось).
И в боях под Ярцевом Рокоссовский многое менял. Например, «ячеечную оборону», когда солдаты обособленно сидели каждый в своём окопчике, заменил на траншеи. Воины должны иметь возможность общаться и помогать друг другу, видеть общего врага. Умный и прозорливый И.В. Сталин своей властью и авторитетом поддерживал то, что работало на защиту Родины, на победу.
Автор книги «Трагедия 1941 года» прекрасный военный историк и талантливый исследователь А.Б. Мартиросян (М., издательство «Вече», стр. 106—107) отмечает, что в самом начале войны по личному приказу Сталина начальник артиллерии РККА организовал в Генеральном штабе группу по изучению опыта первых боёв. В основу коренных изменений в тактике нашей противотанковой обороны были положены «блестящие, апробированные в боях наработки великого полководца Победы, Маршала Советского Союза, любимца Сталина Константина Константиновича Рокоссовского».
Скажем, ПТОП – противотанковый опорный пункт — впервые был применён при организации обороны на левом берегу реки Вопь под руководством Рокоссовского. Сталин, живо реагировавший на всё хорошее, новое, когда оно эффективно служило интересам обороны, мгновенно распространил этот опыт на всю армию.
Полководческий опыт, приобретённый в боях под Ярцево, Рокоссовский будет применять и дальше. Под Волоколамском ему вновь придётся собирать армию и разворачивать её для обороны Москвы.
Активные действия малочисленной группы Рокоссовского под Ярцевом спутало карты наступавших гитлеровцев. Начальник вражеского генштаба Гальдер записал в своём дневнике 26 июля 1941 года: «перед фронтом группы армий «Центр» появились новые армии противника».
А Рокоссовский отважился на контрудар практически с голыми руками.
Серьёзную закалку опыт боёв под Ярцевом дал ряду других полководцев, которые использовали его на стратегическом направлении. В том числе и при взятии Берлина.
В известных на сегодняшний день читателям статьях и книгах о К.К. Рокоссовском речь чаще всего идёт о его участии в боях под Курском в 1943 году, в Белоруссии в 1944-м, в Польше и в Германии в 1945-м. Сталинград и Москва освещены бледнее. А о боях под Ярцевом вообще практически не упоминается. И это – досадное упущение историков и журналистов, ибо именно под Ярцевом для К.К. Рокоссовского началось восхождение в великие полководцы.
…Перед вечером командарм побывал в полевом госпитале. У врачей в этот день было много работы. В операционной лежала девочка лет двенадцати, раненная осколком авиационной бомбы. Ей делали переливание крови. Девочка, побледневшая от боли, со страхом смотрела на окружающих.
— Как тебя зовут? — спросил Рокоссовский, наклонившись над ней.
— Лена, — еле прошептала девочка.
— Ты не волнуйся, скоро поправишься, дочка.
Окружающие заметили, что командарму не по себе, у него навёртывались слёзы. Вид беспомощного раненого ребёнка напомнил ему семью, о которой до сих пор он ничего не знал. Живы ли они, сумели ли выбраться? Когда он принял первый бой с гитлеровцами, семья ещё оставалась в гарнизоне на Украине, её должны были эвакуировать. Но удалось ли ей ухать, не было известно. А потом вот сразу под Ярцево. И эта раненая девочка в полевом госпитале…
Сам Рокоссовский придавал боям под Ярцевом очень серьёзное значение — ничуть не меньшее, чем боям непосредственно под Москвой, под Сталинградом, на Курской дуге, при освобождении Белоруссии и на заключительном этапе войны (в Польше и в Германии). Это чётко прослеживается по мемуарам маршала...
Книга «К рейхстагу путь был начат от Вопи» – едва ли ни первая попытка внятно и подробно поведать России и миру о подвиге, совершённом К.К. Рокоссовским и ведомыми им в бой воинами на Ярцевском рубеже обороны советской столицы в июле — октябре 1941 года. О подвиге, который до сих пор продолжал оставаться одним из колоссальных «белых пятен» в истории Великой Отечественной…
Добавлю от себя: а кто кормил выходящих из окружения красноармейцев, которые вливались в группу Рокоссовского? Кто делился последним с воинами этой группы? Это были ярцевчане, оставшиеся практически на линии фронта, подпадавшие сами под оккупантов. Каким же духом патриотизма обладали эти смоляне! Вспомним одно классическое изречение: «Русского солдата мало убить, его ещё нужно повалить». Оно принадлежит Фридриху Великому в адрес Смоленского пехотного полка, чья стойкость и мужество восхитили прусского короля.
Но вклад местного населения Ярцевской земли в оборону их родного города летом и осенью 1941 года не исчерпывался тем, что ярцевчане стали надёжным тылом воинов-рокоссовцев. Жители края на Вопи внесли ярчайший вклад в защиту родной им земли от гитлеровских поработителей и на полях боевых сражений за Ярцево…
Во второй половине июля 1941 года на ярцевском участке фронта из окружения пробилась сильно потрёпанная в боях под Могилёвом 64-я стрелковая дивизия. До войны эта дивизия дислоцировалась на Смоленщине и состояла в основном из призванных на военную службу жителей Смоленской области, в том числе и ярцевчан. И теперь ярцевчане спешно пополнили это обескровленное на тот момент соединение. Это были пожилые мужчины (почти деды!), безусые юнцы и те, кто был освобождён от службы в Красной армии и на флоте по состоянию здоровья.
Понятно, что никакой военной подготовки за плечами у этих людей не было. Но в считаные дни они усвоили азы военного дела и уже в конце июля — начале августа 1941 года приняли активнейшее участие в непрерывных боях на самых напряжённых участках ярцевской линии обороны. 26 сентября 1941 года — всего через восемь дней после учреждения гвардейского статуса в Красной армии! — этой дивизии было присвоено звание 7-й гвардейской стрелковой! Обратим при этом внимание на то, что следующий, восьмой, номер в числе гвардейских стрелковых соединений РККА получила легендарная панфиловская дивизия. Но воины-панфиловцы были отмечены гвардейским званием на два месяца позже – 16 ноября 1941 года… Панфиловцы были тоже воинами К.К. Рокоссовского!
Захватив позднее ярцевский край, гитлеровцы проведут не знающие аналогов по степени жестокости карательные акции: сожгут 82 деревни (из 200 уничтоженных на всей Смоленщине). Ко дню освобождения Красной армией в городе на Вопи в живых останется лишь чуть больше 10 процентов населения. Именно под Ярцевом на сторону партизан перешёл солдат вермахта антифашист Фриц Шменкель, которому за его подвиги — единственному немцу — было присвоено звание Героя Советского Союза.
«Когда я принимался за написание этой книги, я ставил своей задачей пропеть «Urbi et orbi» («Городу и миру») два гимна: моей родной героической Смоленской земле (её Ярцевскому уголку) и с дней моей юности восхищающему меня К.К. Рокоссовскому — полководцу и человеку. Что у меня получилось – судить не мне». Эти слова «с глубочайшим уважением» талантливый автор-исследователь Владимир Лисовский напишет в посвящении для Надежды Константиновны Рокоссовской, дочери маршала, которая выразила искреннюю благодарность автору за его достойный труд.
Эта книга создана для русских читателей, патриотов своей Родины. И не только для подрастающих поколений ярцевского края, коренное население которого беспощадно испепелила война. Новые поколения должны знать и ценить, за что умирали их мужественные деды и прадеды, бабушки и прабабушки. И мы, все послевоенные поколения, должны это знать. Тогда «белое пятно» военной истории исчезнет. На его месте появятся достоверные сведения. Сохранится память о наших согражданах и их великих делах.
А на памятнике городов воинской славы, который уже стоит на Поклонной горе в Москве возле музея Победы, появится и имя замечательного смоленского города Ярцево. Города, который в 1941 году первым закрыл отборным гитлеровским войскам дорогу на Москву.
Книга может стать образцовым пособием для изучения истории Отечества, восполнить те разделы мемуаров наших полководцев, которые они не успели развернуть сами – слишком рано ушли из жизни. Рокоссовский не смог лично подписать свою книгу «Солдатский долг» даже самым близким друзьям и соратникам. К печати её подписали 7 августа 1968 года, а из жизни он ушёл 3 августа того же года.
На мой взгляд, эта книга могла бы стать хорошим пособием не только для курсантов военных училищ, но и для суворовцев, кадетов, для волонтерских организаций, для школ и гимназий. В ней есть ответы практически на любые вопросы, связанные с начальным периодом Великой Отечественной войны: от точного описания вооружений до истоков исконно русско-смоленского патриотизма, не единожды спасавшего Россию от незваных пришельцев. Она как бы дополняет то, что не успел раскрыть в своих мемуарах «Солдатский долг» сам К.К. Рокоссовский. Убеждён, что не может быть «срока давности» на признание подвига.
И если становятся очевидными недооценённые прежде героические свершения, их следует признавать незамедлительно: оценённый подвиг рождает новых героев…
Как знать, может быть, книге В.А. Лисовского «К рейхстагу путь был начат от Вопи» суждено повторить судьбу книг С.С. Смирнова о героической обороне Брестской крепости? Может быть, ей самой судьбой назначено стереть с карты истории Великой Отечественной войны ещё одно «белое пятно» – явить миру предельно честный, не могущий оставить равнодушным ни одно подлинно русское сердце рассказ о пока неизвестном миру великом подвиге, совершённом в июле — октябре 1941 года героическими воинами-рокоссовцами и тысячами простых ярцевчан, оказавшихся на поверку в грозный для Отечества час «подлинными богатырями из стали и камня»?..

Александр УРБАН,
пресс-секретарь Фонда памяти полководцев Победы.

Please publish modules in offcanvas position.

Free Joomla! templates by AgeThemes