Главное содержание

75 лет назад, 30 сентября – 2 октября 1941 года армиями гитлеровцев «Центр» началась операция «Тайфун». Противник превосходил наши войска под командованием генерал-полковников И.С. Конева, А.И. Ерёменко и маршала Будённого в людях и технике в 1,5–2 раза, и в первые же дни наступления прорвал их оборону.
Немецкое наступление вдоль старой Смоленской дороги, приведшей Наполеона в Москву, началось, словно не-
истовый тайфун. В течение первой недели октября, когда, по выражению немецкого генерала Блюментрита, развернулось «хрестоматийное сражение», немцы окружили между Вязьмой и Брянском две советские армии и взяли, по их утверждениям, в плен 650 тысяч солдат и офицеров, захватили 5 тысяч орудий и 1200 танков. К 20 октября немецкие головные танковые части находились уже в 50 км от Москвы. Даже здравомыслящий Гальдер (начальник Генштаба вермахта. – В.К.), который был против наступления на Москву в столь позднее время года, поверил в успех.


Однако осенние дожди и распутица уже наступили. Огромная армия, двигавшаяся на колёсах, замедлила свой ход. Приходилось выводить из боя танки, чтобы с их помощью вытаскивать из грязи орудия и автомашины с боеприпасами. И теперь ко всему этому, когда Москва была на виду, усилилось сопротивление советских войск. Наступала зима, и немецких генералов стали преследовать призраки великой армии Наполеона, шедшей этой же дорогой на Москву.
Нацистские генералы стали впадать в панику перед решимостью и ожесточённостью русских атак и контратак. Они не могли понять, почему русские, несмотря на откровенно «тиранический режим» и катастрофические последствия мощных немецких ударов, выстояли, не потерпели краха, подобно французам и многим другим европейским народам. Этот феномен и сегодня не даёт покоя западным политикам.
На эту загадку хорошо отвечает рассказ старого отставного царского генерала в городе Орле, который на вопрос Гудерина о стойкости русских ответил так: «Если бы вы пришли двадцать лет назад, мы встречали бы вас с распростёртыми объятиями. Но теперь слишком поздно. Мы только начали вставать на ноги, и тут появились вы и отбрасываете нас на двадцать лет назад, так что нам снова придётся начинать всё сначала. Теперь мы сражаемся за Россию, а в этом мы все едины».
Во время телефонного разговора фон Бока, командующего группой армий «Центр», с Гальдером 22 ноября 1941 г. он сравнивал обстановку, сложившуюся перед последним броском на Москву, с обстановкой, сложившейся во время сражения на Марне (Франция), где последний батальон, брошенный в бой, решил его исход. Несмотря на сопротивление русских, Бок считал, что победа достижима. К концу ноября ему действительно пришлось бросить в бой свой последний батальон. Заключительное массированное наступление на сердце Советского Союза было намечено на 1 декабря 1941 г.
Вечером 1 декабря фон Бок сообщил по телефону Гальдеру, что его обескровленные войска уже не способны действовать…
5 декабря началось контрнаступление под Москвой. Впереди были ещё трудные бои в наступлении, но начало было положено. «Тайфун» заглох, так и не набрав полной силы!


Вадим КУЛИНЧЕНКО,
капитан 1 ранга в отставке.

Добавить комментарий


Защитный код
Обновить