последние комментарии

trustlink1

ШАПКА ПО КРУГУ:

Владимир ЛичутинСбор средств на издание «Собрание сочинений в 12 томах» В. Личутина

Все поклонники творчества Владимира Личутина, меценаты и благотворители могут включиться в русский проект.

Реквизиты счёта

Получатель ЛИЧУТИН ВЛАДИМИР ВЛАДИМИРОВИЧ

Cчёт получателя 40817810038186218447, Московский банк Сбербанка Росии г. Москва, ИНН 7707083893, БИК 044525225,

Кс 30101810400000000225, КПБ 38903801645. Адрес подразделения Банка г. Москва, ул. Лукинская, 1. Дополнительный офис 9038/01645.

 

 

Алексей Ботян. Возвращение героя

С приближением великого праздника Победы информационное пространство всё больше заполняется разговорами о тех, кто вынес её на своих плечах и подарил Европе 70 лет мира. Немалое внимание уделяется и советским разведчикам, хотя истинную их роль в Победе мы никогда не сможем оценить в полной мере. Разведка по своей природе никогда не будет «выворачивать наизнанку» всю подноготную своей деятельности. К тому же дети и внуки тех, кто работал на неё за рубежом, могут оказаться в весьма сложном положении, если правда об их отцах и дедах будет открыта.

В преддверии великого праздника особенно ощущается тот факт, что общество уже сформировало свой запрос на возвращение героя. Не заимствованного из западных блокбастеров фантастического супермена, а земного человека, поднявшегося в своём общественном служении над ценою собственной жизни. Он нужен для начавшегося процесса восстановления национальной самоидентификации, а следовательно, непременно вернётся. Вернётся в новых, честных фильмах и книгах о советской и российской разведке.
А пока он на подходе, нет лучшего способа ответить на такой запрос, чем обратиться к недавнему героическому прошлому, увидеть документальные публикации и киносъёмки о реальных людях, например, о ныне здравствующем Алексее Ботяне, ставшем прообразом легендарного «майора Вихря».
Узнаю тебя жизнь, принимаю,
И приветствую звоном щита…
А.Блок
Обратившись к жизни А. Ботяна, мы сделаем для себя необычайное открытие: увидим, как из сельского парнишки, выросшего в глухой белорусской деревне, шаг за шагом формируется разведчик от Бога, патриот без страха и упрёка, способный решать нерешаемые оперативные задачи. Это ли не увлекательная история из драматических времён военных и послевоенных?
Профессия разведчика относится к разряду экстремальных, в ней собственная жизнь имеет второстепенное значение. Но каким образом обычные земные люди приходят к такому особенному состоянию? Благодаря чему? Ответ давно известен, хотя на сегодня порядком подзабыт. Так же, как и в других профессиях, полностью посвящённых защите Родины, разведчик начинается с любви к своей земле – этой горячей энергии для работы сердца и предельной мобилизации сил. Без созидательной любви к Родине настоящих разведчиков не бывает. Поэтическим девизом их профессии являются строки выдающегося советского поэта Николая Рубцова:
И вокруг долины той любимой,
Полной света вечных звёзд Руси,
Жизнь моя вращается незримо,
Как Земля вокруг своей оси!
Разведчик Алексей Ботян таков, какими часто бывают разведчики, – неброский внешне, скромный в общении и в то же время заряженный энергией и любовью к жизни на все сто процентов в его неполные сто лет. Писать о его судьбе – значит следовать за превратностями жизни человека, попавшего в хаотические турбуленции войны и послевоенных политических передряг, но не потерявшегося в них и упрямо исполнявшего свой патриотический долг.
Хотя сразу возникает вопрос: разве Россия была родиной Алексея Ботяна? Деревня Чертовичи, в которой он родился, после 1920 года принадлежала Польше. Он окончил польскую школу и был призван в польскую армию, в которой дослужился до звания капрала-зенитчика и доблестно показал себя в начале войны.
Кстати, звание капрала для выходца из деревни было уже первым шагом по служебной лестнице в польской армии, и другой бы на его месте размечтался о военной карьере. Но, наверное, голос крови и голос предков были сильнее в сознании Алексея Ботяна, чем химеры служебного роста.
Его сознание определялось тем, что он был сыном белорусского народа — нераздельной части народа русского, строившего социалистическое общество. И когда после разгрома польской армии немцами судьба забросила его на освобождённую Красной армией территорию, у него не было сомнений, с кем ему по пути. Это очень наглядный пример для тех наших учёных и политиков, которые считают, что русские, белорусы и украинцы являются одним народом. Для бывшего польского капрала, белоруса Алексея Ботяна, предложение поступить в разведшколу НКГБ было таким же вдохновляющим и почётным событием, как для большинства советских парней тех лет.
Кадровые подразделения НКГБ обратили на него внимание не случайно – молодой выходец из Западной Белоруссии, владеющий четырьмя языками (польский, белорусский, украинский, русский), показавший высокие боевые качества в польской армии, преданный коммунистической идее, был перспективным кандидатом на работу в разведке.
Но Батян не успел приступить к обучению — началась война, и азы диверсионно-разведывательной науки ему пришлось проходить не за партой и не на yчебных полигонах. В составе бригады ОМСБОН (сил особого назначения) он принял бой с фашистами под подмосковной Яхромой. Только в отличие от ровесников, призванных в другие рода войск, А.Ботян ходил с диверсионными группами в тыл противника, взрывал военные объекты, добывал «языков».
Рейд через линию фронта – это всегда подвиг. Но вспоминая ту пору, А. Ботян говорит: «Работал, как все». Пожалуй, в этой само-
оценке сконцентрировано главное в этом человеке. Для него подвиг был «просто работой».
К учёбе курсант Ботян смог вернуться только после успешного завершения битвы за Москву — в апреле 1942 года.
А через 10 месяцев, в начале января 1943 года, отряд «Олимп», в который входил А. Ботян, пересёк линию фронта в районе Старой Руссы на лыжах и двинулся в 2-тысячекилометровый рейд по тылам противника в место назначения в Волынской области на Западной Украине. Началась партизанская эпопея Алексея Ботяна, полная боёв и дерзких диверсионных операций.
Одним из непреложных качеств разведчика является его способность чувствовать себя в любой обстановке как рыба в воде. Что значит месяцами жить в лесу, на морозе и под дождём, питаться, чем партизанский Бог подаст, не замечать хворей и вести ежедневную войну, требующую предельного напряжения сил? Кому-то это покажется с самого начала невыносимым, кому-то станет испытанием на конкретный срок и не более, а для А. Ботяна это стало естественным образом военной жизни. Только в таком состоянии можно воспринимать свою судьбу с энтузиазмом, полагая, что испытания закаляют и возвышают.
О чём говорят постоянные просьбы молодого диверсанта к командиру отряда посылать его на подрыв эшелонов противника? Он не скрывал, что хотел получить звание Героя Советского Союза. Среди партизан бытовала уверенность, что Героя давали за 25 подорванных эшелонов. Едва ли такое стремление было зазорным. Напротив. Но само оно говорит о характере А. Ботяна. Это боец без страха и упрека.
А. Ботян действительно достиг желаемой цифры в лесах под Овручем, представление на Героя направил в Москву командир партизанской бригады. То ли оно затерялось в бюрократических кабинетах, то ли вызвала сомнения былая принадлежность бойца к польской армии, но реакции на представление не последовало.
Кого-то такой поворот дела мог обескуражить, а у А. Ботяна уже была новая цель, которую он снова выполнил с необыкновенным мастерством. Речь идёт о взрыве гебитскомиссариата в г. Овруч, в результате которого было уничтожено окружное командование оккупационных войск, команда специалистов по охоте за партизанами, ряд эсэсовских и гестаповских чинов.
Операция эта стала хрестоматийной для специальных центров по сегодняшний день, но о ней нельзя не сказать как о проявлении универсальных способностей разведчика Алексея Ботяна.
В отличие от киношных героев-диверсантов А. Ботян и его товарищи не могли лично проникнуть в четырёхэтажное здание гебитскомиссариата и заминировать его 100 килограммами взрывчатки. Это был строго охраняемый объект.
Нужна была агентура, имеющая в него допуск. Теперь представьте себе, что вы находитесь в партизанском отряде и получаете задание найти в незнакомом вам г. Овруч такую агентуру. Куда идти, с кем знакомиться, кого вербовать? А условия войны не располагают к многомесячному изучению окружения объекта и постепенному просеиванию возможных кандидатов. Надо действовать быстро и безошибочно.
Что помогло А.Ботяну решить этот сложнейший вопрос? Чутьё на людей, умение быстро склонять их на свою сторону и оперативная удача. Удача – спутница смелых и сообразительных. Именно она помогла разведчику найти человека, имевшего родственника в объекте и, не откладывая, установить с ним агентурные отношения.
Это был самый высокий класс вербовочной работы, который характеризуется помимо прочего и звериным чутьём на опасность. Надо было не просто найти нужных кандидатов, но и не напороться на предателя. В условиях дефицита времени такая задача многократно усложняется. Вторая уникальная особенность Ботяна как агентуриста – умение убеждать, которое ему весьма пригодилось. Наряду с привлечённым к сотрудничеству конкретным исполнителем в операции участвовала его жена, решившая сложнейшую и смертельно опасную задачу доставки взрывчатки на объект. Ежедневно с двумя малолетними детьми она приносила мужу корзину с обедом, а в корзине под продуктами лежала взрывчатка. За две недели около ста килограммов! Сколько уверенности нужно было этой супружеской паре, чтобы ходить по лезвию бритвы! И они не напрасно верили в него, потому что благодаря его заботе выжили в этом смертельном приключении и долго дружили с ним после войны.
Потом настал час приезда фашистского начальства вместе с командой охотников на партизан в г. Овруч, и часовая мина сработала, погребя под бывшими «будённовскими казармами» более сотни врагов. Это случилось в сентябре 1943 года.
А. Ботян рассказывает об этой операции с лёгкой улыбкой – работа такая.
Снова посылается в Москву представление на Героя Советского Союза — и снова неудача. Как стало известно много позже, самолёт с документами был сбит, и представление не дошло до Центра.
«Не пришло ещё твоё время, Алексей», — шепнул ему на ухо фронтовой Бог.
Ему бы обидеться на судьбу – ведь уже дважды она его обманывала, а он продолжал воевать, потому что не в славе дело, а в правде. Алексей Ботян видел правду своей жизни в победе над врагом. Его ждали ещё многие военные приключения. В его партизанской эпопее были эпизоды порой невероятные — взять хотя бы доставку раненого комиссара бригады М. Филоненко через линию фронта. У командиров не было сомнения, кому поручить столь важную задачу — провезти в одиночку сани с раненым комиссаром по контролируемой немцами и украинскими националистами территории более сотни километров. Это мог сделать только А. Ботян. А он смеётся: доставил комиссара через линию фронта и в кои-то веки получил возможность передохнуть. Работа такая.
И вот, наконец, подходим к самому важному эпизоду в оперативной биографии нашего героя — спасению Кракова. Ровно за год до Великой Победы, 8 мая 1944 года, группа А. Ботяна вышла в район Кракова со специальным заданием: расчистить территорию для наступления Советской армии. Расчистка территории на языке разведывательно-диверсионных подразделений означает уничтожение коммуникаций, укреплённых пунктов и центров управления вражеской армии.
На территории Польши невозможно было работать без опоры на местных патриотов, и А. Ботян вскоре имел устойчивые связи с партизанами Армии людовой, оперировавшими в лесах краковского воеводства. Они и стали его помощниками в получении разведывательной информации по противнику.
Среди оперативных задач А.Ботяна значилось и уничтожение гауляйтера Польши Ганса Франка. По Г. Франку работало несколько групп, но А. Ботяну удалось достичь самого главного – завербовать человека из близкой обслуги гауляйтера. Он уже получил для своего агента бомбу с химическим взрывателем для выполнения задания. Но судьба решила поберечь гауляйтера до нюрнбергского эшафота. После очередного наступления советских войск тот покинул свой пост, оставив Польшу без опеки. Обидно. Но скучать без дела А. Ботяну не пришлось. Советские войска приближались к Кракову, и встала задача по спасению этого уникального города. Этот эпизод истории оброс легендами и выдумками, поэтому следует кратко пройтись по нему.
В ходе диверсионной деятельности отряд А. Ботяна захватил в плен немецкого инженера-картографа, который рассказал о планах немцев взорвать плотину на реке Дунаец. Это мощное инженерное сооружение находилось в Карпатах в двадцати километрах от Кракова, и в случае его разрушения в подходящий момент поток воды снёс бы с лица земли Краков и причинил бы серьезный ущерб наступающим советским войскам. Вскоре разведчики захватили штабную машину, в которой были обнаружены планы минирования этой плотины. В частности, указывалось место складирования взрывчатки для подрыва — в подвалах под руинами старого замка, расположенного в г. Новый Сонч, неподалеку от плотины. В который раз перед А. Ботяном встал вопрос: где найти исполнителя, который мог бы занести мину в арсенал?
И снова в наше повествование вступает непременная участница судьбы А.Ботяна – Оперативная Удача. Хотя теперь у неё были и вполне объяснимые причины. Приближался конец войны, и многие в стане фашистов стали задумываться о будущем. Удача А.Ботяна явилась на сей раз в виде капитана вермахта, поляка по национальности, который решил перейти на сторону патриотов. А.Ботян быстро нашёл на него выход и провёл с ним вербовочную беседу. Капитан имел доступ в арсенал и организовал занос туда своим денщиком полученной от А.Ботяна мины в виде стельки для сапога. Засунутая в штабель ящиков с динамитом, она сделала свое дело.
18 января 1945 года каменные стены замка разметал мощнейший взрыв, а 19 января части Красной армии фланговым маневром и фронтальной атакой освободили Краков. Затопление не состоялось.
А. Ботян не пошёл дальше с войсками освобождать Европу от фашизма. Сложнейшая обстановка требовала его участия в работе Смерш в Польше.
После Победы А.Ботян начал свой путь в нелегальной разведке, который был прерван хрущёвской атакой на органы безопасности. В ту пору пострадали десятки тысяч чекистов. Был без предъявления каких-либо обвинений в 1955 г. уволен и А. Ботян. С помощью друзей он смог устроиться в ресторан «Метрополь» администратором-переводчиком. Что поделать, нередко на нашей земле её лучшим сынам уготавливали незавидную участь! Но не таков был А. Ботян, чтобы пасть духом! Он оставался полным энергии и любви к жизни. Может быть, поэтому удача снова заглянула к нему на огонёк, и в 1957 году А. Ботяна восстановили в кадрах и взяли на работу в ПГУ. Впереди были долгие годы напряжённой работы в Берлине и Праге, о которых в одной статье написать невозможно.
И, наконец, в 1965 году нашла его и Звезда Героя, долго искавшая его на тайных путях разведки.
Удивительного жизнелюбия и несокрушимого оптимизма человек и сейчас не считает себя ветераном. Он по мере сил участвует в воспитании подрастающего поколения разведчиков.
Вы хотите образ героя? Вот он, Алексей Ботян, непобеждённый ни врагом, ни бедами, идёт по жизни и словно сопровождают его проникновенные строки Николая Рубцова о любви к своей стране:
Но люблю тебя в дни непогоды
И желаю тебе навсегда,
Чтоб гудели твои пароходы
И свистели твои поезда!
 
 
Дмитрий ЕПИШИН

Добавить комментарий


Защитный код
Обновить

Please publish modules in offcanvas position.

Free Joomla! templates by AgeThemes