Главное содержание

Нет ничего сложнее, чем доказывать очевидное…
Для большей части общества уже достаточно очевидно, что ЛИКВИДАЦИЯ СОВЕТСКОЙ ГОСУДАРСТВЕННОЙ СОБСТВЕННОСТИ, передача общенародного богатства в 1990-е в руки олигархов ОБЕРНУЛАСЬ не модернизацией, а катастрофой для России, поставив её на край гибели в очередной, четвертый, раз в её истории. В силу того что природные и внешние условия бытия России неизменны, перестройкам не поддаются, в современной уродливо капиталистической России расцвёл одновременно весь букет разрушений и извращений прошлых приватизации: удельно-княжеской, дворянской, рабовладельческой и Витте-Столыпинской, ликвидировавшей госсобственную и общинную собственность и открывшую западному капиталу Россию для колонизации.

Конституция РФ 1993 г. в ст.65 узаконила расчленение России на уделы — края и области, которыми свободно распоряжается федеральная власть и «россияне» «разной этнической, религиозной, социальной, культурной и другой принадлежности» из перенаселённых «земель своих предков», и не только они... Как в побеждённой стране, государственность самой России ликвидирована, запрещена национальная идентичность русского народа; проведена деиндустриализация, недрами распоряжаются иностранные корпорации и олигархи.
Однако несмотря на эту очевидность и доказательства Счётной палаты России катастрофичность последствий приватизации 1990-х господствующие в РФ прозападные политики и учёные упорно это игнорируют, настойчиво декларируя лживый тезис о неэффективности государственной собственности в России.
Требуется глубокое историческое невежество, крайний цинизм и недобросовестность, чтобы отрицать исторические факты, свидетельствующие о том, что только благодаря восстановлению, укреплению и расширению государственной собственности выдающимся правителям России удавалось неоднократно её восстанавливать, спасать от гибели и совершать грандиозные прорывы в развитии.
Свободно действующий агрессивный антисоветизм дорого обходится нашему обществу. Упорное игнорирование особенностей и закономерностей русской истории, заложенных объективными условиями развития России, позволяет насильственно проводить чуждые и разрушительные для России проекты реформ, переписывать, искажать и извращать её историю.
Поэтому всмотримся в прошлое России с точки зрения становления и роли государственного института собственности в её судьбах.
При таком подходе сразу же обнаруживается, что главной причиной удельной раздробленности, вторжения Орды и сокрушение цивилизации Древней Руси стало отсутствие государственного фонда собственности у центра власти того времени – Киева. Именно это обстоятельство обусловило бессилие великих киевских князей, провоцировало гибельные для Руси «усобицы», когда стало обыкновением для русских князей «Взять волость и другого князя, а всех людей посадить на меч». В условиях нарастания агрессии извне у Киева не оказалось ни средств, ни сил для принуждения удельных частников к отдаче необходимых средств на оборону страны. Расчленив Русскую землю на частные уделы, эти частные собственники-князья затем сдали её под многовековое иго орды!
Однако раздробленная, разгромленная и истощённая усобицами и данью, Русь не исчезла. Каким же чудом она объединилась, освободилась и развернулась в могучую мировую державу? Или – что же лежало в основе знаменитого процесса «собирания» Руси Москвою и «освобождения»?
Выдающимися русскими историками — Карамзиным, Соловьёвым, Ключевским, Платоновым — давно доказано, что СИЛА и ВЛАСТЬ Москвы выросла из концентрации в руках её великих князей большого фонда общегосударственной собственности — земли и других богатств.
Проще говоря, национализацию, огосударствление удельной собственности предрешили следующие факторы: более низкая, чем на Западе, продуктивность земледелия в холодном климате России; постоянное истощение уделов данью орде; дробление частных уделов между наследниками князей. Например, к середине ХIV века только во Владимиро-Суздальском образовалось 242 (!!!) мелких княжества. И тенденция эта в Северо-Восточной Руси доминировала (Т.В. Черникова. Средневековое землевладение и проблемы феодализма в русской истории//ОНС.2005.№5). Вместе с упадком собственности гасли ПОЛИТИЧЕСКИЕ амбиции князей, менялась их психология, цели и стремления. Естественно, что бедневшая часть князей стремилась не к независимости, а искала сильной руки, единого ЦЕНТРА власти, гарантий личной безопасности, занятий и службы… Из этих предпосылок и начался рост ОБЩЕРОССИЙСКОГО, государственного фонда собственности в руках великих князей Москвы, которая в силу этого и росла как снежный ком! Сыграли свою роль в возвышении Москвы и её геополитическое сердцевинное положение; сам характер её князей: бережливость, миролюбие, мудрое правление. Благодаря этому комплексу факторов Москва стала сердцем России, новым политическим ЦЕНТРОМ и священной столицей русского народа.
Завершит становление двух самобытных ИНСТИТУТОВ цивилизации России — единого ЦЕНТРА власти и ОБЩЕГОСУДАРСТВЕННОГО фонда собственности — царь Иван IV Грозный. И знаменитая опричнина была одним из инструментов этого процесса и подавления эгоцентризма родовитой олигархии…(Н. Пронина). Этот новый в истории России феномен — ОБЩЕНАРОДНО-государственный фонд собственности — открыл перед Москвою возможность решать совершенно нереальные ранее задачи: объединить и оживить расчленённую Русь; сбросить иго орды; возвратить утраченные земли и стать великой державой…
При таком взгляде становится совершенно очевидным, что и Петру I удалось вырвать Россию из глубокой экономической, технологической, военной и научно-образовательной отсталости от Запада за 30 лет не столько за счёт личной энергии и абсолютной власти. Мы уже видели, что без материальных ресурсов власть бессильна, она ничто! Поэтому все грандиозные достижения этого правителя осуществлялись за счёт расширения фонда ГОСУДАРСТВЕННОЙ собственности, мобилизации в самых отсталых сферах жизни России. Это направление деятельности Петра I отмечают даже западные учёные. Р. Пайпс, как западник, с сожалением пишет, что Петр I забрал все ресурсы в помещичьих землях и земли неслужилых дворян в собственность государства. Известно, как царь подчинял интересам страны ремесленный и купеческий капитал, вменил социальные задания церкви. В качестве нравственного императива всех сословий утвердил идею служения общему благу и воплощал её своей жизнью и деятельностью: «…Воины, ведайте, мне жизнь не дорога, лишь бы жила Россия…». Сочетание этих параметров только и дало Петру Великому возможность рывком поднять военную мощь России на новый уровень – через 9 лет после поражения под Нарвой (1700 г.), в 1709 году грянет Полтавский бой, и шведы окажутся на задворках истории.
Использование государственного фонда собственности и сил крестьянской общины позволило Петру I избавить свой народ, Россию от кабалы внешних долгов. Поэтому он — великий кредитор русской истории (Ключевский), правитель-гений, данный России провидением в новый опасный период ее истории — отставания от Запада. О необходимости реформ Петра Великого говорит их долговечность — ни одно из его нововведений — государственная собственность, государственное образование, наука, промышленность, армия, флот… — не были отброшены с уходом правителя, в отличие от нововведений Екатерины II.
Давно пора оценивать реформы Екатерины II не с позиций одариваемого ею дворянства, а с точки зрения последствий введения ею рабовладельческой частной собственности; того невосполнимого вреда, причинённого сокращением государственной собственности России. Введённая ею извращенная форма собственности для класса дворянства в природных и внешних условиях России была особенно опасна. Сокращение государственного фонда собственности, предназначенного для общенародных нужд страны, в конце концов завело Россию в такой экономический, политический и социокультурный тупик, выход из которого стал возможным только посредством уничтожения всех имущих классов, ликвидации самого института частной собственности и восстановления советским проектом государственной и общинной её форм. В связи с этим конспирологическое объяснение октября 1917 г. и Гражданской войны, которое так по душе нашим белым патриотам, в действительности является лишь лукавым отвлечением от истинных их причин, искажением действительной логики событий всей последующей истории России.
В контексте неблагоприятных природных и внешних условий развития цивилизации России, пережитых ею последствий удельно-частного хозяйничания князей, разве могло остаться без последствий изъятие из государственного оборота 87 млн десятин земли и крестьянского труда на них, отданных Екатериной II в личное распоряжение дворян? Притом что 137 млн десятин надельных земель находились во владении около 12,25 млн крестьянских дворов и должны были кормить 97 млн душ крестьян. В течение 157 лет, с освобождения до 1917 года, 1,8 млн дворян вывозили за границу, проедали и проматывали впустую огромные богатства. Это долговременное ГЛУМЛЕНИЕ НАД НАРОДОМ, сокращение общенародного фонда собственности и рабовладельческая эксплуатация крестьянского труда исказили общественный организм России, сказались отрицательно на жизни и деятельности всех других групп русского социума, да и самой государственности России.
Нельзя не понимать, что использование этих огромных богатств и труда для НУЖД СТРАНЫ В ЦЕЛОМ, для ОБЩЕНАРОДНЫХ потребностей задало бы совершенно иное направление развитию России. Во-первых, все последующие преобразования в стране имели бы иную материальную базу; во-вторых, крестьяне могли быть освобождены значительно раньше; в-третьих, не с такой жестокостью и несправедливостью под натиском дворян-крепостников – с сокращением наделов крестьян в целях сохранения их в кабальной экономической зависимости от помещиков; в-четвёртых, не потребовалось бы такое резкое, насильственное разрушение крестьянской общины и выталкивание людей в города; в-пятых, не потребовался бы допуск в Россию западного капитала в таких масштабах, что к 1916 году он фактически колонизовал экономику Россию. «К 1916 г. иностранцам, промышленникам и банкирам в России принадлежало 91% добывающей, 42% — обрабатывающей промышленности; 50% — в химической и 28% — в текстильной» (А. Спундэ). Ему оставалось только захватить политическую власть…
Если учесть глубокий социокультурный раскол общества, распад социальных и культурных связей к 1917 году, создание немыслимых социальных несоразмерностей и противоречий — 80% неграмотного крестьянства в начале ХХ века, колонизацию Западом экономики России, — то ясно, что участь России и русского народа уже в начале ХХ века была предрешена Западом… «Революции рождаются не из победного рёва восходящих групп, а из предсмертного хрипа тех сил, над которыми вот-вот сомкнутся волны «прогресса»… (А. Фурсов. Далекие зеркала. 1913—2013). Поэтому рабочие и крестьяне России ценой миллионов жизней выбросили всех «прогрессоров» и колонизаторов из страны; ВОССТАНОВИЛИ цивилизационно-культурный код жизни России, государственную и общинную собственность, воплотили фактически христианский принцип распределения – ПО ТРУДУ и построили в СССР и России высшую цивилизацию, более нравственную и духовную реальность, силами которой Россия жива до сих пор.
Так в чем же преимущества ОБЩЕГО, государственного фонда собственности перед частным?
Они в том, что ВСЕ ресурсы, средства и энергия людей непосредственно подчинены единому ЦЕНТРУ власти и могут быть приведены в движение в нужный для страны момент и сосредоточены на ключевых направлениях… Частная же собственность в силу пробуждения ею низших начал человека – духа стяжания, наживы, индивидуализма, эгоизма и ЭГОЦЕНТРИЗМА — НЕ МОЖЕТ БЕЗ ПРИНУЖДЕНИЯ, добровольно и массово СТРЕМИТЬСЯ К ВЛОЖЕНИЮ в нерентабельные или малодоходные ПРЕДПРИЯТИЯ — оборону, образование, медицину, культуру…
Почему сильная государственная власть и госсобственность так необходима России?
Как теперь достаточно широко известно (после работ Л. В. Милова, А.П. Паршева, О.А. Платонова и других), в суровых природных условиях России, где низка производительность любого труда и мал прибавочный продукт производства в целом; где очень дорого цивилизационное обустройство, где средства и силы поглощаются постоянной военной угрозой извне — в этих условиях сильный центр необходим цивилизации России для мобилизации ресурсов, обеспечения обороны, расширения территории и цивилизации обширной варварской периферии.
Ставленники государства – управленцы — должны чётко знать, что они управляют не государственной, а ОБЩЕнародной собственностью, у государства нет никакой собственности, оно не производит материальные блага. А контроль над бесчестными управленцами осуществлять куда легче, чем получать налоги с олигархов и контролировать их. Поэтому ДЕПРИВАТИЗАЦИЯ, восстановление государственной собственности в России — лишь дело времени. Другого пути спасения цивилизации России от поглощения «глобализаторами» просто не существует в природе... Приватизаторам народной собственности следует внимательнее всматриваться в далёкие зеркала истории России и делать выводы для себя и своих капиталов.
 
 
Галина ХМЕЛЕВСКАЯ,
доктор культурологии, член президиума СНР

Добавить комментарий


Защитный код
Обновить