Войти на сайт

Авторизуйтесь через любой из сервисов, чтобы оставить комментарий

     

ads

Поиск по публикациям

последние комментарии

Чехословацкие легионеры — каких памятников они достойны?

В ряде городов Урала, Сибири и Дальнего Востока с 2006 года начали появляться небольшие, но весьма многозначительные памятники... чехословацким легионерам, погибшим в 1918—1919 годах. Екатеринбургская журналистка Ирина Никитина на голубом глазу написала по этому поводу: «В уральской столице в те годы чехословаками были развёрнуты благоустроенные больницы, тыловые части и технические подразделения, которые в известной мере внесли вклад в развитие промышленного производства на Среднем Урале... Немалый вклад внесли чехословацкие легионеры и в развитие культуры и просвещения». Так пишется про солдат и офицеров иностранного воинского соединения, которые 95 лет назад полтора года терроризировали русскую землю от Волги до Дальнего Востока! Впрочем, обо всём по порядку.
В годы Первой мировой войны Чехословакия была составной частью Австро­Венгерской империи, и чехословаки, соответственно, служили в австро­венгерской армии. Старшими офицерами у них были в основном австрийцы. Умирать за чуждые интересы габсбургской монархии ни у чехов, ни у словаков никакой охоты не было, и они в больших количествах сдавались в плен, а впоследствии изъявляли желание сражаться в рядах русской армии за независимое чехословацкое государство.
Сначала была сформирована дивизия, а к 1917 году – уже корпус! Сами чехословаки назвали своё воинское соединение «легионом». Русские офицеры, занимавшиеся формированием чехословацких частей в царской армии, продолжали свою деятельность и при Временном правительстве. После Октябрьской революции многие из них лишь формально признали Советскую власть, втайне участвуя в деятельности антибольшевистских обществ, получающих поддержку от стран Антанты. Почему эти офицеры не были отозваны советским командованием весной 1918 года – вопрос, требующий отдельного исследования. По мнению автора, главная причина – вторжение войск Германии, Австро­Венгрии и Турции, которое радикально нарушило естественный ход внутрироссийских событий. Советскому правительству попросту стало не до чехословаков, хотя угроза осознавалась (см. напр. М.Д. Бонч­Бруевич «Вся власть Советам!», часть 2, глава 8).
С чехословацкой стороны руководство легионерами осуществлял Чехословацкий национальный совет (ЧНС). Возглавлял его доктор философии Томаш Масарик, поклонник англо­американской культуры и ярый антикоммунист. На момент Октябрьской революции легион дислоцировался на Украине. 9 января 1918 года он был официально признан автономной частью французской армии и принят Францией на полное содержание. К легиону были прикомандированы французские офицеры. Формально именно они должны были нести ответственность за действия своих новых подчинённых.
18 февраля ЧНС отдал легиону приказ оставить Украину, на которую наступали полчища немцев и австро­венгров. Двигаясь в эшелонах через всю Россию, чехословаки должны были достичь Владивостока, чтобы затем на судах Антанты плыть во Францию, на Западный фронт, и там воевать против немцев. С Советским правительством была достигнута договорённость об обеспечении железнодорожного транзита легионеров при условии сдачи ими большей части вооружения, полученного от России.
Но в это время за закрытыми дверями лидеры западных держав по обе стороны Атлантики уже вовсю прорабатывали возможности использования легионеров против Советской власти. В марте 1918 года Масарик посетил президента США Вильсона и, как пишут современные американские историки Дэвис и Трани, «подталкивал президента к интервенции». Тот после некоторых раздумий сам стал рекомендовать «использовать чехословацкий контингент». Совещание по вопросу использования легионеров состоялось и в Москве. Оно проходило в середине апреля в здании французского посольства. Присутствовали начальник французской военной миссии генерал Лавернь, прибывший из Парижа полковник Корбейль, руководитель специальной британской миссии в Москве Локкарт, представители антисоветского вооружённого подполья и чехословацкого командования. «На этом московском совещании, — писал ещё в 1925 году советский историк П. Парфёнов, — решено было, что чехословацкие войска... постепенно займут наиболее стратегически важные опорные пункты Уссурийской, Сибирской и Уральской железной дороги и, координируя свои действия с нелегальными контрреволюционными организациями, выступят против Советской власти. За эту «услугу» английское и французское правительства обязывались помочь отделению чехословаков от Австро­Венгрии и признать будущую Чехословацкую самостоятельную республику, в дальнейшем выплачивая содержание чехословацким войскам».
Эшелоны с чужеземными войсками тем временем двигались через всю необъятную Россию. Уже 14 тысяч чехословацких военнослужащих достигли Владивостока, а последние поезда только подходили к Пензе! Здесь, недалеко от Волги, по соглашению с Советским правительством, легионеры должны были возвращать русское оружие. Однако в воспоминаниях В.Прошека, служившего в 8­м полку легиона, говорится: «...был дан приказ, чтобы в каждом вагоне были оторваны перекрытия в потолке и в образовавшееся пространство спрятано большинство оружия, включая ручные пулемёты, винтовки, боеприпасы и т.д. Также было спрятано вооружение, в том числе тяжёлые пулемёты и гранаты, в вагонах с продовольствием: сахаром, мукой и т.д.». Соглашение было цинично попрано! В это же время, 2 мая 1918 года, Верховным военным советом Антанты в Версале была утверждена «Коллективная нота № 25». Документ содержал официальное решение использовать чехословацкий легион против Советского правительства! Его подписали главы правительств: Франции — Клемансо, Великобритании — Ллойд Джордж, Италии — Орландо, представители президента США и премьера Японии, ещё несколько влиятельных политиков и генералов.
25 мая операция Чехословацкого легиона в России началась. Действовали легионеры четырьмя крупными группировками. Группа Чечека численностью около 5000 человек 29 мая с боями взяла Пензу и Сызрань, затем, развивая наступление на восток, 8 июня захватила Самару. Группа Войцеховского численностью около 8000 человек 27 мая внезапно захватила Челябинск и, наступая одновременно на запад и на восток, в начале июня соединилась с группами Чечека и Гайды. Группа Гайды численностью около 4000 человек 25 мая быстро захватила Новониколаевск (Новосибирск) и Мариинск и двинулась на восток, к Байкалу...
6 июля группа генерала Дитерихса численностью около 14 000 человек, находящаяся во Владивостоке, внезапным ударом уничтожила в городе Советскую власть. Это стало сигналом к высадке крупных десантов Японией, Великобританией, США, Францией, Италией! Основную массу составили японские и американские войска, начавшие активно участвовать в боевых действиях на Уссурийском фронте. Там чехословаки одни справиться с русскими советскими войсками не смогли. Японский генерал Ои сообщал о боях за Хабаровск: «С нашей стороны в бою участвовали три батальона чехословаков, один английский батальон, один французский батальон и отряд атамана Калмыкова. Все они проявили отвагу в своих действиях. С фронта наступал японский отряд, который, к сожалению, в этот день потерял ранеными и убитыми 200 человек». Красный Хабаровск пал 5 сентября.
Затем, как пишет белый генерал Филатьев, «чехи получили из Парижа приказ вернуться на Урал и образовать с русскими единый антибольшевистский фронт». Таким образом, Восточный фронт Советской России появился именно «благодаря» легионерам, которые воевали там в первой линии с июня по декабрь 1918 года. В советских документах он так и назывался — «чехословацкий». «Главнокомандование над всеми войсками, действовавшими в районе Волги и Урала, принял на себя Ян Сыровой, назначенный к тому времени чешским национальным комитетом на должность командира чехословацкого армейского корпуса. Русские добровольческие отряды шли безропотно в подчинение чешским безграмотным генералам и офицерам, бывшим коммивояжерам и приказчикам», — это пишет не красный, а белый генерал Сахаров! Известным, но не популярным ныне историческим фактом является то, что именно приближение частей чехословацкого легиона к Екатеринбургу стало непосредственным поводом к расстрелу бывшего царя и его семьи...
До конца лета 1918 года легионерам на Восточном фронте сопутствовала удача. 7 августа, после того как на сторону чехословаков перешли сражавшиеся за красных сербы, пала Казань. Генерал Филатьев свидетельствует: «Надо, однако, признать бесспорной заслугу чехов в том, что только при их содействии мог быть захвачен в Казани весь русский золотой запас...». Золото было возвращено Советскому правительству в феврале 1920 года в обмен на гарантии беспрепятственной эвакуации легиона, но... на 182 тонны меньше!
На оккупированных территориях чехословацкие войска действовали так, что гитлеровцам было у кого поучиться! Расправы осуществлялись не только над военнопленными, но и над гражданскими партийными и советскими работниками. При эшелонах легионеры создали свои военно­полевые суды! Впрочем, большая часть казней осуществлялась без всяких судов. В своей книге «Белый террор в России (1918—1920 гг.)» современный историк П. Голуб приводит лишь небольшую часть имён, размер газетной статьи не позволяет их воспроизвести.
Осенью 1918 года к легионерам пришли два худых известия. Первое заключалось в том, что русский народ не выступил вместе с ними против большевиков. Более того, даже принудительные мобилизации в Поволжье, на Урале, в Сибири, как правило, срывались.
Вторым известием, оказавшим «пагубное влияние на физические силы чехословацких войск», стала растущая мощь Рабоче­крестьянской Красной армии. Многие бывшие царские генералы и офицеры, видя, что Родину топчут иноземные захватчики, приняли решение бороться с ними в рядах РККА и показали легионерам свои умения.
Как результат – поражение за поражением, преследовавшие чехословаков в осенних боях 1918 года, отступление от Волги на Урал. Последним успехом легионеров стало взятие Перми 25 декабря, но в тот же день они были выбиты из Уфы. 15 января 1919 года поступил приказ ЧНС об отводе легиона с переднего края. Но война в России не закончилась. Прибыл новый командующий – французский генерал Жанен, он же – главнокомандующий всеми иностранными войсками к западу от Байкала (к востоку командовал японский генерал Отани). Легион получил большое пополнение живой силой за счёт мобилизации бывших военнопленных австро­венгерской армии, ещё находившихся в Сибири, его численность превысила 60 000 человек! Западные державы щедро оснастили чехословаков современным вооружением. И те в течение всего 1919 года использовали свою мощь против восставшего русского народа, не желавшего жить в условиях колчаковской диктатуры! Сам адмирал Колчак в благодарственном послании легионерам указал: «Чехословацкие эшелоны продвигаются на восток и берут на себя охрану дороги, освобождая тем самым русские войска, которым надлежит в настоящий момент быть на поле сражения». Под «дорогой» подразумевалась Транссибирская железнодорожная магистраль. Зона «ответственности» легиона простиралась от Омска до Иркутка. То была не гражданская – Отечественная война! С одной стороны – около 140 тысяч партизан. С другой – 100 000 японцев, 60 000 чехословаков, 12 000 поляков, 9000 американцев, 6000 британцев, 2000 французов, 2000 итальянцев, 2000 румын, 2000 сербов. Ещё не написана история этой войны...
Управляющий делами правительства Колчака Гинс писал, что «при расправах с населением чехи действовали не хуже разнузданных розановских частей (Розанов – один из колчаковских генералов – Б.С.)». Офицер чехословацкого кавалерийского полка майор Крейчирик похвалялся, что он со своим отрядом во время очередной карательной экспедиции сжёг 16 деревень и «наделал» 6 тысяч трупов крестьян, которых его кавалеристы «гнали перед собой как стадо овец». Кто подсчитает общее число русских жертв от иностранной оккупации 1918–1922 годов? Кто подсчитает материальный ущерб?
Но дело близилось к развязке – к осени 1919 года РККА неудержимо наступала, остатки войск Колчака откатывались на восток, а у легионеров не было больше охоты таскать для «белых» на фронте каштаны из огня. Этот период открыл ещё одну мрачную картину истории «чехословаков в России». «Захватив русские вагоны, чехи безжалостно выкидывали из них русских людей, выдавали красным тех самых офицеров, которые ими же были втянуты в Гражданскую войну...; ...благодаря чешскому хозяйничанию на дороге артельщики не могли развозить деньги, ...прервалось сообщение с фронтом, были отняты все транспортные средства у русских военных частей...; распродажа привозимого в чешских эшелонах имущества в Харбине достаточно ярко рисует, каким интересам отдавалось предпочтение, когда отнимались паровозы от поездов с ранеными, больными, женщинами и детьми», отметил в мемуарах Гинс. Генерал Сахаров вспоминал: «На восток двигались бесконечной лентой исключительно одни чешские эшелоны, увозившие не только откормленных на сибирских хлебах здоровых и сильных мужчин, дезертиров и военнопленных, но и награбленное ими на многие сотни миллионов долларов русское имущество. Число чешских эшелонов было непомерно велико — надо вспомнить, что на 50 000 чехов было ими захвачено свыше 20 000 вагонов...».
Отступающие легионеры взяли под охрану золотой запас России, захваченный ими год назад, и самого верховного правителя Колчака. Однако, когда перед их эшелонами перекрыли путь восставшие шахтёры Черемховских угольных копей, чехословаки после некоторых раздумий 15 января 1920 года разменяли свой «ценный груз» на гарантии безопасного проезда! Повстанцы договорённость соблюли, легионеров пропустили. Но до Владивостока путь далек, Россия велика! И когда передовые части 5­й Красной армии всё­таки настигли в Забайкалье эшелоны легионеров, перемололи арьергардную польскую дивизию, чехословацкий легион снова вступил в бой с советскими войсками! Но на дворе уже был не май 1918 года, а февраль 1920­го. Потеряв 4 бронепоезда и 12 эшелонов, чехословацкое командование село за стол переговоров. Советские условия для «чехов» после всего, что они наворотили, были весьма гуманны и сводились к одному: убирайтесь побыстрее, больше не грабьте и белым не помогайте. Легионеры эти условия, естественно, неоднократно нарушали. Последний из 36 зафрахтованных пароходов (некоторые совершили не один рейс) с легионерами и награбленным ими имуществом ушёл из Владивостока лишь в сентябре 1920 года...
После написания и прочтения этой статьи лично у меня возникает закономерный вопрос: а где компенсация? Почему Правительство РФ не требует от правительств Чехии и Словакии (к огорчению легионеров их мечта – единая Чехословакия — почила в бозе), да и Франции (командовали) возмещения нанесённого ущерба? Ведь французам, как известно, выплатили «царские долги»! Почему не требуем покаяния? Есть ведь за что!
Тут­то и становится понятным, отчего как грибы растут памятники «павшим героям»: кое­кто в правительствах Чехии и Словакии (членов НАТО, кстати говоря) прекрасно осознает пикантность ситуации! В прессе сообщается, что ставятся­то памятники за счёт министерств обороны Чехии и Словакии! Тихо началась новая война — за память, за историю. Легионеры в виде каменных плит закрывают нам дорогу к предъявлению счетов. «Как же, смотрите, красивый памятник стоит – давайте все вместе поскорбим над бедолагами...» Если чуть напрячь фантазию, можно представить путёвки в Прагу и Карловы Вары за счёт принимающей стороны для российских чиновников местных администраций, принимающих решения. Втихаря и вопреки мнению местных жителей. «А что, — мыслит такой чиновник, — подумаешь – стоит и стоит, я­то все равно отсюда скоро уеду..!».
Вот свежее сообщение из Самары: и там планируется памятник чехословакам! 95 лет спустя каменные легионеры снова выходят к Волге! Здесь, по крайней мере, КПРФ проводит пикеты протеста. Снова те же, на тех же рубежах!
Пора выходить из круга на спираль – надо решать вопрос на государственном уровне, памятуя слова Карамзина: «Кто самого себя не уважает, того, без сомнения, и другие уважать не будут».
Памятники безусловно нужны! Вопрос в том – о чём они должны напоминать!
Представьте такую картину: однажды в ваш дом ворвался бандит! Завязалась драка, в итоге вы получили травмы, но бандита прогнали. Убегая, кое­что он всё­таки утащил. Естественно, в вашей памяти навсегда останется этот эпизод. И, возможно, в память о нём вы положите на книжной полке выбитый в схватке зуб или оторванную пуговицу. Но абсурдом будет вешать на стену портрет бандита! А ведь именно это в завуалированной форме нам навязывается в случае с легионерами! Необходимо помнить главные вехи той истории: 1) чехословацкие легионеры были солдатами французской армии; 2) Франция поддержала их войсковую операцию против Советской России; 3) до боёв с чехословаками в регионах, через которые двигался легион, военных действий не было; 4) легионеры запятнали себя многочисленными военными преступлениями; 5) легионеры вывезли из России огромное количество русского имущества. Соответственно, и памятники легионерам, установленные на НАШЕЙ земле, должны напоминать именно об этом
 
Борис СОКОЛОВ

Комментарии   

-3 #1 Макс 15.07.2013 17:39
Борис, про какие компенсации Вы пишете? А что мы должны будем по той же логике платить чехам за все хорошее чем "помогли" в рамках "братской интервенции" 68-ого года? В Чехии и Словакии очень серьезно относятся к могилам сов. солдат, так почему же им не разрешить почтить память своих же. Оставте мертвых в покое, не надо из этого делать политику.
+2 #2 Высотник 10.09.2013 09:42
Цитата:
В Чехии и Словакии очень серьезно относятся к могилам сов. солдат.
Это шутка такая? В Чехии памятники Советским воинам-освободи телям оскверняются регулярно, достаточно воспользоваться любым "поисковиком" чтобы это проверить.
-1 #3 V. Cher 02.02.2014 14:18
Генерал Сахаров - сумасброд и держиморда, сродни советским 'генералам’ от сохи. А автор статьи Соколов - откровенный брехун-коммуняк а.
0 #4 Виктор 04.01.2016 00:13
Если кому-то не нравится статья дело его, но тогда пусть предоставит достоверную информацию, а не трындит о брехунах-коммун яках! Кстати Гревс В. в "Американская авантюра в Сибири". кое-что написал в мягкой форме об интервенции в Сибири. Рекомендую всем Россиянам, чтоб не расслаблялись!

Только зарегистрированные пользователи могут оставлять комментарии. Войдите на сайт через форму слева вверху.

Free Joomla! templates by AgeThemes