Войти на сайт

Авторизуйтесь через любой из сервисов, чтобы оставить комментарий

     

ads

Поиск по публикациям

последние комментарии

Премьер-главковерх Керенский (1881—1970)

Премьер Керенский – оказался фигурой, роковой для России. Он, как и два других злых гения человечества — Ленин и Гитлер, был рожден с ними в один и тот же день — 22 апреля.

Проклятой памяти безвольник,
И не герой, и не злодей,
Пьеро, болтун, порочный школьник,
Провинциальный лицедей.
Зинаида Гиппиус о Керенском.

  Керенский родился в том же городе, что и Ленин, — в Симбирске в 1881 году. Дед Керенского был православным священником в городке Керенске Пензенской губернии, а отец — директором Симбирской мужской гимназии и женской средней школы, в которых в разное время учились дети Ильи Николаевича Ульянова. Керенский с 1890 по 1899 жил и учился в Ташкенте. Далее – учёба в Петербургском университете, где выделил для себя два предмета — историю и классическую филологию, — впоследствии перешёл на юридический факультет. Рано включился в студенческое движение и свою первую политическую речь произнёс, будучи студентом 2-го курса. Призывал студентов, как сам утверждал, помочь народу в его освободительной борьбе. Его из университета за это не выгнали, но отправили к родителям в «отпуск» обратно в Ташкент. Петербургский университет Керенский окончил в 1904 году.

 С декабря 1905 г. сидел в тюрьме за хранение эсеровских листовок. После освобождения в апреле 1906 г. стал популярным адвокатом. Увлекался политикой. В 1912 г. Керенский стал депутатом 4-й Государственной Думы. «Керенский оказался своим сразу для двух чуждых друг другу лагерей – Думы и революционной толпы» — так писали тогдашние газеты. При этом он с того же 1912 г. был одним из руководителей российского политического масонства, как и подавляющее число членов правительства, ставшего во главе Российского государства после Февральской революции 1917 г. Сам же Керенский отрицал участие масонов в Февральском перевороте. Историк В.М.Хрусталёв писал: «Революцию сделали не мы, а генералы. Мы только постарались направить её в должное русло». Уже в мае 1917-го Керенский возглавил это масонское правительство.
  Бывший дворцовый комендант государя императора Николая II, генерал В.Н.Воейков, о происхождении Александра Керенского написал в своих воспоминаниях следующее: «От времени до времени меня навещали старые знакомые. В числе их однажды зашёл А.М., бывший ученик двухклассной школы в моём пензенском имении, уроженец Сердобского уезда Саратовской губернии. Так как он никогда не давал мне повода усомниться в полной его правдивости, я должен был поверить и тому, что он мне сообщил в этот раз; он сказал, что его родственник по матери Фёдор Керенский в молодости женился на особе, у которой был сын Аарон Кирбиц. Фёдор Керенский, происходивший из русской православной семьи, усыновил Аарона Кирбица, который и превратился в Александра Фёдоровича Керенского. Таким образом, А.М. оказался сродни А.Ф.Керенскому, в то время мнившему себя столь полновластным хозяином и распорядителем земли русской, что даже не задумался перед созывом Учредительного собрания, долженствовавшего выработать форму государственного управления для России, уже 1 сентября 1917 года объявить Россию республикой. Рассказ А.М. навёл меня на объяснение высказанного А.Ф.Керенским, вероятно, искреннего его убеждения, что «единственные инородцы, не готовящие ножа в спину русской государственности, – евреи». По другой версии, «он — сын повешенной за организацию покушения на Александра II «народоволки» Геси Гельфанд, отданный потом на воспитание дворянину Керенскому».
  Спустя две недели после Февральской революции в Петербурге произошло ещё одно роковое событие: парад русских офицерских училищ. «14 марта 1917 года … на Дворцовой площади перед Зимним дворцом… (было построено) 14 тысяч человек (с оружием), лучших в то время войск в России: дисциплинированных, храбрых, молодых, нерассуждающих. Корнилову удалось собрать такую силу в центре города (Петрограда), и собрать втайне ото всех. Сомнений не было: будет переворот» — вспоминал поручик Сергей Мамонтов, а тогда юнкер военного училища, участвовавший в этом «параде», – но Керенский уговаривал Корнилова ничего не делать… и уговорил».
  После Июльского восстания большевиков командующему войсками Петроградского военного округа генералу Половцеву удалось получить постановление правительства об аресте главнейших большевиков, уличённых в том, что они получали деньги от германского генерального штаба. «…Не без удовольствия принимаю из рук Керенского список 20 с лишним большевиков, — записывает в своих воспоминаниях генерал Половцев, — подлежащих аресту с Лениным и Троцким во главе… Только рассылка автомобилей закончилась, как Керенский возвращается ко мне в кабинет и говорит, что аресты Троцкого (Бронштейна) и Стеклова (Нахамкеса) нужно отменить, так как они – члены Совета… Керенский быстро удаляется и куда-то уносится на автомобиле. А на следующий день Балабин (начальник Штаба Петроградского военного округа) мне докладывает, что офицер, явившийся на квартиру Троцкого для ареста, нашёл там Керенского, который мой ордер об аресте отменил. Куда девались грозные речи Керенского о необходимости твёрдой власти…»
  7 июля Керенский занял пост министра-премьера. Вот как охарактеризовал Керенского Троцкий: «Керенский был и остался случайной фигурой, временщиком исторической минуты. Каждая новая могучая волна революции, вовлекающая девственные, ещё неразборчивые массы, неизбежно поднимает наверх таких героев на час».
  После того как с помощью интриг спровоцировал главковерха генерала Корнилова на мятеж, Керенский с 30 августа 1917 года сам стал Верховным главнокомандующим (главковерхом).
  О роли Керенского как главковерха красноречиво написал бело-красный генерал Бонч-Бруевич: «Одной рукой побуждая офицерство агитировать в пользу верности союзникам и войны до победы (что не могло не раздражать солдат), он (Керенский) другой рукой охотно указывал на «военщину» как на главных виновников кровопролития…» Керенский пишет: «Я поставил себе только одну цель – сохранить самостоятельность правительства, цель, которую мотивировал во Временном правительстве тем, что ввиду острого политического положения вещей невозможно правительству отдавать себя совершенно в распоряжение – в смысле командования вооружёнными силами – Ставке. Я предлагал Петроград и его окрестности во всяком случае выделить и оставить в подчинении правительству». Новоявленного главковерха в армии называли Верховным Главноуговаривающим. Генерал-лейтенант барон Будберг вспоминал: «Скверная вещь эти разные уговоры, сие блестяще доказано два года тому назад нашим неудачным главноуговаривающим Керенским и его вольными и невольными последователями…» Генерал Дитерихс так характеризовал «власть» Керенского: «…Сам (Керенский) не имел в сущности никакой власти и мог держаться на колеснице власти, только послушно следуя за теми «тёмными силами» революции, в рядах которых он сам занимал почётное звание товарища председателя». Уже 1 (14) сентября 1917 г. по постановлению Временного правительства, возглавляемого Керенским, Россия была провозглашена республикой.
  Генерал-лейтенант А.И.Дутов, вспоминая то роковое для России время, утверждал: «Перед самым захватом власти Советами в октябре 1917 г. я был в Петрограде. Как я, так и целый ряд других лиц, отлично понимали, что положение Временного правительства, возглавляемого Керенским, далеко не прочно. Я отлично понимал: народное возбуждение, раздутое ленинскими приспешниками, грозит вылиться в открытую бурю, которая может смести Керенского и всех присных его, разбить и разломить Россию. Тогда же я в качестве уполномоченного от всего русского казачества обратился лично к Керенскому и спросил его: хочет ли он порвать с советами, хочет ли он отказаться от заигрывания с нарождающимся движением и опереться на казачество, от имени которого я обещал ему поддержку и опору. На предложение моё Керенский ответил, что у него и без казаков достаточно войска». Из этого следует, что Керенский волей-неволей сам способствовал очередному перевороту. Во всяком случае, власть Керенского продержалась в России до 25 октября (7 ноября 1917 г.). 25 октября 1917 года в 11 часов утра после Октябрьского переворота Керенский бежал. Большевики это позволили. Ведь спустил же Керенский на тормозах расследование фактов финансирования большевистской партии Ленина Германским штабом.
  После Октябрьской революции Керенский «нелегально» жил в России. Но большевики почему-то его не спешили арестовывать. Теперь уже ясно, почему. Ведь он мирным путём, можно сказать, из рук в руки передал власть Ленину, своему земляку и «соратнику» по разрушению России.
  Уже в двадцатых числах ноября 1917 г. Керенский прибыл в Новочеркасск, где атаман Каледин отказался с ним сотрудничать. К началу работы Учредительного собрания Керенский приехал в Петроград. После его разгона уехал в Финляндию. В конце января он опять вернулся в Петроград, а в начале мая перебрался в Москву. В июле 1918 года Керенский окончательно покинул Россию, он уплыл из Мурманска на английском крейсере «Генерал Об». У него была английская виза, которую он получил в Москве в британском консульстве. Без проблем в 1921 году СССР покинула и семья Керенского – жена и двое сыновей. Сперва Керенские жили в Котласе, затем жена выхлопотала визу на себя и детей в Эстонию, а уж оттуда переехали в Англию, где их встретил Александр Фёдорович и выхлопотал для них жильё. У самого Керенского появилась новая семья, и он с 1922 по 1932 г., живя во Франции, редактировал газету «Дни». Он выступал в различных организациях с резкими антисоветскими лекциями. Во Франции Керенский жил до 1940 г.
  С 1940 года Керенский проживал в США, вёл активную антисоветскую деятельность. В 1941 г. он публично приветствовал нападение Германии на СССР. В Америке Керенский возглавлял «Лигу борьбы за народную свободу». После 1951 г. пророчил новую мировую войну между США и СССР, в которой надеялся, что Америка победит Россию. А.Ф.Керенский является автором исторических мемуаров.
  Керенский прожил долгий век и, как утверждалось в ряде энциклопедий, покончил собой 11 июня 1970 года в Нью-Йорке. На самом же деле, как указано в Большой энциклопедии школьника, он «последние годы жизни провёл в бедности, оказался никому не нужным и, находясь в больнице, просил дать ему яд, чтобы он мог умереть достойно... Керенский перестал принимать пищу».

Сергей ПОРОХИН, военный историк, к.ф.н.

Только зарегистрированные пользователи могут оставлять комментарии. Войдите на сайт через форму слева вверху.

Free Joomla! templates by AgeThemes