Войти на сайт

Авторизуйтесь через любой из сервисов, чтобы оставить комментарий

     

ads

Поиск по публикациям

последние комментарии

Дмитрий Донской, победитель Мамая

8 (21) сентября исполнилось 630 лет со дня сражения на Куликовом поле, когда русское войско под предводительством Великого князя Московского Дмитрия Иоанновича разбило монголо-татарские полчища ханского темника Мамая на берегах Дона. После той битвы-побоища Великий князь Дмитрий был прозван в народе Донским. Эта победа в самом грандиозном военном сражении Средневековья имела решающее, в первую очередь духовное значение для русского народа, а в дальнейшем послужила окончательному освобождению от многовекового ига. Куликовская битва подорвала могущество Золотой Орды.

Великий князь Дмитрий Иоаннович Донской, ро-дившийся в 1350 году, был сыном князя Московского Иоанна II Красного (Доброго), правнуком Александра Невского.  В духовном воспитании московского князя святителю содействовал преподобный Сергий Радонежский, основатель Троице-Сергиевой лавры.
  «Ни года, ни месяца покоя не имел он (князь Дмитрий) среди опасностей, битв и бедствий своего великого княжения» — отмечалось в книге «Святые Русской Земли». Поначалу наиболее серьёзным противником Москвы являлся суздальский князь Дмитрий Константинович, которого Орда провозгласила великим князем и который лишь в 1363 году был принуждён отказаться от притязаний на великокняжеский стол. Затем разгорелась распря с тверским князем Михаилом, который вступил в союз с литовскими князьями Ольгердом и Кейстутом и смоленскими князьями. Полки Великого князя Дмитрия сошлись в битве с ними на реке Тростне. В сражении московская сторожевая армия была почти вся истреблена. Великий князь Дмитрий со своим дядей Владимиром Андреевичем (после Куликовой битвы прозванным Храбрым) и митрополитом Алексием заперлись за кремлёвскими стенами и «засели в осаде». Трое суток простоял Ольгерд под стенами Кремля, но взять крепость не смог. После чего предал посад и окрестности Москвы «огню и мечу». Через год, в 1370 году, едва Москва оправилась от разорения, Дмитрий возобновил военные действия против Михаила Тверского. Князь Тверской Михаил Александрович снова призвал на помощь Ольгерда и князя Смоленского Святослава. В декабре союзники вторично безуспешно осадили Москву. И только в 1375 году борьба с Михаилом Тверским закончилась победой Дмитрия, поскольку на сторону Москвы встали почти все русские князья. Михаил, «видя своё изнеможение, поскольку вся русская земля восстала на него», должен был покориться Дмитрию и заключить с ним мир «во всю волю». По этому договору тверской князь вынужден был признать себя «младшим братом» своего племянника Дмитрия.
  В 1377 году татарский царевич Арапша напал на Нижний Новгород, где правил князь Дмитрий Константинович. На помощь тестю с несколькими князьями и дружиной выступил Дмитрий Московский. Но сборное войско по беспечности князей было окружено татарами возле Донца и обращено в бегство. Нижний Новгород был сожжён. Ободрённый успехом, ханский темник Мамай в 1378 году послал на Москву большое войско под началом мурзы Бегича. Полки Дмитрия встретили татар на берегах р. Вежи и разбили татар наголову. Это была первая победа над татарами.
  Мамай не мог смириться с поражением соплеменников и в 1380 году собрал против Московского князя огромное войско, вступив в военный союз с литовским князем Ягайло и с генуэзцами из поселений на Чёрном море. Среди мамаевых войск отборную часть составляла именно наёмная генуэзская пехота. «Намерения Мамая клонились к тому, — отмечал один историк, — чтобы окончательно поработить Русь, истребить русских князей, заменить их ханскими баскаками и ввести по всей Руси магометанство».
  Когда весть о враждебных замыслах Мамая дошла до Москвы, то Дмитрий, в свою очередь, призвал всех русских князей на защиту Руси. Но единства в русском стане всё ещё не было. Князь рязанский Олег уклонился от союза с Дмитрием и даже вошёл в тайное соглашение с ордой. Олег не был исключением — ни Тверь, ни Нижний Новгород не приняли участия в походе. И тем не менее Дмитрию удалось собрать небывалое по тем временам войско. Численность его достигала примерно 100—150 тысяч конных и пеших воинов. Помня завет своего славного прадеда Александра Невского — «Не в силе Бог, а в правде», князь Дмитрий перед походом приехал к чтимому в народе игумену Сергию Радонежскому. Великий молитвенник Земли Русской не только благословил князя на битву, но и предсказал ему победу и заступничество небесных сил. В помощь князю он дал двух иноков, опытных воинов – брянских боярских детей Александра Пересвета и Родиона Ослябю.
  Сбор дружин и ополчения был назначен в Коломне на 15 августа. Стратегический замысел Дмитрия заключался в том, чтобы сразиться с Мамаем до его соединения с литовским князем Ягайло и рязанским князем Олегом. На военном совете Дмитрий Иоаннович держал речь: «Любезные друзья и братья, ведайте, что я пришёл сюда не за тем, чтобы на Олега смотреть или реку Дон стеречь, но дабы русскую землю от пленения и разорения избавить или голову свою за всех положить: честная смерть лучше плохого живота. Лучше бы мне не идти против безбожных татар, нежели пришед, ничего не сотворив, возвратиться вспять. Ныне же пойдём за Дон и там или победим и всё от гибели сохраним, или сложим свои головы за святые церкви, за православную веру и за всю братию нашу христиан».После этих слов Дмитрий отдал приказ о переходе через Дон. Место за Доном было выбрано не случайно. Все воины поняли, что пути к отступлению нет: позади река, при отступлении — неминуемая погибель. Остаётся только выстоять в поле и победить…
  8 сентября в день Рождества Пресвятой Богородицы на Куликовом поле произошла битва сводного русского войска под предводительством князя Дмитрия с войском хана Мамая. С утра стоял густой непроницаемый туман, который рассеялся к полудню. «Русские полки, занимая линию в 10 вёрст, выстроились так, что оконечностями своих крыльев они упирались…в овраги и дебри…» — цитирует летописца военный историк генерал Нечволодов. Поединок богатырей русского монаха Пересвета и татарина Челубея, окончившийся гибелью обоих воинов, положил начало битве. Перед битвой, как свидетельствует летописец: «И сказал князь великий Дмитрий Иванович своим боярам: Братья, бояре и воеводы и дети боярские! Добывайте на поле брани себе места и жёнам своим. Тут, братья, старому помолодеть, а молодому чести добыть». Сказания донесли до нас и такие слова князя перед боем: «Не могу видеть вас, побеждаемых, не могу этого терпеть, хочу с вами ту же общую чашу испить и тою смертью умереть за Святую Веру Христианскую! Ежели умру, то с вами, ежели спасусь, то с вами». «Готовы сложить свои головы за веру Христову и за тебя, Государь, Великий князь!» — восторженно отвечали ему из рядов». Стоит напомнить, что в битве участвовали 23 князя. Многие историки считают, что численность войск, как у Мамая, так и у князя Дмитрия, была примерно одинакова и доходила, как уже упоминалось, до 100—150 тысяч. Некоторые «постсоветские» историки стали преуменьшать численность противоборствующих войск, участвующих в Куликовом побоище, порой доводя её до смехотворных цифр. Так, в статье А. Булачёва о потерях в сражении на Куликовом поле, в частности, говорится: «Учитывая практические трудности с обеспечением фуражом… остаётся лишь факт участия в сражении 1000 – 1500 всадников с каждой стороны. В таком случае с обеих сторон в Куликовской битве участвовали приблизительно 6—10 тысяч человек (включая различные категории слуг и обозных)». Подобная наукообразная махинации с цифрами современных историков приводит к принижению значения битвы на поле Куликовом. А ведь эта битва не зря считалась побоищем. Как тут не задать вопрос: «Кому такая «фуражно-научная» конъюнктурщина выгодна?». Разве что недоброжелателям русской славы…
* * *
  Накануне решающего сражения князь Дмитрий, «надев доспехи простого воина и пересев на другого коня, въехал в пеший строй Большого полка. До каждого сердца дошёл смысл увиденного… Князь пожелал в этот торжественный и, быть может, последний час стоять плечом к плечу со своими чёрными людьми, потому что от них, смердов, сермяжных мужиков, зависела судьба Руси» — писал историк Ф. Нестеров.
   Монголо-татарская конница, сбив сторожевой и разгромив передовой полки, в течение трёх часов пыталась прорвать центр и правое крыло русской рати. Русские полки понесли значительные потери. Был ранен и сам Дмитрий. По преданию, он был свален с коня в начале боя, и лишь на другое утро найден среди убитых и раненых. Мамай перенёс главный удар на левый фланг и начал теснить русские полки. В решающий момент по флангу и тылу прорвавшейся монголо-татарской конницы нанёс удар засадный полк воеводы Боброка. Внезапная и стремительная атака этого полка, поддержанная другими полками, решила исход битвы. Вражеское войско дрогнуло и обратилось в бегство.
* * *
  «Победа на Куликовом поле была итогом общенародного напряжения сил. Эта победа… и легла краеугольным камнем в самое основание Московского государства» — точно оценил значение этой битвы историк Нестеров. Современник этой битвы летописец пишет: «Была на Руси радость великая, но и была печаль большая по убитым…; оскудела совершенно вся Земля Русская воеводами и слугами, и всяким воинством…». С победой на Куликовом поле произошло становление русской нации, центром которой стала Москва. Победа русского воинства вызвала огромный национальный подъём и была воспета во многих литературных памятниках.
  Моральное значение этой победы не было подорвано и тем, что через 2 года преемник Мамая Тохтамыш во главе огромной орды совершил внезапный набег на Москву и заставил Дмитрия бежать в Кострому, произведя страшное опустошение в русских землях.
  По возвращении в Москву Дмитрий предпринял поход против рязанского князя Олега, который помогал и Мамаю, и Тохтамышу. Московская рать разорила рязанскую землю. Бежавший из Рязани Олег позже собрал воинство, взял Коломну и стал угрожать Москве. Тогда при посредничестве преподобного Сергия Радонежского между князьями был заключён «Вечный мир» (в 1385 году), и для большей его прочности сын Олега Фёдор женился на дочери Дмитрия.
  Неустанное радение за Отечество подорвало здоровье Великого князя Дмитрия. «Почувствовав приближение смерти, князь под водительством Преподобного Сергия составляет духовное завещание своим сыновьям, где завещает им чтить свою мать, хранить Землю Русскую, не поднимать друг на друга меч. 19 мая 1389 года… заступник Земли Русской великий князь Дмитрий Донской отошёл в мир иной, находясь на руках своего духовного наставника». От роду ему было всего 39 лет. Погребён Дмитрий в Архангельском соборе Московского Кремля.
  По промыслу Божьему, преодолев времена лихолетья, память русского народа о подвиге ратном на поле Куликовом выстояла. Общецерковное прославление благоверного великого князя Дмитрия Донского состоялось на Поместном Соборе Русской православной церкви уже в 1988 году. В России святому князю Дмитрию посвящены несколько православных храмов. В память воинов, павших в битве на Куликовом поле, было установлено поминование в так называемую Дмитровскую субботу и приурочено к 22 октября (по старому стилю). В этот день православный народ с благоговением произносил слова молитвы: «Святый Благоверный Великий Княже Дмитрие, моли Бога о нас!»

Сергей ПОРОХИН, полковник, к.ф.н.

Только зарегистрированные пользователи могут оставлять комментарии. Войдите на сайт через форму слева вверху.

Free Joomla! templates by AgeThemes