Войти на сайт

Авторизуйтесь через любой из сервисов, чтобы оставить комментарий

     

ads

Поиск по публикациям

последние комментарии

Школа «Оранжевых» революционеров

В последнее время на российском информационном пространстве весьма активизировался так называемый Народно-трудовой союз российских солидаристов (НТС), издающий журнал «Посев», зарегистрированный в Министерстве Российской Федерации по делам печати, телерадиовещания и средств массовых коммуникаций в 2002 году и ставший рупором для таких политических фигур, как Новодворская, Немцов, Каспаров, Березовский, Буковский, и других русофобов помельче. Сегодня в России НТС имеет не менее 50 региональных отделений по всей стране и, кроме журнала «Посев», официальный сайт в Интернете.

  В годы Великой Отечествен-ной Войны НТС полностью был на службе нацистской Германии — сотрудничал с «Абвером» и «СД». Всю послевоенную историю энтээсовцы существовали на деньги ЦРУ. Ныне они квартируют в Германии, в Польше и обосновались в России, где решают, как указано в резолюции Совета НТС от 18.02.01, следующие задачи:
  «1. Участие в общественных начинаниях на местах: в местном самоуправлении, свободных профсоюзах, охране природы, защите прав, работе с молодёжью.
  2. Сотрудничество с объединениями, стремящимися восстановить правопреемственность России, вернуть исторические названия, убрать коммунистическую символику.
  3. Содействие созданию свободной, национально ориентированной системы образования и развитию предмета «россиеведение».
  4. Сотрудничество с учёными, изучающими и популяризирующими опыт народного сопротивления коммунизму, правовые основы свободного общества.
  Поддерживать эти начинания призваны наша издательская деятельность, конференции, семинары и дискуссии в Интернете.
  Мы не намерены отказываться от участия в политической жизни, целиком уходить в просветительство. Но надо заинтересовать нашими идеями широкие круги общества...»
  В начале своей работы НТС пытался опереться на православие. Однако в связи с тем, что идеи энтээсовцев не нашли поддержки в Русской православной церкви, современная деятельность РПЦ преподносится ими как отсталое византийство, которое находится в прямом противоречии с просвещённым католицизмом и протестантством: «России в конце десятого века досталась косная и непримиримая к язычеству восточная ветвь христианства», «РПЦ в отличие от католицизма и, в первую очередь, протестантизма, препятствовала созданию условий для формирования свободной личности в российском обществе» (из «татьи «РПЦ на страже Родины», опубликованной в интернет-проекте санкт-петербургской группы НТС «Народная трибуна СПб»).
  Энтээсовцы проводят активную пропагандистскую работу по очернению нашей Победы в Великой Отечественной войне:
  «Советский режим более кровавый, более губительный, нежели нацистский», «большевистский СССР и нацистская Германия нападением на Польшу развязали II Мировую войну», «СССР начал и закончил II Мировую войну как агрессор и оккупант»
  «Победа 1945 года превратилась в языческий культ, участники которого поклоняются человеческим жертвам»; «в 1941—1945 годах во всей полноте проявился непрофессионализм советских войск, так и не научившихся воевать»; «общие безвозвратные потери СССР составили 43 448 тысяч человек, в том числе вооружённых сил 26 548 тысяч» («Посев» № 5, 2000 г.); (из статьи «МIР И ВОЙНА» руководителя группы НТС в Санкт-Петербурге Г.Габриеляна, который не знает, что наши прямые военные потери составили около 9 млн. человек и что за все годы войны в армию были призваны 30 млн военнослужащих).
  Как сказано в разделе «Наши задачи» другой энтээсовской интернет-газеты «За Россию», «особое внимание» члены НТС «должны обратить на молодое поколение, на тех, кто родился после 1980 года, и таким образом, не успел вступить в коммунистические молодёжные организации, учился уже в несоветской школе. Эти молодые люди свободны от тех идеологических оков, которые успели надеть и внедрить в сознание их отцов и дедов. Они выросли в ценностном вакууме, и наша задача — насытить их души здоровой пищей и отвратить от тех новых соблазнов и лжи, которыми столь часто пытаются заместить былую коммунистическую идеологию, тоже лживую и соблазнительную. Каждый член союза может и, думаю, должен создать вокруг себя группу школьников, молодых работников или студентов, которых своим личным примером и своими идеями он вдохновит на созидательную общественную деятельность». Исполняя эту задачу, член редколлегии «Посева» Григорий Маркович Амнуэль при поддержке польских властей организовал «Школу социального менеджмента и гражданских инициатив», через которую за последние три года прошло более тысячи молодых людей из России. Прошедшая эту «школу» российская молодёжь, если судить по материалам энтээсовского журнала «Польша. Наш взгляд», подвергается хорошо продуманной идеологической обработке, суть которой заключается в сокрытии непростых исторических отношений между нашими странами, в непомерном восхвалении нынешней польской демократии и изощрённом поношении российской истории и нынешней нашей жизни. Вот что пишет наша молодёжь в этом журнале после встреч и разговоров с польскими хозяевами: «В 1944 году поляки начали вооружённое восстание, освобождая Варшаву, надеясь на помощь Советской Армии, и погибли, не дождавшись желанной помощи».
  «Варшавские восстания... Одно было подавлено А.В.Суворовым. На другое, по приказу Сталина и Жукова, наши солдаты были вынуждены смотреть в бинокли и не помогли братьям по борьбе».
  «Особенно потряс музей Варшавского восстания, которое оказало влияние на ход мировой войны».
  «Я всегда буду помнить посещение музея Варшавского восстания, буду помнить о той странице Второй мировой войны, о которой умалчивается у нас в школах».
  «Пожилая женщина — полька, заметив, что мы говорим на русском, потребовала, чтобы экскурсовод рассказала и другие факты, которые умалчиваются в России».
  Жаль, что эта «пожилая полька» не рассказала нашим молодым россиянам, что когда войска маршала Константина Рокоссовского в июле 1944 года подошли к Варшаве, то немцы, предотвращая опасность выхода наших армий на берлинское направление, срочно перебросили из Италии и с Балкан танковые дивизии «Викинг», «Мёртвая голова» и «Герман Геринг» и наголову разбили нашу
2-ю танковую армию, о чём Рокоссовский в те дни откровенно поведал в интервью британскому корреспонденту А.Верту: «Если бы немцы не бросили в бой всех этих танков, мы смогли бы взять Варшаву, но шансов на это никогда не было больше 50 из 100».
  А на вопрос корреспондента «было ли Варшавское восстание оправданным в таких обстоятельствах?» маршал ответил: «Нет, это была грубая ошибка... восстание имело бы смысл только в том случае, если бы мы были уже готовы вступить в Варшаву. Подобной готовности у нас не было ни на одном из этапов... Учтите, что у нас за плечами более двух месяцев непрерывных боёв. Мы освободили всю Белоруссию и почти четвёртую часть Польши; но ведь и Красная Армия может временами уставать».
  Честный солдат, поляк и великий полководец, давая это интервью, ещё не знал, что Варшавское восстание было коварной провокацией польского лондонского правительства в изгнании и верхушки Армии Крайовой.
  22 июля 1944 года на первом клочке освобождённой Польши был образован Польский комитет национального освобождения. Испугавшись, что он будет представлять будущую власть Польши, «аковцы» тут же обратились к англичанам с просьбой о поддержке восстания. Англичане отказались от плана конкретной помощи, сославшись в числе других причин на необходимость «согласования этих действий с советским правительством». Лицемерие и коварство командующего Армией Крайовой генерала Бур-Коморовского и его штаба в полной мере выразилось в том, что, мечтая о захвате центра Варшавы с помощью Советской армии, они одновременно распространяли среди своего воинства приказ, который гласил:
  «Большевики перед Варшавой. Они заявляют, что они друзья польского народа. Это — коварная ложь. Большевистский враг встретится с такой же беспощадной борьбой, которая поколебала немецкого оккупанта. Действия в пользу России являются изменой родине. Немцы удирают. К борьбе с Советами!
  Бур. Главный комендант
  вооружённых сил в стране».
  Вся эта авантюра, провоцируемая подобными истерическими приказами, кончилась тем, что немецкие части генерала Фон дем Баха никуда не «удрали», а с чрезвычайной жестокостью подавили восстание, полностью разрушив Варшаву и уничтожив около двухсот тысяч мирных жителей.
  В результате 28 сентября 1944 года штаб кичливого Бур-Коморовского принял решение о капитуляции на самых предательских условиях, обрекавших на смерть поляков из Армии Людовой, переправившихся с советской стороны через Вислу на помощь восставшим. Из воспоминаний повстанцев:
  «Условия капитуляции, переданные по лондонскому радио на польском языке, предоставляли права воюющей стороны лишь солдатам и офицерам Армии Крайовой. Это означало на деле, что граф Бур выпрашивал у немцев для своих бывших солдат и офицеров право находиться в концентрационных лагерях, а солдат и офицеров польской Армии Людовой обрекал на верную смерть... Полностью погиб Варшавский штаб Армии Людовой, сотни её лучших деятелей, тысячи отважных солдат и офицеров. Граф Коморовский вместе со своим штабом спас свою жизнь ценою немецкого плена...» (Из сборника «Варшавское восстание. Статьи. Речи. Воспоминания, документы»).
  Знаменитый польский поэт Константы Ильдефанса Галчинский написал в своё время романтическую оду в честь знамени Армии Крайовой:
  Останется честным и чистым.
  ни злость иудина взгляда,
  ни бомбы, ни грохот снаряда,
  ни самое адское пламя
  не выкрасят польское знамя».
  Но если глубоко вникнуть во все истинные обстоятельства истории Армии Крайовой, то с горечью придётся признать, что стихи Галчинского в переводе Бродского высокопарны и фальшивы.
  Конечно, никто никогда не упрекнёт в недостатке мужества рядовых солдат Армии Крайовой, не знавших планов своего начальства и беззаветно умиравших за родину на руинах Варшавы. Но высшее офицерство! Оно даже фронтовое братство предало только лишь потому, что их собратья по оружию были «советскими поляками»! Скисшие сливки шляхты, дезертировавшие из Польши осенью 1939 года в далёкую Англию, захотели в 1944 году вернуться к власти в Варшаве по трупам советских солдат. Мало им было нескольких сотен тысяч уже зарытых в польскую землю. Такой вариант был, по их представлениям, возможен лишь при одном условии: если Черчилль предъявит Сталину ультиматум об их возвращении во власть. Но Черчилль знал, что Сталин не отдаст Польшу в руки обанкротившихся лондонцев, и когда последние «достали» его своими требованиями, написал записку в английский МИД, в которой дал отповедь шантажистам:
  «...Без русских армий Польша была бы уничтожена или низведена до рабского положения, а сама польская нация стёрта с лица земли. Но доблестные русские армии освобождают Польшу, и никакие другие силы в мире не смогли бы этого сделать... Нации, которые оказались не в состоянии защитить себя, должны принимать к руководству указания тех, кто их спас и кто представляет им перспективу истинной свободы и независимости».
  Вот какую правду о Варшавском восстании следовало бы рассказать «пожилой польке» молодым и доверчивым гражданам России. Но об этой правде «умалчивают»и большинство российских историков, и, конечно, все историки нынешней Польши. А ещё российской молодёжи полезно было бы знать, что генералу Бур-Коморовскому за то, что он поднял руки вверх перед Рейхом, немцы предоставили самолёт, на котором высокородный шляхтич вылетел в Швейцарию, а оттуда в Лондон докладывать своему руководству о том, как закончилась их общая авантюра.
  Неплохо было ещё польским экскурсоводам поведать нашим молодым полонофилам, убеждённым в том, что «Варшавское восстание оказало влияние на ход мировой войны», как генерал Андерс, недруг СССР (в 1942 году, когда судьба войны решалась под Сталинградом, он ушёл из нашей страны со своей армией не на Волгу, а в Иран и потом в Италию), даже он, узнав о восстании, прислал в Варшаву депешу, в которой писал: «Я лично считаю решение командующего АК (о начале восстания) несчастьем... начало восстания в Варшаве в нынешней ситуации является не только глупостью, но и явным преступлением».
  Вот так-то. Шляхетские политиканы сплели за спиной СССР заговор и до сих пор обвиняют нас, что этот заговор не удался.
  Взять великий город — дело непростое, это не деревушка и не хутор. Бои в городе — одна из самых тяжелейших военных операций. Вспомним, что немцы не смогли овладеть руинами Сталинграда, а наши солдаты в 1994 году — кварталами Грозного. Но если верить шляхетской пропаганде, то Сталин только и ждал момента, когда немцы раздавят повстанцев, чтобы сразу после этого с триумфом взять Варшаву. Однако мы её взяли не через несколько дней или даже недель после капитуляции Бур-Коморовского, а почти через четыре(!) месяца — 18 января 1945 года. Вот сколько времени понадобилось нашим войскам, нашим штабам, нашим отставшим от фронта тылам, чтобы собрать разведданные, подтянуть резервы, выработать стратегию, по которой следует с наименьшими потерями штурмовать громадный город. Не по-шляхетски мы его брали. А по-советски. По-сталински.
  В своих воспоминаниях У.Черчилль, размышляя о Варшавском восстании, подвёл окончательный итог этому историческому спору:
  «Имея общие границы с Польшей, Советский Союз имеет право добиться дружественного правительства. К этому обязывает, помимо прочего, кровь советского народа, обильно пролитая на полях Польши во имя её освобождения».
  Российские молодые люди во время своего знакомства с Польшей были очарованы красотой древнего Кракова, куда их привезли энтээсовские покровители: «В отличие от Варшавы городу удалось сохранить своё многовековое наследие от разрушений», «современный Краков охраняется ЮНЕСКО, как памятник мировой культуры», «Вавель — величественное сооружение, небесная крепость с потрясающими саркофагами», «Краков — исторический центр Речи Посполитой, культурный город, обойдённый разрушениями мировых войн и катаклизмов»...
  Это, как можно понять из журнального контекста, слова молодых россиян, которые радуются тому, что город Краков не был разрушен во время войны.
  Но если бы у них были честные «экскурсоводы», они должны были бы сказать, что Краков не был разрушен лишь потому, что маршал И.С.Конев, понимая мировую культурную ценность древней столицы Польши, принял решение освобождать её без применения бомбардировочной авиации и тяжёлой артиллерии. За что после войны благодарные поляки поставили Коневу памятник в Кракове. После этого можно добавить к сказанному несколько слов, которые написал бывший премьер правительства Польши, честный политик и коренной поляк Мечислав Раковский, осудивший в 90-х годах русофобию эпохи Леха Валенсы:
  «Символическим актом кретинизма было свержение памятника маршалу И.Коневу и демонстративная отправка его в металлолом. Памятника человеку, который спас Краков». Вот тогда вся историческая картинка российско-польских отношений была бы ясна нашим молодым россиянам. Глядишь, у них бы и гордости за Россию прибавилось.
  А ещё честный экскурсовод, показывая российским гостям династические гробницы в Краковском Вавельском соборе, мог бы добавить, что, когда немцы осенью 1939 года захватили Краков, то Гитлер приказал выставить к мавзолею Пилсудского, умершего в 1936 году, почётный караул в знак благодарности польскому диктатору, последовательно одобрявшему гитлеровскую внешнюю политику в тридцатые годы. Это тоже история, которую нашим молодым людям знать полезно. А то ведь восхищаются наивные русские юноши и девушки мужеством поляков: «поражает героизм и любовь поляков к своей стране, упорство польского народа во время и после мировой войны». Сказано пылко, искренне, но опять же чувства эти плохо согласуются с исторической действительностью.
  Блистательные польские кинофильмы («Канал», «Потом наступит тишина», «Пепел и алмаз») создают иллюзию того, что в Польше было мощное всенародное партизанское сопротивление фашизму. Но это, к сожалению, не выдержавший испытания временем миф, о котором историк В.Кожинов писал так: «По сведениям, собранным Б.Урланисом, в ходе югославского сопротивления погибли около 300 тысяч человек (из примерно 16 миллионов населения страны) албанского — почти 29 тысяч (из всего лишь 1 миллиона населения), а польского — 33 тысячи (из 35 миллионов). Таким образом, доля населения, погибшего в реальной борьбе с германской властью в Польше, в 20 раз меньше, чем в Югославии, и почти в 30 раз меньше, чем в Албании! (речь идёт о павших с оружием в руках)».
  Но ведь, кроме как в Польше, воевали поляки и в Италии, в английских частях, и в составе наших войск, и в 1939 году во время немецкого блицкрига. Да, воевали. Но общая цифра погибших за родину в 1939—1945 годах польских военнослужащих — 123 тысячи человек, 0,3% от всего населения. Советские прямые потери — около 9 млн человек. Это 5% населения страны. Чисто германские потери — 5 млн военнослужащих — около 7% населения. В таких роковых и страстных войнах, какой была Вторая мировая, тремя десятыми процента — столь малой кровью — родину не спасёшь и независимость не завоюешь. Никакие гениальные фильмы не помогут. Может быть, узнав это, наши молодые люди, посещающие Польшу, будут ценить не только «героизм поляков и любовь к своей стране, упорство польского народа», но и «героизм» и «любовь к своей стране и упорство» народа советского, а в первую очередь, народа русского? Может быть, и поймут почему Сталин произнёс после победы свой знаменитый тост за русский народ.
  Да, Польша, кроме павших в борьбе, потеряла во время II Мировой войны около 6 миллионов своих мирных граждан. Но случайным ли было то, что более половины из них были польскими евреями? Случайно ли то, что, когда 19 апреля 1943 года началось восстание евреев в варшавском гетто — ни лондонское правительство, ни Армия Крайова пальцем не пошевельнули, чтобы хоть как-то помочь своим обречённым на смерть согражданам? Случайно ли то, что, когда 23 июня 1941 года немцы перешли нашу границу в Западной Белоруссии, то местное польское население не пошло в партизаны и не подумало сопротивляться оккупантам, но тут же устроило несколько еврейских погромов своим соседям в близлежащих местечках, а 10 июля в городке Едвабне, куда сбежались все уцелевшие евреи в количестве двух тысяч, умертвило их жесточайшим образом, вплоть до сожжения полутора тысяч несчастных беженцев в деревенском овине?
  Случайно ли, что, по свидетельству Ержи Эйнхорна, председателя Нобелевского комитета по медицине, выдающегося шведского врача, освобождённого советскими солдатами из Ченстоховского гетто, польских евреев за небольшое вознаграждение охотно выдавали немцам сами поляки: «за пределами гетто полно профессиональных доносчиков-поляков, специализирующихся на распознавании евреев охотой на евреев занимаются и мальчишки. Они бегут за одинокими евреями и кричат «Jude!», чтобы немцы поняли». За каждого обнаруженного вне гетто еврея польский доносчик получал 2кг сахара. Недаром еврейский историк М.Даймонт, размышляя о том, почему немцы создали основные лагеря для уничтожения евреев не в Западной Европе, а именно в Польше, писал:
  «Иначе обстояло дело в восточной Европе. Самым постыдным было поведение поляков. Они безропотно выдали немцам 2 млн 800 тыс. евреев из 3 миллионов 300 тысяч, проживающих в стране».
  Обо всём этом нашим молодым россиянам никакой польский гид, конечно, ничего не расскажет.
  Нынешние российские молодые люди удивляются на страницах журнала «Наш взгляд»: «Нежелание приглашать польских солдат на Парад Победы ни в Лондон, ни в Москву, которые проходили в 1995 году, говорит о том, как мировые державы относились к Польше». Может быть, познакомившись с цифрами и фактами, приведёнными выше, наши доверчивые тинейджеры поймут, почему две союзные державы — США и Великобритания — никогда не зачисляли Польшу в число стран-победительниц. Однако Войско Польское, сражавшееся в составе советских войск, было единственной иностранной армией, которая удостоилась чести пройти по Красной площади на Парадах Победы в 1945 и 1985 годах.

Станислав КУНЯЕВ

Только зарегистрированные пользователи могут оставлять комментарии. Войдите на сайт через форму слева вверху.

Free Joomla! templates by AgeThemes