Войти на сайт

Авторизуйтесь через любой из сервисов, чтобы оставить комментарий

     

ads

Поиск по публикациям

последние комментарии

Её душа была истинно русской

Татьяна Михайловна Глушкова (1939—2001) родилась в Киеве. Окончила в 1965 году Литературный институт имени А.М. Горького. Первый сборник стихов «Белая улица» выпустила в 1971 году. Затем были «Выход к морю», «Разлуки нет» и другие книги. Широкую известность принёс роман в стихах «Грибоедов». Часто выступала как литературный критик, а в 1990-е годы также со статьями, анализирующими современное состояние России. Жила в Москве.
Не случайно родители назвали её Татьяной — в честь любимой героини Пушкина. Её душа была истинно русской, как у пушкинской Татьяны. И язык её стихов и прозы — глубинно русский. Образный и чистый. И то, что она выразила в своём творчестве, невозможно выразить ни на каком другом языке. В её роду были люди духовного звания и донские казаки. Настоящая благородная русская интеллигенция. В отличие от другой, роющей яму России, которую в своё время пророчески обличал святой праведный Иоанн Кронштадтский.
«Все в моей семье были беспартийные, их идеологию я определила бы как страстный культ труда во имя Отечества, культ всякого нестяжания», — говорит Татьяна Глушкова о своих родителях. И эту родовую линию служения Родине она продолжила с отвагой и бескомпромиссностью. Юной девушкой в 1960-м году в разгар хрущёвских гонений на Церковь, она пишет цикл стихов о храме Киевской Софии. Тогда казалось, что о вере в Бога интеллигенция, и в особенности творческая интеллигенция, напрочь забыла. И символом этого было то, что руководитель её семинара в Литинституте, маститый поэт, классик советской литературы, отказал ей за такие стихи в защите диплома.
Татьяна Глушкова – хранитель русского слова, носитель русского духа. То, что произошло с её Родиной, — произошло с ней самой. Это крик её души. Поэты, наверное, сказали бы — крик раненой птицы. Я имею в виду прежде всего стихи о 91-м, «Час Беловежья»:
«Когда не стало Родины моей,
Воспряла смерть во всём подлунном мире,
Рукой костлявой на железной лире,
Бряцая песнь раздора и цепей».
И особенно — о 93-м годе:
«Всё так же своды безмятежно-сини.
Сентябрь. Креста Господня торжество.
Но был весь мир провинцией России,
Теперь она — провинция его…».
Это был расстрел России среди бела дня, при одобрении так называемого «мирового сообщества». «Линия крови», по определению поэта, длящаяся до конца нашей истории, навсегда разделила русских людей, и никому нельзя переступить через неё без искреннего покаяния. И если письмо сорока двух так называемых «деятелей культуры» останется в истории как документ — декларация наступающей новой эпохи открытого сатанизма, то стихи Татьяны Глушковой помогут понять русскому человеку будущих поколений, что на самом деле произошло с его Родиной. Несмотря на то, что так называемые демократы сделали всё, чтобы запретить объективное расследование этих страшных событий.
Этот год и последующие годы, как продолжение 93-го, — вся её оставшаяся жизнь — воспринимается как стояние у Креста Христова. Она и сама на кресте. В этот период с исключительной силой раскрывается в её творчестве всегда присущая ей естественность и подлинность. Существует известный соблазн для поэта — «казаться печальней, чем есть». И мало кому удаётся избежать его. Мало кому даётся стать подлинным поэтом. Но когда висишь на кресте, не думаешь, как выглядишь. Физически она умирает вместе с Россией, проходя через огонь её мук, но духом, благодаря вере во Христа, становится чище и сильнее. Она не побеждена этими испытаниями, она выходит из них победителем.
«Когда не стало Родины моей,
Тот, кто явился к нам из Назарета,
Осиротел не менее поэта
Последних сроков Родины моей».
Эти строки созвучны известным стихам Фёдора Тютчева:
«Всю тебя, земля родная,
В рабском виде
Царь Небесный исходил,
Благословляя».
Но только эпоха в них — иная:
«И над страной восходит день последний —
Едва ль не Гефсиманская заря».
За это стояние до конца у Креста Христова, а не потому, что она умерла на первой Пасхальной неделе нового тысячелетия — внешнее здесь просто соединилось с внутренним — веруем, душа её принята в светлые райские обители. Но и оттуда мы слышим её голос любви к Отчизне:
«До Страшного Суда я пролежу,
И знаю: в травах, в шелесте берёзы
Вы слышите, что я ещё дышу!
Так дышит огнь.
Так властно дышат грозы».
Мы переживаем, кажется, беспросветные времена. Каждый день приносит нам вести о новых бедах. Как писала Татьяна Глушкова:
«А дальше что?.. Не спрашивай меня:
Ведь я не мастерица на прогнозы.
Но вижу: цвета чёрного огня
Лежат в снегу и умирают розы».
Но тот, кто стоял у Креста Христова, знает, что Христос всё победил, и смысл каждой человеческой жизни и всей истории заключается во вхождении крестным путём в Его победу.
И потому Татьяна Глушкова, поэт, воин Христов, обращается к каждому из нас сегодня:
«Но дай-ка лучше сосчитаем мы
Не горести, а мужества приметы!»
 
Протоиерей
Александр ШАРГУНОВ.

Только зарегистрированные пользователи могут оставлять комментарии. Войдите на сайт через форму слева вверху.

Free Joomla! templates by AgeThemes