Войти на сайт

Авторизуйтесь через любой из сервисов, чтобы оставить комментарий

     

ads

Поиск по публикациям

последние комментарии

Чтить пророков

Виктор Линник
...Вспоминается далёкий февраль 1965 года, заснеженная и стылая Москва, серое, из потемневшего силикатного кирпича здание на Ярославской улице, где тогда размещался Институт мировой экономики и международных отношений, куда я, переводчик, привёл американского профессора-экономиста, находившегося в СССР по программе научного обмена. В кабинете заместителя директора ИМЭМО навстречу нам поднялся хозяин — высокий, статный и, как теперь ясно, ещё молодой: Меньшикову тогда не было и сорока.

Можно ли было представить себе тогда, что эта встреча положила начало дружбе, объявшей полвека? Годы спустя мы встретились со Станиславом Михайловичем в аппарате ЦК КПСС, потом в «Правде». А последние 16 лет своей жизни он – ведущий экономический и политический обозреватель газеты «Слово». За это время Станислав Михайлович опубликовал 272 крупные статьи на наших страницах (всегда не меньше полутора полос). Больше, чем любой другой автор в истории газеты. За статистику мы ручаемся по одной простой причине: Меньшиков ставил порядковый номер на каждом своём материале для «Слова».
Редакция всегда будет гордиться сотрудничеством с таким выдающимся учёным и блестящим публицистом. С первого и до последнего номера газеты материалы Станислава Михайловича Меньшикова удивляли высочайшим профессионализмом, живым пером, фундаментальностью знаний учёного-энциклопедиста.
 От Меньшикова читатель всегда ждал и неизменно получал точный анализ и прогноз сложнейших процессов в российской и мировой экономике. Огромный научный и политический опыт Станислава Михайловича – ИМЭМО, Новосибирское отделение Академии наук СССР, аппарат Генерального секретаря ООН в Нью-Йорке, журнал «Проблемы мира и социализма» в Праге, Международный отдел ЦК КПСС, ведущие научные центры и университеты СССР, Европы и Америки – давал ему уникальную площадку для обзора. Слово Меньшикова, автора более 25 научных монографий, мемуаров и художественных произведений, было доступно каждому, кто желал слушать и слышать.
Исполинская фигура профессора Станислава Михайловича Меньшикова высится в нашей политэкономической науке как вершина, к которой обращены пристальные взгляды как единомышленников, так и идейных недоброжелателей. Он был равновелик лучшим умам современности. Соработничество с нобелевскими лауреатами – В. Леонтьевым, Я. Тинбергеном, Г. Киссинджером – примечательная часть его биографии.
Он из тех людей, которые составляют цвет нации.
 
Валентин Фалин
12 мая исполнилось бы 90 лет Станиславу Меньшикову. Моему однокашнику и товарищу. Судьба не раз разводила нас географически, но не идейно. До своего юбилея он не дожил два с половиной года.
Моя спонтанная реакция на его кончину – «Какой светильник разума угас!». Нет, нет, не угас. К его богатому творческому наследию будут обращаться теоретики и практики, желающие понять перипетии советского и постсоветского развития России, готовые сделать из прошлого адекватные выводы на будущее.
Оригинальное мышление Станислава Михайловича привлекало пристальное внимание таких крупнейших зарубежных политэкономов, как лауреаты Нобелевской премии В. Леонтьев и Я. Тинберген, а также Дж.К. Гэлбрейта. Многие из начинаний и идей Станиславу удалось реализовать в ООН и прочих международных институтах. Однако, как водится, в своём Отечестве пророков нет. Будь иначе, возможно, не постигла бы советскую державу изведанная ею горькая участь.
Полагаю, научному сообществу следовало бы, не откладывая в долгий ящик, созвать конференцию, которая обобщала бы теоретические воззрения и практические рекомендации Меньшикова. Конечно, оппонентов сыщется в избытке. Но это не должно смущать. Ибо в споре рождается истина.
 
Руслан Дзарасов
Значение Станислава Меньшикова в отечественной науке связано, на мой взгляд, с его ролью своеобразного посредника между нашим и международным академическим сообществом.
Эту функцию он выполнял ещё в советские времена, когда наша интеллигенция была изолирована от зарубежных коллег. Тогда его работы, уже ставшие классическими, позволяли нам знакомиться с идеями, которые не всегда соответствовали жёстким рамкам советской официальной идеологии. Так, из них можно было узнать о: сложных взаимоотношениях между собственниками и управленцами крупных западных корпораций («Миллионеры и менеджеры», 1965) или роли монополизма в раскручивании инфляции на Западе («Инфляция и кризис регулирования экономики», 1979). Эти труды не только ярко показывали масштабы и зачастую пагубные последствия власти над западной экономикой крупного капитала и топ-менеджмента могущественных корпораций. Они еще и заставляли задуматься над ролью бюрократии в советской системе.
Особенно ярко это проявилось в работах Меньшикова, написанных в самые драматические для постсоветской России 1990-е годы. Не было недостатка в публицистике, резко обличавшей ельцинские реформы. Но мало было работ-размышлений, развивавших, а не просто провозглашавших, иное мировоззрение. Меньшиков показал ограниченность ставки на обезличенные силы рынка, которые, по замыслу реформаторов, должны были привести к спонтанному становлению эффективной экономики на обломках советского планирования («Экономика России: практические и теоретические проблемы перехода к рынку», 1996). В противовес этому он предложил адаптацию кейнсианской модели стимулирования экономического роста к российским условиям. Наверное, в этом умении сплести воедино ткань мировой и отечественной жизни, увидеть и представить людям их единство и различия, и состоит сакральный смысл жизни интеллектуала-международника. Крупным нашим представителем именно этой, очень редкой натуры был и остаётся Станислав Меньшиков.
 
Руслан Гринберг
Станислав Михайлович Меньшиков – удивительный человек, не декларирующий, а излучающий ценности. Он был абсолютно свободным человеком в не очень свободной стране. Одинаково относился к начальству и к простым людям. Это черта истинного просвещённого дворянина, что мне всегда очень нравилось. Станислав Михайлович, несомненно, совершенно незаурядный исследователь. Важно, что все его работы всегда являлись социально ориентированными. В моём понимании он был апостолом конвергенции, и мне кажется, что среди советских и постсоветских экономистов он был, может быть, одним из первых, точно понимавших особенности советского строя и реального капитализма. Его не могли сбить ни модные веяния, ни новые доктрины. И он до последних дней своей жизни оставался человеком независимого мышления и неподдельного гуманизма. Станислав Меньшиков –
это редкое явления, и пока мы живём, мы будем весьма уважительно вспоминать его.
 
Георгий Цаголов
Мне посчастливилось быть его учеником, а потом и другом. И мне так не хватает его последние два с половиной года…
В одной из статей, опубликованных в настоящем издании («Слово», 2013. 4 октября), он замечал: «С нынешним правительством Россию ожидает длительный период застойного состояния экономики и науки… Избежать этого можно только, заменив его на кабинет министров, готовый осуществлять стимулирующую экономическую политику и отказаться от чиновничьих наскоков на науку и социальную сферу». Эти, как и многие другие пророческие мысли, высказывались ярким титаном нашей общественно-экономической мысли на протяжении многих десятилетий советского и постсоветского периода.
В бесчисленных трудах и публицистических выступлениях он не раз предупреждал об опасности тех или иных шагов, которые, тем не менее, делались, и вносил многие конструктивные предложения, которые не просто не реализовывались – всячески замалчивались. Остается только горько сожалеть, что не такие как он, а совсем другие, по прихоти тогдашних властителей завладели рулём управления нашими реформами. Теперь за это приходится жестоко расплачиваться.
В конце своих мемуаров великий мыслитель как будто исповедуется: «Мой идеал – социализм с человеческим лицом, и я по-прежнему убеждён, что его у народа украли демократические лицемеры, но в действительности грабители с большой дороги нашей истории. Не верю, что за человеческое лицо режима мы должны отказываться от социализма и что истинное лицо социализма – это несвобода и бедность… Развалив социализм, мы лишили себя общей мечты. Лично для меня это было не меньшей трагедией, чем потеря страны. Мириться с этим не хочется, и потому важно понять, как это случилось и как вернуться к социализму, избавленному от его недостатков… Главный вопрос любого социализма – как контролировать элиту снизу, демократически, препятствуя её вырождению». (С.М. Меньшиков. О времени и о себе. С. 416).
В последние пять лет жизни Станислав Михайлович утратил зрение, но, несмотря на это, благодаря жене и детям продолжал плодотворно трудиться. В последнем своём материале, опубликованном уже после его кончины, он призывает к построению в России смешанного, интегрального общества, вбирающего в себя достоинства капитализма и социализма и избавляющегося от его пороков («Слово», №26, 12.2014).
О Меньшикове, как в своё время о Бальзаке, можно сказать: «Его жизнь больше наполнена трудами, чем днями». Судьба сводила его с самыми известными и видными деятелями прошедших двух третей века: Хрущёвым и Горбачёвым, Дж. Неру и Далай-ламой, Никсоном и Киссинджером, американскими миллиардерами и политиками – Рокфеллером, Фордом, Морганом и Гарриманом. Его приглашали к совместной работе великие умы – Ян Тинберген, Дж. К Гэлбрейт, Линдон Ларуш и многие другие.
И те, кто с ним встречался не забывают его. Вот только что полученное письмо от представительницы группы Ларуша, адресованное подписчикам интернет журнала EIR:
«Уважаемые знакомые, дорогие друзья!
Сегодня (12 мая 2017 г.) в 90-летие со дня рождения Станислава Михайловича Меньшикова мы с коллегами по Шиллеровскому институту вспоминали с благодарностью о годах нашего с ним диалога и сотрудничества. Особенно помнятся оптимистические и насыщенные идеями разговоры во время визита Линдона Ларуша в Москву десять лет назад, весной 2007 года, когда С.М. его пригласил на юбилейные мероприятия. Сейчас при почти невероятно диком состоянии российско-американских отношений его умения вникать в суть «настоящей Америки» (его слова) нам очень не хватает, не говоря о его вкладе в дебаты об экономическом курсе самой России.
Итак, помню проф. Меньшикова с огромным уважением и с тоской.
С уважением Ваша Рейчел Дуглас».
И такая выдающаяся личность, действительно учёный-исполин не стал ни академиком, ни лауреатом, не заслужил какой-либо правительственного отличия или ордена…
Наша страна продолжает испытывать большие трудности. Не время ли её властям обратиться к наследию С.М. Меньшикова и его единомышленников?
Может, всё-таки пора чтить пророков в своём Отечестве?

Комментарии   

0 #1 Иван Меньшиков 23.05.2017 19:12
Большое спасибо от всей семьи!

Только зарегистрированные пользователи могут оставлять комментарии. Войдите на сайт через форму слева вверху.

Free Joomla! templates by AgeThemes