Главное содержание

К 200-летию вождя русских славянофилов

Аксаков Константин Сергеевич родился 10 апреля (29 марта по старому стилю) 1817 года в селе Ново-Аксаково Бугурусланского уезда Оренбургской губернии в семье писателя Сергея Тимофеевича Аксакова, выходца из старинного дворянского рода. Автор историко-филологических исследований «О древнем быте у славян вообще и у русских в особенности», «Ещё несколько слов о русском воззрении», записки царю Александру II «О внутреннем состоянии России». Ратовал за православную монархию и патриархально-общинный быт в России без европейского вмешательства. Осуждал крепостное право, коррупцию чиновников и земельную политику государства. Последний год жизни провёл в путешествии по славянским землям вместе с младшим братом Иваном Сергеевичем. 7 декабря 1860 года скончался на острове Занте в Греции.
Вещие труды Константина Сергеевича Аксакова, проповедника славянофильства, созидали и поныне созидают в духе и разуме русских властителей дум, средь коих и писатели — русскость – суть, идею народно-православной культурной самобытности русского народа в противостоянии западничеству, забугорному и доморощенному, уничижающему русских, уподобляющему их варварам, раболепным, тупым, хмельным и ленивым. Если западники, брезгливо косясь на русский народ, в позапрошлом веке на девяносто процентов крестьянский, толковали о книжной образованности западных европейцев, то Аксаков, да и Пушкин, Гоголь, Достоевский, Лесков, будучи по духу славянофилами, убеждали: грешно болтать о темноте и дикости русского крестьянина, создателя сверхгениальной и необозримой обрядовой, прикладной и сказовой культуры, далеко превосходящей народные культуры европейских народов. А божественная древнерусская словесность!.. а иконопись Святой Руси!.. а храмы православные!..


Константин Аксаков в статье «О русском воззрении» доказал, что «тогда только и является произведение литературы или другое какое вполне общечеловеческим, когда оно в то же время совершенно народно. «Илиада» Гомера есть достояние всемирное и в то же время есть явление чисто греческое. Шекспир есть поэт, принадлежащий всему человечеству и в то же время совершенно народный, английский (…) Русский народ имеет прямое право как народ на общечеловеческое, а не чрез посредство и не с позволения Западной Европы». Говоря, что общечеловеческим литературное сочинение становится лишь в том случае, когда оно узко национально, народно, Аксаков предрёк произведения Шолохова, Есенина, Рубцова, Клюева и всесветно славленных писателей-деревенщиков.
Русофилы – ярые проповедники славянофильства – были издревле, испокон русского века; русофильские идеи воплотились в шедеврах древнерусской и средневековой словесности, а потом и в творчестве Ломоносова, Пушкина, Гоголя, Тютчева, Лескова, Шмелёва, но лишь Аксаков и его соратники научно обосновали славянофильство с надеждой, что оное станет русской национальной и государственной идеологией.
Глупая болтовня – любовь к русскому народу без любовного знания народа…
* * *
Благодаря и славянофилам истовые русофилы постигали язычество древних славян, древних русичей с пантеоном языческих болванов, с природоодухотворением и природообожествлением, с обычаями и обрядами; и слава Тебе, Господи, души не осквернились бесовским идолопоклонством, не кинулись русофилы сломя голову по широкому и гладкому тракту, ведущему в погибель, но, падая и вздымаясь, побрели по тернистой, горной тропе ко Христу Богу.
<….> Русскость по-Аксакову – православность, что Константин Сергеевич, возможно, усвоил от святых, в Земле Российской просиявших, что потом утверждали и другие славянофилы, а с ними и вдохновенный русофил Фёдор Достоевский.
А что касаемо взаимоотношений славянских держав с Царством Русским, то Константин Аксаков и прочие русские любомудры и даже государевы мужи, исповедующие славянофильство, ратовали о искреннем, любовном братстве славянских народов; и освободитель славян, русский полководец Михаил Скобелев писал: «Я рисую себе в будущем вольный союз славянских племён. Полнейшая автономия у каждого, одно только общее – войска, монета и таможенная система. В остальном – живи, как хочешь, и управляйся внутри себя, как можешь…»
Фёдор Достоевский, славянофил-почвенник, уповал лишь на духовное единение славян:
«…Славянофильство означает стремление к освобождению и объединению всех славян под верховным началом России — началом, которое может быть даже и не строго политическим. И, наконец, (…) славянофильство, кроме этого объединения славян под началом России, означает и заключает в себе духовный союз всех верующих в то, что великая наша Россия во главе объединённых славян скажет всему миру европейскому человечеству и цивилизации его своё новое здоровое и ещё неслыханное миром слово».
Но и великий генерал, и великий писатель тут же скорбно погребли блажь славянского единения… Михаил Скобелев: «Племена и народы не знают платонической любви… Католичество широко разольётся… Оно захватит всё и всех, и в первом спорном вопросе славяне южные пойдут против северных, и будет эта братоубийственная война торжеством всякой немецкой челяди…».
А теперь уместно будет привести обширную выдержку из письма Фёдора Достоевского, ибо столь она верна и пророчески дальновидна: «Не будет у России, и никогда ещё не было, таких ненавистников, завистников, клеветников и даже явных врагов, как все эти славянские племена, чуть только их Россия освободит, а Европа согласится признать их освобождёнными! И пусть не возражают мне, не оспаривают, не кричат на меня, что я преувеличиваю и что я ненавистник славян! Я, напротив, очень люблю славян… Начнут же они, по освобождении, свою новую жизнь, повторяю, именно с того, что выпросят себе у Европы, у Англии и Германии, например, ручательство и покровительство их свободе, и хоть в концерте европейских держав будет и Россия, но они именно в защиту от России это и сделают. (Господи Милостивый, как это похоже на послевоенных и нынешних славян, кроме сербов и белорусов. –
А.Б.) Начнут они непременно с того, что внутри себя, если не прямо вслух, объявят себе и убедят себя в том, что России они не обязаны ни малейшею благодарностью, напротив, что от властолюбия России они едва спаслись при заключении мира вмешательством европейского концерта, а не вмешайся Европа, так Россия, отняв их у турок, проглотила бы их тотчас же, имея в виду расширение границ и основание великой Всеславянской империи на порабощении славян жадному, хитрому и варварскому великорусскому племени. Может быть, целое столетие или ещё более они будут беспрерывно трепетать за свою свободу и бояться властолюбия России; они будут заискивать перед европейскими государствами, будут клеветать на Россию, сплетничать на неё и интриговать против неё». Особенно приятно будет для освобождённых [русскими] славян высказывать и трубить на весь свет, что они племена образованные, способные к самой высшей европейской культуре, тогда как Россия — страна варварская, мрачный северный колосс, даже не чистой славянской крови, гонитель и ненавистник европейской цивилизации». России надо серьёзно приготовиться к тому, что все эти освобождённые славяне с упоением ринутся в Европу, до потери личности своей заразятся европейскими формами, политическими и социальными, и таким образом должны будут пережить целый и длинный период европеизма прежде, чем постигнуть хоть что-нибудь в своём славянском значении и в своём особом славянском призвании в среде человечества. Между собой эти землицы будут вечно ссориться, вечно друг другу завидовать и друг против друга интриговать. Разумеется, в минуту какой-нибудь серьёзной беды они все непременно обратятся к России за помощью. Как ни будут они ненавистничать, сплетничать и клеветать на нас Европе, заигрывая с нею и уверяя её в любви, но чувствовать-то они всегда будут инстинктивно (конечно, в минуту беды, а не раньше), что Европа естественный враг их единству, была им и всегда останется, а что если они существуют на свете, то, конечно, потому, что стоит огромный магнит — Россия, которая, неодолимо притягивая их всех к себе, тем сдерживает их целость и единство. России надолго достанется тоска и забота мирить их, вразумлять их и даже, может быть, обнажать за них меч при случае».
Юбилей Константина Аксакова, великого русского мыслителя, вождя славянофилов, коего высоко чтил и Достоевский, проходит в России незамеченным; и это говорит лишь о том, что нынешние властители …или растлители?.. дум, хотя и треплют на языке патриотизм, по духу – либерально-космополитические западники, кои страшатся русскости, как чёрт ладана, и брезгуют народностью в культуре и искусстве.

 

Анатолий БАЙБОРОДИН

Добавить комментарий


Защитный код
Обновить