Войти на сайт

Авторизуйтесь через любой из сервисов, чтобы оставить комментарий

     

ads

Поиск по публикациям

последние комментарии

Тридцать лет без Шульженко

Есть старинная пословица: «Пока дышу – надеюсь».
Я её изменяю на свой лад: «Пока живу – пою».
Клавдия Шульженко.

17 июня 2014 года исполняется 30 лет, как ушла из жизни выдающаяся эстрадная певица Клавдия Ивановна Шульженко. Автору этих строк посчастливилось быть в Колонном зале на концерте, посвященном 70­летию со дня рождения знаменитой артистки. Это было потрясение, забыть которое невозможно спустя десятилетия.
В этом концерте было всё: превосходно выстроенный репертуар, вдохновение, неповторимое обаяние Клавдии Ивановны. В памяти долгие, нескончаемые овации после каждого номера. На сцене была действительно королева песни, лауреат первой премии Первого Всесоюзного конкурса эстрады. Шульженко были подвластны не только тончайшие нюансы исполняемых произведений, но и ни с чем несравнимое мастерство поющей драматической актрисы.

Помню, с каким напряжением зал ждал её выхода. И вот объявление: народная артистка СССР Клавдия Шульженко! Она вышла под шквал аплодисментов, широким жестом руки, словно приветствуя каждого в зале, Шульженко прошла по авансцене и замерла у микрофона. На ней было голубое платье и такого же цвета накидка, ставшая в её воздушных руках незабываемой выразительной деталью, тем самым «синим платочком», помогавшим раскрытию содержания песен.
Казалось бы, с уходом из жизни Клавдии Шульженко кончилось и её творческое присутствие в нашей жизни. К сожалению, сегодня СМИ неустанно занято «прославлением» либо нашего обрыдшего, кажется уже всем, шоу­бизнеса, либо Петросяна с его гогочущей камарильей.
Каково же было моё удивление, когда в ЦДРИ, на спектакле «Немножко о себе», созданном Валентиной Козловой и Вячеславом Кином по мотивам книги Клавдии Шульженко «Когда вы спросите меня…», я вновь увидел эту голубую накидку и посмотрел замечательный спектакль театра «Четвертая стена».
С удовольствием представляю нашему читателю исполнителей этого спектакля: это лауреат Международного конкурса педагогов­исполнителей, пианист Вячеслав Кин и лауреат Международной общественной премии «Виват, Маэстро!» 2011 года актриса Валентина Козлова.
И вот сразу после премьеры мой первый вопрос режиссеру и исполнительнице роли Клавдии Шульженко Валентине Козловой:
— Валентина Викторовна, как рождался спектакль, и что явилось импульсом для создания этого яркого музыкального произведения?
— Замысел родился лет пять­шесть назад. Правда, импульс начался с детства. В доме была черная пластинка, где звучала песня «Малыш». Она мне, как говорят, запала. Слушать её я могла часами. Видимо, в то время в меня неосознанно на всю жизнь вошла Шульженко. Шли годы, мне уже взрослой и определившейся актрисе, вновь надолго легла на душу другая песня Клавдии Ивановны – «Старые письма». Прошло еще несколько лет, прежде чем я столкнулась с концертмейстером Шульженко Алексеем Семилобовым, который, прослушав меня, сказал: «Клавдия Ивановна, так бы не решила этот вопрос». Тем не менее мы с удовольствием начали работать, но случилась беда — концертмейстер заболел. И вот тут, когда все застопорилось, на моё счастье, появился Вячеслав Кин. Слава — человек требовательный, с превосходным вкусом. Я ему дала на прослушивание не те двадцать вещей, которые мы любим и знаем, а другие нерастиражированные записи Шульженко. После знакомства с этой партитурой Слава признался: «Такую Шульженко я не знал». Этого было достаточно! Мы взялись за работу! Тем более у меня уже был сценарий по книге «Когда вы спросите меня…», продиктованной лично Шульженко журналисту Глебу Скороходову. Вот почему в нашей постановке, во­первых, подлинные воспоминания Шульженко, во­вторых, минимум традиционных вещей из её репертуара. Для нас в этом спектакле важным было поместить великую певицу в грандиозную музыкальную эпоху советского периода, в которой она жила и работала. Отсюда появление образов Василия Соловьева­Седого, Исаака Дунаевского, Ильи Жака, Павла Германа, Бориса Мандруса и др. Когда мы почувствовали драматургию актёрски и появилась музыкальная и литературная партитуры, пластический ход спектакля родился легко и удобно для обоих партнеров.
— В спектакле вы много и хорошо поете. Однако вас ни в коей мере нельзя упрекнуть в модном сейчас определении: «Один в один». Вы не имитируете Шульженко и, тем не менее, вы словно рядом с ней. В чем состоял вокальный замысел?
— В начале моей творческой жизни я занималась в оперной студии, но у меня пропал голос. К слову сказать, я с детства и по сей день играю на фортепиано, баяне и гитаре. Со временем голос вернулся, и его вполне хватает для нашего спектакля. Но для меня сразу было ясно, что нельзя идти в создании образа Шульженко путем телемарафонов «Один в один» или «Точь­в­точь», где у исполнителей на лице стопудовый макияж. В памяти жил облик замечательного пародиста Виктора Чистякова, где все было «чуть­чуть», но этого было достаточно, чтобы стопроцентно поверить, что в его исполнении возникают Козловский, Зыкина или Шульженко. Я очень благодарна своему партнеру, когда на каком­то этапе он запретил мне слушать Шульженко. В конце репетиций, когда я вовсе перестала заниматься «подражательством», Вячеслав сказал: «Вот теперь можешь слушать, у тебя «стеснилась грудь её тоской». Надо сказать, я очень ценю вклад Вячеслава Кина в наш спектакль, даже по этому высказыванию видно, что он не только знает Пушкина, но ещё он хороший педагог. К тому же Вячеслав Кин, на мой взгляд, первоклассно играет в этом спектакле все мужские роли, в том числе тех мужчин, которые были влюблены в великую певицу.
— Совершенно очевидно, что спектакль «Немножко о себе» является частью чего­то большего. Валентина Козлова многие годы руководит театром «Четвёртая стена». Как возник ваш театр, расскажите о нем?
— Этот театр – мой дом. Ему в этом году исполнилось тридцать лет. Но официально он был зарегистрирован 25 лет назад. А первый спектакль состоялся 14 июня 1984 года, за три дня до смерти Клавдии Ивановны.
Встреча с коллективом состоялась в марте. А что такое март месяц? — Это день рождения Шульженко.
— Валентина Викторовна, нет ли во всей вашей истории какого­то «мистического» присутствия Шульженко?
— Как хотите это называйте, но её длань, на мой взгляд, существует во всем. Клавдия Ивановна — своеобразный оберег нашего театра. Кстати говоря, спектакль «Немножко о себе» очень помог укрепиться театру, в чем я опять вижу участие Клавдии Шульженко.
Сегодня мы делаем разные спектакли, в том числе и для детей, за нами сохранено театральное помещение, создаются совместные проекты с другими коллективами. К тому же мы за наше многолетнее творчество получили немало высоких наград, высокую оценку не только в прессе, но и у людей требовательного вкуса.
Совсем недавно мы сделали спектакль по пьесам Островского. В мае уже была премьера. Такого автора может поднять только сильный и состоявшийся коллектив, которым я не только горжусь, но и люблю. И вот результат: мы получили приглашение в Кинешму на Всероссийский театральный фестиваль.
В завершение нашей беседы хочу сказать, возможно, самое сокровенное: когда мне тяжело и, как говорится, хоть головой о стенку бейся, я начинаю повторять текст роли — и тогда, как солнце с неба, появляется Клавдия Ивановна Шульженко и мои проблемы перестают быть важными, а жизнь наполняется теми смыслами, которые делают её прекрасной.
 
Валерий ИВАНОВ­ТАГАНСКИЙ

Только зарегистрированные пользователи могут оставлять комментарии. Войдите на сайт через форму слева вверху.

Free Joomla! templates by AgeThemes