последние комментарии

Верный сын Отечества

К 210-летию со дня рождения Алексея Степановича Хомякова
Кто не знает своего Отечества, тот не достоин называться его сыном.
А.С. Хомяков.

В историю русской культуры, философии и общественной мысли навсегда вошло имя Алексея Степановича Хомякова. Он родился 1 (14) мая 1804 года на Большой Ордынке в приходе церкви во имя Георгия на Всполье в Москве, в родовитой дворянской семье тульских помещиков, и стал известен как русский писатель, общественный деятель, один из главных идеологов славянофильства. Член-корреспондент Петербургской АН c 1856 г. В молодости был на военной службе, с 1829 г. в отставке.

Поражает обширный круг его интересов, трудов и знаний: поэт и драматург, богослов, идеолог православия, русской общины и соборности, философ, историк мировой цивилизации и филолог, критик и публицист, экономист и социолог, журналист, блестящий оратор, полемист и художник-иконописец, изобретатель и врачеватель. Это был человек энциклопедических знаний, кипучей энергии и высокой культуры. Ориентация на восточную патристику (учение о «соборности» и др.) сочеталось у Хомякова с элементами философского романтизма. Выступал с либеральных позиций за отмену крепостного права, смертной казни, за введение свободы слова, печати и т.д.
А.С. Хомяков изобрёл дальнобойное ружье и новую паровую машину, получившую патент в Англии, занимался винокурением, сахароварением и гомеопатическим лечением, успешными поисками полезных ископаемых в Тульской губернии, проектами улучшения благосостояния жителей Алеутских островов и созданием хитроумных артиллерийских снарядов в период Крымской войны.
Знакомство и общение Пушкина с Хомяковым относится ко времени возвращения поэта из ссылки в Москву.
Встречи Хомякова и Пушкина часты. Хомяков присутствовал на чтении Пушкиным «Бориса Годунова» у Веневитиновых, и там же на следующий день по просьбе Пушкина читал свою трагедию «Ермак». На обеде по случаю организации журнала «Московский вестник», который Хомяков устроил у себя (ныне Петровка, д.3), присутствовали Пушкин, Ф.С. Хомяков, Е.А. Баратынский, А. Мицкевич и другие лица. В конце 1826 г. Пушкин внес Хомякова в список предполагаемых участников «Московского вестника».
Встречались Пушкин и Хомяков и в Петербурге в литературных кругах, в салоне Карамзиной например.
Последние встречи Пушкина и Хомякова относятся ко времени приезда Пушкина в Москву в мае 1836 г. Хомяков значится в сделанном Пушкиным списке знакомых, с которыми он встречался в этот приезд. 6 мая этого же года Пушкин писал жене о предстоящей женитьбе Хомякова на Е.М. Языковой, а 11 мая — об обеде с Хомяковыми у М.Ф. Орлова. О других встречах Пушкина и Хомякова сообщала Е.М. Языкова в письмах к Н.М. Языкову.
Пушкин положительно отзывался о «прекрасных» лирических стихотворениях Хомякова в письме к Языкову от 18 ноября 1831 г. и в предисловии к «Путешествию в Арзрум».
В письмах к Языкову Хомяков высказывал сожаление о преждевременной смерти «бедного» Пушкина. «Я чуть не плачу, вспоминая о нем», — писал он жене 1 февраля 1837 г.
К семье Хомяковых был очень близок Н.В. Гоголь. Он даже стал крёстным отцом их сына.
Будучи председателем Общества любителей российской словесности (избран в 1850-х годах), А.С. Хомяков принимал в члены общества Льва Толстого.
Алексей Степанович, занимаясь лечением крестьян во время холерной эпидемии, заболел и умер 23 сентября 1860 года. За несколько секунд до кончины он твердо и сознательно осенил себя крестным знамением. Был похоронен в Даниловом монастыре, под одним памятником со своей женою, им самим же поставленным, со словами псалма: «Аще беззакония назриши, Господи, Господи, кто постоит». К этим словам после его кончины было дописано: «Блажени алчущии и жаждущии правды». После закрытия монастыря его останки были перенесены на Новодевичье кладбище.

Об Алексее Степановиче Хомякове...
«Самый чистый и самый благородный из великих людей новой русской истории». (П.А. Флоренский).
* * *
«Да, у нас в умственной сфере равны с ним только Ломоносов и Пушкин. Мы же берем для себя великой целью слова А.С. Хомякова: «Для России возможна только одна задача — сделаться самым христианским из человеческих обществ». (К.Н. Бестужев-Рюмин).
* * *
«Алексей Степанович Хомяков был талантливый живописец, оригинальный богослов, философ, историк, острый публицист, создатель специфической теории раннего славянофильства (не надо путать с поздним, светским; это было раннее церковное, христианское славянофильство). Человек, оцененный всеми, в том числе противниками, которые очень уважали его, даже любили; например, А. И. Герцен пишет о нем с восхищением. Однако, несмотря на свою открытость к людям, Хомяков был плохо понят, его богословские сочинения были отвергнуты церковной цензурой, большинство из них издавалось на Западе, еще при жизни автора». (А.В. Мень).
* * *
«Ильей Муромцем, разившим всех со стороны православия и славянизма, был Алексей Степанович Хомяков...». (А.И. Герцен).
* * *
«Что была за натура, даровитая, любезная, своеобразная! Какой ум всеобъемлющий, какая живость, обилие в мыслях, которое у него в голове заключалось, кажется, источник неиссякаемый! Сколько сведений, самых разнообразных, соединенных с необыкновенным даром слова, текшего из его уст живым потоком! Чего он не знал? Не было науки, в которой Хомяков не имел бы обширнейших познаний, о которой не мог бы вести продолжительного разговора со специалистами...». (М.П. Погодин).
* * *
«Поэт, механик и филолог,
Врач, живописец и теолог,
Общины русской публицист
Ты мудр, как змий, как голубь, чист».
(Д.Н. Свербеев, мемуарист).
* * *
«Философско-исторические и социально-нравственные выводы Хомякова не только глубоки, но и чрезвычайно актуальны, а их духовное и практическое освоение в наше смутное и переходное время может принести действительную пользу. <…> Хомяков сформулировал много «законов» духовной жизни, и реальное постижение (и практическое осуществление проповедниками всяческого добра и света) хотя бы одного из них (вроде нижеследующего: «высшее начало, искаженное, становится ниже низшего, выражающегося в целости и стройной последовательности») способно во многом изменить нашу жизнь». (Борис Тарасов).
* * *
«А.С. любил всякое состязание (соревнование), словесное, умственное или физическое: он любил и диалектику, споры и с друзьями, и знаком<ыми>, и с раскольник <ами> на Святой (в Кремле), любил и охоту с борзыми, как природн<ое> состязание <...> любил скачки и верх<овую> езду, игру на биллиарде, шахматы и с дер<евенскими> соседями в карты в длинные осенние вечера, и фехтование, и стрельбу в цель. И всегда почти брал призы за стрельбу <...> Вообще он любил жизнь и все богом созданное, и всякую искру человеческой радости. <...> С ним никогда не было скуки, и я помню, как каждый, и большой и малый, и умный и простой, увлекались его разговором. Помню, как горячо с ним спорили такие люди, как Пав<ел> Ник<олаевич> Рыбников, кот<орый> поступил к нам неверующим и почти нигилистом, — и как они скоро подпадали под его влияние. Несмотря на свой небольшой рост, он был очень силен, ходил далеко и очень быстро и особенно был он силен руками; между прочим, я помню, что он брался за вертикальный брусок двери руками за края, одной рукой выше, другой ниже, — и вытягивался горизонтально на воздухе; сила в руках у него была необычайная». (Из заметок старшей дочери Хомякова Марии).

Только зарегистрированные пользователи могут оставлять комментарии.

Please publish modules in offcanvas position.

Free Joomla! templates by AgeThemes