Войти на сайт

Авторизуйтесь через любой из сервисов, чтобы оставить комментарий

     

ads

Поиск по публикациям

последние комментарии

Армагеддон для Белоруссии

Всё, что сегодня происходит в Белоруссии нельзя рассматривать вне контекста общемировой политики и тех задач, которые ставятся её главными участниками. Условно их можно разделить на две большие группы. Одна из них направлена на установление новой модели организации социально-политической жизни, согласно тем требованиям, что были выработаны идеологами либерализма для всего мирового сообщества без всякого учёта культурно-исторических традиций. Другая группа задач направлена на сохранение и реставрацию того, что составляет генетический код каждой цивилизации и входящих в неё народов.
Для белорусов, как и для русских людей, представляющих почти 78% коренного населения нашей страны, таким кодом генетической памяти являются наши славянские корни и характерный для них соборный тип социального общения, утверждённый в 385 г. на Втором Вселенском Соборе в качестве одного из символов Православной веры. Он отрицает принцип индивидуализма и обязательной конкурентной борьбы как непременного условия построения справедливого общества, где рыночные отношения и соответствующее им рыночное мышление должно стать мировоззренческой основой всех форм межгрупповых и личностных отношений. Нас же пытаются убедить в том, что на современном этапе рынок должен определять характер любых контактов, даже если такие контакты существуют между братскими народами и государствами. Ведь в сознании либералов рынок является значимым признаком навязанного нам «гражданского общества» и характерной для него «гражданской религии» как позитивной альтернативы «традиционному обществу» с его «традиционной» верой.
Между тем, даже классики марксизма предостерегали от подобной переоценки рынка и производных от него отношений. В их понимании «свободное гражданское общество» носит насквозь коммерческий еврейский характер» (т. 2 сочинений К. Маркса и Ф. Энгельса, с. 126). В таких условиях «религия приносится в жертву государству», а «рабство гражданского общества» приобретает «видимость величайшей свободы», где «на место привилегии встало право». Подобная оценка в глазах идеологов новой модели социально-политической жизни делает заклятыми врагами прогресса как славян-марксистов, так и их православных братьев, осудивших культ «сребролюбия» как источника всех зол. Они должны либо принять новые стандарты, навязанные им теми, кто победил в «холодной войне», либо исчезнуть. Впрочем, отказ от своей традиционной веры и своей сущности тоже есть смерть, но только смерть духовная. Именно это самоубийство совершили христиане на Западе, приняв либеральный стандарт. И теперь они живут совершенно в другом мире.
Следовательно, происходящее в Белоруссии, сохранившей элементы самобытности и даже Советской символики, надо понимать, как завершающее звено второго этапа «холодной войны». Если первый этап был направлен на уничтожение Советской модели организации государства, власти и общества, изменившей марксистский шаблон в пользу славянских традиций соборности, то второй этап должен заставить нас совершить духовное самоубийство. В этой борьбе против нас все нормы сострадания и хвалёной западной толерантности к врагу неуместны. Ведь задача строителей «нового мирового порядка», согласно Г. Киссинджеру, заключается не в ослаблении наших стран, а в полном «обращении противника в свою веру».
Радикальное решение такой задачи в короткие сроки может вызвать общественный взрыв и решительное отторжение либеральных новаций, способствуя консолидации общества на патриотической платформе. А она неизбежно приведёт к сближению России и Белоруссии на основе традиционных для них ценностей, составляющих основу славяно-православной цивилизации. Это даст толчок к новой консолидации православных народов и выдвижению ими своих политических лидеров и органов управления, включая создание альтернативной экономической платформы, реализующей интересы собственной цивилизации.
Поэтому западные аналитические службы разработали для нас план поэтапного обращения в свою веру. Первый этап предусматривал частичную либерализацию социально-политической жизни трёх братских стран. Для России как главного противника Запада, ставшего оплотом славяно-православного мира, предусматривались максимальные ограничения. Их цель сводилась к нанесению решающего удара по православным гражданам в их стремлении вернуться к национально-историческим традициям. Это выразилось в полном подавлении всех правых партий и общественных движений, включая их культурные центры, что особенно ярко проявилось, начиная с 2002 года. Кроме того, всем реальным представителям славяно-православного мира, разделяющим не на словах, а на деле его ценностно-целевые ориентиры, путь в большой бизнес был закрыт. Сделано это было с таким расчётом, чтобы лишить спонсорской поддержки тех, кто связан с «русским миром». Зато эти ограничения не затронули представителей других конфессий.
В Белоруссии акцент был сделан на подавление местных коммунистов и их связи с коммунистами России в пользу сохранения некоторых элементов традиционного уклада жизни и форм организации власти. Этим приёмом Запад надеялся раскрыть глаза белорусов на собственные преимущества обособления от Кремля и почувствовать вкус «самостийности», преграждающей всякое серьёзное сближение с нашей страной. Означенные особенности вошли в их последнюю Конституцию. В частности, Статья 117 сохранила систему Советской власти на местном уровне управления, правда, при этом целым рядом последующих статей резко ограничила её полномочия. Под контроль государства был взят бизнес и недра страны. Личные и общественные интересы продолжали рассматриваться в своём неразрывном единстве, о чём мы в России могли только мечтать. По этой причине в Белоруссии сохранились мощные государственные предприятия, способные экспортировать свои товары во многие страны мира, и не сложился крупный олигархат, подчинённый, подобно нашим олигархам, международным финансово-промышленным компаниям.
У нас же три процента россиян без всякой конкурентной борьбы и новых «прорывных технологий» захватили в свои руки почти все государственные ресурсы. В их поддержку была выдвинута новая идея. Она была направлена на продажу последней национальной собственности ради получения «длинных денег» и превращение рынка в главный регулятор жизни, ибо он, по словам А.Г. Силуанова, «всё определит сам». В этих условиях дальнейшее сближение Белоруссии с Россией будет способствовать её стремительному обрушению по всем направлениям. Ведь экономический потенциал нашей страны значительно превосходит белорусский, поставляя ей основную долю сырья для промышленности и выступая главным потребителем её продукции, поглощающим приблизительно 50% того, что производит это государство. Кроме того, в восточных районах Белоруссии стали создаваться совместные или чисто российские предприятия, всё больше и больше ставя её экономику в подчинённое положение. Прибыли, которые получают с этого наши либералы, частично направляются на дестабилизацию режима А.Г. Лукашенко в интересах прозападных сил.
Кстати, этому в первую очередь способствует нормативная база Белоруссии. Несмотря на указанные выше плюсы, она представляет собой «мину замедленного действия». Её «взрывоопасная» суть отражена в противоречивом характере самой Конституции этого государства. Например, Статья 8, чётко указывает на приоритет международного права. Данный приоритет закреплён в Первой Главе основного закона, предусматривающей доминирование либеральной модели управления с характерными для неё принципами разделения властей, многопартийности и парламентаризма, сочетающихся с наличием президентской власти. Наряду с этим продюсеры «новой Беларуси» позаботились о том, чтобы у действующего президента не было мощной политической организации, обладающей серьёзным капиталом и влиянием в медийном пространстве. Спланированное отсутствие такого рода поддержки делает главу этой страны почти беззащитным перед лицом либеральной угрозы в тот момент, когда она решит перейти ко второму этапу своего проекта по окончательному уничтожению на белорусской земле остатков самобытности.
Все семнадцать партий, официально зарегистрированных в Минске, крайне слабы и разрознены, представляя в белорусском парламенте чуть более 10% депутатских мест. При этом либерально ориентированные партии не только лучше консолидированы, но и численно превосходят своих политических противников, составляя приблизительно две трети от общего числа зарегистрированных здесь партий. Нет нужды говорить о том, что все они имеют поддержку не только со стороны родственных им российских олигархов и сросшихся с ними представителей политической элиты, но и от тех, кто стоит над ними и обладает куда более мощным потенциалом. Их суть сводится к окончательному переходу власти в Белоруссии в руки новых либералов путём расширения протестных настроений.
А поскольку при А.Г. Лукашенко Белоруссия в наибольшей степени сохранила традиционный уклад жизни, то и ответ за это будет в первую очередь держать сам Александр Григорьевич. Поэтому в условиях резкого обострения политической ситуации демонстрация поддержки со стороны Москвы имеет особую актуальность.
Творящееся ныне в Белоруссии для нашей славяно-православной цивилизации чревато Армагеддоном, расчищающим место для царства Антихриста, когда, согласно пророчеству апостола Павла, «в последние дни наступят времена тяжкие. Ибо люди будут самолюбивы, сребролюбивы, горды, надменны, злоречивы,.. жестоки, не любящие добра, предатели,.. имеющие вид благочестия». Люди нравственно оскудеют настолько, что «здравого учения принимать не будут, но по своим прихотям будут избирать себе учителей, которые бы льстили слуху». Это предостережение звучит крайне актуально.

Николай АСОНОВ,
доктор политических наук, кандидат исторических наук, профессор МПГУ.

Только зарегистрированные пользователи могут оставлять комментарии. Войдите на сайт через форму слева вверху.

Please publish modules in offcanvas position.

Free Joomla! templates by AgeThemes