Войти на сайт

Авторизуйтесь через любой из сервисов, чтобы оставить комментарий

     

ads

Поиск по публикациям

последние комментарии

Р. ГОЙКОВИЧ: Сербия — форпост Православия в Европе

Дни Сербии в РоссииО событиях в Черногории — сербской Спарте, о наших общих православных святынях и общих вызовах, о том, как укрепляются культурные и духовные связи Сербии и России, мы беседуем с главой Русского собрания в Сербии, общественным деятелем, переводчиком ряда книг на историческую тему Ранко ГОЙКОВИЧЕМ.
— Ранко, как Вы охарактеризуете современную политическую обстановку в связи с принятием в Черногории пресловутого закона «О свободе вероисповедания»? Наши сербские братья пишут, что этот закон позволяет грабить церковное имущество, осквернять православные святыни.
— Накануне принятия этого закона мощи святителя Василия Острожского были перенесены из монастыря О́строг в город Никшич. Здесь состоялось всенародное собрание во главе с епископами и духовенством Черногории. И какое-то чудо случилось после этого. У сербов есть поговорка со времён битвы на Косовом поле о том, что серб готов умереть «за Крест Честной и свободу златую». Сейчас на улицы наших городов вышло стотысячное народное движение. И Запад видит, что люди также выйдут, чтобы отстоять Косово, потому что это колыбель нашей духовной и державной традиции.
Поэтому, как ни странно, это даже к лучшему, что так случилось в Черногории.
— Как Вы считаете, почему власти приняли этот закон?
— Главная причина в том, что Сербская православная церковь — мощная опора сербского народа, в том числе и в Черногории. Если его оторвать от церкви, то его легче будет заманить в НАТО, навязать пагубную идеологию «нового мирового порядка». Как прямо заявил один американский генерал, православие для них — самый опасный враг. Наконец, надо сказать и о том, что в Черногории хранятся святыни, представляющие огромную ценность для всего православного мира.
Филермская икона и остальные святыни ранее хранились в русском царском дворце, затем оказались в Гатчине, а после революции императрица Мария Фёдоровна перевезла в Копенгаген. После кончины Марии Фёдоровны, ее дочери — сёстры императора Николая II — передали святыни через митрополита Антония (Храповицкого), ставшего впоследствии главой Русской зарубежной церкви, королю Александру Карагеоргиевичу в благодарность за его бескорыстную помощь русским беженцам, так что святыни хранились во дворце в Белграде. Когда началась Вторая мировая война, малолетний сын короля Александра Пётр отправился в Никшич и взял с собой икону в монастырь Острог. С приходом в Черногории коммунистической власти Филермскую икону передали в Цетинский музей, чтобы было проще её продать в чужие руки. Но Марко Орландич, черногорский политик, который был серьёзной фигурой после Тито, отозвался на просьбу церкви и вернул святыни в Цетинский монастырь (икона же пока пребывает в музее).
— Видимо, и в рядах коммунистической номенклатуры оставались люди, у которых сохранялась крупица сербского чувства… Ранко, как Вы смотрите на такую точку зрения, навязываемую нам уже не только либералами, что, мол, сербы сидят на двух стульях — не могут определиться, с Западом им быть или с Россией?
— Любой натиск на Восток начинался и начинается с Сербии. Если обратиться, например, к событиям XIX века, то можно вспомнить, что король Милан Обренович был прорусский, потом согласился на компромисс с Австро-Венгрией. А его сын Александр оторвался от прозападной политики. И его ритуально убили. Я читал документы следствия. В него всадили 33 пули, по числу лет Христа. Это убийство было предтечей ритуального убийства русского Царя Николая II.
К сожалению, сегодня мы наблюдаем другое: из-за непоследовательности и нерешительности отдельных политиков сербов втягивают в НАТО, пытаются лишить национального самосознания, однако всё тщетно. Мы верим в пророчество преподобного Серафима Саровского и святителя Николая Сербского о том, что восстанет православная славянская Россия, ведь тогда славяне вновь обретут в её лице настоящий оплот и защиту.
— Да и НАТО неоднородно…
— Весь сербский народ защищает свои святыни. Даже если Сербия будет в НАТО, всё равно НАТО опасается сербского оружия и сербского офицера.
— Блок НАТО чуть не раскололся, ещё когда бомбили Югославию в 1999 году. Что теперь говорить, когда Греция и Черногория в НАТО, а черногорское общество (из всех сербских государств) по-прежнему остаётся наиболее ориентированным на Россию.
— Черногорский король Никола был настоящий серб. И в Черногории ещё живо настоящее сербство.
— Печально то, что в Черногории ещё не до конца изжито титовское наследие.
— Да. То, что делали титовские коммунисты в Черногории — такого не было ни в одной сербской земле. Отчасти здесь был использован русский фактор: людям лукаво внушили, что раз ваши русские братья сражаются в войне под красным знаменем, то надо взять с них пример, поддержать Тито, который тем самым легко смог захватить власть после Второй мировой войны.
— Сербия сегодня остаётся форпостом православия в Европе. Владыка Амфилохий (Радович) — настоящий оплот современного православия и последователь святителя Саввы. В конце января этого года в городе Борисове Минской епархии по благословению митрополита Минского и Заславского Павла (Пономарёва) был освящён первый в Белоруссии храм святителя Саввы Сербского — основателя независимой Сербской церкви, примирителя раздоров в сербском государстве, покровителя просвещения, основоположника сербской духовной и культурной традиции. Имя величайшего святителя братской Сербской земли было хорошо известно на Руси, в том числе на территории современной Белоруссии: знаменитый просветитель Белой Руси Франциск Скорина приводит имя святого Саввы Сербского ещё в XV веке. Сербы по сей день свято хранят святосаввскую традицию, в которой любовь к земному Отечеству и богодарованным ценностям национального бытия — это неотъемлемое условие спасения души и наследования Отечества Небесного. Расскажите, как зародилась идея освятить храм во имя сербского святого именно в Белоруссии?
— В прошлом году во время моей поездки в Россию владыка Борисовский и Марьиногорский Вениамин (Тупеко) пригласил меня в Белоруссию. Мы ездили по всей Белоруссии шесть дней. Я увидел, что он — настоящий народный владыка. Именно он высказал тогда идею открыть в своей епархии, в Борисове, храм святителю Савве Сербскому и очень хотел, чтобы икона для этого храма прибыла из Сербии как дар от Сербской православной церкви. Эта мысль владыки была передана сербским послом в Беларуси господином Велько Ковачевичем и Вашим покорным слугой в кабинет сербского патриарха Иринея. Патриарх озвучил её на заседании Святейшего Синода, на котором, слава Богу, эту идею одобрили, и икона святителя Саввы была специально написана в Белграде в честь 800-летия Сербской православной церкви для храма в Белоруссии. Это копия фрески из монастыря Милешева. Считается, что она наиболее близка к прижизненному изображению святителя. И вот, я привёз эту икону в Белоруссию, ко дню святого Саввы 25 января этого года. На освящении присутствовали викарий патриарха Сербского епископ Моравичский Антоний (Пантелич). Это очень важный шаг к единству сербского и триединого русского народа. Как известно, в России, например, два изображения святого Саввы находятся в Архангельском соборе Московского Кремля (одно из них — в алтаре). Несколько дней икона святителя находилась в кафедральном соборе Минска для поклонения верующих.
— Вы занимаетесь изучением русско-сербских исторических и духовных связей. Какие исторические этапы, на Ваш взгляд, напрямую связаны с тем, что происходит сегодня?
— В минувшем 2019 году мы отметили 630 лет Косовской битве. В нынешнем году — 640 лет битве на Куликовом поле. По моему мнению, Куликовская битва открыла русскому народу путь ко Христу. То же самое сделала Косовская битва для сербов. После Куликовской битвы русские стали русскими. После Косовской битвы сербы стали сербами. И теперь нельзя предать Христа – это самое важное для нас.
Наши духовные связи так глубоки, что никакие политические настроения не могут их разорвать. В 2018 г. я привёз в Сибирь икону Божией Матери «Троеручица» из монастыря Рукумия. В Тарской епархии Омской митрополии было освящено архиерейское подворье в рабочем посёлке Саргатское, а в Челябинске было открыто первое отделение созданного нами общества дружбы Сербии и Сибири «Сербирия». Вот такая народная дипломатия. К сожалению, не все государственные чиновники бывают одних взглядов с народом. Но и мы сами не должны дремать.
— Ранко, мы знакомы с книгами в Вашем переводе, помним Ваше участие во Всеславянском съезде 2017 года. Какие ещё мероприятия, касающиеся русско-сербской культурной политики, Вы планируете организовать?
— Я знаю, какую утрату понесла русская филология и особенно сербистика с кончиной Ильи Михайловича Числова… Мы единодушно решили организовать в Белграде конференцию его памяти в марте этого года, где выступят известные слависты. Немного таких специалистов есть в сербистике. Быть редактором творений святителя Николая Сербского, переводить великого Негоша – это не каждому дано.
Особенно меня впечатлил случай, который произошёл на одной из секций на Всеславянском съезде. Кто-то из русских упомянул выражение «сербскохорватский язык». Сербы, конечно, возмутились, потому что такого языка не существует, он создан искусственно. Я хотел что-то сказать, но встал Илья Числов и произнёс такую вдохновенную речь на десять минут, какую ни один сербский лингвист не смог бы произнести. Суть его речи сводилась к тому, что это было искусственное сближение с намеренной целью стереть этноисторические границы между близкородственными, но все же разными южнославянскими народами, в результате чего пострадали именно сербы, утратившие часть своих исторических территорий, однако были и другие печальные последствия.
Все те семь дней, которые мы плыли на корабле во время Всеславянского съезда, он был членом не русской, а сербской делегации. Все сербы его полюбили. Также с позиции мировоззрения православного человека, Илья Числов оставил хорошую память о себе у всех сербов. Всё, что человек делает во славу Бога и Божиих угодников, а не для суеты и собственного тщеславия, остаётся на века. Что же касается возможных русско-сербских проектов, то я, как глава Русского собрания в Сербии, и далее намереваюсь продолжать нашу деятельность по укреплению братских взаимосвязей единородных и единоверных народов.
– В свою очередь мы, члены Общества русско-сербской дружбы, направили Обращение в поддержку владыки Амфилохия и всего сербского народа, который защищает свои святыни. В этом — мы едины с вами, и на том стоим.
— Надеемся, что с Божией помощью, и русский, и сербский народ преодолеет все искушения и останется верным своему национальному естеству и Божиему замыслу о каждом из наших народов.

Беседовала Елена ОСИПОВА, председатель Общества русско-сербской дружбы.

Только зарегистрированные пользователи могут оставлять комментарии. Войдите на сайт через форму слева вверху.

Please publish modules in offcanvas position.

Free Joomla! templates by AgeThemes