Войти на сайт

Авторизуйтесь через любой из сервисов, чтобы оставить комментарий

     

ads

Поиск по публикациям

последние комментарии

Путин ищет Путина. Отныне мы знаем, кто будет править нами после 2024 года

«В России не может быть слюнтяй во главе государства». Так решил Владимир Владимирович Путин – ВВП. Не слюнтяй, стало быть, не рохля, не раззява, не размазня, не растяпа или раздолбай. Не лузер, не слабак. Уж кому-кому, а не нынешнему ли не знать, каким должен быть следующий?
Одну проблему президент уже снял своим примером. Проблему, омрачавшую отношения верхов и низов несколько десятилетий. Проблему физического здоровья. Дряхлость и хвори были изгнаны с трона. ВВП – сгусток, лазерный пучок энергии. Разносторонний спортсмен – профессионал на ковре и на льду. Его работоспособность феноменальна. Без кабинета, без работы над документами, коих не счесть, само собой, не обойтись, но его стихия — разъезды по стране и за её пределами. Постоянно в движении — Фигаро здесь, Фигаро там. И хотя на галерах не пашут, как ВВП однажды выразился, он без устали рулит государственным кораблём. Кремлёвское здравоохранение (пресловутое Четвёртое управление), работавшее десятилетиями в функции скорой помощи, отдыхает. ВВП не курит, не злоупотребляет традиционным зельем. Ну чем не воплощение ЗОЖ для всех россиян? Второго такого здоровяка поискать!
И всё же, всё же… Годы берут своё. Как пора увядания в природе. Как коррозия металла. Появляются признаки усталости власти. На теле её проступают неизбежные морщины и бляшки, пигментные пятнышки. То, что казалось эталоном, приедается. Неизбежный процесс — от него никуда не денешься.
Спасение от рутины, плесени, паутины — сменяемость власти. Во многих государствах лидеров не ищут. Они появляются сами. Иногда даже — извините — как чёрт из табакерки. Недавний пример — актёр Владимир Зеленский на Украине. Но в нашей системе такие кульбиты вряд ли возможны. Так что наберёмся терпения и дождёмся, когда нам выберут и предложат выбрать «суженого».
То, что Путин отправился на поиски преемника, уже само по себе хорошо. Это значит, что он решил на посту не оставаться. Уйти. И это, безусловно, заслуживает одобрения. Ведь теоретически вполне возможен вариант, когда ВВП захотел бы баллотироваться на новый срок. У нас до сих пор нет чёткого конституционного механизма смены власти. Здравствующий президент, если возжелает он и его свита, — вполне может превратиться в пожизненного монарха.
Конечно, не один Путин ударился в поиски. В них вовлечены так или иначе все мы. Вот и Александр Проханов, главный редактор газеты «Завтра», тут как тут. Неординарный, талантливый писатель. Но – сам признаёт – неисправимый сталинист. И, конечно же, он находит его — пятого — Иосифа Виссарионовича в истории Государства российского. Правда, без привычных усов, трубки, без «ослепительного белого френча», без «бриллиантовой звезды Победы». Проханов даже допускает, оборачиваясь на минутку этаким либералом, что найденный окажется «блондином, может, лысым, может, огромного роста».
Тут как тут на подмогу ВВП появляется со своим микрофоном Дмитрий Киселёв. Уж не дали ли ему пропуск в высочайшую опочивальню? И оттуда он вещает: о своём преемнике ВВП «думает с утра и до вечера». Тем не менее Киселёв предупреждает: «Для Путина было бы безответственно не оставить преемника». В нашей с вами ответственности за выбор президента для Киселёва никакой необходимости нет. Выбор есть — у Путина. Да ещё у Киселёва. У нас с вами — нет.
У Путина в мыслях — слава Богу — другие образы. У ВВП свои кумиры. Однажды сказал, что хотел бы посоветоваться с Махатмой Ганди. Достойная фигура! В другой раз восхитился Петром Первым. Что ж, есть чему поучиться, кому подражать, спору нет. Оказалось, однако, что есть ещё один авторитет — Александр Третий. Путин открывал ему памятник в Ялте.
Какие же заслуги нашёл ВВП в одном из своих предшественников? То, что он «делал всё для развития и укрепления державы, для того чтобы сберечь её от потрясений, внутренних и внешних угроз». Особо президент отметил перевооружение армии. «У России есть два союзника — армия и флот», изрёк монарх. Звучит красиво. Но, на мой взгляд, утверждение не бесспорно. Не будем придираться к словам. Прислушаемся к оценкам компетентных современников. Сергей Витте: «ниже среднего ума, ниже средних способностей и ниже среднего образования». Историк Василий Ключевский (это он, кстати будет сказано, ввёл в политический оборот такое понятие, как «государство-вотчина»): «Этот тяжёлый на подъём царь не понимал положения своей империи, да и вообще не любил сложных умственных комбинаций, каких требует игра политическая…».
Подкладывали ли на стол президенту это досье многочисленные консультанты, помощники, референты? Может быть, тогда ВВП был бы более осмотрителен в своих оценках, умерил восторги.
Исторические параллели любопытны, поучительны. Однако не без подвоха. «Когда русский царь удит рыбу, Европа может подождать», — полагал царь Александр. Так же посчитал и любитель ловить щук ВВП, заставивший его ждать самого Папу Римского. Не говоря уж об Ангеле Меркель и других именитых особах.
И ещё немаловажная деталь. Александр Третий не любил либерализм, называл его паршивым. Таким же он предстаёт и в глазах нашего президента, посчитавшего недавно, что нынешний либерализм чуть ли не изжил себя.
Склонность к поспешным оценкам едва ли относится к достоинствам правящих особ. Может ли либерализм исчезнуть с арены идеологических битв? Нет, как и его антагонист — консерватизм. Это — две дремучие ветви древа нашего мироздания. И пока наш «шарик» крутится, они на нём останутся. Как видим, теоретическая подкованность не входит в число приоритетов нашего руководителя.
Но чего у него не отнять — так это умения высмотреть подходящую фигуру в российской кадровой чащобе. Такое случалось не раз.
Если не Путин №2, не «пятый» прохановский Сталин, то кто же?
До президентской пересменки ещё далековато. Но тема в общественном сознании набирает обороты. Разгадываются политические кроссворды, идут различные «игры разума», примерки и прикидки.
Активизировалась почти полумиллионная масса движения «Лидеры России». Идёт смотр кадровых талантов, второй тур. Результаты первого в глазах молодёжи, видимо, представляются многообещающими.
Как засвидетельствовал один из опросов, свыше 70 процентов выпускников вузов жаждут попасть в коридоры власти. Почему? Самый лёгкий, быстрый, самый многообещающий путь к венцу карьеры. К богатству. Не надо вкалывать до седьмого пота, по уши залезать в долги, брать неподъёмную ипотеку. Считать каждую копейку. Власть и капитал — кумовья. Близнецы.
Парочка губернаторов и парочка замминистров взмыли на властную орбиту. Пополнится, несомненно, путинская структура и новыми счастливчиками. Вряд ли стоит ожидать появления из этой лавы «Зеленского». Но чем чёрт не шутит? Вдруг наметанный глаз остановится на фигуре, о которой мы даже не подозреваем?
Завершился ещё один конкурс — гораздо скромнее, чем «Лидеры России». Его провели социологи ВЦИОМ и эксперты Центра политической конъюнктуры: кто из известных киногероев подошёл бы на роль кумира, нашего лидера. Два первых места заняли Штирлиц (не под влиянием ли бывшего «умного силовика» разведчика Путина?) из «Семнадцати мгновений весны» Татьяны Лиозновой и – неожиданность – профессор Преображенский из «Собачьего сердца» Владимира Бортко. Умница, выдающийся экспериментатор, рафинированный интеллигент – в другой роли его представить невозможно. Но требования конкурсантов оказались не слишком строгими — честность, компетентность, близость к народу. Не искушённый стратег и тактик. Не ума палата. Не умелый организатор. Хорошо, что не предпочли Сталина, Троцкого, Берию, заполонивших сериалы в «ящике».
Есть один — ключевой — критерий отбора, который не афишируется. Именно ему обязан своим появлением в Кремле ВВП. Это негласное «джентльменское» соглашение: я тебе открываю Спасские ворота, а ты мне гарантируешь неприкосновенность моего нового статуса.
Такой статус, а по сути сговор, сделка, был предоставлен уходящему Ельцину, и уговор был неукоснительно соблюдён. Никаких раскопок, дознаний, расследований. Вот и сейчас речь идёт о гарантиях надёжного, защищённого от каких-либо наскоков существования. Желательно рядышком с вертикалью власти.
Послепутинский заранее обговорённый статус — вот компас в поиске.
А пока ВВП в раздумьях, в неотвязчивых мыслях. Присматривается к тому иль к другому. К старым (не по возрасту) и к новым. В первую очередь к успешным, заметным. К Сергею Шойгу, которого — единственного — удостаивает брать с собой в вылазки на природу. Вооружённые силы, загибавшиеся на корню, поставлены на ноги. Народ оценил. Другой Сергей — Лавров? Не со всеми ещё испортили отношения во многом благодаря его опыту, выдержке, корректности. Но нет опыта хозяйственника, а без него ни туда и ни сюда.
Есть и, казалось бы, готовый кадр. Медведев Дмитрий Анатольевич. Побывал уже президентом, правда, сменным. На пересидке. Чтобы заместить на время того, кто уступил ему кресло, дабы порулить и правительством. Но премьер-президент особых лавров не снискал. Во всяком случае таких, чтобы его можно было снова призвать на царство. Он, конечно, не слюнтяй, но одной — не в обиду будет сказано — собачьей верности президенту маловато для управления страной.
Кто ещё из ближнего круга? Из кузницы кадров Питера? Виталий Мутко? Да как только повернулся язык — даже одну мысль об этом надо гнать подальше. Всё разваливал, к чему прикасался. Футбол довёл до сплошного офсайта, если б, спохватившись, неумеху не сняли. Вернее, передвинули, даже повысили в министерском ранге. Таскает его ВВП за собой, как вериги на теле. Ничего не поделаешь — не любит ВВП тасовать чиновничью колоду — только галстуки меняет, не уследишь. Вполне может повторить за Екатериной Второй: «Я их (приближённых) никогда не обижаю».
Итак, ищите и обрящете. Того, кто не забудет, кому он всем обязан.
Из ближайшего окружения стал заметен, вне всякого сомнения, Сергей Собянин. Угловатый, по началу скованный в контактах с общественностью, с не очень хорошо подвешенным языком, он сумел избавиться от того, что мешало. Набрал политический вес, а хватка у него, видимо, в натуре.
Москва за считаные годы преобразилась, стала комфортной для жителей. Ухоженной, как похорошевшая Золушка. Новые бесчисленные станции метро. Качественные дороги, парки, супермаркеты — всего и не перечислить из сделанного на совесть. Перекладывает плитки и бордюры? Ещё что-то делает не так? С кем не бывает…
Нет ничего важнее в городе, чем безопасность его граждан. Вспоминаю годы, которые мы все прозвали лихими. Ложился спать в обнимку с заряженным ружьём. В этом году наша столица вошла в число 40 лучших городов мира по уровню безопасности. Обхожусь без двустволки.
Обустройством столицы страна обязана команде Сергея Собянина. И, наверное, не мне одному приходит в голову: а не по плечу ли мэру и более масштабное обустройство?
Но премьерское кресло одно. И оно занято человеком, который в глазах президента выглядит незаменимым. Как альпинистская связка. Тандем. Тот случай, когда следовало бы найти способ элегантного перемещения премьера-неудачника (по мнению многих авторитетов) на другой пост без какого-то ущерба для престижа и довольствия. А пока вся Россия упускает шанс стать другой…
Что больше всего гложет наших людей? Не тревожное ухудшение отношений с Западом, прежде всего с США. Не новые и новые санкции против нас. Не близкое к крушению всего процесса разоружения, не приближение нового, ещё более опасного витка вооружений. Не сгущающиеся тучи мирового конфликта. Многочисленные исследования общественного мнения свидетельствуют: больше всего «человека с улицы» беспокоит экономическая ситуация. Неуверенность в завтрашнем дне. Люди живут с ощущением: только бы не было хуже. Подумать только: треть (!) домохозяйств в посткоммунистической России лишены горячей воды и канализации. А тут ещё в Кремле взяли да повысили пенсионный возраст. И ничего – сошло.
Народ у нас терпеливый из терпеливых. Только ропщет. Ворчит, как раньше на советской кухне. Обходится без «жёлтых жилетов». Не зубастый. Более строптивую молодёжь московские опричники научились быстро усмирять. Да и Росгвардия президента всегда наготове.
Оппозиция? Да кто с ней считается? Она не вылезает из порочного круга междусобойчиков. Что системная, что несистемная. Одинаково беззуба. Есть, правда, ещё шумливые красные крикуны, но и с ними власть научилась ладить. Уживаться.
Путинскому порядку, похоже, ничего не угрожает. Можно и расслабиться. Распустить ремень. В результате страдают уровень и качество государственного управления.
Рост – непрерывный динамичный прогресс – вот чем определяется место государства в современном мире. Рост народного богатства и благосостояния. Рост духовный, культурный. Рост продолжительности жизни. Рост рождаемости.
А что же растёт у нас? Не плоды благодатной российской нивы, хотя антироссийские санкции и побудили серьёзно взяться за дело. Появились отечественные сыры, произошли и другие отрадные подвижки. Увы, во всю размножаются сорняки. Налоги повышены в 2,5 раза. Взлетают вверх тарифы ЖКХ. Зияющей стала пропасть между бедностью и богатством. С каждым годом пополняется когорта миллионеров и миллиардеров. Размножается чиновничья рать: «крапивного семени» в России куда больше, чем в СССР.
В России – вернусь к экономике – самая низкая производительность труда в сравнении с Европой. Вдвое меньше, чем в Евросоюзе. Где-то на уровне Чили.
Выводы? Их сделал сам президент.
Так и не смогли «включить мозги — что и как нам делать в экономике».
«Ну просто нет слов – печатных во всяком случае» (о разгуле коррупции в стране).
А вот заключение Константина Ремчукова, главного редактора «Независимой газеты», куда более сведущего в экономике, чем я: «Что делать с миром, наш президент, кажется, понимает, а как развивать собственную экономику, кажется, нет».
А не пора ли понять?
Наша гоголевская птица-тройка затопталась на месте. А цели поставлены амбициозные (выдвигать их одну за другой лучше нас никто не умеет). Проектов не счесть. Голова пухнет. В животе бурлит — перекормлены нацпроектами. Перекочевать с 11-го места на пятое в иерархии ведущих экономик мира — до 24-го года. Но как этого достичь, если наши темпы роста вместо необходимых трёх-четырёх процентов дрейфуют вокруг одного?
Замахнулись создать — к той же дате, становящейся символической, «транзитной» — 25 миллионов высокотехнологических рабочих мест. Откуда же их, однако, взять, спрашивают компетентные специалисты. Превратить за считаные годы целую треть из занятых 75 миллионов в мастеров наивысшей квалификации?
Появляется искушение — наверстать упущенное одним махом. «Рывком». Одним, другим, третьим. Маодзедуновским «большим скачком». России ныне нужны «прорывы во всех сферах». Во всех! Такова установка президента. Однако все дистанции лучше бы преодолевать расчётливо, ровно, плавно. Без авралов. Иначе доберёшься до финиша — если доберёшься — на карачках…
Неужели мы обречены всё время кого-то догонять? Прибегать к экстремальным мерам?
20 лет во власти. Много ли или мало? Как посмотреть… С какой исторической меркой подойти…
Мы устояли в изнурительном противостоянии с теми, кто не оставил надежды столкнуть нас с исторической арены. Вернули Крым. Укрепили оборону, создали новое оружие, чтобы надёжно оградить свою безопасность.
20 лет — за это время девушки и юноши обретают зрелость. Деревья — силу. Государства – стремительный прогресс. За 20 лет это доказали Китай, Южная Корея, Сингапур, другие. Ушли вперёд — попробуй догони.
Не хотелось бы сказать: нужны реформы (слишком уж затёрто, замусолено, скомпрометировано у нас это слово).
Веление времени: надо что-то менять в политическом, а может быть, и в конституционном механизме. Умелые руки профессионалов должны нащупать отслужившие детали.
Пожелаем же Владимиру Владимировичу Путину найти нам — раз уж самим не дано – того, кто умеет ценить Время. Не слюнтяя.
А того, кто умеет дорожить каждым отмеренным ему годом и днём.
 
Владлен КУЗНЕЦОВ

Только зарегистрированные пользователи могут оставлять комментарии. Войдите на сайт через форму слева вверху.

Free Joomla! templates by AgeThemes