Войти на сайт

Авторизуйтесь через любой из сервисов, чтобы оставить комментарий

     

ads

Поиск по публикациям

последние комментарии

Путин и Трамп — два мира, два националиста

(Окончание. Начало в № 23)
Русские  или россияне?
31 октября 2016 г. Владимир Путин и заместитель руководителя Администрации Президента РФ Магомедсалам Магомедов провели в Астрахани заседание Совета по межнациональным отношениям. В повестке дня было обсуждение «Закона о российской нации».
Уже само по себе название астраханских дебатов настораживало, т.к. от него за версту несло «плавильным котлом». Совет по национальным отношениям, а точнее те, кто его готовил, явно намеревались подменить понятие «нация» понятием «гражданство», а понятие «русский народ» подменить категорией «россияне».
Комментируя встречу в Астрахани, политолог М. Клементьев отмечал: «Оценивая новую инициативу в области национальной политики, её положительной стороной назову то, что не был поставлен вопрос о разработке закона о «российском народе». С этим я как русский человек никогда бы не согласился. Русский и россиянин — это просто разные категории, одно другим тут не заменишь, как не заменить русский язык языком «российским».
Суть нового «Закона о российской нации» сводится, как уже всем ясно, к тому, чтобы вовсе вывести из государственного обращения понятие «русский народ» исключительно в сферу этнографии.
Отчуждение властей от народа неизбежно ведёт к отчуждению народа от государства. Эта истина весьма наглядно проявляется в ежедневной российской жизни.
По словам руководителя исследований ИКСИ РАН академика М.К. Горшкова, в России «народного большинства, которое могло бы заявить «это — моё государство и моя политика», на сегодня нет». Вывод из опроса РАН очевиден: большинство русского народа считает: положение Конституции РФ, согласно которому единственным источником власти в нашей стране является народ, — всего лишь декларация, не подкреплённая российской реальностью. Русский человек уже осознал, что в России до сих пор не создано национальное государство, в котором всё было бы устроено по совести.
Согласно опросам, большинство россиян считает, что жизнь в России продолжит ухудшаться. Исследования Института социологии РАН показывают, что 59% населения России бедняки. Средний класс в стране, определяемый по европейским методикам, — всего 6—8%. 80% населения России живут в бедности, а около 20% — в полной нищете. Несомненно, депрессивным фактором служит и то, что в массе «успешных людей» в современной России коренные русские в процентном отношении составляют меньшинство.
Русские люди всегда слыли патриотами. Сейчас, согласно исследованию социологов «Левада-центр», каждый пятый россиянин хотел бы уехать за границу на постоянное место жительства. Чем же вызван такой упадок патриотизма, несмотря на его активную пропаганду властями и российскими СМИ? Прежде всего тем, что после распада Советского Союза русскому народу как титульной нации отказали не только в праве жить в достойных человека условиях, но и в его основополагающем праве — сформировать собственное национальное государство. Когда я упомянул об этом в телепередаче К.Затулина «Дело принципа», он спросил меня: «А разве недостаточно того, что в РФ русский язык признан государственным?». Нет, господа, недостаточно. Вот, например, английский язык считается государственным не только в Великобритании, но и в США, Канаде, Австралии, Новой Зеландии, на островах Фиджи и многих других островах бывшей Британской империи, но нации там разные.
С развалом СССР для русского человека жизненно важным делом стало даже не «возрождение империи», о которой так тоскуют наши «государственники», сколько прежде всего возвращение к основам русской цивилизации, к православной вере, к традициям и обычаям русского народа, к добротолюбию и соборности, т.е. к русской идее. Но и новая власть сделала на удивление мало для того, чтобы укрепить Русский мир.
Советская национальная политика, как и национальная политика царского самодержавия, по-настоящему не состоялась, потому что объектом и субъектом этой политики не стала русская нация.
Из уроков нашей истории мы можем сделать объективный вывод: забота рядового русского человека о своей державе должна быть подкреплена как морально, так политически и экономически заботой о нём со стороны государства. А в РФ русский человек этого подкрепления не имеет. Совершенно справедливо пишет Г. Марклинская: «Чтобы выполнить роль государствообразующего народа, русские должны иметь соответствующую по численности долю национального богатства, остальные народы — также свою долю, соотносимую с численностью и степенью их трудового вклада. Казалось бы, просто... Вместо этого мы наблюдаем ситуацию, когда русским в своей стране, где они составляют более 80% населения, не принадлежит почти ничего, и почти то же самое можно сказать о большинстве нерусских народов — бедность и безработица населения национальных окраин Российской Федерации выглядят вопиющими».
Глубокое противоречие между русской нацией и государством в нынешней Российской Федерации сохраняется. Согласно разработанной с участием Р.Г. Абдуллатипова «Концепции государственной национальной политики Российской Федерации» признаётся, что «межнациональные отношения в стране во многом будут определяться национальным самочувствием русского народа, являющегося опорой российской государственности». А ведь надо было бы сказать не «опорой», а «становым хребтом». Историк и православный публицист Владимир Махнач использовал термин «стержневой этнос» для характеристики роли русского народа в России. В РФ у государства, увы, нет такого понимания. Русский народ по-прежнему бесправен и угнетён. И тех, кто выступает за его законные права, сплошь и рядом объявляют «экстремистами», обвиняют в «разжигании национальной розни».
Попытки законодательным путём закрепить за русским народом статус государствообразующего народа предпринимались не раз после развала СССР. Есть немало разумных проектов конституционного оформления его государствообразующего статуса не формальности ради, не в целях лишения гражданских прав других народов России, а для самоутверждения русского человека, поддержания его духовного и нравственного здоровья, укрепления в нём веры в самого себя, в будущее русской нации и русского национального государства. Такой статус — наилучшее средство поддержать в русском народе желание жить, чтобы он не закончил свой уникальный исторический путь коллективным самоубийством с помощью наркотиков, самогона и ядовитой палёнки. Но главное — русские, получив реальное законодательное подтверждение того, что они хозяева в своём доме, в своём национальном государстве, сами взялись бы всерьёз за его укрепление и оздоровление. Тогда и вечный вопрос о создании нормального, а не манипулируемого гражданского общества в России решился бы сам собой. И всё это пошло бы на пользу и малым народам России.
Один из наиболее детально разработанных проектов давно назревшего закона о русском национальном государстве был опубликован ещё в 2001 г. Согласно тому проекту, Россия в соответствии с международными стандартами объявлялась мононациональной страной, а русский народ — государствообразующим народом. Понятие «русская нация» приравнивалось к понятию «русский народ». Авторы проекта по-своему использовали китайское понятие «хуацяо». Так обозначаются зарубежные китайцы, которые, тем не менее, признаются частью китайской нации. В проекте 2001 года исходили из того, что «Русскую нацию (народ) составляют русские, являющиеся гражданами России, и русские, не являющиеся гражданами России, постоянно или временно проживающие за границей, как имеющие иностранное гражданство, так и лица без гражданства. Проект признавал разделённое состояние русской нации (народа) (ст. 6) и факт геноцида русских, который должен быть подвергнут историческому расследованию (ст. 13). Ст. 12 квалифицирует русофобию как преступление против государства и требует преследования её в уголовном порядке. Важным положением проекта является ст. 14: «Русский народ, как государствообразующий, должен иметь во всех органах государственной власти и органах местного самоуправления Российской Федерации квоты, соответствующие его удельному весу в составе населения соответствующей административно-территориальной единицы».
Конечно, редакция такого закона — дело не отдельных личностей и политиков, а предмет национального референдума. Вот там бы и выяснилось, готов ли русский народ взять на себя новые конституционные обязанности и новую историческую роль в русском национальном государстве. Конечно, для этого необходим полный и радикальный пересмотр решений, законов и подзаконных актов, принятых ранее в интересах узкого (и нередко нерусского) меньшинства, прежде всего законодательства о земле и природных ресурсах. Давно назрел пересмотр законодательства о гражданстве с запретом лицам с двойным гражданством находиться на государственной службе и одновременно с признанием гражданами России всех лиц, русских по происхождению (в том числе по их желанию и свободному волеизъявлению всех, кто мог бы считаться «коренными русскими» в Российской империи). Потребуется и жёсткое законодательство о миграции — в интересах коренных народов, живущих на территории РФ. Нужны новые законы о культурной автономии и местном самоуправлении в любых формах (советы, церковные общины, сельские управы, казачий круг и т.д.), законы о сохранении местных обычаев, местных промыслов и т.д. И многое другое. В том, что касается уголовного законодательства, то и оно должно быть пересмотрено с учётом национальных интересов русского народа.
Увы, такой подход в российских верхах не разделяют.
Титульные нации
в меньшинстве
Посмотрим ещё раз на демографическую карту Российской Федерации, где живут около двухсот народов. Большинство из них — коренные народы и народности, для которых Россия — основное или даже единственное место обитания. Я глубоко убеждён, что такое национальное разнообразие России способствует сохранению её жизнеспособности и самоутверждению. Но только заведомые враги России могут поддерживать это разнообразие путём ущемления прав её этнического большинства — русского народа. Рано или поздно это неминуемо приведёт к обострению национальной вражды, что мы уже, к сожалению, наблюдали после развала СССР. События в Кондопоге, взрыв ярого национализма на Манежной площади в декабре 2010 г., народный сход в Западном Бирюлёво в Москве в октябре 2013 г. раз за разом повергали власти РФ в полную растерянность. Выкорчевывая «коммунистическое наследие», Ельцин и его подельники оставили в неприкосновенности практически всё унаследованное от СССР национально-административное деление РСФСР и практику большевистского «интернационализма».
По данным Всероссийской переписи 2010 г., коренные народы России составляют 93% населения, из них свыше 80,9% — русские, 1,4% — украинцы и 0,38% — белорусы. Этнографы объединяют коренные народы России в несколько региональных групп, близких не только географически, но и, до известной степени, культурно-исторически. На долю народов Поволжья и Урала — башкир, калмыков, коми, марийцев, мордвы, татар, удмуртов и чувашей — приходится менее 8% населения страны (из них почти 3,87 татары — второй по численности народ России). Традиционная религия татар и башкир — ислам, калмыков — буддизм, остальных —
православие.
Народы Северного Кавказа: абазины, адыгейцы, балкарцы, ингуши, кабардинцы, карачаевцы, осетины, черкесы, чеченцы, народы Дагестана (аварцы, агулы, даргинцы, кумыки, лакцы, лезгины, ногайцы, рутульцы, табасараны и цахуры) — составляют менее 3% населения России. Кроме большинства осетин — христиан, они традиционно исповедуют ислам.
Народы Сибири и Севера — алтайцы, буряты, тувинцы, хакасы, шорцы, якуты и почти три десятка так называемых малочисленных народов Севера — это 0,6% всего населения страны. Буряты и тувинцы — буддисты, остальные — православные, с сильными пережитками язычества и просто язычники.
Итак, Россия после 1991 г. стала, даже по стандартам ООН, национально гомогенной и моноконфессиональной страной.
Почему же это никак не учитывается в государственном строительстве и в законодательстве РФ? Почему русским в государстве, в котором они составляют абсолютное большинство, не принадлежит ничего и у них нет ни формально, ни реально своего национального очага, который есть у любого коренного нацменьшинства? Почему российская правящая элита так усердно поддерживает преемственность «ленинской национальной политики»? Что это – боязнь возникновения новой Чечни? Не дай Бог тронуть этих местных царьков! Вот поэтому и процветали и при Ельцине, и при Путине, и при Медведеве в полной неприкосновенности бессменный шахматолюб из Элисты, не без пользы для себя воплощая свою мечту превратить родную Калмыкию в Нью-Васюки, башкирский султан, приватизировавший со своей семьёй всё, что только можно на родине Салавата Юлаева, и бывший первый партийный босс в Казани, семья которого владеет едва ли не большими богатствами, чем вся Золотая Орда.
Но по какому праву вообще именуются национальными республиками, нацобластями и округами те субъекты федерации, где титульная нация составляет меньшинство? Взглянем на этническую карту России. (См. ресурс Национальная и государственная безопасность РФ //www.nationalsecurity.ru). Что мы видим?
Адыгея: русских — 68%,
адыгейцев — 22%, др. — 10%
Горно-Алтайский край:
русских — 60%,
алтайцев — 31%, др. — 9%
Башкортостан:
русских 39%, татар — 28%,
башкиров — 22%, др. — 11%
Бурятия: русских 70%,
бурятов — 24%, др. — 6%
Карелия: русских — 74%,
карелов — 10%, др. — 16%
Коми: русских — 58%,
коми — 23%, др. — 19%
Карачаево-Черкесия:
русских—42%,
карачаевцев — 31%,
черкесов — 10%, др. — 17%
Мари-Эл: русских — 48%,
марийцев — 43%, др. — 9%
Мордовия: русских — 61%,
мордвы — 33%, др. — 6%.
Ненецкий АО: русских — 66,1%,
ненцев — 18,6%, коми — 9,0%
Удмуртия: русских — 59%,
удмуртов — 31%, др. — 10%
Хакасия: русских — 80%,
хакасов — 11%, др. — 9%
Ханты-Мансийский А.О:
русских — 68,1%, ханты —1,3%,
манси – 0,8%
Чукотский АО: русские — 52,5%,
чукчи — 26,7%
Якутия: русских —50%,
якутов — 33%, др.— 17%
Ямало-Ненецкий АО:
русских — 61,7%,
украинцев — 9,7%,
ненцев — 5,9%,
ханты — 1,9%
В таких искусственных образованиях, как Еврейская автономная область, где все евреи вполне поместились бы в синагоге Биробиджана, русских также подавляющее большинство — 92,7%, но руководят областью этнические евреи — хотя их там всего 1%.
Спрашивается, а зачем вообще было городить весь этот огород национальных автономий, если они чаще всего никак не соответствуют этнической реальности России? После развала СССР и вытеснения русских они оказались в меньшинстве в Дагестане (9%), в Калмыкии (38%), в Северной Осетии (30%), в Кабардино-Балкарии (32%), в Туве (32%), в Татарстане (39,7%), в Чечне и Ингушетии (совокупно — 24%). Там доминирование титульной нации оправдано, пусть не с точки зрения демократии, но хотя бы в силу этнической реальности.
В тех же национальных вотчинах, где русских куда больше, чем представителей местной «титульной нации», на первые места в локальных правительствах и парламентах всё равно продвигаются «национальные кадры», повсюду безнаказанно тусуются разного рода религиозные экстремисты и сепаратисты, а русские и другие славяне подвергаются безжалостной дискриминации. А ведь это не что иное — по всем западным меркам — как нарушение прав человека большинства населения, их узурпация заведомым меньшинством, в нашем случае — населения русского. Эти новые узурпаторы никакой интеграции не хотят. Они везде ведут дело к своей национальной диктатуре, что подтверждает политическая и экономическая практика местных царьков практически во всех автономиях. Автономии в РФ, где федеральные законы, если и соблюдаются, то только для вида, медленно, но верно превращаются в пороховые бочки, и не исключено, что они рванут рано или поздно.
В 90-х годах, когда Борис Ельцин с очередного бодуна предложил нацреспубликам брать столько суверенитета, сколько они смогут съесть, это едва не произошло. Тогда Российскую Федерацию едва не постигла судьба СССР. Потребовалось несколько лет, чтобы преодолеть последствия этой преступной ельцинской политики и восстановить вертикаль власти — и здесь Владимиру Путину надо отдать должное, за что его не раз поблагодарят потомки, но даже после, в наши дни, вертикаль эта пока ещё слабовата. Рост национализма за последние годы в том же Татарстане — это, увы, реальность. Однако центральная власть всё ещё полагает, что уступками и поблажками удастся и впредь удерживать национальные окраины в федеральной узде. Но это иллюзия. Беда в том, что власти РФ по-прежнему цепляются за старые советские установки в решении национального вопроса. А они не просто устарели, но и доказали свою нежизнеспособность.
Российские парламентарии не раз предлагали использовать совершенно новую историческую и очевидную этническую реальность подавляющего превосходства русских в РФ, чтобы отменить все автономные округа и национальные республики, скроенные по советскому образцу, ввести вместо них административное деление на области с подчинением каждой своему федеральному округу. Это было бы логичным решением, как и закрепление законодательным путём государствообразующего статуса русского народа со всеми вытекающими отсюда последствиями его пропорционального представительства в органах власти. И конечно — это способствовало бы искоренению традиций местного байства, ханства и прочих проявлений феодального трайбализма, успешной борьбе в национальных республиках и округах с коррупцией, которая процветает там сегодня пышным цветом и мешает нормальному развитию регионов.
Возможно, в таком случае следовало бы сделать исключение для Калмыкии, Татарстана, республик Северного Кавказа и Тувы, но гарантировать при этом, что их автономия в рамках Российской Федерации полностью исключает их суверенитет. Это необходимое условие, т.к. географическое положение приграничных автономий облегчает их выход из состава России, а суверенитет Татарстана вообще чреват для России геополитической катастрофой. Что касается остальных автономных образований, где титульный народ до большинства и такого титула явно недобирает, то здесь надо, наконец, всенародно признать, что они созданы искусственно. С учётом новой этнической реальности, сложившейся после развала СССР, эту большевистскую бомбу замедленного действия, подложенную под будущее нашей страны, надо обезвредить, не лишая малые народы их культурной автономии, государственной поддержки и гарантий сохранения их языка, литературы, искусства и традиций. Русским национальным государством должны управлять русские, что не исключает участия талантливых представителей малых народов в органах власти, включая, естественно, и правительство России.
Конечно, малые народы обязательно должны быть представлены в российском парламенте, как в своё время в Совете национальностей Верховного Совета СССР. Но тоже пропорционально их численности в составе народов России. Тут, конечно, сразу же возникают наши правозащитники с протестами и угрозами: «Вы знаете, что про вас тогда на Западе скажут?!»
Увы, в России привыкли то и дело оглядываться на Запад, сверяя российскую политическую практику с тамошней. Недаром подтрунивал над этим Достоевский, когда говорил, что мы любим Запад больше, чем он сам себя. Ну, давайте сверим, как это делается, например, во Франции. Там есть свои национальные меньшинства — корсиканцы, баски, бретонцы, провансальцы, если брать основные. Ни у кого из них национальной автономии нет. Есть культурная автономия. Их национальные традиции поощряются и соблюдаются. Они пользуются полным равенством с этническими французами, но любые попытки националистов добиться для них хотя бы автономии, не говоря уже о суверенитете, жёстко пресекаются. И такую политику поддерживает большинство французов, что показали, например, президентские выборы 2007 г. Как только кандидат социалистической партии на пост президента Сеголен Рояль заикнулась о том, что может подумать об автономии для Корсики, от неё отшатнулись даже социалисты. Это стоило ей поражения на выборах, а затем и лидерства в соцпартии. Такого французы не прощают. Во Франции — значительный процент пришлого арабского и африканского населения, в основном, из бывших колоний. В пригороде Парижа Сен-Дени, например, их более 50%. Марсель — это вообще теперь больше арабский, чем французский город. И, как правильно отметил Путин, проблема в том, что эти пришельцы не интегрируются, т.к. европейская цивилизация им чужда. В центре Парижа целые кварталы близ Монмартра напоминают теперь африканские трущобы, а не картины символистов Утрильо и Тулуз-Лотрека. Эта новая этническая реальность, сложившаяся во второй половине ХХ века, не нарушила, однако, гомогенности французского государства. Никакой автономии выходцы из Африки не имеют и не получат в обозримом будущем. В спорах о национальной идентичности, которые развернулись во Франции в конце 2009 г. с подачи министра иммиграции Ф. Бессона, всё-таки возобладала позиция национальных приоритетов, а не бездумного «интернационализма». Детей иммигрантов будут потихонечку приучать любить французский флаг и, хотя бы раз в год, заставят петь «Марсельезу». Строительство минаретов во Франции не поставили вне закона, как в Швейцарии, но носить чадру не позволят. И даже хиджаб — платок, закрывающий волосы, лоб и шею — запретили во французских школах. Франция остаётся национальным государством. И никто такой подход не считает отступлением от демократии.
В США после ликвидации рабства действовало сильное движение негров, требовавших выделить им отдельный штат, где они могли бы создать своё государство. Государство такое Соединёнными Штатами было создано — но в Африке. Это — Либерия, одно из тех искусственных государств, которое так и не состоялось до сих пор в первую очередь потому, что у неё нет национальной базы – вековых традиций, национальной культуры и идентичности. Всё это привело страну к катастрофе. Либерия — самая бедная страна Западной Африки и третья по этому показателю в мире. Если русский народ и впредь будет лишён государствообразующего статуса и своего национального государства, Россию ждёт судьба Либерии.
Вызов века
Человечество вступает в весьма опасный турбулентный период – эру столкновения цивилизаций. России брошен вызов со стороны либерального национализма, которому в конечном итоге присягнули президент США Трамп и те крайне националистические экстремистские силы, которые за ним стоят. Это национализм «великой Америки», американского мирового господства, антигуманизма, русофобии и антиправославия. Россия может адекватно ответить на этот вызов только при условии тотальной мобилизации её государствообразующего русского народа и всех населяющих её народов и народностей.
Американский политолог Сэмюэль Хантингтон, автор нашумевшей книги «Столкновение цивилизаций», многих своих коллег и читателей ошеломил выводом о том, что в будущей войне миров и цивилизаций главную роль сыграет даже не оружие, а культура. Здесь все преимущества у русской цивилизации с её высокой духовностью и человеколюбием. Приверженность русского народа православию с его добротолюбием и соборностью даёт русскому народу такие же силы, какие брал Антей у матушки Земли. Власть предержащим следовало бы поддержать русского Антея, на котором, как небо на плечах античного героя, держится государство российское, вся земля русская, благополучие населяющих её народов, а не винить его в неправильном национализме и русском патриотизме. Напротив, следует сделать всё возможное для утверждения его идентичности и национальной гордости, что только будет способствовать процветанию всех других народов России. Только так мы сможем победить в неминуемом столкновении цивилизаций, которое провоцирует либеральный национализм, провозглашённый Трампом и мировой закулисой.
 
Владимир Большаков

Только зарегистрированные пользователи могут оставлять комментарии. Войдите на сайт через форму слева вверху.

Free Joomla! templates by AgeThemes