последние комментарии

trustlink1

ШАПКА ПО КРУГУ:

Владимир ЛичутинСбор средств на издание «Собрание сочинений в 12 томах» В. Личутина

Все поклонники творчества Владимира Личутина, меценаты и благотворители могут включиться в русский проект.

Реквизиты счёта

Получатель ЛИЧУТИН ВЛАДИМИР ВЛАДИМИРОВИЧ

Cчёт получателя 40817810038186218447, Московский банк Сбербанка Росии г. Москва, ИНН 7707083893, БИК 044525225,

Кс 30101810400000000225, КПБ 38903801645. Адрес подразделения Банка г. Москва, ул. Лукинская, 1. Дополнительный офис 9038/01645.

 

 

Почему неизбежен союз России-Беларуси-Украины

славянство в XXI веке
Чеслав Станиславович Кирвель – доктор философских наук, профессор, с 1981 г. заведующий кафедрой философии Гродненского университета им. Янки Купалы. Основным направлением научных интересов Ч.С. Кирвеля является исследование цивилизационной динамики в современном мире, прежде всего в восточнославянских странах. Автор более 300 научных и научно-популярных работ. Ч.С. Кирвелю присвоено почётное звание «Заслуженный деятель науки Республики Беларусь».
(Окончание беседы с Ч.С. Кирвелем. Начало в № 17/2018).
 – Чеслав Станиславович, какова, с Вашей точки зрения, сегодня ситуация в Беларуси? Чем «дышит» современное белорусское общество?
– В отличие от Украины в этническом плане Республика Беларусь достаточно однородна. Белорусы составляют подавляющее число населения, а представители других национальностей (11% – русские, 2% – украинцы, около 3% – поляки) хорошо интегрированы в белорусское общество. Распад СССР в Беларуси был воспринят весьма болезненно. Правда, вскоре стали предприниматься не очень успешные попытки дистанцироваться от России. В 1991–1994 гг. такие деятели, как З. Позняк, С. Шушкевич и др., стали активно выступать за ориентацию Беларуси на Европу и вместе с тем пытались внедрить в массовое сознание националистические идеи, стремились насадить белорусскую идентичность, противостоящую российской. Это выражалось, в частности, в том, что обществу стало интенсивно навязываться одноязычье (белорусский язык был объявлен единственным национальным языком). Предпринимались также попытки «десоветизации» в сфере государственной символики.
– Мы в России помним, как Ваш президент Александр Григорьевич Лукашенко задавал тон дружеским русско-белорусским отношениям. Как повлияла на судьбу республики личность президента Лукашенко?
– В 1994 г., после прихода к власти А.Г. Лукашенко, был взят курс на укрепление экономических, политических и культурных связей с Россией. По итогам проведённого в 1995 г. референдума был принят закон о белорусско-русском двуязычии, а в 1996 г. выдвинут проект союзного государства России и Беларуси, а затем таможенного и Евразийского экономического союза ядром которого первоначально явились Беларусь, Россия и Казахстан. В рамках данного союза стало возможным свободное передвижение людей, товаров, факторов производства, капиталов между Республикой Беларусь и Россией.
В сфере экономики имели место также весьма удачные решения и достижения. Республика Беларусь удержалась от форсированного перехода на рыночные механизмы и тотальной приватизации. Смогла, в условиях нарастающей вокруг рыночной эйфории, сберечь доставшееся от Советского Союза огромное наследство (сборочный цех СССР), сохранить в рамках государственного управления весь промышленный потенциал без демонтажа заводов и фабрик. В результате этого население Республики Беларусь при переходе к рыночным методам хозяйства из всех государств постсоветского пространства пострадало меньше всего.
В те годы президент Беларуси А.Г. Лукашенко активно пропагандировал идею «славянской государственности», практически во всех своих выступлениях подчёркивал общность происхождения и истории русских и белорусов. Тогда, несмотря на отдельные выступления противников проводимого Лукашенко курса на союз с Россией, и попытки переориентировать Беларусь на Европу, его политика вызывала одобрение и поддержку большинства населения РБ. Вообще в то время политика, проводимая А.Г. Лукашенко, вдохновляла многих, в том числе и меня. Я был восхищён, что наш президент выступает инициатором создания нового интеграционного объединения на основе восточнославянской цивилизационной идентичности, что может в перспективе позволить нам, белорусам, русским и украинцам, воплотить в жизнь проект формирования восточнославянского регионального, самодостаточного центра развития и силы. Тогда этот проект ассоциировался всеми восточнославянскими патриотами именно с фигурой А.Г. Лукашенко.
Была также уверенность в том, что Россия изживёт, перемелет олигархический режим, что русский народ сможет в конце концов привести к власти тех людей, которые будут реализовывать его глубинные интересы. И белорусский, и украинский народы в этом должны ему помогать.
– И всё-таки жизнь в Беларуси за последние годы изменилась…
– Наметился некий отход от политики, ориентированной на советские традиции, которые ранее активно использовались для формирования белорусской государственности. Стала заметно возрастать роль европейского компонента. Произошла естественная смена поколений: старшие поколения, преимущественно ориентированные на советский опыт и союз с Россией, постепенно уходят, на их место приходит молодёжь, для значительной части которой приоритетными становятся тесные отношения с Западом, устремления на интеграцию с «прогрессивной» и «процветающей» Европой.
– Может, есть причины того, что молодёжь стала ориентироваться на Запад?
– На мой взгляд, это происходит из-за отсутствия эффективной системы патриотического воспитания и социогуманитарного образования, а также из-за резко возросшего в последние десятилетия политического и идеологического воздействия западных стран на сознание молодёжи. Мы сегодня живём в эпоху вселенского обмана и информационных войн. Не последнюю роль в этом сыграла также и оппозиция, ориентированная на европейский вариант развития.
В последние годы произошло небывало резкое, не имеющее аналогов на всём постсоветском пространстве сокращение гуманитарной составляющей обучения в высшей школе. А ведь чтобы сформировать у молодёжи негативистские, антигосударственные, деструктивно-разрушительные настроения достаточно двух-трёх лекций. Молодёжь склонна к критицизму. Сокращение учебной нагрузки по гуманитарным дисциплинам – подарок всем оппозиционно-разрушительным силам в нашем обществе, в том числе и их представителям в вузах. Поэтому вопрос о том, как сформировать у нашей молодёжи иммунитет к деструктивным информационным воздействиям — чрезвычайно актуален. Ни одно общество не может нормально развиваться при отсутствии положительной системы ценностей, объединяющей его граждан.
Практически все постсоветские общества не готовы к противодействию новейшему информационно-смысловому сверхоружию – не достаёт нужных обществоведческих разработок. Господствующее ныне там обществоведение проникнуто экономоцентризмом и не способно дать ответ на эти вызовы. Гуманитарным технологиям, с помощью которых дестабилизируются и разрушаются многие современные общества, могут противостоять только гуманитарные технологии, но более высокого уровня. Народам мира, если они хотят сохранить себя в истории, необходимо формировать новое знание, способное конкурировать с западными гуманитарными технологиями, по-новому переосмыслить роль духовной сферы в жизни общества, проникнуть в сложную мозаику общественного сознания, духовных устремлений современного человека. Поэтому модернизация социогуманитарного цикла наук – императив для всех постсоветских государств, прежде всего восточнославянских стран, поскольку их дестабилизация — главная задача современного глобального управляющего класса.
– Как себя ведёт в этих процессах, выявившихся в последнее время, политическое руководство Беларуси?
– Многие сегодня говорят и пишут о том, что Лукашенко якобы переориентировался на Запад. С моей точки зрения, это преувеличение, такого не может быть. Александр Григорьевич как был, так и остаётся глубинным восточнославянским патриотом. Другое дело, что в ситуации нарастающего давления на Республику Беларусь со стороны Европейского союза, а также украинского кризиса инспирированного «революцией достоинства», белорусскому руководству приходится лавировать между сторонниками более тесной интеграции с Россией и сторонниками сближения с Европейским союзом. Отсюда — нередкие противоречивые заявления и действия А.Г. Лукашенко, некоторая двусмысленность его поведения во внешней политике, связанная со стремлением использовать одновременно выгоды от интеграции с Россией и от сближения с Европой.
Тем не менее эта двойственность обернулась тем, что в среде интеллигенции и чиновничества сложился круг людей, которые, исходя из своих мировоззренческих предпочтений и корпоративных интересов (заграничные командировки, гранты, тусовки и т.п.), склонны служить глобалистским структурам, стремящимся демонтировать союзное государство России и Белорусии. Сейчас некоторые аналитики говорят и пишут о том, что в Беларуси постепенно создается новый — более мягкий, чем на Украине, — но чётко выраженный антирусский фон новой культурно-исторической политики. В белорусской элите немало тех, кто заинтересован в размежевании с Россией в культурно-исторической сфере. Неудивительно, что в 2013 г. в Минске было ликвидировано Минское общество русской культуры «Русь». Беларусь сегодня является территорией, где в скрытой или явной форме происходить столкновение западной протестантско-католической и восточнославянской православной цивилизаций. В такого рода вопросах далеко не всё зависит от президента.
А вот то, что А.Г. Лукашенко, подобно экс-президенту Украины Кучме, сориентировался на строительстве государства под лозунгом «Беларусь – не Россия», хоть и можно объяснить пробуксовкой интеграционных процессов между Россией и Беларусью, но таит в себе реальную опасность. В перспективе это может создать серьёзные угрозы суверенитету и территориальной целостности Республики Беларусь. Идея, которую часто озвучивают в СМИ, строить независимое белорусское государство, которое не должно быть полностью интегрировано с Россией, тоже таит в себе опасность непредсказуемых последствий. Если не интеграция с Россией – тогда с кем? Ведь всё дело в том, что такое государство, как Республика Беларусь, не может существовать само по себе в условиях глобализации и регионализации мира, поскольку оно не самодостаточно. Вообще в наше время всё меньше государств могут претендовать на свой абсолютный суверенитет и на свою полную независимость.
Иные вполне образованные люди — представители интеллигенции, особенно молодёжь — часто говорят, что если Беларусь войдёт в состав Российской Федерации или даже будет в тесном с нею союзе, то она полностью ассимилируется с Россией, потеряет свой язык, культуру, обычаи и в конце концов прекратит своё существование. А вот став членом Европейского союза, она якобы сохранится и будет успешно развиваться. Бесконечно наивный взгляд на этот вопрос. Как раз наоборот, только будучи в тесном союзе с Россией сохранится Беларусь и сбережёт свой язык, культуру — свою белорусскость.
– Разве не является бесспорным фактом то, что все народы, которые оказались в составе России, выжили, сберегли свою культуру и языки, а сейчас некоторые из них пытаются создавать свою государственность, хотя многие даже не имели письменности и вели почти племенной образ жизни.
– Именно так. На Западе всё было по-другому. Западную Европу ещё недавно населяло великое множество исторических этносов: кельтских, иллирийских, балтских, славянских и т.д. Где они сейчас? А ведь их было не меньше, чем на территории России. Они все были полностью уничтожены или ассимилированы. На территории Англии несколько раз почти полностью уничтожалось коренное население и заменялось другим. Никто сейчас не вспоминает, что ещё в эпоху Карла Великого и первых Каролингов (786–843 гг.) по Эльбе и за Эльбой (первоначально эта река называлась славянским словом «Лаба»), через Эрфурт к Регенсбургу и по Дунаю жили славянские племена. Они подверглись полному искоренению и денационализации со стороны германцев. Кстати, этот процесс уничтожения европейскими государствами нетитульных этносов с исчерпывающей глубиной раскрыт в статье выдающегося русского философа И.А. Ильина «Что сулит миру расчленение России?».
Не будем спорить: Россия, возможно, и была «тюрьмой народов». А где на земле не было таких «тюрем»? Но «кладбищем народов», подобно Англии, Франции, Германии, Испании, она не была никогда.
– Какая историческая судьба ждёт Беларусь и Украину, если в этих странах победит прозападная ориентация?
– Оторвавшись от России, разорвав с ней все исторические связи: экономические, научно-технические, военные, да и просто человеческие отношения — Беларусь, как, впрочем, и Украину ждёт полная потеря своей политической субъектности, крах собственной экономической системы, а также «вымывание» наиболее биологически-активной части населения, как это сейчас происходит в Прибалтике. Правда, прибалтийские республики Запад всё же считает своими – европейскими странами. А Беларусь и Украина для него чуждые духовно-ментальные и культурно-цивилизационные образования. Страшно даже себе представить, что Запад будет творить с Белоруссией и Украиной, если они окажутся в полной его власти. Что может случиться со странами, которые покинут самые образованные, квалифицированные и экономически активные граждане? Скорее всего – превращение в государства-паразиты, не способные к самостоятельному существованию, а поэтому нуждающиеся во внешнем управлении. Космополитический и постмодернистский Запад никогда не будет беспокоиться о сохранении социокультурной идентичности и развитии национального самосознания белорусского и украинского народов. Беларусь и Украина никогда не достигнут реального равноправия со странами Западной Европы. На их население будет возложена та роль, которую сегодня выполняют представители стран «третьего мира». Нужна ли белорусским и украинским народам такая историческая перспектива? Разумеется, нет.
– Каковы, по-Вашему, аргументы в пользу тесного экономического, политического и военного союза России–Беларуси–Украины?
– В геополитике действуют свои законы, с которыми народам мира приходится считаться. Эти законы мало зависят от наших эмоций и настроений, текущей экономической и политической конъюнктуры. Трудно отмахнуться, например, от того факта, что в России разведанные ресурсы в денежном исчислении составляют сумму 160 тыс. долларов на одного человека, а в Европе всего лишь — 6 тыс. долларов; что воды Нила и Амазонки загрязнены, а в России в одном Байкале 24% мировых запасов чистой питьевой воды, которая скоро, судя по всему, станет дороже бензина. При этом следует учесть, что России принадлежит более половины чернозёмов планеты, которые, согласно экспертным данным, могут прокормить более 800 млн человек, а также более половины хвойных лесов планеты. Это и есть объективные факторы целесообразности единения трёх родственных народов, от которых трудно отмахнуться. Надо полагать, что эта объективная потребность возьмёт своё. Есть также уверенность, что Россия изживёт, перемелет олигархический режим, что русский народ сможет в конце концов привести к власти тех людей, которые будут реализовывать его глубинные интересы. И белорусский, и украинский народы в этом должны ему помогать.
– А если приглядеться к судьбе некоторых восточноевропейских стран, ставших членами ЕС, таких как Румыния, Болгария, прибалтийские республики. Что Вы можете сказать о них?
– В этих странах, ещё даже до вступления их в Евросоюз, Запад постарался организовать настоящую промышленную катастрофу, в результате которой квалифицированные рабочие при открытии границ чуть ли не поголовно бежали. Например, за 2007–2008 гг. из одной только Румынии уехало 2–3 миллиона человек. А остатки сохранившейся промышленности в этих странах в основном использовали для простой сборки продукции корпораций Западной Европы. При этом западный капитал, как правило, не создавал новые, но использовал уже существующие в восточноевропейских странах предприятия, созданные до него и без него. В результате в странах Восточной Европы произошла всеобъемлющая деиндустриализация. На этот счёт существует объективная статистика. На деле это — не что иное, как новая форма колониализма! Окажись Беларусь во власти Запада, можно не сомневаться, что из неё будет выкачана вся активная часть населения и полностью демонтирована вся промышленная структура. А её территория будет нашпигована натовскими танками и ракетами, направленными в сторону России.
Поэтому стремление белорусских и украинских западофилов войти в «Европейский дом» есть нечто иррациональное, подобное тяжёлой болезни духа. Кстати, об этом прямо пишет в своей работе «Столкновение цивилизаций» известный американский исследователь С. Хантингтон. Он, в частности, утверждает, что политические лидеры могут творить историю, но не могут её избежать. Они порождают разорванные страны, но не смогут сотворить «западные». Они могут заразить страну шизофренией культуры, которая станет её определяющей характеристикой, что мы сегодня и наблюдаем на Украине и других постсоветских странах.
– Какие задачи в сфере экономики стоят сегодня перед белорусским государством?
– В последние годы мы стали свидетелями неустойчивого роста ВВП, старения производственных мощностей, снижения конкурентоспособности промышленности. Оказалось, из целого ряда предприятий уже «выжаты все соки», и они нуждаются в срочной замене оборудования на более современное. Фактически был упущен момент замены устаревшего оборудования на новое и более конкурентоспособное. Теперь остро встаёт задача осуществить социально-экономическую модернизацию. В этом отношении уже сделано немало. Однако требуется не только обновление оборудования, но и изменение системы управления экономикой. Необходимо пересмотреть социально-экономическую модель развития. Без этого все достижения могут превратиться в упущенные возможности.
Вряд ли Беларусь в одиночку справиться с этой задачей, требующей огромных материальных, финансовых, интеллектуальных и разного рода других ресурсов? Решение такой задачи, как минимум, предполагает объединение усилий в рамках эффективного межгосударственного блока. Только посредством формирования общей стратегии модернизации и объединения усилий нескольких государств можно будет вырваться вперед. В современных условиях суверенитет, политическую субъектность государства могут сохранить, лишь вступая в союз с другими странами, создавая свои блоки и коалиции. Но беда в том, что политическое руководство ряда постсоветских стран всячески стремится избежать делегирования каких-либо полномочий и функций в надгосударственные структуры. Здесь мы сталкиваемся с эгоизмом элит, местничеством, властолюбием, недальновидностью, отсутствием стратегического мышления, что, безусловно, сильно тормозит развитие данных государств. Поэтому сегодня и пробуксовывают Союзное государство Республики Беларусь и России, а также Евразийский экономический союз. Никак не могут договориться – все тянут одеяло на себя.
У нынешних элит недостаёт политической воли и решимости выйти на новый уровень стратегического мышления в рамках нарастающей регионализации мира. А ведь, по большому счёту, для восточнославянских народов идея тесного равноправного и конструктивного объединения для достижения лидирующих мировых позиций могла бы стать общей национальной идеей, общей идеологией. Опыт построения больших геополитических объединений показывает, что интеграционный потенциал сугубо экономических мотивов низок и недостаточен. Для создания жизнеспособных и устойчивых структур континентального масштаба, на что и претендует Евразийский союз, необходимы дополнительные надэкономические и ценностные скрепы. Технократические, меркантильные общности, как показывает практика, неустойчивы и недолговечны.
В силу складывающихся обстоятельств евразийская идея не может не стать альтернативой неолиберальному глобализму, основывающемуся на представлении о гегемонии евроатлантической цивилизации. Без альтернативной хищному глобализму идеи Евразийский союз уподобится множеству возникающих и так же быстро разрушающихся структур локального масштаба. И что важно — идея Евразийского союза соответствует объективным тенденциям мирового развития. Сейчас уже ясно, что проект однополярной глобализации, выдвинутый США и их союзниками, терпит крах. Сегодня в мире идёт активный процесс региональной интеграции. Мегарегионы – вот те политические и социально-культурные единицы, из которых в первой половине XXI века будет строиться мир.
Что касается Беларуси, то отмеченная мной некая раздвоенность сознания существует сейчас скорее в цивилизационном и геополитическом смысле лишь среди части интеллигенции и чиновников, в то время как подсознательно, на ментальном, культурном и даже бытовом уровнях, белорусы в большинстве своём ориентируются на Россию.
И, наконец, относительно идеи русского мира. Белорусские власти рассматривают её как проект, в отношении которого они не выработали согласованного мнения. Оппозиция идею русского мира рассматривает как инструмент имперской агрессии, с помощью которого она стремится взять под свой контроль всё постсоветское пространство. Однако большинство населения — сознательно или бессознательно позитивно, в силу своей цивилизационно культурной принадлежности — воспринимает и оценивает эту идею позитивно. Она для него абсолютно естественна.
 
Беседовала
Ирина УШАКОВА.

Please publish modules in offcanvas position.

Free Joomla! templates by AgeThemes