последние комментарии

trustlink1

ШАПКА ПО КРУГУ:

Владимир ЛичутинСбор средств на издание «Собрание сочинений в 12 томах» В. Личутина

Все поклонники творчества Владимира Личутина, меценаты и благотворители могут включиться в русский проект.

Реквизиты счёта

Получатель ЛИЧУТИН ВЛАДИМИР ВЛАДИМИРОВИЧ

Cчёт получателя 40817810038186218447, Московский банк Сбербанка Росии г. Москва, ИНН 7707083893, БИК 044525225,

Кс 30101810400000000225, КПБ 38903801645. Адрес подразделения Банка г. Москва, ул. Лукинская, 1. Дополнительный офис 9038/01645.

 

 

Военный бюджет России и сага о её бедных пенсионерах

В либеральных средствах массовой информации постоянно повторяется мантра о «разбухшем» военном бюджете России и страдающих из-за этого отечественных пенсионерах. Самое удивительное, что некоторые пенсионеры действительно верят в это. Меня лично задели слова одной приятельницы-пенсионерки, которая перед выборами гневно обрушилась на власть, которая, по её мнению, только и бряцает оружием и ничего не хочет сделать для своих пенсионеров.
Почему-то никому из патриотов, отвечавших на многочисленных ток-шоу либералам Явлинскому, Собчак, Надеждину, Исаеву и другим по вопросам военных расходов, не приходило в голову привести самые простые цифры, разбивающие все их доводы.

О военном бюджете России
Наш военный бюджет в 2018 году должен составить 46 миллиардов долларов. Пенсионеров по старости в России 35,5 миллиона и еще около 7 миллионов социальных, по инвалидности, потери кормильца, по выслуге лет и т.д. Таким образом, если весь российский военный бюджет пустить на пенсионеров, то каждому достанется единовременно долларов аж по 80 в месяц. То-то возликовали бы все пенсионеры, если страну возглавили Г. Явлинский или К. Собчак. Они-то уж точно ликвидировали бы этих военных с их военно-промышленным производством. Правда, и по 80 долларов вообще-то не получилось бы. Потребовали бы свою долю в раздербанивании «военки» и медицина, и образование, и еще кто-нибудь.
Хотелось бы напомнить забывшимся пенсионерам, как жили их родители в 90-х годах, когда у власти как раз и были нынешние либералы, которые фактически закрыли оборонку. Самые современные оборонные заводы встали, а в холодных цехах жарили яичницу на титановых сковородках. Инфляция зашкаливала, пенсия составляла несколько долларов в месяц, а наши родители-пенсионеры массово вышли на улицу продавать своё тряпье.
Если говорить серьезно, то разберёмся, большой ли у нас военный бюджет, соответствует ли он нашим потребностям и возможностям? Сравним военные бюджеты разных стран в 2016 году и 2017 годах. Заметим, что оценки довольно сильно отличаются по различным источникам. По данным Стокгольмского института исследования проблем мира, военный бюджет США в 2016 году был 611 млрд долларов, в 2017 на 10 млрд больше, на 2018 год ожидается рост военных расходов до 700 млрд долларов. Это составляет примерно 3,2% ВВП США. Вторым по военным затратам следует Китай с 215 млрд долларов военного бюджета, составляющего 2,2% от ВВП. За третье место борются несколько стран — Россия, Саудовская Аравия, Индия, Франция, Великобритания. Например, Саудовская Аравия тратила на вооружение в 2016 году 64 млрд долларов (10% от ВВП), Франция и Индия по 56 млрд долларов (2,2—2,5% от ВВП), Великобритания — 48 млрд (2,1%от ВВП) долларов и Германия — 42 млрд долларов (1,3% от ВВП).
С цифрами относительно России сложнее. Согласно мнению западных специалистов, официальная статистика и в СССР, и в России всегда несколько занижала свои военные затраты, раскидывая их по разным статьям бюджета. Согласие Запада и России по цифрам военного бюджета наблюдалось только в 90-е годы. Тогда западные советники прямо сидели во всех министерствах России, в министерстве финансов и даже на кое-каких этажах Министерства обороны, и им была доступна в том числе и секретная информация. В книге С.М. Меньшикова «Анатомия российского капитализма» (Международные отношения, 2007) приводятся данные по динамике военно-промышленного комплекса в 1991—2004 годы. Так вот, к 1998 году реальные расходы на оборону в России, несмотря на войну в Чечне, упали в 5 раз и достигли 18% от уровня 1991 года, а выпуск ВПК составлял лишь 8,8% от уровня 1991 года. Затраты на оборону начали увеличиваться сразу после прихода в качестве премьера Е. Примакова. Уже с осени 1998-го начался рост затрат на ВПК и армию и за год вырос на 5%. С тех пор рост этих затрат продолжался всё время. За первые пять лет руководства страной В.В Путиным военные расходы выросли на 60% – достигли уровня 29% от 1991 года. Это было ещё в эпоху сравнительно низких цен на нефть.
Согласно Стокгольмскому институту мира, в 2016 году военный бюджет России составлял 70 млрд долларов, или 5,1% от ВВП. Российская статистика приводит цифру в 52 млрд долларов и отношение к ВВП в 4,2%. В 2017 году, как мы упоминали ранее, согласно официальным российским данным, военные расходы упали до 46 млрд долларов.
Много это или мало. Если сравнивать по доле военных расходов в ВВП, то это больше, чем у ведущих западных стран. Однако есть небольшая страна Израиль, считающая себя в состоянии постоянной войны, где эта доля всегда выше 5—6%. Напомним, что Саудовская Аравия, не находящаяся официально в состоянии войны, тратит на оборонку 10% от своего ВВП. Таким образом, Россия и по этому показателю не слишком выделялась на мировом уровне.
 
Всё познаётся в сравнении
Если сравнивать затраты по абсолютной величине, то в России они в 10 раз меньше, чем в США. Если сравнивать затраты по эффективности, то они, пожалуй, как раз то, что нужно. К 2018 году оснащенность современным оружием в стратегических ядерных силах составила 79%, в военно-космических войсках — 73%, в военно-морском флоте — 53%, в сухопутных войсках несколько меньше — 45%.
В обращении к Федеральному собранию 1 марта 2017 года В.В. Путин рассказал о новых видах вооружения, не имеющих аналогов за рубежом. Прежде всего это крылатые ракеты с ядерными двигателями, не имеющими ограничений по дальности полета. Во-вторых, это гиперзвуковые авиационно-ракетные комплексы «Кинжал», превышающие скорость звука в 10 раз и неуязвимые для всех существующих систем ПРО. В-третьих, ракетные комплексы стратегического назначения «Авангард», позволяющие разгоняться со скоростью 20 махов (скоростей звука) на межконтинентальную дальность. В-четвертых, боевые лазерные комплексы. И в-пятых, подводные беспилотники, двигающиеся быстрее всех подводных лодок, надводных кораблей и торпед в мире.
В либеральных средствах массовой информации сразу же заявили, что всё это — «фейки» и мультики. Против своего обыкновения ужасаться величиной военных затрат вдруг начали смеяться. Ведь с затратами на оборону в 50—70 млрд долларов мы вообще не могли ничего сделать. Им, мол, ужасно стыдно за милитаристские заявления Путина. Аж 80% слушателей «Эха Москвы» в одном из опросов признались в своих ощущениях страшного стыда и, конечно, неверия официальным заявлениям.
Мне лично не стыдно, и я верю в существование таких видов оружия, потому что точно знаю, что их в Союзе разрабатывали еще в середине 80-х годов. Мой муж писал открытые для Запада доклады по вопросам разоружения и ПРО. Счастье, что не все специалисты, работавшие в СССР, стали в 90-е годы «челноками», а продолжали, пусть и без зарплаты, заниматься делом, которому посвятили свои жизни. Более того, им удалось воспитать и молодое поколение специалистов, продолживших, как сейчас стало ясно, их дело.
В отличие от доморощенных наших юмористов, на Западе совершенно серьезно отнеслись к заявлению Путина. В Голландии, например, ведущие газеты испугались и сразу озаботились вопросом: почему американцы серьезно не отвечают на угрозы российского оружия. Американцы-то как раз ответили, что им было известно о разработках и они, мол, тоже время не теряют. Пропагандистский же ответ «страшной» России, угрожающей всему миру, последовал из Великобритании, которая обвинила Россию в разбрасывании прямо на английской земле химического оружия. К этому призыву «не допустить и наказать» в едином порыве присоединилось все «передовое» человечество.
В условиях этой беспрецедентной травли России на Западе вопрос о военных затратах становится особенно важным. Либералы призывают сменить власть, разоружиться, потратить все деньги на пенсионеров и вот тогда-де заживем сытно, богато и весело. Призыв, рассчитанный на уж совсем безграмотных и глупых пенсионеров или бунтующих подростков, переживающих трудности взросления. А их всё-таки — не большинство населения. Это показали результаты выборов. Как бы нравился или не нравился
В. Путин, избиратель определенно не верит либералам. Не случайно, что, несмотря на призыв части либералов бойкотировать выборы, народ их не послушался и пришёл массово на избирательные участки. Например, в Нидерландах, где я живу, впервые за почти тридцать лет целый день на небывалом для этого периода холоде и ветре стояла 40—50-минутная очередь. Запускали по 4 человека каждые 5—6 минут. Вот и подсчитайте, сколько пришло и, главное, что 80% из них проголосовали за Путина.
Напомним, что в западной теории увеличение военных расходов в периоды, когда наблюдались трудности в экономике, всегда признавалось как антикризисная мера и стимул к росту. Существует так называемый мультипликатор роста военных расходов. В развитых странах он чуть больше двух. Это означает, что увеличение на единицу военных расходов ведёт к росту больше, чем в два раза в смежных отраслях, т.е. в отраслях, связанных с военными заказами. Итак, единица роста заказов на технику, о которой рассказывал Путин, вызывает две единицы роста в производстве металлов, станкостроении, энергетике, компьютерном обеспечении и, наконец, настолько же увеличиваются доходы и потребление всех занятых в этих производствах. Можно утверждать, что именно этот рост заказов помог смягчить последствия кризиса 2014—2015 годов и приостановить спад в 2016 году.
Кроме того, военный экспорт — это поддержание имиджа страны и хороший и устойчивый источник поступления валюты. Все последние 28 лет, даже в тяжелые 90-е годы, ежегодно в среднем продавали оружия за рубеж на 10—15 млрд. Это приблизительно третья-четвертая часть даже нынешнего военного бюджета.
Таким образом, резкое снижение оборонных расходов противоречит западным же теориям и совершенно неприемлемо в данных экономических и геополитических условиях. А уж дожить до улучшения своего материального положения из-за сокращения военных расходов нынешним нашим пенсионерам вообще вряд ли удастся.
Когда российские пенсионеры станут жить лучше?
Итак, почему наши пенсионеры получают так мало. Причин несколько. Во-первых, мы страна с довольно низкими доходами населения. Наш ВВП по покупательному паритету составлял в 2016 году 3,862 триллиона долларов. Это более чем в два раза превышает ВВП в абсолютном значении, который сильно зависит от валютного курса. По реальному ВВП мы в 2017 году занимали шестое место в мире. Доход на душу населения у нас в 2017 году был 26,8 тысячи долларов. В Германии, обогнавшей нас в рейтинге по этому показателю, соответствующий доход был 48,2 тыс. долларов. В Нидерландах — 50 тысяч в год. Во Франции и Великобритании несколько ниже — 41 тысяча долларов и 42,7 тысячи соответственно. Итак, по любым объективным меркам, наши пенсионеры должны получать почти в два раза меньше.
Во-вторых, в России очень низкие налоги. Во всей Западной Европе доля налогов в ВВП колеблется между 40 и 50%. Например, в Великобритании отношение бюджета к ВВП составляет около 42%, в Германии — 46%. Во Франции – 54%, в Швеции – тоже 54%. В Голландии, пенсионную систему которой мы будем обсуждать далее, это соотношение составляет 46%.
Теперь внимание: соответствующие доли для России в 2016 и 2017 годы колеблются между 15% и 17%. Строго говоря, почти все пенсии у нас платят не из бюджета, а из Пенсионного фонда, выплачиваемого работающими, но подкинуть пенсионерам из собираемого бюджета, в силу его ничтожности, точно не получится. Например, в Западной Европе существуют разные пенсии, и государственная часть, выплачиваемая из бюджета, довольно велика.
В-третьих, в западных странах почти век существует система пенсионного накопления. Россия существует в нынешнем виде всего 27 лет. И за эти годы страна проходила через периоды кризисов, дефолта, высокой инфляции, которые съели все советские накопления. Таким образом, накоплений просто быть не может, и наши пенсионеры обречены не меньше, чем ещё на пару десятилетий рассчитывать на государство.
Теперь расскажем, как функционирует система пенсионного обеспечения в странах Западной Европы.
В основном пенсионное обеспечение состоит из трёх частей.
Главную часть составляют накопления работающих граждан. Ежемесячные отчисления довольно велики. Большую часть или половину платит работодатель, оставшуюся часть – сам работающий. Если твоя зарплата 4000—6000 евро в месяц, то работодатель может платить ежемесячно до 1500 евро, с которых работающий налогов не платит. Он сам лично при этом вносит из своего дохода тоже от 500 до 1000 евро. Чтобы получить к моменту выхода на пенсию сумму в 75% от средней зарплаты, будущий пенсионер должен платить не менее 25—30 лет. Если он выходит на пенсию раньше, например, будучи уволенным до наступления пенсионного возраста, он может получать с определенного времени 50% зарплаты. Когда называют величину «средней пенсии», то всегда включают эту основную часть дохода пенсионеров. Поэтому средняя пенсия так высока в западных странах.
Небольшую часть пенсионных отчислений составляют индивидуальные накопления граждан. Обычно к такой форме накоплений прибегают люди свободных профессий, лишившиеся работы. У такой системы — одно преимущество. Если ты получил какую-то большую сумму денег, например, художник продал свою картину, уволенный с работы получил компенсацию, которая составляет 1—2 годовых зарплаты, то он должен с этого дохода заплатить 50% налог. Если он вложит в индивидуальный пенсионный вклад, то налоги он будет платить только по достижении страхового возраста. Однако и деньги из этого фонда он брать не может. В отличие от многочисленных пенсионных фондов, накапливающих какую-то прибыль, сбережения в банках сейчас ничего не приносят. Последние десять лет в Европе банковский процент отрицательный и колеблется между минус 0,5—0,7%, т.е. ты платишь больший налог на сбережения, чем получаешь банковский процент. Даже в хорошие времена прирост индивидуальных пенсионных накоплений был минимальным. Поэтому эта часть пенсионного дохода чрезвычайно мала.
В-третьих, довольно существенную, иногда единственную часть пенсионных доходов граждан является государственная пенсия. Она финансируется из отчислений «солидарных» поколений, т.е. из зарплаты ныне работающих и из государственного бюджета. В сумме, предполагающей минимальный доход, она гарантирована всем жителям, достигшим пенсионного возраста. В большинстве западных стран возраст выхода на пенсию 65—67 лет. Несколько ниже 62,5 года только во Франции.
Эта государственная часть пенсионного дохода рассчитывается в разных странах ЕС по-разному. Во Франции, например, она зависит от трудового стажа, и, чтобы получить ее полностью, надо проработать 40 лет. В Норвегии и Швеции принимаются в расчет многие факторы — трудовой стаж, проживание в стране, количество детей, был ли партнер и как долго. В Нидерландах можно вообще не иметь трудового стажа, но надо прожить в стране для получения полной пенсии 50 лет, т.е. с 15 до 65. Закон был принят в 1957 году. Нашим иммигрантам, которым в 1957 году было больше 15 лет, автоматически зачисляли в голландский пенсионный стаж их годы, прожитые до 1957 года где угодно. Например, тем кому исполнилось в 1957 году 30 лет, получали 15 лет, кому 20 лет — пять лет.
Налоги, которые платит каждый занятый в странах ЕС в государственный пенсионный фонд, тоже разные. От 2% в Исландии до 16% в Италии. Каждый гражданин Нидерландов платит, например в консолидированный пенсионный фонд — 6,5%, Норвегии — 5,8%, Швеции — 7,7%, Германии — 10%, Бельгии — 10,2%, Франции — 13,8%.
Величина государственных пенсий различна по странам и определяется уровнем минимальных доходов, достаточных для проживания в них. Этот минимум для всех западных стран составляет около 700—1100 евро. В Великобритании около 750 евро, в Швеции 1200 евро, в Нидерландах 1170 евро. Больше всего платят в Люксембурге — около 2000 евро. Кроме того, пенсионерам приплачивают различные субсидии. Если назначенная государственная пенсия в результате меньше прожиточного минимума, то государство из бюджета доплачивает до минимума. В разных странах ЕС это производится по-разному.
В Германии, например, применяют систему, при которой государство оплачивает большую часть пособий «натурой», т.е. само по определенной норме покрывает расходы на жилье, медицинскую страховку и выдает ежемесячно на руки около 300—350 евро. По такой же системе действуют во Франции.
 
Везде «хорошо», где нас нет
В странах Северной Европы и в Нидерландах своим получателям пособия доверяют больше. Им выдают на руки всю сумму, равную разнице между получаемой пенсией и прожиточным минимумом, и бенефицианты сами делают все выплаты: за медицинскую страховку, за квартиру, электричество, газ, коммуникационные сети. Выплачиваются также дополнительные субсидии на аренду жилья и медицинскую страховку.
Рассмотрим, насколько это щедро и намного ли западные пенсионеры, рассчитывающие только на государственные выплаты, живут лучше, чем наши пенсионеры, получающие в месяц 200—300 евро.
В Нидерландах из полученных 1100 евро пенсионер заплатит за аренду квартиры даже с субсидией 500–600 евро. Ещё надо заплатить около 100 евро за медицинскую страховку. Правда, потом половину вернут. Электричество и отопление потянут еще на 100 евро. Итого останется, как и у немцев, на всё про всё 300—350 евро. А ведь надо ещё заплатить за телефон, телевидение и интернет. Естественно, чтобы накопить денег на отдых, придётся поджиматься весь год. Одежду пенсионер покупает, как правило, на рынках и в самых дешёвых магазинах.
У российского пенсионера денег немного поменьше. Он не платит такие деньги, как европеец за квартиру, отопление, электричество. Однако около 100—150 евро всё равно на это уйдут. Еда стоит столько же, как и в Европе. Может быть, подешевле. Но евро 100 тоже уйдут. Медицинскую страховку российский пенсионер не платит, зато лекарства покупает на собственные деньги. В Европе оплачивает их страховка, но никакой дополнительной таблетки, кроме необходимой для жизни, домашний врач не выпишет никогда. Антибиотик пропишут после двух недель температуры. Анализ крови полагается делать не чаще, чем раз в год. Операции, правда, делают бесплатно и почти без очередей. В России операции, необходимые для сохранения жизни, тоже по закону бесплатны, как и онкологические лекарства. В общем российский пенсионер живет на пределе своих материальных возможностей и в постоянном волнении относительно своего будущего.
Однако, как мы показали, и голландский пенсионер отнюдь не живет в роскоши и считает каждую копейку, то бишь каждый цент. На всём экономит. Несомненно, что голландские пенсионеры, живущие исключительно на государственную пенсию, входят в часть населения, находящегося на уровне «скрытой бедности». Поэтому они часто используют разные уловки. Например, пара объявляет себя разведенной. Получает пособие по отдельности, что вместо приходящейся на пару 1600 евро возрастет до 2200 евро. Разведенной паре полагается ещё одна муниципальная квартира с субсидией. Они сдадут её и будут получать нелегальный доход. Жить тогда станет действительно вольготнее и сытнее. Однако и власти не вечно спят и стараются предотвратить мошенничество. Сколько веревочке ни виться, конец в виде авторитетной комиссии приходит. Квартиру отнимают. Мошенников обкладывают штрафом, который теперь будут вычитать из той же государственной пенсии. Однако минимумом всё же обеспечат и, главное, не лишат медицинской страховки и медицинского обеспечения, технологический уровень которого выше российского.
Таким образом, можно сделать вывод: материально российский пенсионер победнее голландского, но не так существенно, несмотря на заманчивые цифры в евро, получаемые голландским стариком или старушкой. Однако жизнь европейского престарелого гражданина всё же поспокойнее, чем у российского визави. Никто здесь не ожидает, что все сбережения сгорят в галопирующей инфляции, что правительство перестанет платить или даже резко уменьшить пенсии. На кусок хлеба с маслом всегда хватит. Если заболеешь, то и полечат. А если совсем невмоготу, то положат в дом престарелых. Не сахар, конечно, но опять же голодом морить не будут, ухаживать будут по инструкции, таблетки воровать не будут. Даже похоронят бесплатно, если нет денег или соответствующей страховки. Родственники ничего не обязаны.
Российский пенсионер лишён этого спокойствия. Он боится всего. Главный же страх, что не хватит денег на лечение ни у него, ни у его детей. Он не верит своему государству, но почему-то продолжает верить в сказки, что «за морем все хорошо». А некоторые ещё и верят, что если в России вдруг придет власть, как у них «за морем», которая будет тратить 2% от ВВП, а лучше уж совсем разоружится, то у него лично «запоют моря и горы» и жизнь станет совсем, как у голландцев.
На самом деле чтобы жить, как в Голландии, российскому пенсионеру нужна прежде всего стабильность, небольшой, но постоянный рост доходов, низкая инфляция и улучшение медицинского обеспечения.
 
Лариса МЕНЬШИКОВА
г. Амстердам.

Please publish modules in offcanvas position.

Free Joomla! templates by AgeThemes