последние комментарии

trustlink1

ШАПКА ПО КРУГУ:

Владимир ЛичутинСбор средств на издание «Собрание сочинений в 12 томах» В. Личутина

Все поклонники творчества Владимира Личутина, меценаты и благотворители могут включиться в русский проект.

Реквизиты счёта

Получатель ЛИЧУТИН ВЛАДИМИР ВЛАДИМИРОВИЧ

Cчёт получателя 40817810038186218447, Московский банк Сбербанка Росии г. Москва, ИНН 7707083893, БИК 044525225,

Кс 30101810400000000225, КПБ 38903801645. Адрес подразделения Банка г. Москва, ул. Лукинская, 1. Дополнительный офис 9038/01645.

 

 

Что стоит «собирание земель» русских?

Прошло три месяца со дня присоединения Крыма к России. Операция прошла быстро, слаженно, без единого выстрела. Президент Владимир Путин на ежегодном экономическом форуме в Петербурге 20 мая довольно откровенно рассказал, как это происходило. Причиной этого спонтанного для России решения стали чисто геополитические мотивы. По словам Путина, в течение последних двадцати лет страны Запада постоянно, довольно цинично и нагло игнорировали озабоченности России продвижением военного блока НАТО на Восток к ее границам, развёртыванием систем ПРО на территории бывших стран Варшавского блока, отказом от подписания мало-мальски значимых юридических документов, удостоверяющих не враждебные по отношению к России намерения.

Украинский гамбит

Путч в Киеве, когда президент Виктор Янукович бежал буквально через пару часов после подписания договоренностей с оппозицией в присутствии представителей западных держав и России, гарантирующих выполнение этих договоренностей, поставил Путина перед ситуацией любого возможного сценария. Россия стремительно потеряла дружественного соседа на границе протяженностью более 2000 км и получила озлобленную страну с правительством, открыто признающим себя сателлитом США и готовым к осуществлению любого враждебного России действия: присоединения к НАТО, ликвидации базы российского флота в Крыму и вытеснения России из зоны Черного моря. Вспомним, что именно такими были первые внесённые в украинский парламент законодательные предложения. Парламентарии, одни в угаре революции, другие под дулом автоматчиков с улицы и указаний из Вашингтона, упорно нагнетали атмосферу. Однако Путин выжидал пару недель: заканчивались триумфальные для России Олимпийские игры, какие-то надежды оставались на лепетавшего что-то невразумительное сбежавшего украинского президента Януковича. Россия, одолжившая Киеву большие деньги, ещё надеялась на успокоение ситуации.

Киев воспринимал эти ожидания как слабость. Внезапно Россия начала действовать. События в Крыму принимали всё более чёткие очертания. Сначала было объявлено о проведении референдума о самоопределении Крыма, т.е. о федерализации. Это было предостережением киевским властям. Однако они ничего не хотели ни видеть, ни слышать упоенные своей победой не только над прежней властью, но прежде всего, как им казалось, над Россией. Они ожидали любую поддержку с Запада вплоть до военной. Крым, в свою очередь, объявляет о перенесении сроков референдума на две недели раньше и уже включает в него вопрос о вхождении в Россию. Всё это происходит на фоне чрезвычайной организованности крымских властей. Украинские военные подразделения, дислоцирующиеся в Крыму, блокируются повсеместно «вежливыми людьми» в неопределенной камуфляжной форме, руководимые местными активистами. Запад кричит, что Москва ввела войска на территорию независимой Украины, забыв, что эти войска стоят здесь с екатерининских времен и покидали полуостров ненадолго только во время фашистской оккупации. В середине марта проходит референдум и через пару дней Совет Федерации России принимает решение о присоединении Крыма к России. С присоединением Крыма для России обозначилась новая страница «собирания русских земель» и активного противостояния Западу.

Естественно, что такое стремительное развитие событий привело в шок западный мир. Он никогда не любил и не понимал Россию ни как государство, с присущими ему устремлениями, озабоченностями и институтами, ни как объединение людей с определенным менталитетом, образом жизни и привычками. Сначала это была царская империя, потом большевистская и, наконец, усеченная, разбитая и подавленная ельцинская. Я давно живу на Западе и видел, как очень короткий период эйфории от горбачевизма сменился презрением и ненавистью к нищей и убогой России, клянчившей деньги на Западе и не способной обустроить свой народ. Русофобство не исчезало никогда. Я помню, как на 50-летие высадки союзников в Нормандии не было приглашено руководство России. Пригласили чехов, румын и венгров, воевавших против антифашистской коалиции, но не Россию. К 70-летию с начала Второй мировой войны в Голландии вышел шеститомник о ней. Так вот Восточному фронту, т.е. войне фашистов с Советами, была посвящена лишь одна глава в третьем томе. Вся война здесь представляется как борьба американцев и запада против Гитлера, уничтожавшего евреев.

На Украину, по большому счёту, всем наплевать. Ещё одна отсталая нищая страна. Главное, что это страна, о которой Россия всегда заявляла как о братской и очень важной для неё, решилась выступить как враг России. Конечно, присоединение Крыма произошло без каких-либо консультаций с Западом. Но разве после всего, что происходило на протяжении последних лет, могла ли Москва надеяться, что её услышат? Она хотела иметь рядом только дружественное государство и больше ничего, не подавлять его, не наживаться за его счёт. Её же обвиняли в том, что она шантажирует Украину ценами на газ, не разрешает уйти в свободное плавание. Когда Москва говорила, что мы почти родственники, мы столько прожили вместе и мы сами друг с другом договоримся, то слышала в ответ: нет, договариваться будем мы, а вы уйдите и не мешайте. Просьба Украины отложить подписание экономического договора с Европой была воспринята как давление Москвы, и Януковичу была объявлена вендетта с выходом людских масс в центре Киева. Я разговаривал с множеством людей с Украины, которые поддерживали Майдан. Ни один из них не говорил о претензиях к Москве и желании присоединиться к Европе. Все были недовольны своим экономическим положением и винили в этом коррумпированную власть. Порвать с Россией хотела исключительно националистическая и прозападная элита, которая надеялась выиграть от этого разрыва. Некоторые из них, возможно, искренне верили, что Запад лучше и поможет, если они расплюются с Россией. Другие просто хотели личной выгоды, не видя перспектив при Януковиче. Так или иначе, народ остался ни с чем. У власти все те же олигархи и бездарные чиновники, которые на протяжении двадцати лет перебегали из одной правящей партии в другую. Крым в России, Украина в гражданской войне, быстрого выхода из которой при данном уровне управления вряд ли дождаться. Только что избранный президент Петро Порошенко, которого давно одобрили в Вашингтоне, вряд ли решится на какую-либо самостоятельную эффективную политику. Очень интересно, что появилась информация, что будто бы Порошенко ещё до инаугурации обратился к Евросоюзу с той же, что Янукович, просьбой отложить по экономическим причинам подписание с ним ассоциативного экономического договора. Что называется — приехали. Испохабили столицу, разодрали страну, убивали и продолжают убивать людей во имя подписания договора, а теперь, оказывается, и подождать можно. Правда, может быть, это информационная утка, этакое предостережение Порошенко, чтобы не смел шагнуть в сторону. Тем более что через пару дней новое сообщение, что Порошенко, напротив, готов уже в свой день инаугурации прямо в Киеве подписать эпохальный договор, который уже разодрал мир и Украину. Сейчас уже утверждают, что подписание состоится 27 июня вместе с Молдавией и Грузией.

А что же Россия? Вой стоит вселенский — агрессор. Наказать! Сгустки материалов ненависти в западноевропейской прессе четко коррелируются с появлением аналогичных статей в американских средствах массовой информации. Поражают не только текстовые совпадения, но даже названия. Все факты, которые опускаются в США, дружно игнорируются и в западноевропейских изданиях. Например, о выступлении Путина на Петербургском форуме, где он объяснил мотивы России при присоединении Крыма, молчат все. Что бы ни делала и ни говорила Россия — всё плохо. Дерутся на юго-востоке, виновата, конечно, Россия. Молчит Россия, тоже виновата, поскольку бросила пророссийское население. Публика настолько зомбирована своими средствами информации, что порой поведение некоторых голландцев принимает анекдотичные формы. Жену мою с украинской фамилией жалеют образованные врачи в больнице. К дочери с русской фамилией пристает коллега с обвинениями в российской агрессии, так что она со своей стороны готова идти жаловаться на него в отдел кадров, требуя оградить её от интимидаций по национальному признаку. Справедливости ради следует сказать, что некоторым западным диссидентам иногда дозволяется выразить своё особое мнение, несколько отличающееся от генерального. Но оно, конечно, не меняет общий характер выступлений.

Итак, для России варианта «лучше вести себя» просто не существует. Смолчи Россия в феврале, оставь Крым в Украине, все бы захлебывались в злобных криках, как хорошо ударили по ней. Российские военно-морские базы эвакуировались бы под мировую репортерскую канонаду о бездарном российском руководстве и ничтожности её вооруженных сил. Войска НАТО размещали бы свои ПРО на полуострове. Все бывшие республики, за исключением, быть может, только лукашенковской, стройными рядами бы шли туда же, т.е. умоляли бы взять их в НАТО. Российский газ все норовили бы брать бесплатно, рассказывая о том, что Россия должна быть безмерно благодарна миру за его использование, а в противном случае человечество в одночасье перешло бы на сжиженный газ из Штатов. Ровно то же было бы, только ещё в более радикальном варианте, если бы Москва вдруг, не к ночи будет сказано, решила отдать Крым обратно. Итак, для России обратного хода нет.

Стоимость экономических санкций для России

Теперь рассмотрим вопрос, что же будет дальше? Будет ли настоящая изоляция России и насколько опасны для нее различного рода санкции?

До сих пор пока было много шуму из ничего. Громко кричат, объявляют санкции против каких-то олигархов, по слухам близким к Путину, депутатов, поддержавших своего президента, российских журналистов, посмевших выступить с мнением, отличным от «мирового». Их теперь не будут пускать «во двор», т.е. в развитые страны. Кое у кого даже, вроде, счета в западных банках конфисковали. Правда, ни одного счета конкретно не показали. Выкинули из церемониальной «восьмерки», наложили запретов до конца года в ПАСЕ. Приехали на экономический форум в Петербург в урезанном составе.

После многочисленных заклинаний со стороны России, что она не собирается вводить войска в Украину, никаких новых мер пока Запад не предпринимал. Однако кричать продолжают, и каждую неделю появляются сообщения о том, что что-то страшное всё же готовят. Говорят о секторальных санкциях, о полном отказе от импорта российских энергоносителей, запрещении экспорта в Россию всех западных товаров, включая математическое обеспечение, блокаде российской платежной системы…

Что касается запрета на импорт российских энергоносителей, то это представляется реальным только в несколько разгоряченном сознании. Торговлю нефтью, которая является биржевым товаром, практически невозможно запретить. Нефть составляет около 40% от экспорта России. Газ приблизительно треть экспорта нефти. От российского газа отказаться Западная Европа тоже не может, поскольку за счет него удовлетворяет около 30% своих потребностей. Перейти на сжиженный американский газ мгновенно невозможно, поскольку требует перестройки всей энергопроизводящей инфраструктуры, строительства танкеров, расширения портов. Быстро осуществить это никак невозможно.

Можно, конечно, попытаться различного рода спекуляциями понизить цены на энергоносители, от чего экономика России потерпит большой урон. Однако если бы это было возможно, то страны Запада уже пытались бы это осуществить. Вместе с тем даже в период кризиса цены на энергоносители снизились незначительно. Спрос на энергоносители поддержали развивающиеся страны, которые не сильно пострадали от кризиса в развитых странах. Все же в мире пока господствуют рыночные механизмы, а не указания Вашингтона.

Удачной была последняя поездка в мае 2014 года Путина в Пекин, в результате которой с Китаем был подписан договор о поставке в течение 30 лет ежегодно 38 млрд кубометров в год. Это приблизительно одна четвертая поставок в Европу. Таким образом, Россия застраховала себя от возможных убытков из-за сокращения своего экспорта газа в Европу. Кроме того, это крупный инфраструктурный проект на 50 млрд долларов, 25 из которых дает Китай, который может стать толчком для ускорения роста стагнирующей российской экономики. Нефть, газ и топливные материалы составляют около 70% российского экспорта. Следующая значимая экспортная статья — металлургия — в девять раз меньше. Итак, структура российского экспорта такова, что запрет на него либо невозможен, либо он сам настолько ничтожен, что не может быть фатальным для российской экономики. Кроме того, хотя экспорт энергоносителей является очень важным компонентом российского бюджета, но он составляет всего 9% от ВВП России. Для сравнения экспорт нефти и газа из Казахстана составляет 29% от ВВП.

Одним из важных элементов российского экспорта, представляющим её технологическим лицо, является экспорт военной продукции. По объёму рынка вооружения в 2013 году Россия практически сравнялась с США — 29% у США и 27% у России. Но по сумме продаж Россия всё ещё сильно отстает от США. В 2013 году Россия продала оружия на 15 млрд долларов, США — приблизительно — на 24 млрд долларов. Однако объем заказов США в 2014—2017 годы оценивается в 141 млрд долларов, а России лишь 47 млрд долларов. Вместе с тем география экспорта российского и американского оружия сильно различны. Для России главными заказчиками являются Индия, Китай и Алжир. Все это страны, которые вряд ли будут следовать американскому эмбарго, не подтвержденного ООН, где Россия имеет право вето.

Итак, можно предположить, что ограничения на экспорт из России, хотя и ухудшат ее экономическое положение, но вряд ли приведут к коллапсу экономической и политической жизни в России, на что надеются западные страны.

Теперь обсудим вопросы ограничения импорта. Начнем с того, что у России положительное сальдо торгового баланса. При этом положительное сальдо со всеми ведущими западными странами. Отрицательный баланс приблизительно в 20 млрд долларов только с Китаем, товарооборот с которым занимает первое место. Естественно, что ограничений на импорт с Китаем вряд ли следует ожидать. Небольшие отрицательные балансы в 2013 году при незначительной торговле также с США (экспорт составил 11,2 млрд долларов, импорт 16,5 млрд долларов) и Францией (экспорт 9,2 млрд долл., импорт 13,1 млрд дол.). Самый большой товарооборот из стран Западной Европы с Германией (экспорт 37 млрд долларов, импорт 37,9 млрд долларов), Голландией и Италией (экспорт 39 млрд долларов, импорт 14,5 млрд долларов). Однако доля немецкого импорта в Россию в общем товарообороте Германии составляла в 2013 году всего 3,4%. Этот показатель выше даже для маленькой Польши — 3,8%. Для Нидерландов доля импорта в Россию составляла в 2013 году лишь 1,9%. Итак мы видим, что вес России в экспорте из ведущих стран Западной Европы — не такой уж и большой. Таким образом, при очень сильном нажиме на Европу, она может, без особых для себя экономических потерь, и присоединиться к санкциям против России. Однако в условиях нынешней очень вялой конъюнктуры в Западной Европе даже эти несколько процентов для нее имеют значение. Кроме того, если для всей страны — это малость, для довольно крупных и влиятельных компаний, завязанных на бизнес с Россией, — это довольно существенно, а их лоббирование в парламенте весьма значительно. Любое правительство должно с этим считаться. Однако самое главное, что Европа не может обойтись без российских энергоресурсов.

Сейчас только одни США ввели запрет на поставки в Россию товаров двойного назначения, т.е. товаров, которые могут использоваться в военных целях. Речь идет о сумме приблизительно 1,5 млрд долларов. Надо сказать, что еще со времен СССР Россия практически не вылезала за рамки этих санкций. Только в декабре 2012 года был отменен пресловутый закон Джексона-Вэника, запрещающий продажу в Россию продуктов высокой технологии в связи с ограничением в СССР на выезд евреев. Таким образом, ещё через двадцать лет после того как СССР почил в бозе, а все евреи, желающие выехать из него, давно выехали, было запрещено продавать в Россию высокотехнологические товары.

Некоторые, попавшие сейчас под запрет виды продукции, можно отнести к экзотическим. Например, сюда попали шлемы для полицейских и чернила для снятия отпечатков пальцев. Ясно, что Россия это переживет. Из серьезных товаров — это технологии и оборудование для Роскосмоса и Росатома. Роскосмос доставляет американских исследователей на международную космическую станцию. Так что эта мера обоюдоострая. Американцы обещают запустить свой новый челнок не раньше, чем через два года. Росатом имеет законченный цикл, и вряд ли сильно нуждается в американском импорте. Серьезнее, пожалуй, запреты на контакты ученых, но сейчас обмен информацией проходит через Интернет, а не через личные контакты. Ну, лишатся какие-то наши ученые грантов. Но сейчас не начало 90-х годов, когда российские высококлассные специалисты были готовы работать за рубежом за минимальные деньги.

Ещё пару лет назад наш оборонный комплекс поставил своей задачей построить независимую от американцев навигационную систему. Худо-бедно, в общем построили. В конце мая было объявлено, что российские службы отказываются от использования восьми американских станций Джи Пи Эс. То есть и здесь пока терпимо.

Самое страшное, что могло бы произойти, — это гипотетический отказ разработчиков западного программного обеспечения от обслуживания российских клиентов. Например, если в одночасье перестанет работать Интернет или, того хуже, например, «Майкрософт» пошлёт через него команду стереть на данном компьютере всю информацию или перестанет работать диспетчер и будет утеряна связь со всеми файлами, хранящимися в нём. Возможность блокирования банковских карточек двух российских банков через американские систему «Виза» и «Мастеркард» была продемонстрирована недавно. Известны случаи, когда спецслужбы то ли Израиля, то ли США разрушали систему управления ядерными реакторами в Иране. Возможно ли физически блокировать всю российскую систему Интернета и насколько легальны будут эти методы, ответить трудно. Кроме того, лишить американские компании такого довольно большого рынка, как российский, вряд ли возможно. Более того, это потеря лица и дискредитация всех американских компаний, которые по приказанию своего правительства могут произвольным образом нарушать права своих клиентов. Но вообще в этот апокалипсический сценарий поверить трудно. Вместе с тем Всемирная паутина на то она и всемирная, чтобы можно было бы найти обход заражённых участков.

Украинско-российские потери

Мировой банк ухудшил свой прогноз развития Украины в 2014 году. Из его доклада следует, что ВВП Украины в этом году упадёт не менее чем на 5%. Если ситуация успокоится, то в 2015 году ВВП может вырасти на 2,5%. Другие международные организации дают ещё более мрачные прогнозы. Например, ЕБРР ожидает падение на Украине ВВП на 7%, «Мудис» — на 10%. Пока ни одна из этих организаций не учитывала, что будет, если беспорядки на востоке Украины, который дает 15—20% ВВП страны, продолжатся длительное время.

В любом случае Украина понесёт существенные потери из-за свертывания торговли с Россией. Общий товарооборот Украины с Россией составлял в 2013 году 38 млрд долларов. Для сравнения товарооборот с Китаем — около 10 млрд долларов, а с Германией — 8 млрд долларов. Таким образом, Россия является главным партнером во внешней торговле Украины.

Больше половины товарооборота (61%) приходится на импорт из России энергоресурсов и чуть меньше на экспорт в Россию продукции машиностроения, металлургии, химии и продовольственных товаров. Сальдо торгового баланса хотя и отрицательное, но небольшое 4—6 млрд долларов.

Удельный вес России в общем объеме внешней торговли Украины составляет приблизительно одну треть (данные 2013 года). В группе экспортных товаров лидирует машиностроение — приблизительно 37%. Например, 80% продукции украинских ОПК, расположенных на востоке Украины, Днепропетровской, Запорожской и Харьковских областях, идет в Россию. Некоторые отрасли, такие как электродвигатели, генераторы, ядерные реакторы, вагоны, локомотивы, детали для самолетов полностью работают на Россию. Шансов выйти на мировой рынок самостоятельно у них нет. Украинские товары этих отраслей не соответствуют европейским стандартам, изношенность оборудования на предприятиях больше 80%, а энергоемкость очень велика. Россия покупала эти товары, поскольку из-за разницы в зарплатах они обходились ей дешевле, чем собственное производство. Однако последние два года Россия часть производств перенесла на свою почву, готовясь к импортозамещению. Вместе с тем, чтобы полностью заменить импорт продукции из Украины, понадобится еще не менее пары лет и 20 млрд инвестиций в течение этого периода.

Всего только 17% российского ОПК можно считать полностью независимым от импорта из Украины. Иногда это детали, иногда целые агрегаты. Так, например, авиадвигатели для боевых вертолетов мы получаем с украинского предприятия «Мотор сич». Налаженное нами производство этих двигателей на заводе под Петербургом обходится дороже, но их импортозамещение возможно. КБ «Южное» продолжает работы по эксплуатации мощных ракет шахтного базирования РС-20. Срок использования ракет истекает в 2020 году, и российские предприятия готовы заменить работу украинского КБ.

Особый случай представляет КБ «Антонов». Советник Путина Сергей Глазьев утверждает, что России удастся удержать у себя технологию и создать собственное производство. Однако это может быть затратно и не обойдется без международных судов. За это время уникальные технологии могут быть утеряны навсегда.

Таким образом, от прерывания связей теряют обе стороны. Украина, конечно, больше. От импорта энергоносителей она отказаться не может. Удар по её предприятиям машиностроения будет нанесён колоссальный. Запад обещает, что это временное явление, которое продлится несколько лет. Без падения невозможно перестроить экономику на новой технологической основе. Приводятся примеры развития Чехии, Словакии и Польши. В Чехии «индекс сложности экономики» после утраты связей с Россией падал со скоростью 3,5% в год в течение 4 лет, потом пришли иностранные инвесторы и в течение следующих 7—10 лет индекс не только отыграл свое падение, но и вырос на 37%. Немного больше времени занял процесс модернизации в Словакии и Польше. Зато сейчас Польша занимает первые места в Европе по росту ВВП.

Насколько быстро Украина с её межэтническими проблемами и развалом индустриальной части страны может стать второй Польшей, не ясно. Россия, у которой экспорт ВПК дает 15—17 млрд долларов в год тоже пострадает, но существенно меньше. Однако трудные времена ожидают обе страны.

Сколько стоит Крым для России?

В либеральной прессе стоит громкий вой по поводу того, что Россия-де просто надорвётся, взяв на себя социальные обязательства перед двухмиллионным населением Крыма. Отдельные представители либералов даже готовы эмигрировать, только бы не платить налоги, часть которых может пойти на полуостров. Разберёмся, насколько велики расходы, которые якобы несёт Россия, присоединив Крым, и как это может сказаться на её экономике.

До конца 2014 года из российского бюджета на Крым выделяют 100 млрд рублей (2,8 млрд долларов). Часть этих денег идёт на административные расходы, такие как выдача российских паспортов, перевод документации на российские стандарты. Значительная сумма идёт на оплату бюджетников и пенсионеров. Пенсионеров в Крыму 677 тысяч, что составляет 1,7% от всех пенсионеров в России. Несомненно, что Пенсионный фонд России потянет эту дополнительную ношу, не говоря о том, что экономика Крыма тоже сделает в него определённый вклад.

Готовятся также большие инвестиционные проекты по стимулированию экономики Крыма. Но инвестиционные затраты всегда делаются для увеличения будущих доходов. Государственные же инвестиционные расходы всегда являются стимулом для развития экономики в периоды, когда она не может спонтанно развиваться под действием рыночных сил. Так что государственные затраты на инвестиции это не потери экономики, а скорее её будущее. Тем более что в определенный момент, когда задействуются рыночные силы, частный капитал становится движущей силой подъёма.

Во что же делаются инвестиции? Во-первых, Россия приобрела стратегически важную для себя территорию. Страна после развала СССР имела очень маленькую часть акватории Черного моря. Она потеряла практически все порты здесь, кроме Новороссийска. С присоединением полуострова Крым, далеко выдающегося в Черное море, Россия получила почти четвертую часть его акватории и знаменитые порты в Севастополе, Керчи и Феодосии. Россия уже в мае отказалась от запланированного дорогостоящего строительства порта в Тамани, что было бы дороже модернизации традиционных крымских портов.

Во-вторых, Россия больше не зависит от капризов Киева относительно её черноморского флота. Наша страна уже серьезно подумывала переводить свою военно-морскую базу в Новороссийск. Однако это стратегически не выгодно. Теперь Россия может наращивать свой черноморский флот до размеров, необходимых ей.

В-третьих, тянуть «Южный поток» теперь можно не по дну Черного моря, а по территории Крыма, что легче и дешевле.

В-четвертых, Северная Россия приобрела южную территорию с прекрасным климатом, являющуюся когда-то здравницей СССР.

Только наше прозападное лобби может считать, что приобретение выгодных земель является чистыми потерями для государства, утверждая, что в нынешнюю эпоху государство богатеет не прирастанием своих земель. Но покажите мне хоть одного предпринимателя или просто богатого человека, который бы считал, что его приобретения дополнительных активов всегда вредны для него лично и его бизнеса.

Теперь оценим масштабы инвестиционных проектов в Крыму. Прежде всего Крым нуждается в дополнительной инфраструктуре. Сейчас Крым стал для России островом. Необходимо построить, мост, газотрубопровод, возможно и водопровод, электрические коммуникации. Проработки этого проекта уже начались. Поговаривают, что мы можем привлечь к ним китайские фирмы.

Чтобы оценить, что надо сделать для подъема экономики в Крыму, сравним его экономику с экономикой аналогичного района в России — Краснодарского. Сейчас население Краснодарского края в 2,5 раза больше населения Крыма, территория также приблизительно в 2,5 раза больше, а ВВП в 6 раз больше крымского. Как и в Крыму, здесь при приблизительно равных климатических условиях развито сельское хозяйство и туризм. Однако в отличие от Крыма сельскохозяйственное производство в Краснодарском крае за 2000—2012 годы росло. В Крыму, например, площади посадки виноградников за это время сократились в 2 раза, плодоовощной продукции — в 5 раз, производство мяса — 2,8 раза.

Вопреки сложившимся мифам, что Крым жил исключительно за счёт сферы услуг, курортной отрасли, Крым в советское время был территорией с высокоразвитой промышленностью. Здесь вокруг военно-морских баз, на которых было занято более 150 тысяч человек, было сосредоточено множество сверхсекретных КБ, заводов и верфей. Всё это в постсоветские времена пришло в упадок или было брошено. Развитие Черноморского флота России может воссоздать эти утраченные структуры. Крым обладает уникальными залежами серы. Не случайно, что единственным функционирующим производством на полуострове остается производство серной кислоты и минеральных напитков, хотя их объемы тоже сократились.

Итак, план развития крымской экономики более или менее ясен. Удастся ли его осуществить, остается вопросом. Запад уже объявил санкции против Крыма, вплоть до запрета заходить в порты своим судам и пролетать над его территорией. Подъём в Крыму зависит от решимости и последовательности российских властей.

Итак, мы видим, что положение России не простое. Возможные санкции, конечно, неприятны и создают определенные трудности, но вовсе не так страшны, как их малюют. Но у России уже просто нет пути назад, а идя вперед, мы получаем шанс. Ситуация на востоке Украины очень сложная. России приходится лавировать, не поддаваясь на провокации. Стараясь вести себя сдержанно и осторожно, Владимир Путин, как и в кризисе с Крымом, подвергается нападкам как со стороны Запада, так и со стороны отечественных либералов-прозападников. Начинают гудеть и наши пассионарные патриоты, не довольные нерешительностью Москвы поддержать братский юго-восток Украины.

Корреспонденты в статье «Интернэшнл Нью-Йорк Таймс» признают, что Путин не контролирует обстановку на востоке Украины, но виноват уже в том, что не пошевелил пальцем, чтобы прекратить беспорядки. Вопрос — почему он это должен сделать? Путин объяснил мотивы, которыми руководствовалась Россия, когда присоединяла Крым. Что было сделано Западом для того, чтобы успокоить озабоченности России? Ничего! Напротив, только новые угрозы со стороны НАТО и санкции. Международный совет при Конгрессе США подготовил новый проект отраслевых санкций. Конгрессмены утверждают, что только страх перед санкциями может образумить Россию и заставить её выполнять волю Запада. Наши либералы-прозападники постоянно призывают западные страны к ещё более суровым мерам. Они вместе с их заокеанскими партнёрами считают, что страх Путина и недовольство масс могут привести к смене режима в России. Например, писатель Драгунский на «Эхе Москвы» вообще потребовал от Путина вмешаться в вооруженный конфликт на стороне Киева и физически разоружить повстанцев и тем заслужить если не прощение, то какую-то амнистию от них. В этих условиях остаётся сжать зубы и продолжать политику России не поддаваться на провокации, разоблачать режим очумевших киевских марионеток и заниматься своей экономикой.

 

Станислав МЕНЬШИКОВ, Лариса КЛИМЕНКО

г. Амстердам.

Please publish modules in offcanvas position.

Free Joomla! templates by AgeThemes