последние комментарии

trustlink1

ШАПКА ПО КРУГУ:

Владимир ЛичутинСбор средств на издание «Собрание сочинений в 12 томах» В. Личутина

Все поклонники творчества Владимира Личутина, меценаты и благотворители могут включиться в русский проект.

Реквизиты счёта

Получатель ЛИЧУТИН ВЛАДИМИР ВЛАДИМИРОВИЧ

Cчёт получателя 40817810038186218447, Московский банк Сбербанка Росии г. Москва, ИНН 7707083893, БИК 044525225,

Кс 30101810400000000225, КПБ 38903801645. Адрес подразделения Банка г. Москва, ул. Лукинская, 1. Дополнительный офис 9038/01645.

 

 

Майдан: что поставлено на карту?

Ренессанс или гибель восточнославянского мира
Чеслав Станиславович Кирвель – доктор философских наук, профессор, заведующий кафедрой философии Гродненского университета им. Янки Купалы. Основным направлением его научных интересов  является исследование цивилизационной динамики в современном мире, прежде всего в восточнославянских странах, проблем общественного сознания, а также предвидения и прогнозирования будущего человеческого общества. Автор более 250 научных и научно-популярных работ.

Ч.С. Кирвель награждён Президентом Республики Беларусь медалью Франциска Скорины (2007 г.). В 2010 году стал  лауреатом премии журнала «Наш современник» в номинации «Лучшие публикации года» за статью «Регионализация мира и восточное славянство». В 2012 году Ч.С. Кирвель – лауреат Международного славянского литературного форума «Золотой Витязь» в номинации «Публицистика».
Двухмесячное противостояние на киевском Майдане, с каждый днём всё больше напоминающее гражданскую войну, расширение географии насильственного протеста на другие области Украины, высокая организованность экстремистов в рядах протестующих, фанатическая решимость вожаков и толпы бросить страну в пучину смуты – всё это свидетельствует о том, что мы имеем дело не со стихийными выступлениями «борцов за свободу» и «европейский путь» развития Украины, а с хорошо спланированной и дорогостоящей операцией, сценарий которой написан далеко от Крещатика.
Суть этого сценария — разорвать два родственных народа, русский и украинский, окончательно уничтожить саму идею восточнославянского единства, ослабить Россию, Украину и Беларусь по отдельности, привязать их к западной цивилизации в качестве сырьевой пристяжной, ресурсного придатка, лишив, таким образом, даже намёка на самостоятельную роль в мировой истории. Есть ли альтернатива такому трагическому развитию событий? Об этом рассуждает в беседе с нашим корреспондентом Ириной УШАКОВОЙ доктор философских наук, профессор Гродненского университета Чеслав Станиславович КИРВЕЛЬ.
– Чеслав Станиславович, Вы, имея огромный опыт изучения историко-философских основ мироустройства, наверняка знаете, какими недугами болеет сегодня наш славянский мир?
– Недугов много. Назову главные. Первый – либерально-рыночная модель общества, система монетократии – власти денег, которые навязали России с 1990-х годов прошлого века. Второй недуг – это неадекватность нынешней российской элиты, прежде всего политической. Получилось так, что в России у власти оказались люди не с государственным, а с коммерческим мышлением. Нынешняя российская политическая элита рекрутировалась в основном из фарцовщиков и торговцев джинсами, из сословия «лавочников-полуинтеллигентов», сформировавшихся в немалом количестве к началу «перестройки», «озверелых мещан», у которых ненасытная жажда потребления и «уродливо развитое чувство собственности» являются абсолютно доминирующими. Эти люди к тому же были иррациональными, совершенно обезумевшими западофилами (западноидами), испытывающими бесконечное восхищение успехами «общества потребления», получившего тогда интенсивное развитие в западноевропейских странах.
Российская власть испытала весьма прискорбные метаморфозы. Её носители претерпели явную примитивизацию своего культурного уровня и вкусов. Сформировавшаяся в 90-е годы прошлого столетия российская властная (и не только) элита стала характеризоваться упрощением всех показателей «элитарности». Практически вся новая российская элита оказалась «заквашенной» на ширпотребе (западном и своём, местном), на коррупции и воровстве. Недаром некоторые исследователи для характеристики властной российской элиты применяют, наряду с прочим, слово «клептократия». Так, например, в ряде публикаций М. Делягина данная характеристика российской властной элиты встречается весьма часто.
Представители же старой советской элиты (и политической, и культурной), вошедшие во власть, быстро отказались от своих прежних стандартов и ограничений и на удивление легко приспособились к новым веяниям времени. Оказалось, что новая элита не только заинтересована в ухудшении «человеческого материала», в снижении качества образования, культурного потенциала, поскольку в этом случае легче манипулировать массами, но и сама не смогла избежать интенсивного процесса интегрирования в массовую культуру и утери свойственного подлинной элите уровня и качества.
К сожалению, на сегодняшний день «верхи», у которых доминирует «средний вкус», определяют политическую линию развития огромного государства более чем с тысячелетней историей. Большего несчастья вряд ли можно пожелать какому-либо народу. А если ещё учесть некоторую этническую разобщённость властной и культурной элиты, а также нарастающие в её недрах противоречия между различными группами и кланами, то ситуация приобретает уже совсем драматический оборот. Поэтому сегодня проблема формирования новой национальной элиты – это проблема сохранения России как целостного государственного образования. Без кардинальной трансформации элит Россия не имеет перспектив на своё дальнейшее развитие.
Третий недуг – не менее страшный – непосредственно связан со вторым. Это то, что средства массовой информации оказались в руках тех людей, которые не любят Россию, которые скорее работают на её геополитических противников, а не на благо своего народа.
Между тем будущее восточнославянской цивилизации закладывается сегодня. Восточнославянским народам, чтобы не оказаться вытолкнутыми на обочину исторического процесса, в нищую мировую периферию и занять достойное место в геополитической (финансово-экономической, демографической, экологической и т.д.) обстановке ХХI века, которая обещает быть ещё более противоречивой и конфликтной, чем в ХХ столетии, необходимо выработать и осуществить инновационную, прорывную стратегию развития.
– Что же наиболее важно в геостратегическом плане для восточнославянских народов в данный исторический момент?
– Ответ один: формирование восточнославянского цивилизационного центра развития и силы на собственной культурно-цивилизационной основе.
Объединяющаяся и объединённая Европа однозначно не считает православные восточнославянские народы своими и, похоже, что и в обозримом будущем считать не будет. Мы для неё вечно чужие. Для «тигров» Азии (прежде всего Юго-Восточной Азии) и народов исламского мира мы тоже далеко не свои. В этой ситуации восточнославянским народам остаётся два пути: или они консолидируются, объединяются и создают свой собственный центр развития и силы, или они превращаются в «этнографический материал», почву и удобрение для развития других цивилизационных центров развития. Вот и получается, что только в союзе друг с другом и некоторыми другими странами Евразии восточнославянские народы могут сохранить себя, найти свою нишу и место в мире.
Говоря об историческом само-
определении восточнославянских народов (как, впрочем, и всех других), надо иметь в виду одно чрезвычайно важное обстоятельство. В наше время относительно надёжную историческую перспективу для своего выживания и дальнейшего устойчивого развития имеют только те страны, территории которых богаты минеральными и энергетическими ресурсами, или те, которые овладели или смогут овладеть высокими технологиями. Вообще-то факторов, определяющих историческую судьбу народов, множество, но сегодня на первый план выдвинулись именно эти – энергетически сырьевой и технологический.
Чтобы яснее представлять, о чём идёт речь, возьмём в качестве примера Соединённые Штаты Америки. Их население составляет примерно 4% от населения всего мира. И эти 4% потребляют около 40% мировых энергетических и сырьевых ресурсов! Промышленность, вся инфраструктура, транспорт и т.д., которые обслуживают интересы этих четырёх процентов, уже в течение 30 лет съедают весь кислород, образуемый наземным фотосинтезом растений на территории США. Если бы было возможно каким-то образом отделить Штаты от российской Сибири и джунглей Латинской Америки, жизнь у них прекратилась бы. Из 72 основных видов сырья, используемых США, 69 завозится из других стран. А если добавить к США другие богатые страны, обеспечившие у себя потребительский образ жизни, то уже получится 15% населения от мирового. Эти 15% и есть так называемый золотой миллиард нашей планеты. К настоящему времени эти 15% населения уже потребляют 80% мировых сырьевых и энергетических ресурсов, а выброс ими в атмосферу углекислого газа равен 60%. И что интересно, «золотому миллиарду» этого уже не хватает: раскрутившийся маховик предпринимательской экономики, основанный на принципе получения максимальной прибыли, требует всё больше и больше ресурсов. В результате в странах этого «миллиарда» или начнут снижаться достигнутые стандарты потребления, или правительствам этих стран придётся усилить эксплуатацию других стран и народов. Такова объективная ситуация. Западная цивилизация является потребительской цивилизацией. Но потребительская цивилизация, помимо всего прочего, не может существовать, не расширяясь за счёт других цивилизаций, которые она постепенно поглощает.
– По-моему, в России всё происходит наоборот?..
– А вот другая статистика: в России население от мирового составляет около 3%, а на её территории сосредоточена 1/3 мировых энергетических и сырьевых ресурсов. На сегодняшний день это обстоятельство стало важным в выборе ориентаций и принимаемых решений в мировой политике. Здесь сконцентрированы её основные пружины и хранятся её ключи.
Своими же природными богатствами Россия обладает благодаря русскому семижильному мужику, который шёл, шёл и дошёл до Берингова пролива, открыл Русскую Америку. А шёл он в силу того, что был чрезвычайно свободолюбивым человеком. Когда усиливалась центральная власть, русский народ бежал во все стороны: на Дон, в Сибирь, заселяя всё новые и новые территории.
– Как, по Вашему предположению, дальше будут развиваться восточнославянские народы?
– Давайте попробуем, исходя из уже сказанного, провести своего рода эксперимент с осмыслением двух возможных сценариев развития восточнославянских народов.
Сценарий первый. Предположим, Украина и Беларусь полностью отрываются от России, разрывают с нею все исторические, экономические, научно-технологические, военные, да и просто человеческие связи и отношения, отгораживаются. Поставим вопрос: нужны ли сегодняшнему Западу Украина и Беларусь? Нужны. Но только в двух отношениях. Во-первых, для того, чтобы ослабить Россию, набросить на неё петлю, не дать ей возможности создать свой самостоятельный центр развития и силы и тем самым получить беспрепятственный доступ к её ресурсам, стать хозяином и распорядителем этих ресурсов. Во-вторых, они нужны ему для генно-биологической подпитки состарившихся западно-европейских этносов, т.е. для приостановки быстро нарастающих процессов депопуляции в западном мире и для пополнения белым биологически и социально активным населением из Беларуси и Украины своей рабочей силы. Причём, по замыслу западноевропейских политтехнологов и государственных деятелей, привлечение рабочей силы, принадлежащей к белой расе, из восточнославянских стран, призвано существенно уменьшить поток эмигрантов из бедного Юга – Африки, Азии и Латинской Америки. В других отношениях Беларусь и Украина Западу не нужны. Но главное – Западной Европе не нужны Беларусь и Украина как чуждые духовно-ментальные и культурно-цивилизационные образования.
Западноевропейцев понять можно: они стремятся сохранить свою цивилизацию. Но чем такого рода процесс перекачки рабочей силы в западные страны может обернуться для восточнославянских народов? На деле этот процесс будет означать не что иное, как ускорение и углубление деславянизации мира. Что может в действительности случиться со странами, которые покинули самые образованные, квалифицированные и экономически активные граждане? Скорее всего – превращение в государства-паразиты, не способные к самостоятельному существованию, а поэтому нуждающиеся во внешнем управлении. Став составной частью балто-черноморского санитарного коридора, отделяющего Россию от Западной Европы, Беларусь и Украина могут превратиться в глухую окраину Европы и изгоев Евразии. Космополитический и постмодернистский Запад никогда не будет беспокоиться о сохранении социокультурной идентичности и развитии национального самосознания белорусского и украинского народов. Как представители другой цивилизации, Беларусь и Украина никогда не достигнут реального равноправия со странами Западной Европы. В реальности на их население будет возложена та роль, которую сегодня выполняют представители стран Третьего мира – афроазиаты и латиносы. Более того, Беларусь и Украина без России могут утерять свою политическую субъектность и культурную идентичность.
Нужна ли белорусским и украинским народам такая историческая перспектива? Разумеется, нет.
– Да и России не нужна...
– А вот что касается России, то она одна, без стратегического экономического, политического и военного союза с остальными восточнославянскими странами, вряд ли сможет сохранить свою территориальную целостность, удержать свою Западную и Восточную Сибирь – эту богатейшую в мире кладовую сырьевых и энергетических ресурсов. Ей для этого просто не хватит населения (демографическая динамика – «ахиллесова пята» России). На этот регион с откровенным вожделением сегодня смотрят и США, и Япония, и Китай, и многие другие.
Подчеркнём, что при реализации данного сценария цель раздробления восточнославянского мира, превращения его в колониальную или полуколониальную периферию других центров силы будет достигнута. Именно над осуществлением этой цели сейчас и трудятся весьма напряжённо все те, кто хочет поживиться, сохранить свои высокие стандарты потребления за счёт восточнославянских народов. И, как это ни трагично, мы и сами зачастую помогаем мировым гегемонам в осуществлении этой цели. Кстати сказать, об отделении Украины от России наши геополитические конкуренты мечтали уже давно. Наиболее чётко это выразил Бисмарк. Я считаю его первым идеологом информационных войн. Он говорил, что могущество России можно подорвать, только оторвав от неё Украину. Для этого нужно подкупить, запрограммировать поведение её элит. И тогда мы будем наблюдать, как русские будут друг друга ненавидеть, как брат брата режет.
– Каков второй сценарий?
– Предположим, Беларусь, Россия, Украина создают свой самодостаточный региональный центр развития и силы. В орбиту их влияния, не исключено, будут вовлечены ещё какие-то страны и народы. В этом случае Россия сможет сохранить территориальную целостность, а соответственно, и богатства своих недр. И тут надо понять самое главное: недра Западной и Восточной Сибири, в случае тесного и равноправного союза восточнославянских народов, станут их общим стратегическим ресурсом. В их освоении, в создании всех необходимых инфраструктур наряду с русскими принимали активное участие и белорусы, и украинцы. Это наше общее достояние. Это наш общий потенциал для дальнейшего стабильного развития без ресурсного голода. В случае реализации этого сценария перед восточнославянскими странами открывается перспектива длительного и устойчивого развития. Тогда восточнославянскому миру, обладающему богатыми ресурсами, никто не сможет диктовать свои условия. Мы сами тогда сможем определять свой путь, свою стратегию, свою идеологию, свой перспективный «социальный проект».
Будет ли правильным, если Беларусь и Украина при определении своей стратегической линии развития пренебрегут этой возможностью? Думается, что нет.
Короче говоря, это и есть объективные факторы целесообразности единения этих трёх родственных народов, от которых очень трудно отмахнуться, даже если бы кому-либо очень этого хотелось, что столь драматически показывают нам сегодняшние события на Майдане. И надо полагать, что эта объективная потребность возьмёт своё. Есть также уверенность, что Россия изживёт, перемелет олигархический режим, что русский народ сможет, в конце концов, привести к власти тех людей, которые будут реализовывать его глубинные интересы. И белорусский, и украинский народы в этом должны ему помогать.
В реальности Беларусь и Украина только в союзе с Россией могут стать значимыми субъектами мировой политики; для Запада Украина и Беларусь – это всего лишь объекты манипулирования и разменная монета в большой геополитической игре. Нам никогда не следует забывать, что восточнославянские народы, учитывая общность их исторических путей развития, культурно-цивилизационную близость, теснейшие научные и промышленно-технологические связи, являются естественными союзниками высшей степени. Напомним, что технологический потенциал Советского Союза был по преимуществу сосредоточен в трёх славянских республиках – России, на Украине и в Беларуси. И воссоздавать его поэтому разумно в теснейшем взаимодействии и кооперации.
Смею высказать тезис: если Россия, Беларусь и Украина не смогут достичь тесного экономического, политического и военного союза, то есть стать самодостаточным центром развития и силы, то их ждёт деградация и угасание. Их попросту каждую по отдельности раздавит или «каток» глобализации, или уже сформировавшиеся другие центры развития и силы. При подобном развитии событий, акцентируем внимание, наши дети и внуки, многие из которых уже успели стать жертвами («инвалидами») информационной войны, ведущейся против восточнославянских и целого ряда других народов, в сознание которых интенсивно внедряется потребительская идеология и психология гедонизма, но ни в коей мере не прививается культура труда и трудовая аскеза, могут оказаться рабами ХХІ века, мелкой разменной монетой на мировом рынке труда.
Правда, рабство ХХІ века кандалов и цепей не потребует. Оно будет выступать в других, более завуалированных формах. Рабство ХХІ века – это рынок дешёвой рабочей силы; это территория для размещения вредных производств и вредных отходов, это место для сброса некачественных товаров, это «сырьевые придатки» для других стран и т.д. Но такого поворота событий восточнославянские народы не должны допустить ни при каких обстоятельствах.
– Есть ли у нас основания на-
деяться, что такой поворот событий не произойдёт?
– Есть. Дело в том, что русский мир обладает склонностью не только к выдвижению новых мессианских идей, но и обладает способностью к колоссальным выбросам энергии, способностью в критические моменты истории к максимальной мобилизации всех своих материальных и духовных ресурсов во имя достижения общенациональных целей. Наверное, не случайно мировая история постоянно отрабатывает свои загадочные маршруты на «теле и плоти» России, время от времени превращая её в гигантскую экспериментальную лабораторию человечества. Поэтому не исключено, что скоро Россия вновь сможет осуществить свой очередной выброс энергии и продемонстрировать миру беспрецедентный эксперимент: прорыв, например, к духовно-экологической цивилизации. Россия, даже будучи униженной, остаётся могучей, будучи разграбленной, остаётся богатой. При этом, похоже, глубинные нравственные устои и архетипы народного сознания сохраняют в России свою силу, хотя и намеренно извращаются определёнными политическими силами и средствами массовой информации.
– Но ведь на русских давно повешен ярлык ленивых и нерасторопных. И многие даже свыклись с мыслью о нашей обломовщине...
– Это величайшая ложь! Как можно считать ленивым народ, который заселил шестую часть суши с самым суровым климатом в мире? Средняя годовая температура в России – минус 5,5 градуса. Для учёных до сих пор остаётся загадкой, как русский этнос мог создать на такого рода территориях мощное централизованное государство. Изначальный исток русского этноса – Ладога. Киев стал доминировать позже. Ладога – 60-я параллель северной широты. Вплоть до сегодняшнего времени на этой широте везде господствует почти «первобытный образ жизни».
С моей точки зрения, постоянно инспирируемый и нагнетаемый разговор о русской лени (особенно современными российскими СМИ) не имеет под собой никакой почвы и никак не согласуется с фактами реальной русской истории. Пятьсот лет феноменально успешной истории русского народа напрочь опровергают этот тезис.
В подтверждение данному утверждению выскажем следующие соображения. Известно, что вплоть до середины ХIХ века стабильный рост населения той или иной страны является одним и наиболее объективным и точным показателем уровня благополучия этой страны. Возьмём на этот счёт данные, например, из книги И. Солоневича «Народная монархия». Оказывается, что в 1480 г. население Руси составляло 2,1 млн человек; Франции – 18,6; Австрии – 9,5; Италии – 9,2; Испании — 8,8; Англии – 3,7 млн человек. В 1895 г. русских (только в европейской части территории) – 110,0 млн, французов – 38,4; австрийцев – 44,8; итальянцев – 31,2; испанцев – 19,0; англичан (без учёта колоний) – 39,3. Русское население, таким образом, за эти годы возросло в 50 раз, а французское чуть больше, чем в 2 раза.
Кроме того, на протяжении тысячи лет Россия последовательно разгромила величайшие военные могущества, какие только появлялись на европейской территории: монголов, Польшу, Швецию, Францию и Германию. Параллельно с этим рядом ударов была ликвидирована Турецкая империя. В результате этого процесса (опять же прибегнем к данным И. Солоневича) Россия, которая к началу княжения Ивана III, в 1464 году, охватывала территорию в
550 000 кв. км, в год его смерти – 1505 – имела 2 225 000 кв. км; в 1584 (год смерти Грозного) – 4 200 000; к концу царствования Фёдора –
7 100 000; в 1613-й (воцарение Михаила) – 8 500 000 кв. км; в 1645 г. – 12 300 000; до Петра – 15 500 000; к 1786 (год смерти Екатерины II) – 19 300 000 и к концу царствования Николая II – 21 800 000 кв. км.
Приведённые цифры и факты напрочь выбивают почву из-под ног тех, кто хотел бы говорить о русском народе как о народе-рабе, о его неком особом, сервильном комплексе и т.д. Эти аргументы, факты и цифры, как бы кому это ни нравилось, говорят скорее об обратном, о том, что русский народ обладал необычайной жизненной энергией и силой, был народом-тружеником, народом-гигантом, народом-богатырём. Народ, создавший государство, которое в ХХ веке стало вторым полюсом мира, в принципе не мог быть ленивым. Другое дело, что катаклизмы XX века действительно подорвали силу русского этноса…
Тем не менее в русском генетическом коде есть способность к прорывным действиям. И такие примеры очевидны. Вся трагедия в том, что сейчас русский этнос лишён идеала, смысла жизни. Русские ведь такой народ, который ради идеала готов пожертвовать всем: усомнившись в идеале или в его близкой осуществимости, русские являют собой, если прибегнуть к высказыванию известного философа Л.Н. Карсавина, «образец неслыханного скотоподобия или мифического равнодушия ко всему». И сейчас мы как раз проходим эту фазу. Поэтому восточные славяне, сполна познавшие крайности дилеммы «социализм—капитализм», должны отказаться от бесперспективного эпигонства и приступить к решению действительно трудной творческой задачи – выработке нового проекта будущего, выдвижения великой альтернативной идеи, ориентированной на решение глобальных проблем, стоящих перед человечеством. Только решение таких грандиозных задач может вдохновить восточнославянские народы.
– Некоторые политики и исследователи иногда пишут и говорят о том, что, в случае установления Россией исключительно приоритетных отношений с Беларусью и Украиной как наиболее близкородственными восточнославянскими странами, могут ухудшиться отношения с Северным Кавказом, Тюркским Поволжьем, Центральной Азией и т.д. Как Вы относитесь к такого рода взглядам?
– Здесь необходимо иметь в виду следующее: восточные славяне могут и должны рассматривать неродственные в цивилизационном отношении (но родственные в культурном и историческом плане, а также с точки зрения общего места развития) народы и страны в качестве союзных лимитрофов, которые принадлежат к межцивилизационному пространству и с которыми также необходимо выстраивать приоритетные отношения.
Кстати сказать, это подтверждается реальной практикой разворачивающихся в самое последнее время (хотя ещё робко и непоследовательно) интеграционных процессов на постсоветском пространстве: союзное государство Республики Беларусь и России выступило в качестве системообразующего ядра Единого экономического пространства и его превращения в Евразийский союз, в рамках которого чрезвычайно важную роль начинает играть такое центральноазиатское государство, как Казахстан. В данном случае задача, стоящая перед восточнославянскими народами, заключается не в том, чтобы свою собственную цивилизационную идентичность использовать в качестве фактора противостояния и «конфликта цивилизаций», а в том, чтобы превратить её в фактор консолидации и взаимопомощи.
– Чеслав Станиславович, как Вы, учёный, прокомментируете разговоры о конце земной цивилизации?
– Действительно, какое-то субстанциональное беспокойство, душевное смятение, ощущение «конца времен», надломленности и хрупкости бытия, предчувствие нового «цивилизационного слома», бед и катастроф с пугающей быстротой захватывает сознание современного человека.
Опыт истории свидетельствует, что такого рода ситуации в духовной жизни общества никогда не бывают случайными и беспочвенными. Напротив, они всегда есть верный признак, симптом действительного неблагополучия и кризиса общественной системы. Но всё это не означает «конец света», который сейчас так активно пропагандируется. Просто всё дело в том, что навязанная человечеству Западом либерально-монетаристская модель развития общества (финансово-олигархический капитализм) зашла в полный тупик. Наша земная цивилизация не может больше выдерживать экономику, основанную исключительно на принципе получения максимальной прибыли, экономику, подчинённую закону самовозрастания капитала.
Закон самовозрастания капитала – это страшная, господствующая над людьми сила. Он ни с чем не считается, подминает под себя народы и государства, и даже тех людей, в чьем лице он персонифицируется. Именно этот закон практически подвёл нашу планету к пропасти. Поэтому современный мир и в самом деле вступает в полосу глобального беспорядка, в ситуацию неопределённости, нарастающих рисков и целого ряда кризисных ситуаций, которые в своей действительности могут быть определены как глобальный цивилизационный кризис. А это означает, что мы вступаем в эпоху смены парадигм (моделей) развития.
Вместе с тем, я думаю, что в этих обстоятельствах для восточнославянских народов могут обнаружиться определённые перспективы. Если взять белую расу, то народом, в наибольшей мере сохранившим этническую чистоту и энергетику, являются восточные славяне. Даже сейчас, в период униженности и подавленности, Россия вместе с родственными народами по качеству фундаментальных научных разработок, по напряжённости творческого поиска, по количеству людей, склонных к углублённой умственной работе, является мировым лидером. Важно поверить в собственные силы, преодолеть комплекс национальной неполноценности и приступить к выдвижению и реализации своего собственного идеала, своего социального проекта, своей идеологии. Важна не просто идеология, но идеология, сопряжённая с действием.
– Можете ли Вы предложить конкретные шаги к оздоровлению русского общества, к примеру, в образовании?
– Сегодня мы живём в эпоху вселенского обмана и информационных войн. В современных условиях глобальной конкуренции за ресурсы, территории, финансовое могущество главными целями информационных войн является разрушение духовного самостояния, сознания и самосознания народов, их смысложизненных ценностей, идеалов и ориентиров. Причём наиболее значимым объектом данных войн выступают прежде всего ценностно-мировоззренческие установки и ориентации молодёжи. Это и понятно. Несоциализированная или плохо социализированная, недостаточно интегрированная в жизнь общества молодёжь всегда выступала в качестве взрывного материала, спускового механизма всякого рода смут, бунтов и революций. Стоит только присмотреться к тому, что происходит сегодня в странах Большого Ближнего Востока, чтобы понять всё это.
Факты свидетельствуют о том, что самой уязвимой сферой национально-государственной безо-
пасности любого общества является духовная сфера – сознание и ценностные ориентации граждан. Всякие социальные трансформации, социальные катаклизмы, революции, в том числе и «цветные», подготавливаются незаметными, постепенными изменениями в общественном сознании.
Почему пал Советский Союз и никто не стал его защищать? Потому что к тому времени он потерял опору в сознании значительной части народных масс, интеллигенции, элиты, управленцев и т.д. И не помогли ему устоять ни армия, ни самый богатый на планете ресурсно-энергетический потенциал, ни передовые космические технологии. Он проиграл в духе, идеологии, в сознании — и поэтому был обречён.
Иначе говоря, устойчивость любого государства определяется духом народа. Если народ верит в свою историческую миссию, в своё историческое призвание, если он не страдает комплексом национальной неполноценности и его историческое самосознание не уязвлено, если он патриотичен, он выдержит любые испытания и трудности, любой натиск враждебной ему идеологии. Народ же, лишённый своих ценностей, превращается в неорганизованную толпу. Народ деградирует даже в условиях относительного материального благополучия, если поражён его центральный нерв – сознание собственной идентичности, если разрушена его ценностная система. И вот в этом процессе формирования единой системы ценностей, духа народа колоссальную роль играет, прежде всего, социогуманитарное образование. А с этим-то как раз в восточнославянских странах дело обстоит беспрецедентно плохо.
В высшей школе, в частности в Республике Беларусь, осуществлено резкое сокращение, обрезание социогуманитарной составляющей обучения. Такого рода спецоперацию нельзя охарактеризовать иначе, как подрыв духовных оснований нашего национального образования. Молодёжь в силу своих возрастных характеристик склонна к критицизму и негативизму. Сокращение учебной нагрузки по социогуманитарным дисциплинам – это большой подарок всем оппозиционно-разрушительным силам в нашем обществе. Спорить не приходится, таковые действительно имеются в преподавательской среде. А вот чтобы сформировать позитивные, конструктивно-патриотические, государственнические ценностные установки у студенческой молодёжи в условиях современных информационных войн, необходимо работать долго, постоянно, терпеливо, кропотливо-подвижнически. Здесь тремя-пятью лекциями не обойдёшься.
– Не подрывается ли социогуманитарное образование на корню ещё в средней школе?
– В средней школе важнейшую роль в формировании патриотического сознания и гражданской позиции играют такие предметы, как история, литература и обществоведение.
Возьмём историю. Школьные учителя по истории могут привить подрастающему поколению как веру в историческое предназначение и миссию своего народа, так и сформировать у него комплекс национальной неполноценности, уязвлённое историческое самосознание, психологию и идеологию внутреннего эмигранта, не любовь к своей стране, а любовь, например, к Западу, в котором без всяких на то оснований усматривается свет в конце туннеля. К сожалению, это последнее как раз и наблюдается у многих школьников, поступающих сегодня в вузы. Учебники по истории содержат очень мало позитивного, возвышающего и возвеличивающего восточнославянские народы, в том числе и белорусский народ, но слишком много негативного: порой беспощадно критикуется и царское самодержавие, и Советский Союз, и вообще вся наша история. При изучении такой истории позитивное восприятие своей страны и народа может сформироваться разве что у слишком восторженного ученика.
История – это предмет государственной важности. Он отнюдь не нейтрален. У Бисмарка, много сделавшего для объединения десятков германских стран в единое государство, были все основания утверждать, что битву при Седане (сентябрь 1870 г.) в ходе Франко-прусской войны выиграл школьный учитель истории. Интересно, можем ли мы сегодня сказать нечто подобное о своих школьных учителях истории?
Если взять преподавание литературы в школе, то здесь тоже наблюдается немало негативного. Школьникам даётся сверх всякой меры много второстепенных художественных произведений, в которых наше прошлое и настоящее рисуется исключительно в мрачных тонах, что опять же не способствует формированию патриотического сознания у молодёжи.
Что же касается преподавания в школе курса обществоведения, то здесь вообще ситуация зачастую приобретает драматический характер. Этот курс у нас в Беларуси нередко преподаётся по остаточному принципу. Профессиональных учителей-обществоведов в школе нет. А между прочим, обществоведение – это такой курс, который закладывает фундамент гражданской позиции выпускника школы. Отсюда необходимость, во-первых, срочно приступить к подготовке профессиональных учителей-обществоведов и, во-вторых, в перспективе объявить новый конкурс на создание соответствующего современным вызовам учебника по данному предмету.
(Окончание в след. номере).

Please publish modules in offcanvas position.

Free Joomla! templates by AgeThemes