последние комментарии

trustlink1

ШАПКА ПО КРУГУ:

Владимир ЛичутинСбор средств на издание «Собрание сочинений в 12 томах» В. Личутина

Все поклонники творчества Владимира Личутина, меценаты и благотворители могут включиться в русский проект.

Реквизиты счёта

Получатель ЛИЧУТИН ВЛАДИМИР ВЛАДИМИРОВИЧ

Cчёт получателя 40817810038186218447, Московский банк Сбербанка Росии г. Москва, ИНН 7707083893, БИК 044525225,

Кс 30101810400000000225, КПБ 38903801645. Адрес подразделения Банка г. Москва, ул. Лукинская, 1. Дополнительный офис 9038/01645.

 

 

Выступление на митинге 23 февраля 2012 года

Сергей Кургинян:
— Символом нашего единения является и следующее выступление — Пётр Николаевич БОРОДИН, руководитель Ярославского отделения общероссийской общественной организации «Собор Русского Народа».

Пётр Бородин:

— Слово и Дело. Слово страшней пули. Пуля — дура. Она летит, попадает в любого. Слово убивает народы, слово сталкивает народы. Слово создаёт неразбериху во всём мире. Слово порождает войны. Слово порождает нашу несправедливость жизни. Только слово может поднять народ на борьбу. Только слово может изменить наше сознание.
Что самое страшное в нашей жизни? Вроде, казалось бы, война. Но войны идут постоянно. История показывает, что весь мир всё время находится в войне. Но самая страшная война, о которой мы забыли, — это идеологическая война, которую мы, к сожалению, проигрываем. Почему? Потому что её протащили по национальным кустам. Национальная идея может сплотить, но она может и растащить.

В настоящий момент она растащила всех по кускам, по отдельным кустам и нет нашей былой силы.
Но надо вспомнить историю, я буду краток. История сейчас говорит очень простые слова. Ленин учил, классики марксизма-ленинизма учили. Используйте момент, настал исторический момент, реальный момент, когда народ всколыхнулся, прозрело сознание — и этот момент надо использовать.
Мы не только должны сейчас говорить, мы должны и действовать. Надо использовать момент.
Нам не давали сказать во всеуслышание то, что мы думаем, чтобы услышал весь народ России, нам и не будут давать сказать до тех пор, пока у нас не будет своя трибуна.
Эта трибуна — очень маленькая, нас здесь 3—4 тысячи. Но настал момент, когда законодательно власть, пусть из своих конъюнктурных соображений, разрешила создавать новые партии, и вот нашей трибуной может служить только новая партия.
Мы, сторонники национального подхода к общественным процессам, должны сплотиться в ряды одной партии. Сплотиться и сделать реальный шаг — создать партию национальной идеи. Не создадим мы партию, мы будем говорить, можем критиковать, но это слово не пойдет дальше вот этой площади.
Поэтому надо приступать к делу, к созданию национальной партии.
Сергей Кургинян:
— Так мы к этому и приступаем…

СМЕРТЬ КАПИТАЛИЗМУ
Блэр, Меркель и Саркози — «просветлённые» вожди «нового капитализма»
«Чтобы уничтожить кризис,
надо уничтожить капитализм».
И.В. Сталин.

Мир вошел в интеллектуальный штопор. Ипотечный, финансо-вый, экономический и, главное, духовный кризисы — следствие дебилизации мировых «элит», в основе которой лежит непомерная жажда наживы.
На прошедшей два года назад Международной конференции в Париже, посвящённой кризису, «Новый мир – новый капитализм», господа Блэр, Саркози и госпожа Меркель вдруг заговорили языком реформаторов капитализма, вбрасывая новые смыслы в его развитие. Выражаясь словами И.В. Сталина, «всё сильнее слышны пессимистические завывания насчет «ошибок» капитализма». Запад во мраке лжи и смуты, окружённый хищной толпой соплеменников-капиталистов, вдруг заговорил о морали. Ему невдомёк, что он оказался бессильным и беззащитным перед лицом внезапного мировоззренческого обвала идеологии потребительства с его необузданной энергией накопления, спекуляции, обнаживших убожество и цинизм старого капитализма. Одурманенный пропагандой сатанинской идеи потребительства с её накопительством, аморальностью, насилием, вседозволенностью, политическим и экономическим эгоизмом, мир на край пропасти, в недрах которой вызревают ужасы войн и государственных распадов.
И вот уже либерал Блэр заявляет о необходимости строительства нового капитализма без спекуляций и эксплуатации. Ну и фантазер! А канцлер Германии Меркель вещает о необходимости создания социального мира. Мы за рыночные механизмы, но не такие, как сегодня, заявляет она. Мы должны быть хранителями мира и порядка. А для этого не «восьмёрка», а «двадцатка» должна разработать новые правила, новую архитектуру и, может быть, с некоторым отказом от национального суверенитета. Никто из кризиса, даже США, не смогут выйти в одиночку. Мы должны выйти из кризиса более мощными, заявила Меркель. При этом надо полагать, она не забывает, что в пока ещё живом европейском организме национальное немецкое ego должно предопределять экономическую доминанту с вытекающими отсюда последствиями на формы общественного сознания разнородных частей Европы, имеющих свою жизнь, свои цели, свои ego, своих богов.
Как и подобает, витиеватый Саркози заявлял, что так называемая старая Европа не должна быть старой головой. А новая голова, по Саркози, — это новые правила, новая архитектура, но под контролем Запада. То ли с иронией, то ли с грустью, президент Франции заметил, что мечта о единении разбилась вследствие человеческих страстей.
Финансовый капитализм даёт успех больше спекулянту, а не производственнику. Это не кризис капитализма в целом, сказал Саркози. И мы должны сделать так, чтобы он стал более моральным. И далее не уничтожить его, капитализм, а переделать.Но Саркози забывает Гегеля и его общеметодологическую аксиому соотношения «общего – особенного — единичного». Капитализм с моральным лицом, по той же гегелевской триаде, — это иллюзия. И здесь, как говорится, против природы не попрёшь. Но, как и подобает великим, не вдаваясь в детали, где, впрочем, и зарыта собака, президент констатирует, что выработать сегодня единую планетарную политику — это абсурд.

 

И, действительно, абсурд, в условиях, когда существуют не только разные континенты, религии, мировоззрения и бог знает что ещё... Причём эту единую политику не смогли выработать ни ООН, ни МВФ, ни кто-либо ещё. Выработка единой, в широком смысле этого слова, политики это значит действовать в угоду далёкого будущего в ущерб настоящему. А это уже не по-капиталистически.
Но Саркози настаивает, что капитализм должен стать более моральным. Видимо, политикам в силу редкого упрямства и отсутствия здравой исторической памяти не дают возможности признать очевидную истину, что если ум напичкан различными догмами вроде рынка, демократии, свободы слова, а сами они обуяны гордыней (контроль остаётся за Западом, а в основе всего – нажива), то о какой гармоничной новой архитектуре мирового порядка может идти речь. Господа, гармония – это соответствие мыслей, слов и действий. А начало XXI века не предвещает ничего подобного. Зачастую им слова нужны для того, чтобы скрывать свои мысли.
А что же Россия? В то время как Запад пребывал в предсмертных судорогах экономического кризиса, Россия не без помощи лукавого Запада и нашей компрадорско-властной «элиты» ринулась в объятия смерти. Не хотелось бы употреблять эти слова, хотя каждое существо, в том числе и социальные системы, с каждым мгновением все больше и больше приближаются к этому состоянию. Но это не значит, что следует преждевременно попадать в её объятия, а тем более кому-либо выступать в греховной роли подстрекателя, ведущим к этому состоянию.
Если раньше продолжительность жизни социальной системы исчислялась тысячами лет, затем многими сотнями лет, то вихревое течение времени последних десятилетий ускорило процессы старения социальных систем. Век капитализма в силу его загрязненности и греховности неизмеримо сократился. Старый капитализм завершает своё многовековое шествие по планете Земля. Конечно, какое-то время его агония ещё продолжится. Но он обречен. Тенденция «схвачена», и, как говорил один известный наш деятель, процесс пошел.
И вот надо же было умудриться властной «элите» России опять «вляпаться» и влюбиться в «экономический труп» (конечно, не без выгоды от этой любовной сделки для компрадорской черни), и это когда значительная часть американской властной публики считали и считают, что в их интересах медленно и постепенно стирать Россию в порошок. А мы даже впоследствии с гордостью «победителя» заявили, что вошли в мировую систему. Только чего? Финансово-спекулятивных махинаций... Не хотелось бы сейчас вдаваться в подробности и ставить вопросы — а кому это было выгодно такое вхождение?
Русские буржуазные экономисты и политики от власти оказались не только полными банкротами перед лицом кризиса, но и, что неизмеримо значимей, — мировозренчески несостоятельны. Сама система, к которой они рвались и в которую были влюблены, по-либеральному высветила в них извращенцев разумного порядка вещей. Не обладая не только даром научного предвидения, но и здравым смыслом русского человека, они бросили Россию в объятия бездуховности, с необузданным раздуванием богонеугодной идеологии потребительства и её производными ego — престижем, «успешностью», антикультурой с вытекающими из них жаждой наживы, бандитизмом, коррупцией, дебилизацией, цинизмом, несправедливостью, пренебрежением к человеку труда, русофобией…
Но неужели всё так плохо, cкажет либерал-демократ, одурманенный амфитамином. Какие-то достижения были? Конечно, были. По признанию В.В. Путина, для ликвидации только основных негативных последствий «реформ» уже ушло 8 лет. Достижения последних лет, конечно, были. Они известны. А во всём остальном требуется микроскоп большого увеличения. За последние десятилетия мы, казалось бы, избавили себя от «внутренне тоталитарного состояния», однако приобрели душу без веры, ум без мудрости, сердце без совести, утратив более глубинное и вечное – способность любить людей, радоваться красоте, умиротворение в душе.
А что же делать? Известно, критиковать легко. И так:

1. Защита духовности.
Мобилизуя ныне живущих к высшей ответственности за судьбу государства российского, необходимо на политическом, научном, государственном уровне признать, что проблему выживаемости мононациональной и полиэтнической России может решить исключительно русский народ, и, разумеется, при участии других народов России (вместе мы — русские). Хотя бы потому, что русские составляет более 80% населения страны, и в случае необходимости на его плечи ляжет основное бремя по отстаиванию духовности и защите коренных устоев (территориальная целостность, суверенитет) России.
2. Конституционный
государственный переворот.
В случае обострения социально-политической обстановки при определенных обстоятельствах это может предотвратить кровопролитие и хаос в стране, так необходимый некоторым силам для расчленения России.
В истории бывают ситуации, когда следование Конституции, законам по принципу «да восторжествует закон, да погибнет государство» — аморальны. Мыслитель, талантливый ученый, доктор юридических наук, профессор К.С. Бельский, о событиях во Франции времен Наполеона говорил, что фактически власть оказалась в руках 35—45-летних пройдох, алчных казнокрадов, взяточников, без убеждений и принципов, откровенных посредственностей, прожигателей жизни, внешне важничающих, но приведших страну к банкротству. Вам это ничего не напоминает? Этим особенно отличалась исполнительная ветвь власти – директория. Страна погружалась в коррупцию, воровство, бандитизм. Финансовые кризисы постоянно поражали Францию. За пределы Парижа без охраны выезжать было небезопасно. Государственная власть в стране была иллюзорной.
Единственное, что можно сказать положительного о людях, входивших в состав директории, так это то, что при всей своей посредственности они доходили до понимания того, что далее сохранить республику невозможно. До тех пор пока кризис достиг наибольшей остроты, мысль о государственном перевороте созревала по степени усиления импотенции власти. Среди мыслящих государственных деятелей было понимание того, что в сложившейся ситуации управлять страной должен авторитарный лидер. При этом процесс во многом был обоюдный; отдельные депутаты Совета 500 и Совета старейшин сформировали мнение о передаче власти в руки авторитарного лидера. Разумеется, с юридической точки зрения это было нарушение конституции. Но ход истории не всегда адекватен с точки зрения закона, особенно, если власть забывает об интересах государства, народа.

3. Смена
экономического курса.
Старый капитализм обречен. И это начали понимать вожди старой Европы. Все остальное производное. А пока помни, Россия, — возлюби мир, но возлюби и себя. Блуждающий ум «переустроителей» разных мастей подрывает иерархию в мире, иерархию в сфере духа. А экономика — это категория производная. Именно в борьбе духовной иерархии с хаосом в XXI веке решается судьба планеты Земля. Россия, думай!

 

 

СМЕРТЬ КАПИТАЛИЗМУ
Блэр, Меркель и Саркози — «просветлённые» вожди «нового капитализма»
«Чтобы уничтожить кризис,
надо уничтожить капитализм».
И.В. Сталин.


Мир вошел в интеллектуальный штопор. Ипотечный, финансо-вый, экономический и, главное, духовный кризисы — следствие дебилизации мировых «элит», в основе которой лежит непомерная жажда наживы.
На прошедшей два года назад Международной конференции в Париже, посвящённой кризису, «Новый мир – новый капитализм», господа Блэр, Саркози и госпожа Меркель вдруг заговорили языком реформаторов капитализма, вбрасывая новые смыслы в его развитие. Выражаясь словами И.В. Сталина, «всё сильнее слышны пессимистические завывания насчет «ошибок» капитализма». Запад во мраке лжи и смуты, окружённый хищной толпой соплеменников-капиталистов, вдруг заговорил о морали. Ему невдомёк, что он оказался бессильным и беззащитным перед лицом внезапного мировоззренческого обвала идеологии потребительства с его необузданной энергией накопления, спекуляции, обнаживших убожество и цинизм старого капитализма. Одурманенный пропагандой сатанинской идеи потребительства с её накопительством, аморальностью, насилием, вседозволенностью, политическим и экономическим эгоизмом, мир на край пропасти, в недрах которой вызревают ужасы войн и государственных распадов.
И вот уже либерал Блэр заявляет о необходимости строительства нового капитализма без спекуляций и эксплуатации. Ну и фантазер! А канцлер Германии Меркель вещает о необходимости создания социального мира. Мы за рыночные механизмы, но не такие, как сегодня, заявляет она. Мы должны быть хранителями мира и порядка. А для этого не «восьмёрка», а «двадцатка» должна разработать новые правила, новую архитектуру и, может быть, с некоторым отказом от национального суверенитета. Никто из кризиса, даже США, не смогут выйти в одиночку. Мы должны выйти из кризиса более мощными, заявила Меркель. При этом надо полагать, она не забывает, что в пока ещё живом европейском организме национальное немецкое ego должно предопределять экономическую доминанту с вытекающими отсюда последствиями на формы общественного сознания разнородных частей Европы, имеющих свою жизнь, свои цели, свои ego, своих богов.
Как и подобает, витиеватый Саркози заявлял, что так называемая старая Европа не должна быть старой головой. А новая голова, по Саркози, — это новые правила, новая архитектура, но под контролем Запада. То ли с иронией, то ли с грустью, президент Франции заметил, что мечта о единении разбилась вследствие человеческих страстей.
Финансовый капитализм даёт успех больше спекулянту, а не производственнику. Это не кризис капитализма в целом, сказал Саркози. И мы должны сделать так, чтобы он стал более моральным. И далее не уничтожить его, капитализм, а переделать.
Но Саркози забывает Гегеля и его общеметодологическую аксиому соотношения «общего – особенного — единичного». Капитализм с моральным лицом, по той же гегелевской триаде, — это иллюзия. И здесь, как говорится, против природы не попрёшь. Но, как и подобает великим, не вдаваясь в детали, где, впрочем, и зарыта собака, президент констатирует, что выработать сегодня единую планетарную политику — это абсурд.
И, действительно, абсурд, в условиях, когда существуют не только разные континенты, религии, мировоззрения и бог знает что ещё... Причём эту единую политику не смогли выработать ни ООН, ни МВФ, ни кто-либо ещё. Выработка единой, в широком смысле этого слова, политики это значит действовать в угоду далёкого будущего в ущерб настоящему. А это уже не по-капиталистически.
Но Саркози настаивает, что капитализм должен стать более моральным. Видимо, политикам в силу редкого упрямства и отсутствия здравой исторической памяти не дают возможности признать очевидную истину, что если ум напичкан различными догмами вроде рынка, демократии, свободы слова, а сами они обуяны гордыней (контроль остаётся за Западом, а в основе всего – нажива), то о какой гармоничной новой архитектуре мирового порядка может идти речь. Господа, гармония – это соответствие мыслей, слов и действий. А начало XXI века не предвещает ничего подобного. Зачастую им слова нужны для того, чтобы скрывать свои мысли.
А что же Россия? В то время как Запад пребывал в предсмертных судорогах экономического кризиса, Россия не без помощи лукавого Запада и нашей компрадорско-властной «элиты» ринулась в объятия смерти. Не хотелось бы употреблять эти слова, хотя каждое существо, в том числе и социальные системы, с каждым мгновением все больше и больше приближаются к этому состоянию. Но это не значит, что следует преждевременно попадать в её объятия, а тем более кому-либо выступать в греховной роли подстрекателя, ведущим к этому состоянию.
Если раньше продолжительность жизни социальной системы исчислялась тысячами лет, затем многими сотнями лет, то вихревое течение времени последних десятилетий ускорило процессы старения социальных систем. Век капитализма в силу его загрязненности и греховности неизмеримо сократился. Старый капитализм завершает своё многовековое шествие по планете Земля. Конечно, какое-то время его агония ещё продолжится. Но он обречен. Тенденция «схвачена», и, как говорил один известный наш деятель, процесс пошел.
И вот надо же было умудриться властной «элите» России опять «вляпаться» и влюбиться в «экономический труп» (конечно, не без выгоды от этой любовной сделки для компрадорской черни), и это когда значительная часть американской властной публики считали и считают, что в их интересах медленно и постепенно стирать Россию в порошок. А мы даже впоследствии с гордостью «победителя» заявили, что вошли в мировую систему. Только чего? Финансово-спекулятивных махинаций... Не хотелось бы сейчас вдаваться в подробности и ставить вопросы — а кому это было выгодно такое вхождение?
Русские буржуазные экономисты и политики от власти оказались не только полными банкротами перед лицом кризиса, но и, что неизмеримо значимей, — мировозренчески несостоятельны. Сама система, к которой они рвались и в которую были влюблены, по-либеральному высветила в них извращенцев разумного порядка вещей. Не обладая не только даром научного предвидения, но и здравым смыслом русского человека, они бросили Россию в объятия бездуховности, с необузданным раздуванием богонеугодной идеологии потребительства и её производными ego — престижем, «успешностью», антикультурой с вытекающими из них жаждой наживы, бандитизмом, коррупцией, дебилизацией, цинизмом, несправедливостью, пренебрежением к человеку труда, русофобией…
Но неужели всё так плохо, cкажет либерал-демократ, одурманенный амфитамином. Какие-то достижения были? Конечно, были. По признанию В.В. Путина, для ликвидации только основных негативных последствий «реформ» уже ушло 8 лет. Достижения последних лет, конечно, были. Они известны. А во всём остальном требуется микроскоп большого увеличения. За последние десятилетия мы, казалось бы, избавили себя от «внутренне тоталитарного состояния», однако приобрели душу без веры, ум без мудрости, сердце без совести, утратив более глубинное и вечное – способность любить людей, радоваться красоте, умиротворение в душе.
А что же делать? Известно, критиковать легко.

1. Защита духовности.

Мобилизуя ныне живущих к высшей ответственности за судьбу государства российского, необходимо на политическом, научном, государственном уровне признать, что проблему выживаемости мононациональной и полиэтнической России может решить исключительно русский народ, и, разумеется, при участии других народов России (вместе мы — русские). Хотя бы потому, что русские составляет более 80% населения страны, и в случае необходимости на его плечи ляжет основное бремя по отстаиванию духовности и защите коренных устоев (территориальная целостность, суверенитет) России.

2. Конституционный
государственный переворот.

В случае обострения социально-политической обстановки при определенных обстоятельствах это может предотвратить кровопролитие и хаос в стране, так необходимый некоторым силам для расчленения России.
В истории бывают ситуации, когда следование Конституции, законам по принципу «да восторжествует закон, да погибнет государство» — аморальны. Мыслитель, талантливый ученый, доктор юридических наук, профессор К.С. Бельский, о событиях во Франции времен Наполеона говорил, что фактически власть оказалась в руках 35—45-летних пройдох, алчных казнокрадов, взяточников, без убеждений и принципов, откровенных посредственностей, прожигателей жизни, внешне важничающих, но приведших страну к банкротству. Вам это ничего не напоминает? Этим особенно отличалась исполнительная ветвь власти – директория. Страна погружалась в коррупцию, воровство, бандитизм. Финансовые кризисы постоянно поражали Францию. За пределы Парижа без охраны выезжать было небезопасно. Государственная власть в стране была иллюзорной.
Единственное, что можно сказать положительного о людях, входивших в состав директории, так это то, что при всей своей посредственности они доходили до понимания того, что далее сохранить республику невозможно. До тех пор пока кризис достиг наибольшей остроты, мысль о государственном перевороте созревала по степени усиления импотенции власти. Среди мыслящих государственных деятелей было понимание того, что в сложившейся ситуации управлять страной должен авторитарный лидер. При этом процесс во многом был обоюдный; отдельные депутаты Совета 500 и Совета старейшин сформировали мнение о передаче власти в руки авторитарного лидера. Разумеется, с юридической точки зрения это было нарушение конституции. Но ход истории не всегда адекватен с точки зрения закона, особенно, если власть забывает об интересах государства, народа.

 

3. Смена
экономического курса.

Старый капитализм обречен. И это начали понимать вожди старой Европы. Все остальное производное. А пока помни, Россия, — возлюби мир, но возлюби и себя. Блуждающий ум «переустроителей» разных мастей подрывает иерархию в мире, иерархию в сфере духа. А экономика — это категория производная. Именно в борьбе духовной иерархии с хаосом в XXI веке решается судьба планеты Земля. Россия, думай!

Леонид Коновалов, сопредседатель «Собора Русского Народа».

Добавить комментарий


Защитный код
Обновить

Свежее слово уже в продаже

Please publish modules in offcanvas position.

Free Joomla! templates by AgeThemes