Главное содержание

Вначале казалось, что многотысячные митинги протеста в Москве и ряде других городов России вызваны фальсификацией голосов избирателей на состоявшихся в декабре парламентских выборах. Но такое ведь и раньше случалось и сходило с рук. На этот раз нет. Почему? Дело в том, что манипуляции с бюллетенями – лишь повод, за которым скрывались другие факторы.

«После коммунистов
я больше всего ненавижу антикоммунистов».
Сергей Довлатов.
«Им нужны великие потрясения,
нам нужна Великая Россия».
Петр Столыпин.
Что же случилось?

Вплоть до минувшей осени шли гадания о следующем президенте. Авторитетные политологи вещали о расколе и даже остром противоборстве в правящем тандеме, а сами фигуранты на прямой вопрос «кто намерен баллотироваться?» уклончиво отвечали, что дело всё ещё не решено. Когда же в сентябре на партийном съезде единороссов Д.Медведев предложил выдвинуть на президентский пост В.Путина, уже не скрывалось, что сия договоренность, оказывается, была достигнута 4 года назад. В этой связи усилились роптания о притягательности «рабства на галерах». В популярных СМИ появились язвительные материалы о «петербургском десанте» и пайщиках дачного кооператива «Озеро».

В сознании многих россиян окончательно укрепилось мнение, что «суверенная демократия» обернулась нечто схожим с понятиями узурпации власти, авторитаризма или «тандемократии». Вспомнилось и то, что нынешний глава государства заведомо позаботился о продлении срока пребывания в Кремле с 4 до 6 лет, а это значит, что, рокируясь, тот же дуэт может править ещё с четверть века.
Между тем ситуация в обществе последнее время не менялась в лучшую сторону. Зашкаливающая коррупция и произвол чиновников достают миллионы граждан. Экономические итоги президентства Медведева, начинавшего с девиза «Россия, вперёд!», также не впечатляют. Дело не только в глобальном кризисе, хотя и в этом тоже. Темпы роста сократились с 7 до 4%. Инфляция, превышающая её общеевропейский уровень более чем в два раза, съедает прибавки к зарплатам и пенсиям, немалую часть доходов. Отток капитала за рубеж резко усилился и достиг в прошлом году 80 млрд долл. Сырьевая направленность экономики не только не ослабела, но и усугубилась. Малый и средний бизнес стонут под перекрёстным огнём со стороны бюрократов и монополистов. От них же страдает и крупный капитал. Лишь олигархи и их союзники во властных структурах по-прежнему на коне. Изрядно набившие оскомину разговоры о модернизации экономики так и не были подкреплены какими-либо осязаемыми конкретными делами.
На Западе весть о предстоящей рокировке в верхах встретили в штыки. Путина как более сильного и жёсткого лидера там не жалуют. Враждебность проявили и беглые олигархи. Березовский неспроста в преддверии выборного цикла затеял обходящийся ему в копеечку Высокий суд в Лондоне. Вряд ли он надеется отсудить искомые миллиарды у протежируемого им когда-то Абрамовича. Расчёт сделан на то, чтобы раскачать политическую лодку напоминаниями о неприглядном грабеже национальных богатств России горсткой лиц с помощью обитателей Кремля и Белого дома.
Активизировались и оттеснённые от власти вельможи ельцинской эпохи. Жаждущие взять реванш, они не прекращают попыток дискредитации нынешнего режима, не упускают случая организовать или оседлать очередную волну народного недовольства. Подняли голову и разномастные политические бесы, экстремисты и авантюристы.
Переплетаясь между собой, эти силы в условиях остающейся гласности и широких возможностей Интернета привели российское общество в турбулентное состояние.

Меняющийся вектор

То, что «процесс пошёл», очевидно. Не ясно – чем он закончится.
Главное требование собравшихся на Болотной площади состояло в отмене подтасованных результатов голосования 4 декабря, смещение со своего поста председателя ЦИК Владимира Чурова и назначение новых «честных выборов».
Спустя две недели, 24 декабря, протестная конфигурация и её требования выглядели иначе. Митингующих стало ещё больше, но они раскололись. Прошедшие в Думу депутаты от КПРФ, «Справедливой России» и ЛДПР уже поделили между собой комитеты и руководящие места в парламенте, и представителей этих партий не сильно выделялись среди толпы на проспекте Сахарова. Идейно и территориально дистанцируясь от основного митинга, лидер ЛДПР Владимир Жириновский привёл своих сторонников на Пушкинскую площадь, а известный политолог Сергей Кургинян выступал перед собравшимися неподалеку от МГУ на Воробьёвых горах.
Выступления со сцены на проспекте Сахарова носили уже откровенно антипутинский характер. Особой агрессивностью веяло от сопровождавшейся криками и воинствующими призывами речи вышедшего накануне из-под ареста блогера Алексея Навального. Словом, протестный вектор заметно изменился. Транспаранты с надписью «Россия без Путина» несли в руках многие из митингующих.
А ведь незадолго до этого премьер В.Путин в пространной беседе с телезрителями и президент Д.Медведев в Послании Федеральному собранию сделали определённые уступки пожеланиям, высказанным митингующими 10 декабря. Но это не только не помогло, а как будто даже подлило масла в огонь. В целом находчивых и не лишённых юмора ответах В.Путина было, конечно, и то, к чему можно придраться. В другое время это бы пропустили мимо ушей. Сейчас нет.
В итоговом заявлении митинга на проспекте Сахарова было объявлено, что протестные акции продолжатся в феврале и соберут ещё большее число народа. В каком направлении изменится характер протеста и формы его выражения? Не выйдут ли действия за правовое поле и мирные рамки? Не сместятся ли протестные акценты с критики отдельных личностей на требования смены самого общественного строя? Ответы на эти вопросы даст ближайшее будущее.
Конечно, не только у нас митингуют. Направленное против системы социальной несправедливости движение «Захвати Уолл-стрит» не прекращается за океаном. Но ведь митинги и протесты иногда перерастают в события, подобные тем, что начиная с прошлой весны драматически развернулись и до сих пор продолжаются на более южных широтах.

К вопросу
о демократии

Свои комментарии декабрьским событиям высказали многие представители российского политического истеблишмента. В их числе и экс-президент СССР Михаил Горбачёв, заявивший: «Вообще, я посоветовал бы Владимиру Владимировичу уйти сейчас. Три срока получилось: два срока президентом, один срок премьером — три срока, ну, хватит!.. В 1991-м меня никто не смещал, я добровольно сложил свои полномочия. Так и ему надо сделать».
Утверждение, что его «никто не смещал», мягко говоря, забавно. Но если бы даже так было на самом деле, то и в этом случае — что хорошего из этого вышло?
Приснопамятную «перестройку» великий русский мыслитель Александр Зиновьев метко окрестил «катастройкой». С того ли конца начинал реформы глашатай гласности и нового мышления? В реальности демократию противопоставили не диктатуре КПСС, а социализму. А чуть позже «демократизация» стала ширмой, за которой, не советуясь ни с кем, произвели смену общественного строя, что долгое время замалчивалось. Действия Михаила Сергеевича и того, кому он «добровольно» передал «полномочия», привели к развалу великой державы и многому такому, чего не расхлебать и по сей день. Как было верно сказано: метились в коммунизм, а попали в Россию. Нет, не стоит брать пример с Горбачёва. Впрочем, за свободу слова ему, конечно, спасибо. Но не ею одной жив человек.
Между тем В.Путин сделал немало для вывода страны из глубочайшего системного кризиса 1990-х, он обладает богатым административным опытом и неспроста завоевал авторитет «лидера нации». Его потенциал вполне подходит для исполнения роли главы государства.
Представим, что Путин последует совету Горбачёва. Кто достойно заменит его? Зюганов? Жириновский? Миронов? Или Прохоров? Среди нынешних кандидатов на пост президента такой фигуры явно не просматривается. Оставим сейчас в стороне вопрос – почему, говоря словами Виктора Линника, политическая поляна оказалась вытоптанной до отсутствия даже намёка на новую поросль, на свежую траву. Констатируем лишь сей печальный, требующий скорейшего исправления, но, тем не менее, непреложный факт. Надо ли при таком раскладе Путину ретироваться? Нет, конечно. Другое дело, что, предоставляя ему новый мандат, общественность должна выразить критические замечания и конструктивные предложения, с помощью которых можно выйти из сложившейся ситуации на траекторию быстрого и гармоничного развития. А власть, в порядке обратной связи, обязана не только услышать их, но и претворить в действительность.
Либералы часто вспоминают фразу Черчилля: демократия плоха, но ничего лучшего человечество не придумало. Но демократия демократии, как и авторитаризм авторитаризму – рознь. Демократия подчас совершает больше насилия, чем иная диктатура. Вспомним хотя бы расстрел нашего Белого дома.
Был ли демократом китайский мудрец-реформатор Дэн Сяопин? И да и нет.
Да, потому что он превратил Китай в самую быстроразвивающуюся страну в мире, что соответствует коренным интересам ее народа.
Нет, потому что он начинал реформировать китайский социализм не с демократических или политических свобод и преобразований, а с коренных перемен в экономике, являющейся базисом общества. Имели место при нём и трагические события на площади Тяньаньмынь, хотя теперь его за это мало кто осуждает, так как тогда на карту была поставлена вся дальнейшая судьба страны. Кстати говоря, сам он пользовался таким авторитетом, что определял стратегию Поднебесной, не занимая высших государственных и партийных должностей. И организовал дело так, что и после его кончины политическое руководство страны и КПК сменяется каждые десять лет.
Достигнутую при Путине стабильность в обществе не стоит расшатывать. Политический кризис следует разрешать, а не углублять. Надо остерегаться развития событий по ливийским или египетским сценариям. Двигаться, конечно, надо. Только вперёд, а не назад. Но что это значит?
Наше время
Некоторые социологи проводят параллели между нынешним состоянием российского общества и периодом, некогда именовавшимся «развитым социализмом», а затем «эпохой застоя». И в самом деле, и наши, и те времена имеют между собой немало схожего, как, впрочем, и отличного.
Общим является то, что и тогда и сейчас наличествует глубокий кризис экономических систем. Как бы сказали правоверные марксисты, производительные силы требуют корректировки производственных отношений. Имеющееся несоответствие тормозит развитие, вносит в социальную жизнь напряжённость, черты загнивания и паразитизма, находящие самые различные проявления в политической и идеологической надстройке общества.
Но есть и принципиальные различия. Брежневский застой был связан с проблемами социализма, нуждающегося в радикальных (но не тех, что произошли) переменах. Новый застой развёртывается в условиях совершенно иной общественно-экономической формации. «Бронзовеет» не только партия «Единая Россия», но и весь правящий у нас бал капитализм. А происходит это потому, что обрёл он бюрократическо-олигархический характер. Интересы олигархов и их креатуры во власти противостоят интересам подавляющего большинства народа, застопоривая поступательное движение всего общества.
Во время второго президентского срока В.Путин сделал акцент на промышленной политике, а выпестованные в ряде важных отраслей государственные корпорации по замыслу должны были не только способствовать развитию тех сфер, куда частный капитал шел неохотно, но и явиться действенным созидательным противовесом чисто спекулятивным олигархам. Какое-то время так оно и было. Но позже выявились и дискредитирующие их моменты. Они уподобились тем, кому должны были показывать положительный пример: были уличены в монополистических сговорах о повышении цен, непотизме и другом негативе.
При президенте Д.Медведеве критика госкорпораций переросла в политику их свёртывания. Либералы в правительстве стали муссировать тему о неэффективности госкапитализма «по определению», необходимости пополнения бюджета страны за счёт продажи акций госпредприятий. Но не ослабятся ли этим рычаги воздействия на развитие процесса диверсификации экономики и инновационной деятельности? И не превратится ли новый тур приватизации в кормушку для олигархов, привыкших получать государственные активы задарма? Настораживающие в этом отношении моменты уже просматриваются.
Высокие цены на нефть пока позволяют некоторым образом увеличивать расходы на социальные нужды, гася недовольство народа. В случае, если они резко снизятся, ситуация обострится. Чтобы исключить такой вполне возможный сценарий, необходим не только рост, но ещё и развитие экономики. А его-то и нет. По-прежнему в опущенном состоянии пребывает обрабатывающая промышленность и особенно станкостроение. Некогда вторая в мире супердержава, по признанию премьера В.Путина, остро нуждается в индустриализации.
Падают выработавшие свой срок самолёты, тонут суда, не туда летят запускаемые ракеты. Велика угроза учащения техногенных аварий и катастроф. Децильный коэффициент (соотношение доходов 10% наиболее богатых и 10% наиболее бедных) чрезвычайно высок – около 20, а в Москве, где число миллиардеров больше, чем в Нью-Йорке, он намного выше. Олигархи и сросшиеся с ними чиновники купаются в шоколаде. А это не может не раздражать миллионы тех, кто влачит жалкое существование.

…и его «герои»

На днях лондонская газета Daily Mail опубликовала отчёт о новогодней вечеринке Романа Абрамовича на острове Сен-Барт в Карибском море, где два года назад он купил недвижимость за 90 миллионов долларов. Празднование на мегаяхте «Эклипс» обошлось гостеприимному хозяину в 9 миллионов долларов. По словам таблоидов, на рауте среди 300 гостей был замечен создатель «Звёздных войн» Джордж Лукас, которого сопровождала сексапильная тёмнокожая подруга, медиамагнат Рупорт Мэрдок, многие другие светила мировой олигархии. Для Абрамовича такие расходы – пустяк. Состояние бывшего «кассира семьи» и губернатора Чукотки переваливает за 15 миллиардов долларов. Владелец лондонского клуба «Челси» планирует только в текущем январе потратить на приобретение новых футболистов свыше 200 млн долларов.
Старается равняться на него и его ровесник, 45-летний уроженец Перми Дмитрий Рыболовлев, недавний владелец крупнейшего в России предприятия по производству калийных удобрений «Уралкалий». Состояние Рыболовлева оценивается в 9,5 млрд долл., 14-е место в русском «Форбсе». В конце истекшего года россиянин обзавелся контрольным пакетом акций семикратного чемпиона Франции футбольного клуба «Монако», в который он намерен вскоре также вложить ещё пару сотен миллионов долларов. Недавно он прикупил для своей дочери студентки Екатерины самую дорогую квартиру в Нью-Йорке на Манхэттене за 88 миллионов «зелёных». Юная наследница — резидент Монако, но проживает и в Швейцарии. Новые апартаменты она намерена использовать во время своих частых визитов в США.
Сам Рыболовлев большую часть времени проводит на Кипре и в Монако, где в прошлом году приобрёл роскошный пентхаус La Belle Epoque. Во Флориде в городке Палм-Бич он владеет приморским поместьем, обошедшимся ему в 95 миллионов долларов. Прежде оно принадлежало знаменитому американскому строительному магнату Дональду Трампу.
За какие заслуги перед обществом на них свалились такие богатства? «Молчуна» Абрамовича рассказывать об этом заставляют теперь адвокаты Березовского. Мир содрогнулся, услышав об «откатах», «крышевании», «залоговых аукционах» и многих других «принципах» делового успеха российских олигархов. Под стать им и Рыболовлев.
В начале 1990-х биржевой брокер с помощью пермских властей скупал акции областных предприятий. Поговаривали, будто Рыболовлев «поднялся» на деньги авторитетных граждан. Ему удалось убедить 17 местных предприятий создать банк и перевести в него свои финансовые потоки. Став главой «Кредит ФД», он фактически приобретал заводы за счёт их же средств. Начальникам цехов Рыболовлев покупал квартиры, чтобы те помогали ему выторговывать ваучеры у рабочих.
Главным трофеем оказалось основанное в годы социалистической индустриализации предприятие «Уралкалий». Сподвижником Рыболовлева какое-то время слыл вице-губернатор Пермской области, впоследствии лидер партии «Союз правых сил» Никита Белых. В 1996 г. Рыболовлева арестовали и обвинили в организации заказного убийства гендиректора АО «Нефтехимик». Он провёл год на нарах в СИЗО, затем вышел из тюрьмы под залог в 200 тыс. долл. В дальнейшем ему удается наладить «рабочие» отношения с губернатором Пермской области Юрием Трутневым, ставшим позже министром природных ресурсов и экологии России, многими другими влиятельными лицами во властных структурах Кремля и Белого дома. По выражению одной из газет, «для того, чтобы стать тем, чем он сейчас является, Дима многих кинул».
В центре Березников, где располагается «Уралкалий», в результате хищнической эксплуатации рудников образовалась яма, в которую сползает весь город. На созванном первым вице-премьером Игорем Сечиным по этому поводу правительственном совещании Рыболовлев, уверовав в свое могущество, бросил: «Это не моё дело». В 2010 г. Рыболовлев продал «Уралкалий» Сулейману Керимову и его партнерам, а деньги перевёл за рубеж.
В руках российских баронов-грабителей — рыболовлевых, дерипасок, мордашовых, лисиных, потаниных, фридманов, керимовых, вексельбергов, прохоровых и прочих — оказалась львиная доля наиболее прибыльных предприятий страны, созданных в своё время несколькими поколениями советских тружеников. Но «эффективных собственников» из прихватизаторов не получилось. Хорошо осведомлённый в этих вопросах, но прозревший, правда, лишь в Матросской Тишине М.Ходорковский говаривал: «Для многих наших предпринимателей, сделавших состояния в 1990-е годы, Россия – не родная страна, а всего лишь территория свободной охоты. Их основные интересы и жизненные стратегии связаны с Западом… Необходимо признаться, что 90% российского народа не считает приватизацию справедливой, а её выгодоприобретателей – законными собственниками… Надо заставить большой бизнес поделиться с народом, вероятно, согласившись с реформой налогообложения полезных ископаемых, другими, возможно, не очень приятными для крупных собственников шагами. Лучше начать эти процессы самим, влиять на них и управлять ими, нежели пасть жертвой тупого сопротивления неизбежному. Чему быть, того не миновать».

Императив конвергенции

От социализма мы отказались. В капитализм вступили уже во второй раз. Но и он в том виде, который получился, не радует. Что же делать, куда деваться? Вернуться назад, как к этому призывают коммунисты? Пересмотреть залоговые аукционы и национализировать крупнейшие предприятия, особенно в добывающей промышленности? Но не ввергнет ли это страну вновь в гражданскую войну, не вызовет ли смуту или хаос? Да и кто будет управлять всей этой собственностью? Опять те же неэффективные чиновники, назначенцы от КПРФ? Конечно, можно уверять, что на сей раз всё будет иначе. Но ведь благими намерениями дорога и в ад вымощена.
Оздоровить капитализм? Но как? Он ведь развивается по своим законам, а они ведут к концентрации производства и централизации капитала в руках немногих. У нас, правда, эти тенденции скоропалительно приняли гротескный вид в силу гайдаровской «шоковой терапии», келейно проведённой «приватизации по Чубайсу» и потанинских «залоговых аукционов».
Надо обратиться к мировому опыту. А он свидетельствует: все успешные капиталистические страны впитали в себя целые пласты социализма. И наоборот: из бывших социалистических стран преуспевают лишь те, которые, не отказавшись от планового ведения хозяйства, дополнили его рыночными отношениями и рядом других позитивных атрибутов капитализма. Много раз уже писалось об этом, и не хочется повторяться. Но почему эта простая и очевидная истина до сих пор остаётся гласом вопиющего в пустыне. Ведь тучи сгущаются.
Курс на конвергенцию должен стать официальной политикой правящей у нас партии. Надо восстановить планирование в тех формах и пределах, в которых оно служит стабилизатором и регулятором экономического развития, оставляя и сохраняя при этом рыночные начала, но направляя их в созидательное, а не только спекулятивное русло.

Пора социал-демократических действий

В декабрьской телепередаче «Разговор с Владимиром Путиным» был задан вопрос — не следует ли национализировать за бесценок доставшиеся олигархам активы? Премьер ответил: «Сегодняшним олигархам достались многомиллиардные состояния в результате несправедливой и нечестной приватизации, это бесспорный факт, что признают и сами магнаты. Однако, если сейчас начать отъём этой собственности, это может привести к худшим последствиям, чем самая нечестная приватизация». Задача государства, продолжил Путин, состоит в том, чтобы «поставить в стойло этих людей, заставить их работать по закону и платить налоги, и от поступления налогов решать социальные задачи». Слова совершенно правильные. Но они требуют подкрепления их практическими и безотлагательными действиями.
А действия эти по своей сути носят социал-демократический характер. Маяком стратегии нынешних и будущих властей должна служить смешанная планово-рыночная экономика и конвергентная модель общества. Без вмешательства государства и плановых начал не обойтись, не выйти из тупика. Но и без рынка и конкуренции также ничего не получится. Мировая практика показывает, что это не только возможно, но и необходимо. В идущих по этому пути странах ослабевают социальные антагонизмы, не так сильны удары глобального экономического кризиса. Кто не придерживается этого и отклоняется влево или вправо — у тех возникают и обостряются проблемы.
Большинству олигархов и их партнёров во властных структурах хотелось бы оставить всё, как есть. Но с этим общество не хочет и не станет мириться. Нужны перемены. И существуют возможности разумного компромисса, есть золотая середина. Надо последовательно, поэтапно реформировать олигархическую собственность так, чтобы увеличить долю малого и среднего бизнеса, диверсифицировать экономику и в пределах возможного демонополизировать её, сделать эффективной и конкурентной. Кое-чем магнатам и высшей бюрократии придётся поступиться. И они должны выбирать: или проиграть всё, или поделиться с народом. Либо революция с непредвиденными и непредсказуемыми последствиями, либо конвергентные перемены и социал-демократический курс. Будущему президенту предстоит решать эту непростую задачу. И надо освободиться от балласта праволиберальных чиновников и политиков, оккупировавших околовластный экономический блок и руководствующихся обветшалыми догмами. Нельзя забывать, что первый звонок уже прозвенел.

 Профессор Георгий ЦАГОЛОВ

Добавить комментарий


Защитный код
Обновить