РУССКИЙ ВИТЯЗЬ — АНАТОЛИЙ ПОЛЕТАЕВ

13 февраля Народному артисту СССР, лауреату многих отечественных и зарубежных престижных премий, создателю Государственного академического русского концертного оркестра «Боян» и его художественному руководителю в золотые годы оркестра Анатолию Ивановичу Полетаеву исполняется 85 лет.
Онём и его оркестре написано множество статей и не одна книга. «Слово» также неоднократно посвящало ему свои материалы, выступало в защиту оркестра «Боян». Подробно рассказано о его блестящем мастерстве исполнителя-баяниста, о его новаторстве в освоении баяна как небольшого оркестра с использованием изобретенной им пятипальцевой системы игры, о его таланте педагога. И конечно, о создании им уникального русского народного ансамбля, постепенно переросшего в легендарный оркестр.
Но в этот день мне хочется рассказать о Полетаеве — Человеке необыкновенной силы воли, упорства в достижении всё новых и новых вершин в намеченных целях, о его глубочайше осознанном патриотизме, о Полетаеве – несгибаемом борце за идеалы Святой Руси. Руси как важнейшей составной части и опоры славянского мира. Он воистину стал символом и примером для тысяч наших соотечественников в борьбе против бесовщины стремительно теряющего духовный заряд Запада. И в этом смысле интересно было проследить, как складывался этот характер.
Конечно, наложила отпечаток тяжелейшая из всех войн, которые выпали на долю Руси-России-СССР, — Великая Отечественная война, завершившаяся великой Победой. Первый в жизни человека семилетний отрезок, когда закладывается основа личности, пришёлся у Анатолия Полетаева на труднейшие эти годы. Мальчишкой мог он не только вплотную ощутить все безмерные тяготы, обрушившиеся на мирных жителей в первые дни войны, но и воочию увидеть мужество своего народа, его веру в Победу, в торжество справедливости и светлое будущее. Знаменательно, что сразу же после победы, в 1945 году, открылась в родном ему Воронеже музыкальная школа, где за одной партой Полетаев сидел с другим юным талантом, будущим композитором Вячеславом Овчинниковым. И разве не примета нашего советского времени, что и Овчинников из Воронежа, и Александра Пахмутова из Сталинграда, будущие знаменитые композиторы, были направлены в столицу продолжать музыкальное образование?! Вот она, забота государства о будущем культуры.
Анатолий Полетаев с его увлечением не одной лишь музыкой, но и математикой планировал поступать на физмат Воронежского университета. Но музыка не просто позвала его — потребовала! Директор училища буквально усовестил родителей Анатолия: «Мы что, напрасно учили Вашего сына, если Вы после школы даже заявления в училище не подали? Он должен продолжать музыкальное образование!». Он и продолжил так, что пришлось для него не то что создавать класс баяна, но приглашать специально педагога. И училище он окончил с блеском, ему дали направление учиться в московском вузе. Так отпала мечта о физмате.
Столичный вуз. Очередное испытание воли и решимости. После первой же сессии его, единственного на факультете, выдвинули на Сталинскую стипендию. Но предупредили об ответственности. Единственная «четвёрка» или упущение в общественной жизни — и подвёл бы факультет. Подумал, взвесил свои силы — и оправдал доверие. Потому и стал по окончании Московского музыкального института имени Гнесиных первым и единственным тогда аспирантом по классу баяна в нём. Высокая ответственность и раннее взросление таланта… Уже со второго курса — сольные выступления не только в столице, но и за рубежом. И первое потрясение – как слушали русскую музыку русские люди, вихрем революции, заброшенные на чужбину! Не тогда ли возникло желание и самому понять и до других донести глубинные свойства именно своей родной, русской музыки.
Здесь важно сказать, что русские песни с самого раннего детства входили в его сознание, а может — в самую глубь его существа. Изумительный слух, унаследованный от родителей, особенно отца — виртуоза в игре на гармони, баяне, да на любом народном инструменте, помогал ему. Но крепло и зрело сознание, что эту природную музыку поднимать бы до высот подлинной классики, как это делали Глинка и композиторы «Могучей кучки», Чайковский и Рахманинов. И всё яснее становилась цель — найти своё место в благородном этом труде, уловить и перевести в музыкальную жизнь новые краски в классическом исполнении, которые могут дать и привычные народные инструменты, вплоть до гуслей.
Казалось, мог бы и почивать на лаврах один из искуснейших баянистов планеты: высокие звания и титулы, зарубежные гастроли. Живи и радуйся. Но настоящий человек всегда желает большего, ставя перед собой всё новые цели, достигая всё больших вершин. Сказалась и ещё одна черта характера Полетаева – помогать другим, щедро делиться знаниями, своим особым пониманием, особым ощущением родной музыки. Так родился первый его ансамбль, когда он взял под своё крыло секстет балалаечников.
Полетаев: любую работу можно сделать лучше, чем делали прежде. Это проявилось уже в изобретении собственной системы пятипальцевой игры на баяне. Но умудрился и привычным народным инструментам дать вторую, в духе современности, жизнь. Казалось бы, что особенного, ведь любой исполнитель, особенно в больших залах, использует микрофон. Научились даже и обманывать зрителей — петь «под фанеру», только разевая рот и двигаясь в такт. А придумал Анатолий Полетаев приспособить усилители звука непосредственно к инструментам. И стал его малый ансамбль звучать так, что смог соперничать с большими оркестрами и даже побеждать, как это было в конкурсе, проводимом комсомолией Москвы.
И в нём самом всё ярче звучал не только блестящий, изобретательный аранжировщик чужих сочинений, но и композитор. Я спрашивал у него, как он слышит эти новые краски, новые оттенки так, что и хорошо известная классика вдруг звучит свежее, трепетнее, ближе к самому мироощущению русского человека. Но — слышит же! Даже когда позднее сочинял он музыку на заказ, признавался: «Я сразу слышу, а дальше только записывай и расписывай по инструментам».
А главное, чему учил своих студентов и аспирантов профессор Полетаев — вникать в замысел сочинителя подлинных шедевров классической музыки, постигать самую суть его мироощущения. Как же бесстрашно брался Анатолий Иванович за новые трудные, но очень нужные дела! Так было с отчётным концертом Российской Федерации в Киеве по случаю юбилея воссоединения Украины с Россией. Украинцы блестяще выступили в Москве, завершив концерт знаменитым хором «Славься» из оперы Глинки. Чем ответить в Киеве? Разные были предложения собранных на совещание руководителей ведущих музыкальных коллективов. Поначалу смутило неожиданное предложение Полетаева — финалом из «Картинок с выставки» Мусоргского под названием «Богатырские врата»! Убедил, и взялся сам исполнить с двумя оркестрами — своим «Бояном» и Государственным оркестром народных инструментов имени Осипова — и сводным хором. И поддержал честь русской музыки в братской республике!
Особо скажу о глубочайшем убеждении Анатолия Ивановича — высокая музыка нужна не только знатокам-меломанам, но и т.н. «простому народу» — строителям, нефтяникам, первопроходцам, далёким от столичных и иных роскошных залов. Нужна музыка родная, привычная, понятная, но и поднятая до высот классики. И подтвердил это всё своими концертами как в далёких посёлках первостроителей, так и на зарубежных гастролях, например, в Японии, где его оркестр «Боян» полюбили и не раз приглашали. Вот уж подлинно Народный артист!
Эх, рассказывать бы только о хорошем, о достижении героем всё новых вершин… Чего стоит хотя бы официальное признание медицинскими экспертами лечебного эффекта исполнения многих сочинений оркестром «Боян». Увы, не только в розах таятся шипы. Чуть ли не вся жизнь Анатолия Полетаева — борьба. Жизнь постоянно сталкивала его с настоящими противниками национальной русской культуры, русской музыки. Пресловутое низкопоклонство перед Западом принимает уродливые формы, свидетельством чему становимся мы ежедневно. Есть ведь и классическая музыка, где в основе гармония единства всего живого с Природой, с Вселенной. Так нет же, нам буквально навязывают чужие рваные ритмы, чужие сочетания звуков, прямо-таки разрушающие нашу привычную, выношенную и сохраненную народом звуковую среду.
Анатолий Полетаев глубоко постигает, что борьба идёт не только за наши леса и воды, красоту родной природы, но и за экологическую чистоту нашей звуковой среды. И сколько же довелось ему вынести в этой борьбе…
После успеха в Киеве его пригласили руководить Государственным оркестром народных инструментов имени Осипова. Но там сложилась своя атмосфера. Да, действительно, крупные мастера, чьё блестящее исполнение зарубежной классики вызывало восторг заграничной публики, не стремились знакомить Запад с достижениями отечественных композиторов. Многое Полетаеву пришлось изменить в репертуаре оркестра. Но и нажить врагов во влиятельных кругах и на «большом верху». Вернулся в родной «Боян». Однако и вкруг него борьбу навязали нешуточную.
Оркестр Полетаева — кое-кому словно кость в горле. Задумал же Михаил Швыдкой уничтожить оркестр «Боян», двигался к этому упорно и последовательно — и добился своего! Несмотря на то, что после заступничества русской общественности последовало даже указание самого Президента России В.В. Путина сохранить и поддержать этот уникальный коллектив. Не удалось справиться своим министерским распоряжениям, влиял уж, не будучи министром, как распорядитель финансами Федерального агентства культуры. «Боян» практически не имел своей постоянной площадки. Предоставили однажды полуразрушенное здание бывшей церкви святого Власия. Через два года неимоверными усилиями коллектива оркестра и его болельщиков удалось привести здание в божеский вид. Концерты в зале с великолепной акустикой привлекали даже зарубежных туристов, лучше познающих русскую музыку. А здание тут же вернули Церкви. Да ради Бога, для того и воссоздавали его исторический облик. Но дайте же другое помещение! Дали, в смутное-то время, когда новые «бизнесмены» захватывали любыми способами лучшие здания. Но обставили такими условиями, что и представить себе трудно.
А Полетаев и в этих условиях умудрился создать Центр славянской музыки на базе своего оркестра! Пришлось душить «по всем правилам искусства», бюрократического. Оркестру навязали новое руководство, решившее превратить его в некое сопровождение «звёзд» современной музыки. Коллектив, лишённый своего создателя, хирел на глазах. Тогда и пришла комиссия, чтобы официально подтвердить падение качества исполнения. Так исчез и титул академического оркестра, да и само название его… Канули в Лету изумительные фестивали рахманиновской музыки «Белая сирень». Ушло самобытное прочтение славянской музыки, классической и народной… Рухнуло великое дело всей жизни. Другой бы сломился, но не таков Полетаев! «Боян» звучит теперь уже в записях, которые удалось сделать во время расцвета.
Многочисленные болельщики «Бояна», среди которых и педагоги, и крупные учёные, и создатели новейшей техники, вновь и вновь собираются на тематические вечера, которые умудряется проводить Анатолий Иванович, продолжая всё ту же заветную свою линию – сохранять, развивать, продолжать традиции Святой Руси. Мощно развернулся и его композиторский талант — он создаёт гимны, марши, вдохновляющие на борьбу. Он обращается к заветным кладезям русской культуры – к творчеству Александра Пушкина. Мы ещё услышим его новые творения.
Дай Бог Вам, русский витязь Анатолий Полетаев, здоровья и бодрости, долгой жизни во славу Отечества!
 
Валентин СВИНИННИКОВ

Только зарегистрированные пользователи могут оставлять комментарии. Войдите на сайт через форму слева вверху.

Please publish modules in offcanvas position.

Free Joomla! templates by AgeThemes