Войти на сайт

Авторизуйтесь через любой из сервисов, чтобы оставить комментарий

     

ads

Поиск по публикациям

последние комментарии

«Савва. Сам о себе. Воспоминания Саввы Ямщикова»

Так называется книга знаменитого реставратора, искусствоведа и публициста, которую представили читателям в доме «ВООПИИК» в Москве 18 ноября. Наша газета писала о презентации, прошедшей в Петербурге в октябре, в день рождения Саввы Васильевича. Теперь подошла очередь Москвы. Здесь собрались друзья и почитатели Саввы Васильевича, люди, знавшие его десятки лет, и те, кто был знаком с ним по его выступлениям на ТВ, по многочисленным книгам и статьям в СМИ. Огненное слово Саввы доходило до сердец и разума неравнодушных, тех, кто озабочен судьбами русской культуры, преемственностью отечественной истории и традиций, состоянием нашего образования и русского языка. Словом, теми проблемами, которые были кричащими при жизни Саввы Васильевича и которые, увы, остаются таковыми и теперь, 10 лет после его ухода из жизни.
На вечере выступили коллеги и друзья великого заботника России, славного реставратора и искусствоведа, хранителя высоких смыслов нашего Отечества – Почётный президент «ВООПИИК» Галина Маланичева, художник Е. Болотских, журналист В. Линник, куратор книги и дочь Саввы Васильевича Марфа Ямщикова. Вёл вечер известный российский художник Василий Вдовин.
Прекрасное издание со множеством редких иллюстраций, раскрывающее неизвестные или малоизвестные страницы жизни Саввы Васильевича, – подарок российским читателям от Издательского центра «Москвоведение» Юрия и Егения Курнешовых, много лет работавших со знаменитым председателем Ассоциации реставраторов России.
Благодаря Савве Ямщикову были восстановлены десятки памятников архитектуры. Именно он открыл жанр русского провинциального портрета XVIII—XIХ веков, возродил к жизни имена забытых русских художников и иконописцев. А ещё был консультантом Тарковского на съемках фильма «Андрей Рублёв». Он понимал: прежде чем красота спасёт мир, сначала кто-то должен спасти её саму, а кто-то ещё – сделать её всеобщим достоянием. Он лучше кого бы то ни было умел показать спасённые от забвения шедевры. На организованные им выставки икон люди приезжали специально со всех уголков страны, часами стояли в очередях… Не только иконы вдохновляли его: он познакомил мир с едва не канувшими в Лету абсолютными шедеврами русского провинциального портрета. Савва был настоящим просветителем. Энциклопедически образованный, он прекрасно знал древнерусское искусство, имел феноменальную память и быстрый ум: многое схватывал на лету, умел анализировать …Книгу своей жизни Савва Васильевич оставил в черновиках.
Как пророчество и напутствие нам, живущим ныне, звучит одна из последних дневниковых записей Саввы Васильевича:
«…Я тогда уже понял, чего нам ждать от этой «перестройки», от этих ельцинских реформ. Я понял, что будут хапать, грести под себя, причём самыми большевистскими методами. И попадут в эту лужу как раз деятели культуры. Я видел, что от этих людей, от этой интеллигенции приходится ожидать многого. Но я тогда ещё не знал, что через полтора года те же самые имена будут стоять под обращением к Ельцину с требованием добивать людей, находящихся в Белом доме. Невинных людей. Не Руцкого с Хасбулатовым, подельников Ельцина, а невинных людей. Пожив ещё несколько дней в Венеции, я поехал во Францию. Алик Гинзбург, он тогда работал в газете «Русская мысль», попросил меня дать полосной материал о выставке «Русский символизм» в Венеции. Я сделал этот материал, написал, конечно, самые восторженные слова, потому что выставка была блестящая: она была блестяще устроена, блестяще организована, прекрасные работы дали коллекционеры. Просто пройтись по этой выставке было одно наслаждение. Я обо всём этом с восторгом написал – в газете «Русская мысль», либеральной газете, чтобы не думали, что я сейчас, как говорится, свожу счёты. У меня эта газета сохранилась. Тогда, в Венеции, я отчётливо понял, что в 1991 году весь этот путч был фарсом, что всё это приведёт нас к тому времени, в котором мы сейчас и живём, что это приведёт нас к Гайдарам и Чубайсам, что нами будут командовать Швыдкие. Я всё это уже тогда отчётливо представлял и, к сожалению, не ошибся. Я понимал, что это продолжение революции. И благодаря вот этому продолжению революции, благодаря всем этим достижениям либерализма я сейчас могу вам только рассказывать, могу только писать воспоминания о несостоявшихся планах, о тех совершенно удивительных планах возвращения на родину творений наших замечательных художников. Они стоят у меня перед глазами: работы Михаила Вербова, галерея Георгия Рябова с его, как я говорил, малым Третьяковским собранием русского искусства. Стоят перед глазами работы Фёдора Стравинского. В своих снах я иногда вижу себя в мастерской Серебряковой среди огромного количества её работ. Я вижу себя в этой деревеньке под Тулузой в семье Артёмова, я вижу себя на вилле Бориса Григорьева, мне больно, что только одно дело удалось довести до конца – вернуть коллекцию уникального шитья XVII–XIX веков, собранную моим покойным другом Павлом Михайловичем Толстым-Милославским. Видимо, к нему Бог повернулся лицом и помог нам осуществить этот благороднейший акт – возвращение на Родину того, что по праву этой Родине принадлежит. Но я надеюсь, что времена изменятся, и что-то из того, что мне не удалось сделать, сделают другие – молодые ребята с чистыми сердцами, со светлыми головами, понимающие всю важность и значимость сохранения культурного наследия для нашего Отечества. Они дело моё продолжат и доведут до конца».

Соб. инф.

Только зарегистрированные пользователи могут оставлять комментарии. Войдите на сайт через форму слева вверху.

Free Joomla! templates by AgeThemes