Войти на сайт

Авторизуйтесь через любой из сервисов, чтобы оставить комментарий

     

ads

Поиск по публикациям

последние комментарии

Королева-то — голая!

 Не столь давно по некоторым российским СМИ прошелестело сообщение, что «посещение главой Российского императорского дома великой княгиней Марией Владимировной и её сыном великим князем Георгием Михайловичем Крыма в связи с 235-летием вхождения полуострова в состав России стало неординарным событием». Но редкий случай: Киев, обычно поднимающий истерику, когда кто-нибудь из более или менее значительных фигур «без его разрешения» посещает Крым, никак не прореагировал на это «неординарное событие».
В лихие 90-е годы в околовластных структурах заговорили о возможности восстановления монархии в России. Чувствуя шаткость ельцинского трона, вчерашняя коммунистическая партноменклатура, вдруг стала промонархической. Леволиберальная промасонская демократия с радостью подхватила эту идею, ей не меньше партократов, с которыми она быстро нашла общий язык, нужна была сильная власть, чтобы удержать народ в узде. Так как народ уже успел возненавидеть её, она была согласна и на опереточную монархию.

Но этому проекту необходимо было придать легитимность. Истинные члены Российского императорского дома, разумеется, на эту авантюру не согласились бы. Поэтому в Ленинград на процедуру возвращения городу исторического имени был приглашён не кто-либо из легитимных членов императорского рода Романовых, а нелегитимный «великий князь» Владимир Кириллович, сын великого князя Кирилла Владимировича, двоюродного брата Николая Второго. Великий князь Кирилл Владимирович по всем монархическим правилам не мог считаться законным претендентом на трон, и большинство Романовых не признали его притязаний на престол сразу по нескольким причинам. В 1903 году он женился на своей двоюродной сестре, к тому же разведённой, что было запрещено как церковными канонами, так и тогдашними законами Российской империи даже для частных лиц. Получив известие об этом браке, Николай Второй не только не признал его, но и уволил великого князя Кирилла со службы, лишил всех наград и почётных званий, а также лишил права на престолонаследие и предписал в 48 часов покинуть Россию. Правда, под давлением родственников Николай Второй впоследствии признал этот брак, вернув Кирилла Владимировича с супругой в члены Императорского дома, однако членство в составе Императорского дома ещё не означает прав на престол. Через какое-то время, вопреки обещанию, данному императору, не делать этого, великий князь Кирилл женился вторично — морганатическим браком — на находящейся в разводе с евреем Самнерсом Муром Керби Леониде Георгиевне Багратион-Мухранской, дочери самозванца Георгия Багратиона, провозгласившего себя в эмиграции претендентом на грузинский трон.

Но если названные выше семейные грехи великого князя Кирилла при новых сложившихся исторических обстоятельствах можно было бы считать не столь уж существенными для судеб России, через них можно и переступить, то факт предательства и государственной измены великого князя Кирилла ставил крест на его притязаниях на престол. Дело в том, что великий князь Кирилл принял прямое участие в масонской Февральской революции, приведшей потом к Октябрьской. 1 марта 1917 года, ещё до отречения Николая Второго, он снял свой гвардейский экипаж с охраны царской семьи и привёл его под красным флагом в распоряжение революционной власти. И призывал присоединиться к восстанию другие воинские части. Позже, по свидетельству французского посла Палеолога, он в газетных интервью «самым недостойным образом порочил отрекшегося царя»...

Ни великий князь Кирилл, ни его потомки никогда не выражали раскаяния или даже малейшего сожаления по поводу этой измены. Как и никогда не упоминали его послефевральский письменный отказ от прав на престол, сославшись на передачу «этого вопроса на будущую волю народа». Казалось бы, что вопрос закрыт.
Но 1924-м году, заручившись поддержкой тех же, что и в 1917 году, масонских кругов, он ещё при живой вдовствующей императрице-матери издал следующий манифест: «Я, Старший в Роде Царском, единственный законный Правопреемник Российского императорского престола, принимаю принадлежащий мне непререкаемо престол императора Всероссийского. А Сына Моего, Князя Владимира Кирилловича, провозглашаю Наследником Престола с присвоением ему титула Великого Князя, Наследника и Цесаревича…»

В поисках поддержки проекта «император Кирилл I» великий князь Кирилл проявил невероятную гибкость: сначала он метнулся вправо – в сторону зарождавшейся тогда партии Адольфа Гитлера, потом влево – к американским миллиардерам, предлагая с их помощью учредить в России «демократическую монархию» с советом, в котором половина мест принадлежала бы американским ставленникам, а позже метнулся в сторону Ватикана, пытавшегося в 1920-е годы заключить договор с большевиками о возможности окатоличивания России. Взамен Кирилл обещал после занятия трона даровать официальное признание русского католицизма в виде русского экзархата и допускал возможность образования в будущем православно-католической унии. Однако Ватикан предложение Кирилла отверг.
Наблюдая за этой вознёй, великий русский мыслитель Иван Александрович Ильин писал создавшему в эмиграции Российский общевоинский союз (РОВС) генерал-лейтенанту барону П.Н. Врангелю: «Русские масоны работают против большевиков и против династии. Основная задача: ликвидировать революцию и посадить диктатуру, создав для неё свой, масонский антураж. Они пойдут и на монархию, особенно если монарх будет окружен ими или сам станет членом их организации...».

Так вот масоны активно взялись за продвижение и финансовое обеспечение проекта «Кирилл I». И если другие Романовы, члены Императорского дома: племянник Николая Второго, князь Михаил Федорович, князья Дмитрий и Андрей во время Второй мировой войны участвовали во французском Сопротивлении, то великий князь Кирилл предложил свои услуги Гитлеру. Уже 26 июня 1941 года он обратился к соотечественникам в эмиграции с воззванием: «В этот грозный час, когда Германией и всеми народами Европы объявлен крестовый поход против большевизма-коммунизма, который поработил и угнетает народ России, я обращаюсь ко всем верным и преданным сынам нашей Родины с призывом по мере сил и возможности способствовать свержению большевистской власти и освобождению нашего Отечества от страшного ига коммунизма». Правда, на дальнейшее сотрудничество с Гитлером он не пошёл и жил в Германии практически в качестве заложника. В последние дни войны Кирилла Владимировича захватили американцы в Австрии в расположении лагеря остатков РОА генерала Власова. Преследовать после войны великого князя не стали. Какое-то время он жил в Баден-Бадене. Англия принять его как прислужника Гитлера категорически отказалась. Швейцария тоже. В результате он вынужден был выехать на жительство в Испанию и только много лет спустя смог вернуться во Францию.

Его сын, Владимир Кириллович, провозглашенный отцом «великим князем, наследником престола и цесаревичем», тоже «венценосец» с безупречной репутацией, оказался достойным преемником своего «венценосного» отца. В 1952 году в разгар холодной войны он обнародовал заявление, что внутренние перемены в России невозможны «без применения внешней силы, без внешней вооруженной помощи». Фактически это означало призыв Америке начать войну против СССР, а при уже наличии в то время у Америки атомного оружия такая война могла быть только атомной.

«Великий князь» Владимир Кириллович не имел сыновей, а, согласно основным законами Российской империи, наследником престола мог стать только агнат (мужчина), тогда он решил назначить императрицей, на первую пору «престолоблюстительницей», свою дочь Марию Владимировну. Но и это ещё не конец кирилловской «царской» династической истории. Следующей попыткой самоутверждения кирилловской линии стало присвоение Марией Владимировной в 1976 году титула российского великого князя мужу, принцу Францу Вильгельму Прусскому, переименовав его в Михаила Павловича, и объявление его сына Георгия, рожденного в 1981 году, великим князем и цесаревичем Георгием Михайловичем.
И совсем не случайно, что именно с этой, подзуживаемой масонами, «императорской шайкой» завязала контакты пытающаяся удержаться у власти в России старая партноменклатура вкупе с новой леволиберальной властью.

Визит «великого князя» Владимира состоялся уже после так называемого августовского путча с 5 по 11 ноября 1991 года. «Великий князь» Владимир Кириллович прилетел по приглашению Анатолия Собчака, одного из самых ярких и гнусных представителей новой русской леволиберальной демократии. До этого «великий князь» Владимир успел выразить симпатии Генеральному секретарю ЦК КПСС Михаилу Горбачеву, после чего от него отвернулись последние, лояльно относящиеся к нему представители Русского императорского дома, а при прилете в Санкт-Петербург обратился с письмом к Борису Ельцину: «Буду счастлив, наблюдая за Вашими начинаниями, оказать Вам поддержку от имени Императорской семьи». В окружении Ельцина правильно поняли это обещание. Срочно был создан так называемый Петербургский монархический центр.
Пик монархического проекта Кремля приходится на 1997—1998 годы. 27 февраля 1998 года Правительство России приняло постановление о перезахоронении останков Николая II и членов его семьи в Петропавловском соборе Санкт-Петербурга. К реставрации «монархии» в Кремле отнеслись всерьёз. Была разработана салфетка с царской монограммой, столовое бельё для торжественных приемов будущего «царя». Специальные комиссии разрабатывали эскизы «коронационного» фарфора и столового серебра. Да и сама скандальная реставрация Большого Кремлевского дворца, в ходе которой были украдены миллиарды рублей, была затеяна в расчёте на будущую коронацию. По первоначальному проекту восстановления монархии и примирения на этой почве всех политических сил России и русского зарубежья о восстановлении монархии должны были объявить после церемонии перезахоронения царских останков. За гробом последнего царя должен был идти наследник престола, сын нелегитимной «великой княгини» Марии Владимировны «цесаревич» Георгий с регентом Борисом Ельциным. Поговаривали о близкой помолвке Татьяны Ельциной с «принцем» Георгием. Но сорвал церемонию самодур Ельцин, не лишенный национального чувства. Когда к нему все-таки сумели прорваться серьёзные эксперты по генеалогии, а не сомнительные консультанты, и представили документы, что «цесаревич» Георгий не имеет никакого отношения к Романовым, а больше Готенцоллер, он пришел в бешенство, и это едва не стоило прохвосту Борису Немцову карьеры. «Великая княгиня» Мария Владимировна в патриотической российской печати была названа самозванкой, узнав обо всём этом, она, быстро сориентировавшись, не поехала на церемонию, сослалась, что сомневается в подлинности останков. Борис Ельцин, поняв, что регента из него не вышло, а его дочь Татьяна не станет российской императрицей, порвал с «великой княгиней» все отношения.

Это, впрочем, не помешало ей делать бизнес на раздаче (а то и продаже) орденов, «дворянства» и всевозможных титулов. Всё чаще наведываясь в Россию уже в послеельцинское время серой мышкой, она потихоньку-помаленьку с чьей-то помощью создавала в России свой пока полулегальный императорский «двор». Она постепенно «одворянивала» нужную для своего императорского проекта ельцинскую и послеельцинскую чиновничью братию, в массе своей рабоче-крестьянскую, ещё недавно состоящую в высших эшелонах коммунистической партии.
Конечно, подобный ренессанс монархизма не был случайным. Монархия как форма правления привлекла внимание бывших партийных номенклатурщиков высшего звена потому, что по своему менталитету они ещё в советские годы чувствовали себя «аристократией», своего рода дворянами. Некий новоиспеченный «граф» Алексей Мешков признался публично, что приобрёл свой титул всего за 16 тысяч рублей. Скорее всего, не платили за свои титулы сын тверского плотника «князь» Лужков — внук церковного псаломщика «князь» Борис Грызлов. На них, как на важные фигуры на шахматной доске, она рассчитывала в будущем на успешное продвижение монархического проекта. «Потомственной дворянкой» стала «избранная» сенатором Федерального собрания почему-то от Республики Тыва, член общественного совета Российского еврейского конгресса вдова Анатолия Собчака Людмила Нарусова — дочь охранника из военной комендатуры и билетерши в брянском кинотеатре, соответственно автоматически стала дворянкой её ненавидящая Россию дочь Ксения Собчак. «Потомственной дворянкой» стала «примадонна» шоу-бизнеса Алла Пугачева, «графом» — Виктор Черномырдин. Князь Михаил Романов от имени всех истинных Романовых так прокомментировал эту аферу: «Никто не имеет права присваивать ни дворянского, ни графского, а уж тем более княжеского титула в отсутствии в России самого института монархии и царствующего монарха».

Очевидно, что предпринимается очередной поход в Россию, подобный походам нескольких Лжедмитриев. На трон, конечно, не надеются, но неплохо бы прихватить кусочек крымской земли в районе Ливадийского дворца, а ну если уж не сам Ливадийский дворец, может быть, что попроще, если их признают официально законными престолонаследниками, появятся юридические на то основания — царской семье немало чего принадлежало в Крыму. В поддержку проекта продолжается одаривание налево и направо «царскими» наградами нужных во власти людей. Правда, не все их принимают. Недавно, например, депутат Государственной думы, приверженец истинной российской монархии Наталья Поклонская брезгливо публично отказалась от дарованного ей «великой княгиней» ордена. Но ни «великую княгиню», ни директора канцелярии «Ея Величества» г-на Закатова это не смущает: Наталья Поклонская — не самый главный в стране человек. И без неё много чиновников высокого ранга, которые хотят стать пусть липовыми, но «дворянами».
И последнее: неужели правомочность возвращения Крыма в Россию нужно лишний раз доказывать услугами авантюристов с большой дороги? Никто не против: пусть едут в Крым рядовыми туристами…
 
Михаил ЧВАНОВ
На снимке: Мария Владимировна (третья слева) и Георгий Михайлович (второй справа) в Крыму.

Только зарегистрированные пользователи могут оставлять комментарии. Войдите на сайт через форму слева вверху.

Free Joomla! templates by AgeThemes