Войти на сайт

Авторизуйтесь через любой из сервисов, чтобы оставить комментарий

     

ads

Поиск по публикациям

последние комментарии

В череде событий и характеров. К 70-летию Владимира Пронского

С первыми литературными опытами Владимир Пронский вышел к читателям 18-летним, когда был опубликован рассказ в центральной газете «Сельская жизнь». Начало получилось отличным. Потом прошла череда публикаций в «районке» родного Пронска, потом работа на заводе в Рязани, служба в армии. Демобилизовавшись и безуспешно попытавшись пробиться в московские печатные издания, он к литературе охладел, посчитав, что случайно забрёл на тропу сочинителя.

Не понимал тогда, что не хватало жизненного опыта, свежих переживаний, а то, чем запасся в юности, пока не вызрело, не приняло литературной стройности. Да и столичная жизнь захлестнула иными событиями и соблазнами.

Известно, что дважды в одну воду не ступают, но Пронскому это довелось. Через несколько лет, будучи женатым, имея ребёнка, он вновь вернулся к сочинительству, на этот раз захватившим неожиданным выплеском накопившихся с детства эмоций. Начал писать роман «Провинция слёз» о судьбе мамы – Надежды Васильевны, о военном времени, зарубкой кровоточащем в каждой советской семье. По сути, для автора этот роман являлся историческим, ибо действие в нём начиналось задолго до его рождения. Он отдал ему 23 года, вместив в трилогию шесть десятилетий жизни семьи. Его сверстники выпускали книгу за книгой, а он корпел и корпел, шлифуя текст, наполняя его яркими эпизодами и разрабатывая характеры героев. Но большая работа — это работа на перспективу, а хотелось проверить себя рассказами. И они появляются один за другим параллельно роману, отражая череду судеб и характеров. Но одно дело сочинить, а другое дело опубликовать. Вот с этим проблема. Пришла чёрная полоса, особенно когда поменял работу, развёлся, не найдя понимания в семье. Всё делал для того, чтобы не расставаться с любимым делом, без которого теперь жить не мог, пусть и в ущерб личному благополучию. Чтобы понять свою истинную силу как литератора, послал рассказы Борису Можаеву. А когда получил ответ, то он стал знаменем:
«Уважаемый т. В. Смирнов!*
Ваши рассказы написаны вполне профессионально. Я полагаю, что при известной редактуре их можно печатать. Только я, к сожалению, не состою ни в одной из редколлегий литературных журналов. Правда, к некоторым рекомендациям моим прислушиваются в газете «Лит. Россия».
Ваши рассказы я передал в редакцию этого еженедельника и просил, чтобы отнеслись к Вам и внимательно, и доброжелательно. Вам же я советую продолжать писать и рассылать свои рассказы в ж-лы.
Прошу извинить меня за поздний ответ – был в отъезде, а потом хворал, и всякая текучка и суета заела.
Если будет проявлен интерес к Вашим рассказам со стороны редакции, постараюсь известить Вас.
Всего Вам наилучшего.

Б. Можаев.
26.02.1983 г.»

Что может быть лучшей наградой, чем такое письмо, для молодого сочинителя! Когда в еженедельнике «Литературная Россия» вышел рассказ «Анжелика», Борис Можаев представил Пронского читателям: «Мне нравятся его рассказы – это незамысловатые истории о жизни людей самых обычных. Характеры простые, но и своеобразные, отмеченные живыми и достоверными наклонностями, привычками и взглядами. Умение создать живой и неповторимый характер – первый признак одарённого автора».

К моменту публикации в «Литературной России» у Владимира Пронского приняли в издательстве «Современник» рукопись сборника «Мягкая зима», вышедшего из печати в год окончания работы над первой книгой романа. Вскоре и «Провинция слёз» получила положительный «редзак» в издательстве «Советский писатель». Казалось бы, надо радоваться и прыгать от счастья, но счастье было омрачено перестройкой, тяжёлой тучей накрывшей издательства, которые разгонялись и закрывались. Роман в ту пору так и не увидел свет. В общем, с чего начинал Пронский, к тому и пришёл. Что делать? Впасть в уныние? Кто-то впал и забросил сочинительство, но только не он. Через некоторое время начал работу над второй книгой романа, не забывая при этом сочинять рассказы и повести о времени эпохального разлома в жизни страны. Выпустил две книжки за свой счёт. С ними, а также с изданной государством «Мягкой зимой» был принят в Союз писателей России. Но кому стали нужны писатели в обновлённой стране, где прилавки заполнили криминальные, любовные и прочие скороспелые поделки сомнительного содержания. Пронский же не соблазнился возможным лёгким заработком, а продолжал работать в традиционной манере, потому что не смог расстаться со своими героями из народа, с их переменчивой судьбой, потому что это была и его судьба.

Мало-помалу рассказы начали публиковаться в газетах и журналах, его имя всё чаще звучало в литературных кругах. Особенно когда он издал, продав дом в деревне, первую книгу романа «Провинция слёз». И правильно, как выяснилось, сделал, потому что после появления этого романа появились многочисленные положительные отклики в печати. Все они важны и ценны для автора, но, пожалуй, проникновеннее всех отозвался Владимир Личутин в эссе «Душа неизъяснимая»:
«Вот недавно читал роман «Провинция слёз» Владимира Пронского о военном лихолетье, о русских вдовах-колотухах, их мужестве и самопожертвовании. Боже мой, как всё сходится с моим детством, вроде бы канувшим в пучину лет впечатлениями, но волею писателя вдруг восставшими из небытия; я как бы вновь возвратился в ушедшие годы, вернее сказать, — нагнал ушедший от меня поезд с нажитым грузом, и в душе возникла печальная сумятица, постоянно позывающая к слезам; казалось бы, всё другое на страницах книги – иной воздух, иная музыка грусти (простите за красивость), иные очертания природы, иной уклад, иные песни и побрехоньки, иные воздуха и дали, но в этих безыскусно вызванных из небытия образах, порою выписанных унывно и излишне подробно, я, как сквозь прозрачную воду, вижу на дне реки времени черты родного мне исконного русского насельщика. <…> Сколько прекрасных черт, какое многообразие натур обнаружил Владимир Пронский в крестьянском половодье, где все вроде бы на одно каржавое лицо, изветренное лицо, сшиты на одну грубую колодку, обитают в угрюмом и затхлом военном мире, но как выпирает каждый селянин в своём горе и бедовании из серой массы своими углами, норовом, задатками, обличьем, судьбою».
Позже, когда была закончена работа над тремя книгами, нашёлся и меценат в лице Московской железной дороги: роман-трилогия был издан. Этот факт явился бесспорным успехом, привлекшим особое внимание к автору. Когда им были написаны романы «Племя сирот», «Казачья Засека», «Стяжатели», то радением предпринимателя Владимира Иванова они также были изданы и стали отменным подарком к 60-летию автора. Правда, тогдашний юбиляр не успел понять, когда и каким непостижимым образом «оброс» тяжестью лет, опыт которых поселился в его героях: все они запоминающиеся, в каждом из них – судьба народа.
Добившись определённого развития успеха, он продолжил работу над новыми произведениями. В десятые годы написаны романы «Герань в распахнутом окне», «Апельсиновая девочка», «Послушание во славу», ряд повестей, рассказов. Все они опубликованы и продолжают публиковаться в «толстых» и «тонких» журналах.

Не умаляя достоинств крупных сочинений, хотелось бы сказать о рассказах. Кому-то нравятся романы Пронского, а мне – именно рассказы. В них мощно показаны характеры героев, их судьбы не оставляют равнодушным, запоминаются. А умещаются повествования на малом пространстве иногда двух-трёх страниц. Такие ёмкие рассказы сейчас почти не пишут. Это уникальное качество – через боль и сострадание кратко сказать о главном и судьбоносном – дано немногим. Я давно знаком с его рассказами и не перестаю радоваться им, как рад и знакомству с их автором. Имея многолетний редакторский опыт, хорошо зная современных писателей, могу уверенно сказать о Пронском, как об одном из лучших рассказчиков, в чём могут убедиться читатели журнала «Подъём», познакомившись с предлагаемой подборкой. Подтверждением этому служит и ряд престижных литературных премий юбиляра, избрание его секретарём Союза писателей России.

Сердечно поздравляю Владимира Дмитриевича с 70-летием, желаю здравия и добрых трудов, насколько Господь отпустит сил и вдохновения.
* Смирнов – настоящая фамилия Владимира Пронского.
 
Евгений ЮШИН

 

Только зарегистрированные пользователи могут оставлять комментарии. Войдите на сайт через форму слева вверху.

Free Joomla! templates by AgeThemes