последние комментарии

trustlink1

ШАПКА ПО КРУГУ:

Владимир ЛичутинСбор средств на издание «Собрание сочинений в 12 томах» В. Личутина

Все поклонники творчества Владимира Личутина, меценаты и благотворители могут включиться в русский проект.

Реквизиты счёта

Получатель ЛИЧУТИН ВЛАДИМИР ВЛАДИМИРОВИЧ

Cчёт получателя 40817810038186218447, Московский банк Сбербанка Росии г. Москва, ИНН 7707083893, БИК 044525225,

Кс 30101810400000000225, КПБ 38903801645. Адрес подразделения Банка г. Москва, ул. Лукинская, 1. Дополнительный офис 9038/01645.

 

 

Иван Уханов — Светлой души человек

Творчество прозаика Ивана Уханова, которому 20 августа 2018 года исполнилось бы 80 лет, оставалось светлым даже и тогда, когда он показывал драматические стороны жизни своих героев, взятых им из житейских глубин. Менее года не дожил Иван Сергеевич до юбилея, отойдя ко Господу Богу 20 сентября 2017 года, в день Иоанна Новгородского. После отпевания по православному обычаю похоронен 23 сентября на Перепечинском кладбище в ближнем Подмосковье.
Иван Уханов – автор многих книг, опубликованных в центральных и областных издательствах: «Небо детства», «Играл духовой оркестр», «Светлым днём осени», «Живём один раз», «Окалина», «Оренбургский пуховый платок», «Рычков» в серии ЖЗЛ и других. Его литературные достижения отмечены многими наградами. Статьи о творчестве Ивана Уханова писали Ю. Бондарев, Ю. Нагибин, В. Потанин и другие известные писатели и критики.
Время бежит, а в душе по-прежнему живёт светлая грусть от невысказанности, от понимания невозвратности того, что произошло. И всё ещё не верится, что нет с нами Ивана Сергеевича, что его душа воспарила в горние высоты и блаженствует там, далёкая от земных волнений и переживаний. Но с нами остались его книги, запечатлённая в них тревожная забота о людях, о тех переломных моментах, когда они переосмысливали самих себя или были на пути к этому.
Свои силы в литературе Иван Уханов начал пробовать в армейские годы. После окончания института в Оренбурге работал корреспондентом, а это постоянное движение, встречи с разными людьми, живое общение с ними; что не попадало на газетные страницы, оседало и накапливалось в душе. Радость и горе перемешались, создали ту неповторимую правду, мимо которой совестливому человеку было невозможно пройти.
Работая в газете, Уханов вечерами и ночами корпел над рассказами. Не сразу, но они были замечены профессиональными писателями. В этот период большое влияние оказало заочное знакомство с Юрием Нагибиным. Он взял на себя роль литературного опекуна: помогал с публикациями, знакомил с ведущими писателями, когда Уханов появлялся в Москве. После выхода двух книг Нагибин дал ему рекомендацию в Союз писателей СССР, и вскоре Уханов встал в один ряд с литераторами того времени и занял в нём достойное место. Литературная премия имени Ленинского комсомола добавила весомости имени молодого писателя.
Но как часто бывает, чужие успехи не всем нравятся. Такое положение долго не могло оставаться неизменным, и Уханов ушёл на «вольные хлеба». Появляются всё новые и новые произведения, одна за другой выходят книги. Эти успехи были замечены, нашлись люди, взявшие на себя хлопоты по определению дальнейшей судьбы писателя. Вот как сам пишет Уханов в одной из своих книг: «В 1980 году меня пригласили работать в Москву. Сам же я не мечтал и не желал уезжать с Урала. Долго и тяжко размышлял: как быть? Решил посоветоваться, написал Валентину Распутину, Юрию Нагибину, Виктору Потанину… И вскоре от всех получил ответ-благословение: соглашайся». И он согласился, в 1980 году переехал с семьёй в столицу, влился в коллектив журнала «Молодая гвардия».
Это радовало, но своё основное предназначение он видел не в читке чужих рукописей, а в работе над собственными сочинениями, завершением работы над большой повестью «Окалина», ставшей главным произведением. Именно в ней по-настоящему раскрылся его творческий дар, поднялся на новую высоту. А главное лицо повести – Устин Дедушев – встал в ряд самых запоминающихся и значимых литературных героев в произведениях о Великой Отечественной войне. Уханов поведал читателям щемящую историю возвращения солдата с фронта в опустевшую деревню. Вернулся тот покалеченным, лишившимся речи, оглохшим от фронтовой контузии, но приступил к работе в кузне. Мог бы и отказаться, но шла война, рабочих рук не хватало, и он не стал отлёживаться на печи.
Всё это время его мучили и снились фронтовые воспоминания, в одном из снов его повели… на расстрел… Осознавая, что пришёл конец жизни, он закричал во сне… Жена сперва не поняла его, но он-то сообразил, что с ним произошло, и до поры не выдавал своего нового состояния, понимая, если оно откроется, то неминуемо пошлют на врачебную комиссию, вновь отправят на фронт. Какое-то время он скрывал своё, пусть и относительное, выздоровление. Скрыл его даже и тогда, когда его вызвали в военкомат. Думал, устроят проверку, но его наградили фронтовой медалью, с опозданием нашедшей владельца. Вроде бы радоваться надо, а у него настроение никчёмное. По-прежнему, скрывая себя, он чувствовал, что будто обрастает окалиной, мешающей дышать, жить. Пытался в работе заслонить себя от лихих мыслей. Безвозмездно помогал солдаткам по хозяйству. А в один из зимних дней, когда провалился под лёд колхозный грузовик, даже вызвался спасать его, нырнув в ледяную воду, чтобы завести трос. Грузовик спасли, Устин же несколько дней провёл в горячке из-за воспаления почек, но остался живым – даже более того: при спасении автомобиля от перенесённого стресса он прилюдно закричал, показав, что окончательно выздоровел, чем огорчил отца. Тот просил, требовал, умолял сына, чтобы он скрыл до поры своё выздоровление. Мол, войне скоро конец, и без тебя обойдутся, тем более что ты своё испытал. Побереги себя, не огорчай меня, свою беременную жену и сынишку, но Устин написал письмо военкому.
Выбор был нелегким, но он поступил так, как подсказал характер – по-иному не мог, и собрался на фронт, довоёвывать, не превратился в нравственного дезертира. Этот выстраданный поступок главного героя поднимает повесть на необыкновенную высоту, автор будто спрашивает у всех, кто успел полюбить простого человека: а как бы ты поступил на его месте?! Повесть «Окалина» неоднократно выходила в журналах, книгах, издавалась за рубежом.
Помимо художественных произведений, Уханов создал ряд очерков-исследований. Первым по-настоящему глубоко написал об оренбургских пуховых платках, поведал миру о рыбаках Оренбуржья. Интересовался историей Оренбуржья. Он только по паспорту нижегородский, родился там, а всё детство его и юность прошли на Южном Урале, и история этого края, его известные люди, стоявшие у начала освоения обширных территорий за «Камнем», вся череда исторических событий не выпала из внимания писателя. Итогом этого стало повествование о тогдашнем молодом переводчике петербургской таможни Петре Рычкове, впоследствии названного «Оренбургским Колумбом», многое сделавшим для «прорубания» окна в Азию.
Мне довелось познакомиться с Ухановым именно в то тревожное и непонятное время разброда и шатания, как в стране, так и в писательском мире. Очень радовался знакомству, ибо давно любил его книги, близкие по тематике. Оказалось совершенно неожиданным случаем встретиться с Иваном Сергеевичем на заседании бюро прозы Московской писательской организации. И хотя я сдержанно воспринял личное знакомство, не желая навязываться, но в душе был безмерно рад этому. Уханов ничем не выделялся среди собратьев по перу, хотя имел к этому времени множество заслуженных наград, премий. Общение переросло в дружбу, хотя не могу сказать, что мы часто встречались, но постоянно были на связи. И темы всегда находились взаимно интересные, волнующие: ведь оба были выходцами из глубинки, знали тамошнюю жизнь не понаслышке. Я радовался его успехам, он одобрительно отзывался о моих работах, появлявшихся в периодике, но иногда и критиковал их. Мы дарили друг другу книги, тем самым показывая степень взаимного доверия. Со временем он стал для меня словно старшим братом, которому я мог запросто позвонить и договориться о встрече.
Казалось, что со временем наши отношения будут только укрепляться. И тем неожиданнее было узнать скорбную весть. И перехватило дыхание от неожиданного сообщения. В такие моменты всегда начинаешь растерянно оглядываться по сторонам, будто что-то сместилось в мире, потерялась точка опоры. Тогда ищешь, к чему бы прислониться, но – чёрная пустота вокруг.
В день его похорон сентябрьская погода стояла по-летнему жаркой, солнечной, кое-где летели паутины. Родственники, земляки прощались с Иваном Сергеевичем, до конца не понимая от переживаний, что к былому возврата не будет. А мне подумалось, когда всплыло в памяти название одной из его первых книг – «Светлым днём осени»: «Что бы ни делал Уханов, от него всегда исходил потаённый всепобеждающий свет тёплой души». И, видимо, неспроста эта картина, давшая название книге, родилась когда-то и сопровождала всю земную жизнь светлого человека. Он словно знал, что прощание с суетным миром будет именно в такой звонкий и прозрачный день ранней осени.

Владимир ПРОНСКИЙ.
(Публикуется в сокращении.)

Please publish modules in offcanvas position.

Free Joomla! templates by AgeThemes