последние комментарии

trustlink1

ШАПКА ПО КРУГУ:

Владимир ЛичутинСбор средств на издание «Собрание сочинений в 12 томах» В. Личутина

Все поклонники творчества Владимира Личутина, меценаты и благотворители могут включиться в русский проект.

Реквизиты счёта

Получатель ЛИЧУТИН ВЛАДИМИР ВЛАДИМИРОВИЧ

Cчёт получателя 40817810038186218447, Московский банк Сбербанка Росии г. Москва, ИНН 7707083893, БИК 044525225,

Кс 30101810400000000225, КПБ 38903801645. Адрес подразделения Банка г. Москва, ул. Лукинская, 1. Дополнительный офис 9038/01645.

 

 

Работать вместе

Встречу, посвящённую диалогу Церкви и музеев, начали с видеоролика о том, что христианство самая преследуемая в мире религия. От кадров, где террористы разрушают древние, возведённые ещё в эпоху первых вселенских соборов святыни и убивают христиан на Ближнем Востоке, содрогаешься, но это уже не в диво. Как и растущая волна дехристианизации на Западе. Глобальная имеющая в основе идеологию ненависти христианофобия — примета наших дней.  В России тоже множество примеров, когда религию называют врагом просвещения и науки. Сложно выстраиваются и отношения РПЦ с музейным сообществом. Мы это наблюдаем по неутихающему кипению страстей вокруг Исаакия или ситуации с театром кукол в Ростове-на-Дону.
Хотя, по мнению председателя Экспертного совета по церковному искусству протоиерея Леонида Калинина, разобщённость и непонимание 1990-х — 2000-х годов сегодня во многом преодолены. Зачастую неприятие со стороны музейного сообщества обосновано неподготовленностью к физическому сохранению святынь в храмах, отсутствием должной сигнализации, температурно-влажностного режима. Сейчас РПЦ этим занимается. «Поле деятельности у нас очень многогранное, и когда начинаешь двигаться, то трения исчезают. Отечество-то у нас одно, и мы двигаемся в одном направлении», — говорит о. Леонид. А демонстрации у Исаакиевского собора пусть останутся на совести их организаторов.

Есть хороший опыт сотрудничества Исторического музея и Новодевичьего монастыря, домового храма Святителя Николая в Толмачах и Третьяковки. Или то, как замечательно был восстановлен университетский Татьянинский храм после того как там располагался студенческий театр МГУ. Поучителен и пример директора Соловецкого музея, который одновременно архимандрит и настоятель тамошнего монастыря. В итоге, никакого ущерба, а только все в выигрыше от его деятельности, подтверждающей, что храм — место, где сохраняется и преумножается культура.
Но случаются и конфузы. Шокирующе не только для общественности, но и РПЦ в разгар исаакиевских баталий прозвучала новость о том, что настоятель храма в Херсонесе потребовал вернуть Церкви весь этот комплекс, включающий множество зданий, построенных в ранние ещё дохристианские века и РПЦ никогда не принадлежавших.
Или вдруг однажды сотрудники Института культурного наследия им. Д.С. Лихачёва узнали, что РПЦ хочет их выселить. Они даже не поверили, поскольку в доме, где в давние времена жил садовник царя Алексея Михайловича Аверкий Кириллов, никогда храма не было, располагались исключительно светские учреждения. Стали разбираться, написали прошение Патриарху, и всё уладилось.
Директор НИИ культурного и природного наследия Арсений Миронов рассказывает, что здание института на Берсеневской набережной — колыбель отечественного музееведения. Там обитало Московское археологическое общество, Институт музейных и краеведческих методов работы, собиралась большая музейная энциклопедия и с совестких времён сохранился замечательный архив. «Разбирая его, я пришёл к выводу, что российским христианам надо поклониться нашим музейщикам за то, что они сделали для спасения православной культуры страны. О том, как обычные хранители, реставраторы, смотрители музеев в условиях борьбы с религией спасали реликвии, можно романы писать, — говорит Арсений Станиславович. — Потому что, не взирая ни на какие директивы сверху, если человек видит и понимает, как прекрасна икона или фреска, он не может относиться к ней иначе, чем с благоговением. Среди этих профессионалов музейного дела наверняка были глубоко воцерковлённые люди, жившие святой жизнью. Я надеюсь, что наш институт когда-нибудь опубликует эти материалы и документы».
Свои нюансы есть и при взаимодействии РПЦ, научного сообщества и добровольцев. Чудовишная проблема — сохранение деревянного наследия русского Севера. Деревянная цивилизация погибает. И когда храм находится в месте, где все ближайшие деревни умерли, молиться некому, ходят одни туристы, у него нет пользователя. Церковь ведь работает «не на брёвна», а на людей. Возможности местного минкульта нередко ограничиваются привинчиванием пластиковой таблички: «Памятник федерального значения». И единственная сила, которая может произвести хотя бы противоаварийные работы в этом храме, кровлю поправить, птичий помёт убрать, чтобы не давил килограммовым слоем, — добровольцы.
Тут не обойтись без экспертов, тех, кто проконсультирует, подготовит методические рекомендации, разъяснит или семинар проведёт. Институт им. Лихачёва  начал этим заниматься. Это как раз тот случай, когда РПЦ, учёные, музейщики и волонтёры должны объединиться, спасая наше наследие.
Диалог всегда лучше и интереснее монолога, конечно, если его ведут не глухой со слепым. Зачем тратить энергию на распри? Работы-то непочатый край и вместе её делать гораздо веселее.

Алёна ТОПАЗОВА.

Добавить комментарий


Защитный код
Обновить

Please publish modules in offcanvas position.

Free Joomla! templates by AgeThemes